home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

– Как я рад видеть тебя, Чэнс! – Дуглас Фоулер показал сыну на кресло и сел за большой стол красного дерева. – Я доволен, что ты и на обед приехал… ты и твоя подруга.

У Чэнса внутри екнуло – вот оно что, подруга его, значит, волнует. Отец собирается совать нос в его личную жизнь! Ну, он не мальчик, и обсуждать подругу они не будут!

– Давай не будем тянуть резину, отец, у меня полно работы, так что предлагаю перейти прямо к делу. Зачем я тебе понадобился?

– Хорошо. – Дуглас достал папку, раскрыл и вытащил газету. – У меня тут есть кое-что – очерк о твоей маленькой подружке. Она из среднего класса и абсолютно ничего из себя не представляет. В семье нет ни одного значительного лица, который мог бы повысить ее статус. Она окончила колледж, видимо провинциальный, скорее всего она бакалавр. Очень подходит под тип авантюристки.

– Авантюристки? – Чэнс задохнулся. – Что все это значит? – Он стиснул зубы. – Только больное воображение может увидеть в Марси Роупер авантюристку. Она независимая, уверенная в себе женщина, имеющая прекрасный бизнес и умело его ведущая. Отец, я возмущен твоим вмешательством в мою личную жизнь и в жизнь Марси Роупер. – Он старался держаться изо всех сил.

Дуглас взял сигару и стал медленно ее раскуривать, явно оттягивая ответ.

– Я вижу, серьезного разговора у нас не получится. – Чэнс глубоко вздохнул, сдерживая ярость. – Мне очень жаль, отец, ты напрасно потерял время, мог бы послать мне факс. Когда будешь готов к настоящему разговору, сообщи. – Он резко встал, повернулся на каблуках и направился к двери.

– Ты не уйдешь, пока я не переговорю с тобой! – прогремел на весь офис властный голос Дугласа. – Вернись сейчас же, или я…

– Или ты что?.. Отошлешь меня спать без обеда? Поставишь в угол? Ограничишь содержание? Я не ребенок, и твои попытки надавить на меня бессмысленны! Могу также тебе напомнить, что я не нуждаюсь в твоих деньгах.

– Успокойся, Чэнс, я же забочусь о твоих интересах, хочу защитить твое наследство от нечистоплотных соискательниц…

– Ха! Забота о моем наследстве! Ты отлично знаешь, что я преуспевающий бизнесмен и существую без твоего финансового содействия.

– Да, твоя мать и дед оставили тебе состояние, и…

– Спасибо, что напомнил! На мое имя положены деньги, и я никогда не просил помощи у тебя. Кстати, мои школы я финансирую тоже за свой счет. Так чего ты хочешь?

Дуглас Фоулер откинулся в кресле и принял высокомерный вид.

– Чэнс, зачем мы стараемся уколоть друг друга? Я хочу тебе только добра, выслушай меня!

– Я не желаю выслушивать твои приказы, пусть их слушают те, кто на тебя работает – они за это деньги получают. Но я-то тут при чем? Мое появление на семейном обеде было последним в моей жизни, и в жизни Марей Роупер тоже. – Чэнс не мог сдержать злости. – Ты оставишь Марси Роупер в покое! – Он вылетел из офиса.

Дуглас Фоулер грохнул кулаком по рычагу селекторной связи.

– Джорджа Данлопа ко мне!

Через минуту Данлоп взял трубку.

– Джордж, ко вторнику ты составишь мне документ – какой, я скажу!

Чэнс почти бежал к стоянке, злость не давала успокоиться.

Их отношения с отцом и так были не идеальны, но теперь… Как он смел назвать Марси авантюристкой?! Нет, это конец, с него хватит, пусть лучше отец следит за авантюристками, с которыми сам имеет дело.

Однако постепенно его мысли перекинулись на предстоящее Рождество. Они с Марси, как старые добрые супруги, нанизывали попкорн под тихую рождественскую музыку и украшали дом. Как замечательно им было друг с другом!

Эта женщина становится для него все дороже, она дает ему такие тепло и радость, каких ему не давал никто и никогда.

Он приехал, когда Марси уже потеряла надежду. Они перекусили на скорую руку бутербродами с ветчиной, потом Чэнс принес лестницу, и Марси начала подавать ему игрушки.

– Ну как? – спрашивал он всякий раз, вешая очередную безделушку.

Марси оценивающе смотрела и говорила – перевесить или оставить. Чэнс четко выполнял указания и, когда последняя игрушка была водворена на место, спустился с лестницы и стал рядом.

– Хорошо! Мне очень нравится, а тебе?

Марси повернулась к нему с сияющей улыбкой.

– Классно. Мне кажется, более нарядного рождественского дерева я не видела.

Он наклонился и поцеловал ее.

– Думаю, самое красивое в мире – это ты и твоя душа. А теперь давай пройдемся и посмотрим, все ли в порядке, может, где-нибудь надо что-то еще сделать? – Чэнс обнял ее за плечи, и они пошли по комнатам, предназначенным для гостей.

– Знаешь, Чэнс, сейчас мой дом – это именно тот дом, о котором я мечтала уже много лет, и главное в нем – ты…

– Дорогая, я тоже счастлив, что ты у меня есть. А как у тебя насчет еды, выпивки и прочего?

– С этим все в порядке. – Марси притворилась рассерженной. – Кто приглашает гостей – ты или я? Я же не покупаю еды для твоих рабочих…

Чэнс привлек ее к себе и провел кончиком языка по ее нижней губе. Марси нежно погладила его по спине и мельком взглянула на часы.

– Опять поздно закончили. Завтра будет нелегкий день, не знаю, как я справлюсь, – обычно перед праздником покупатели идут сплошным потоком.

– А я завтра должен смотаться по делам в Сан-Франциско. Возможно, останусь там на ночь и вернусь обратно в субботу после обеда. Мне бы хотелось, чтобы ты тоже полетела со мной, но ты вряд ли согласишься?.. – Он вопросительно взглянул на нее.

– Пожалуй, в другой раз.

– Я так и думал. – Чэнс сделал забавную гримасу, потом приподнял лицо Марси. – Как я боюсь потерять тебя.


– Твой дом выглядит прекрасно, мне все очень нравится. – Восторгу Сэнди не было предела.

Марси критически огляделась вокруг. Вечер удался на славу, но она так устала, что все еще никак не могла расслабиться.

К счастью, присутствующие развлекались сами.

– Марси, в чем дело? Почему ты стоишь тут одна и не участвуешь в общем веселье?

Она повернула голову, услышав такой знакомый, такой любимый голос. На губах у Чэнса играла смущенная улыбка, Марси тоже улыбнулась в ответ.

– Правильно я поступил, явившись сюда?

– Зачем ты спрашиваешь? Ты же знаешь, что мне никто не нужен, кроме…

Чэнс приложил палец к ее губам.

– Пойдем к гостям, они должны видеть, что тебе весело, что они хозяйке не в тягость.

Марси улыбнулась.

– Пойдем! Я всегда нервничаю, когда мне приходится принимать гостей и развлекать их.

Чэнс сверкнул ободряющей улыбкой, взял ее под руку и повел к гостям.

– Не волнуйся, все идет прекрасно, и мы сейчас пойдем танцевать. – Он вывел ее во внутренний дворик, украшенный гирляндами разноцветных лампочек, обнял и повел в такт музыке.

Вскоре и другие пары вышли на улицу и стали танцевать, наслаждаясь свежим ночным воздухом и красотой звездного неба. Никому не хотелось уходить, и была уже глубокая ночь, когда гости начали с неохотой покидать гостеприимный дом.

– Господи! Как я рада, что все наконец закончилось! – Марси прислонилась к двери и закрыла глаза. – Я так набегалась за эти дни, что чувствую себя словно выжатый лимон.

– Это был замечательный праздник. – Чэнс схватил мешок для мусора и начал складывать в него пустые бутылки, остатки еды, смятые салфетки.

Марси стояла у двери и оторопело наблюдала за ним: Чэнс, этот светский лощеный супермен, возится с мусорным мешком у нее в доме… Возможно ли это? Разве в доме Дугласа Фоулера гости собирают мусор? Она вдруг вспомнила роскошные залы, их убранство… А сервировка стола!..

Марси оглядела комнату, как будто увидела ее впервые: пластиковые бутылки, бумажные салфетки… Так вот он, стиль ее жизни…

– Что с тобой, Марси? – Чэнс оставил мешок, подошел к ней и взял за руку. – Все было чудесно.

Она подняла на него глаза: он действительно так думает? Чэнс обнял ее.

– Уверяю тебя, все прекрасно провели время.

– Ты считаешь?

– Конечно! И хватит об этом, перейдем к другой теме. Я приглашаю тебя в яхт-клуб. Ну как? – Он пытливо глянул ей в глаза.

– Яхт-клуб? – Она метнула взгляд в зеркало, где отражалось ее ярко-красное платье для коктейля. – Ты меня приглашаешь просто так?

– Это ежегодный рождественский танцевальный вечер. Я вообще-то никогда там не был и даже не знаю, в чем туда идти.

Господи, Марси, куда тебя несет? Он состоял членом яхт-клуба, а она участвовала только в барбекю. Пластиковые бутылки, бумажные салфетки – и яхт-клуб! Она так гордилась своим украшенным домом, а сейчас гостиная показалась ей просто жалкой, когда она вспомнила роскошные апартаменты Дугласа Фоулера. А теперь еще и яхт-клуб…

– Я боюсь одеться несоответственно…

– Ты не хочешь идти?

– Я не знаю… Честно говоря, я никогда не была в таких местах… и боюсь бывать там. – Марси бросила смущенный взгляд на смотревшего на нее в упор Чэнса.

Он приподнял ее голову.

– Для меня это не имеет никакого значения. – И начал целовать свою единственную женщину.

Марси внимательно посмотрела на свой настенный календарь: танцевальный вечер в яхт-клубе назначен на субботу, и, как ни безумна эта затея, надо готовиться. Марси еще раз взглянула на свое расписание – пожалуй, можно утром походить по магазинам и купить подходящее платье, туфли и прочее.

В душе заскреблось легкое беспокойство – потратить деньги на тряпки, которые она наденет только раз? Но она тут же отогнала эту мысль.

Цвет она уже определила – светло-голубой. Как красиво смотрелось бы голубое платье на свадьбе! Марси вздохнула – никакой свадьбы не будет, будет яхт-клуб, ну и еще что-нибудь столь же изысканное.

Нет, она не строила иллюзий насчет их с Чэнсом отношений – они любовники, и только.

Марси тяжело вздохнула и вернулась к туалетам для яхт-клуба. Надо все продумать, а потом пробежаться по бутикам.

В магазин Марси выбралась на следующее утро. Перемерив дюжину нарядов, она остановилась на маленьком платье, по ее мнению вполне подходящем для любого случая. Потом подобрала туфли, аксессуары и поспешила домой, на Крествью-Бэй.

Дома она все примерила еще раз и, к своему удивлению, вдруг поняла, что волнуется.

Похоже, ей действительно хочется пойти с Чэнсом в яхт-клуб.

Когда наступил долгожданный вечер, Марси нарядилась, побрызгалась духами, вдела в уши красивые серьги, сунула ноги в туфли и, стараясь из последних сил побороть волнение, глянула в зеркало.

В этот момент раздался звонок.

– Ты выглядишь потрясающе, сногсшибательно! – Чэнс закрыл за собой дверь и взял Марси за руку. – По-моему, даже слишком шикарно для яхт-клуба. Дорогая, а что после танцев?

Марси попыталась отшутиться:

– Еще не было вечера, а ты уже мечтаешь о ночи. По-твоему, я перемерила половину платьев в магазинах, чтобы остаться дома? Ты собираешься везти меня?

Чэнс комически развел руками и подал ей руку:

– Я в твоем распоряжении!

Когда они подкатили к яхт-клубу, Марси заволновалась еще больше.

Чэнс вышел из машины, обошел кругом, открыл дверцу и помог ей выйти. Они взялись за руки и пошли к двери, и в это время их ослепила вспышка фотоаппарата, потом раздалось несколько щелчков. Чэнс мгновенно встал между Марси и фотографом. Он стиснул зубы и глубоко вздохнул, пытаясь совладать с яростью. Опять папарацци!

– Извини, Марси, что так получилось, мне не пришло в голову. Надеюсь, ты не очень огорчена? – Он пожал ей руку, успокаивая. – Но мы переживем это маленькое недоразумение, эту пакостную выходку бродячего фотографа.

Так они впервые вместе появились на публике.

Сейчас они были в подлинном мире Чэнса – шикарном, завистливом, чужом… И как же он отличался от ее маленького мирка с заботами о работе, вечеринках, прогулках вдоль моря, где никто не будет тебя преследовать с фотокамерой.

Они вошли в большой зал и заняли столик.

Марси осторожно огляделась вокруг, замечая все – одежду, манеры, внешность женщин. Зал был роскошно убран, гости элегантно одеты, столы изысканно сервированы. Пожалуй, они с Чэнсом вполне соответствовали обстановке.

Чэнс заказал шампанское, потом они вместе выбрали по меню закуски. Слегка выпив и закусив, они пошли танцевать.

Медленная, сладкая музыка убаюкивала, оркестр, состоящий из профессиональных музыкантов, играл превосходно.

Вечер оказался восхитительным, и Марси пожалела, что он быстро кончился.

Они вышли на улицу и тут же снова подверглись атаке фотографа, но теперь не обратили на это никакого внимания.

Остановившись возле дома Марси, Чэнс взял се за руку.

– Идем спать?

– Нет, дорогой, сегодня я тебя отпускаю. Давай устроим ночь отдыха друг от друга. Мы прекрасно провели время, но страшно устали, у меня даже ноги болят.

Чэнс расхохотался.

– Тогда придется отменить отдых и сделать тебе массаж. Ну, как?

Марси положила голову ему на плечо, закрыла глаза и сладко зевнула.

– Ты неисправим.


ГЛАВА ДЕВЯТАЯ | Рождественская быль | ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ