home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

В бледном предрассветном тумане они соскользнули с баржи и оттолкнули от нее нагруженный вещмешками плот. Трое из них вели плот, а трое плыли рядом, глядя на черный берег с высокими утесами. Двигались медленно, держась от берега метрах в пятидесяти. Каждые десять минут они менялись местами.

Когда отплыли на значительное расстояние от 91772, развернули плот и стали толкать его к берегу. Причалили в маленькой песчаной бухточке с возвышающимися по краям скалами, разгрузили плот и развернули мешки. Открыли и дополнительные мешки и надели комбинезоны, положили в карманы пистолеты, часы, компасы, карты; затем вырыли яму в песке, положили туда два освободившихся вещмешка, все пластиковые упаковки, спущенный плот, одежду, в которой ходили на Свободе, лопату, которой копали. Они засыпали яму и утоптали ее, чтобы поверхность была ровной, и со свисающими с плеча мешками и сандалями в руках пошли один за другим по узкой полоске берега. Небо посветлело, и перед ними появились их тени, скользящие вверх и вниз по скалистому берегу. Идущий в конце шеренги Карл начал насвистывать «Одна могучая Семья». Все заулыбались, и Чип, идущий первым, подхватил мотив. Некоторые последовали его примеру.

Вскоре они подошли к лодке – старой синей лодке, лежащей на боку и ждущей неизлечимых, которые решат, что им повезло.

Чип обернулся и, сделав несколько шагов назад, сказал: «Вот . – , если будет нам нужна», а Довер сказал: «Не будет», Джек, после того, как Чип ушел вперед, поднял камень и бросил его в лодку, но промахнулся.

Они на ходу перевесили мешки с одного плеча на другое. Чуть меньше, чем через час, они подошли к стоявшему к ним задом сканеру. «Снова дома», – сказал Довер, Рия застонала, а Базз сказал:

«Привет, Уни, как поживаешь?» – и похлопал на ходу по верхушке сканера. Он не хромал при ходьбе, Чип несколько раз оборачивался, чтобы в этом убедиться.

Полоска пляжа начала расширяться, и они подошли к корзинке для мусора, потом к другим корзинкам для мусора, а затем к вышкам спасателей, громкоговорителям и часам – «6.54 Чет 25 Дек 171 Г. О.» – и к лестнице, зигзагами уходящей вверх по утесу, с красными и зелеными лентами, завязанными в некоторых местах на перилах.

Они положили на песок мешки, сандалии, сняли и расстелили комбинезоны. Растянулись на комбинезонах, отдыхая под лучами солнца. Чип думал о том, что им надо сказать Семье – и они говорили об этом, и еще о том, насколько выведенный из строя Уни нарушит работу телевидения и сколько времени может занять восстановление передач.

Карл и Довер уснули.

Чип лежал с закрытыми глазами и представлял, с какими проблемами столкнется Семья после своего пробуждения, и как их будет решать.

«Христос, который нас учил…» – зазвучало из динамиков в восемь часов, и двое спасателей в красных кепках и темных очках сошли вниз по зигзагообразной лестнице. Один из них подошел к вышке возле группы.

– Счастливого Рождества, – сказал он.

– Можете купаться, если хотите, – сказал он, взбираясь на вышку.

Чип, Джек и Довер вошли в воду. Немного поплавали, глядя на спускающихся по лестнице членов, вышли на берег и снова легли.

Когда на берегу собралось уже тридцать пять или сорок членов, в 8.22, шестеро членов поднялись с песка, надели на себя комбинезоны и вещмешки.

Чип и Довер первыми подошли к лестнице. Они улыбались и говорили «Счастливого Рождества» идущим вниз членам, и легко сымитировали прикосновение к сканеру наверху.

Ближайшие к ним члены, завтракающие в столовой, сидели к ним спиной.

Они подождали у фонтанчика Джека и Рию, а затем – Базза и Карла.

Пошли к стоянке велосипедов, там стояли в ряд двадцать, двадцать пять машин. Они взяли шесть велосипедов с краю, положили мешки в корзинки и покатили к велодорожке. Там постояли, улыбаясь и беседуя, пока рядом не оказалось ни одной машины или велосипедиста, и тогда всей группой прошли ,(,. сканера, касаясь браслетами его боковой стороны, на случай, если кто-то видит издали.

Они поехали в сторону ЕВР 91770, поодиночке и по двое, далеко растянувшись на велодорожке. Чип ехал первым, за ним Довер. Чип смотрел на встречных велосипедистов и на редкие машины, проносившиеся мимо. «Мы сделаем это, – думал он. – Мы сделаем В аэропорт они вошли поодиночке и собрались у табло в зале вылета. Члены плотно сдавили их, красно-зеленый зал ожидания был переполнен, и гул голосов так громок, что рождественская музыка слышалась только время от времени. За стеклом задумчиво поворачивались и двигались большие самолеты, принимая членов сразу с трех эскалаторов, катились к взлетным полосам.

Время было 9.35. Следующий самолет на ЕВР 00001 вылетал в 11.48.

Чип сказал:

– Мне не хотелось бы здесь рассиживаться. Баржа, на которой мы ехали, могла потратить дополнительную энергию или придти позже, и если разница значительна, Уни мог вычислить в чем дело.

– Полетим сейчас, – сказала Рия, – куда-нибудь, как можно ближе к 00001, а потом снова поедем на велосипедах.

– Мы туда попадем гораздо раньше, если подождем, – сказал Карл. – Тут не такое уж плохое убежище.

– Нет, – сказал Чип, взглянув на расписание вылетов, – давайте сядем на рейс 10.06 в 00020. Это самое ближайшее место, куда мы можем попасть, только в пятидесяти километрах от 001.

Они протиснулись сквозь толпу к боковой двери, ведущей из зала, и сгрудились вокруг ее сканера. Дверь открылась, вышел член в оранжевом комбинезоне. Извинившись, он протянул руку между Чипом и Довером, чтобы дотронуться до сканера. «ДА», – промигал сканер – и член пошел дальше.

Чип вынул из кармана часы, сверил их с часами в зале ожидания.

– Ворота номер шесть, – сказал он. – Если там больше одного эскалатора, вставайте в очередь на самый ближний к хвосту, в конце очереди, но чтобы за вами стояло еще членов шесть, не меньше. Довер? – он взял Довера за локоть, и они прошли в дверь и вышли в служебную часть аэропорта. Стоящий там человек в оранжевом комбинезоне сказал:

– Вам нельзя здесь находиться.

– Уни нам разрешил, – сказал Чип. – Мы из дизайна аэропортов.

– Классификация Три-тридцать семь А, – добавил Довер.

– Это крыло будут расширять в будущем году, – сказал Чип.

– Я понимаю, что ты имел в виду потолок, – сказал Довер, глядя вверх.

– Да, – сказал Чип. – Его можно спокойно поднять на метр.

– На полтора метра, – сказал Довер.

– Если не будет проблем с коммуникациями, – добавил Чип.

Он повернулся и вышел.

– Да, все коммуникации, – сказал Довер. – Это сложная проблема.

– Давай, я тебе покажу, как они идут, – сказал Чип. – Это интересно.

– Конечно, – ответил Довер.

Они вошли в зону, где члены в оранжевых комбинезонах загружали контейнеры с пирогами и питьем, быстрее, чем обычно работают члены.

– Три-тридцать семь А? – спросил Чип у Довера.

– А почему бы и нет? – сказал Довер, показывая на потолок, в тот момент, как они расступились, чтобы пропустить члена с тележкой. – Видишь, как проходят трубы?

– Придется поменять всю систему, – сказал Чип. – Здесь тоже.

Они сделали вид, что дотронулись до сканера, и вошли в комнату, где на крючках висели комбинезоны. В комнате никого не было. Чип закрыл дверь и показал на шкаф, где хранились оранжевые комбинезоны.

Они надели оранжевые комбинезоны поверх своих желтых, нацепили защитные щитки на сандалии. Разорвали подкладку у карманов оранжевых комбинезонов, чтобы попасть в свои собственные.

Вошел член в белом.

– Привет, – сказал он. – Счастливого Рождества.

– Счастливого Рождества, – ответили они.

– Меня прислали из 765 помочь, – сказал он. Ему было лет тридцать.

– Хорошо, очень кстати, – сказал Чип. Вошедший член, расстегивая комбинезон, посмотрел на Довера, который застегивал свой.

– Зачем ты надел его сверху? – спросил он.

– Так теплее, – ответил Чип, подходя к нему. Член, в недоумении, обернулся к Чипу.

– Теплее? – спросил он. – А зачем вам теплее?

– Извини, брат, – сказал Чип и ударил его кулаком в живот.

Тот согнулся, крякнув, и Чип врезал ему в челюсть. Член выпрямился и стал падать навзничь, Довер подхватил его под руки и мягко опустил на пол. Тот лежал с закрытыми глазами, будто спал.

Чип, посмотрев на него, сказал: «Христос и Веи, получается».

Они разорвали один комбинезон, связали руки и ноги члена, и заткнули рукавом рот, подняли его и положили в шкаф, где стоял полотер.

9.51 на часах сменилось на 9.52.

Они завернули свои мешки в оранжевые комбинезоны и вышли из комнаты, мимо членов, которые занимались контейнерами с едой и питьем. В служебной части они нашли полупустую картонную коробку с полотенцами и положили в нее мешки.

Держа с двух сторон эту коробку, прошли через ворота на поле.

Самолет стоял напротив ворот номер шесть, огромный самолет, пассажиры спускались по двум эскалаторам. Члены в оранжевых комбинезонах ждали возле эскалаторов с тележками для контейнеров.

Они пошли налево от самолета, пересекли летное поле, по-прежнему неся коробку, обогнули медленно ехавший грузовик обслуживания и подошли к ангарам, которые располагались в крыле с плоской крышей, вытянутом в сторону взлетных полос.

Вошли в ангар. Там стоял самолет поменьше, под ним работали члены в оранжевом, вытаскивали из него квадратный черный прибор. Чип и Довер пронесли коробку в конец ангара, где в боковой стене была дверь. Довер открыл ее, заглянул внутрь и кивнул Чипу.

Они вошли и закрыли за собой дверь. Оказались на складе: полки с инструментами, ряды деревянных ящиков, черные металлические бочки, маркированные «Смаз масло СГ».

– Лучше и быть не может, – сказал Чип, когда они поставили коробку на пол.

Довер подошел к двери, встал, вынул пистолет, взяв его за ствол.

Чип, присев на корточки, развернул мешок, открыл его и вынул бомбу с желтой ручкой запал на четыре минуты.

Он раздвинул две бочки с маслом, положил между ними бомбу, вверх ручкой, прижатой липкой лентой. Потом вынул часы, посмотрел.

– Сколько? – спросил Довер.

– Три минуты.

Чип, держа в руке часы, вернулся к коробке, завернул мешок и сдвинул створки коробки.

– Может, нам что-то из этого хлама пригодится? – сказал До-вер, показывая на инструменты.

Чип подошел к инструментам, но тут дверь открылась и вошла женщина в оранжевом комбинезоне.

– Привет, – сказал Чип и положил часы в карман.

– Привет, – ответила женщина-член, окинула взглядом Чипа. – Ты кто?

– Ли РП, – ответил он. – Меня прислали из 765, помочь, – он взял с полки плоскогубцы.

– Сегодня не так тяжело, как в День Рождения Веи, – сказала женщина-член.

Еще один член вошел на склад.

– Все в порядке. Мир, – сказал он. – У Ли эта штука есть.

– Я спрашивала, а он сказал, что нет, – ответила женщина-член.

– В общем, есть – сказал мужчина-член и вышел.

Женщина-член пошла за ним.

Чип не отрывая взгляда от двери, пока она медленно закрывалась. Руки его дрожали. Он положил на полку плоскогубцы, перевел дыхание и показал дрожавшие руки Доверу, который улыбнулся и сказал: «Очень не по-членски».

Чип вынул из кармана часы. «Меньше минуты», – сказал он и пошел к бочкам, склонился над ними. Снял клейкую ленту с ручки запала.

Довер положил пистолет в карман, протолкнул в карман внутреннего комбинезона и встал у двери.

Чип, глядя на часы и держась за запал, сказал: «Десять секунд». Он ждал, ждал, ждал. Затем потянул ручку вверх, выпрямился, Довер открыл дверь. Они подняли коробку, вышли со склада и закрыли за собой дверь.

Они шли с коробкой по ангару – «Спокойно, спокойно», – говорил Чип, – через летное поле, к самолету, стоявшему у ворот номер шесть. Перед эскалаторами стояли члены, поднимающиеся на борт.

– Что здесь? – спросил член в оранжевом с дощечкой для записей, поравнявшись с ними.

– Нам велели принести сюда, – сказал Чип.

– Карл! – окликнули этого члена. Карл остановился, повернулся: «Да?» – а Чип и Довер пошли дальше.

Они поднесли коробку к заднему эскалатору самолета, поставили на землю. Чип стоял возле сканера, смотрел на ручки пуска эскалатора. Довер проскользнул сквозь очередь и встал с задней стороны сканера. Между ними шли члены, трогая браслетами мигающий зеленым сканер и ступая на эскалатор.

К Чипу подошел член в оранжевом и сказал:

– Я на этом эскалаторе.

– Только что мне сказал Карл, встать сюда, – ответил Чип. – Меня прислали из 765, помочь.

– Что случилось? – спросил Карл, тот самый член с дощечкой для записей, подходя к ним. – Почему вас тут трое?

– Я думал, что я на этом эскалаторе, – ответил член.

Воздух содрогнулся, и громкий рев раздался со стороны ангаров.

Темный столб, широкий и все увеличивающийся, встал над отсеком ангаров, и в черноте виднелось кувыркающееся оранжевое пламя. Черно-красный дождь упал на крышу аэровокзала и летное поле, из ангаров бежали члены в оранжевом, замедляя постепенно бег и оборачиваясь на столб огня.

Член с доской для записей, широко раскрыв глаза, куда-то помчался. Другой поспешил за ним.

Члены в очереди на эскалатор стояли неподвижно, глядя в сторону ангаров. Чип и Довер брали из за руки и подталкивали вперед. «Не останавливайтесь, – говорили они. – Продолжайте движение, пожалуйста. Нет никакой опасности. Самолет ждет.

Дотроньтесь и проходите. Продолжайте движение, пожалуйста».

Так они пропускали членов мимо сканера на эскалатор, и одним из этих членов был Джек. – «Красиво», – сказал он, глядя мимо Чипа, делая вид, что трогает сканер, и Рия, которая выглядела так возбужденно, как никогда за все время, что Чип знал ее, и Карл, казавшийся испуганным и мрачным, и Aазз, улыбаясь. Довер ступил на эскалатор после Базза, Чип подал ему завернутый вещмешок и повернулся к другим членам, которых оставалось в очереди семь или восемь и которые все смотрели на ангары. «Продолжайте движение, пожалуйста, – сказал он. – Самолет вас ждет. Сестра!»

– Нет никакой причины для тревоги, – произнес женский голос из громкоговорителей. – В ангаре произошла авария, но в данный момент ситуация полностью контролируется.

Чип торопил членов у эскалатора. «Дотрагивайтесь и проходите, – говорил он. – Самолет ждет».

– Члены, вылетающие следующими рейсами, пожалуйста, займите ваши места в очереди, – продолжал женский голос. – Члены, садящиеся в самолеты, продолжайте посадку. Расписание вылетов остается прежним».

Чип сделал вид, что дотронулся до сканера, и ступил на эскалатор последним. Скользя вверх с завернутым вещмешком под мышкой, он взглянул в сторону ангаров: столб дыма черный и чадящий, но огня уже нет. Он посмотрел вперед на бледно-голубые комбинезоны. «Весь персонал, кроме номеров сорок семь и сорок девять, продолжайте выполнять ваши обязанности, – сказал женский голос из громкоговорителей. Весь персонал, кроме номеров сорок семь и сорок девять, продолжайте выполнять ваши обязанности. Ситуация полностью контролируется, – Чип ступил внутрь самолета, и дверь опустилась за ним. – Расписание вылетов остается…» – члены в самолете неловко стояли, глядя на занятые места.

– Сегодня есть дополнительные пассажиры по случаю праздника, – сказал Чип. – Проходите вперед и попросите членов с детьми взять детей на колени. Все уместятся.

Члены двинулись вдоль по проходу, смотря то в одну сторону салона, то в другую.

Остальные пятеро сидели в конце салона, возле блока раздачи пирогов и напитков. Довер снял мешок с сидения рядом с собой, и Чип сел.

– Неплохо, – сказал Довер.

– Мы еще не взлетели, – ответил Чип.

Самолет наполнился разговорами: члены рассказывали другим членам про взрыв, новость распространялась от ряда к ряду.

На часах было уже 10.06, но самолет не двигался.

10.06 сменилось на 10.07.

Шестеро переглянулись и опять приняли равнодушно-скучающий вид.

Самолет мягко накренился и рванулся вперед. Вот его движение ускорилось. Свет в салоне стал менее ярким, зажглись телеэкраны.

Они посмотрели «Жизнь Христа» и выпуск «Семья за работой» годичной давности. Они пили чай и коку, но не ели, пирогов на борту не оказалось, потому что час был не обеденный, и хотя у них были завернутые в фольгу круги сыра, члены, – которые подходили налить себе чего-нибудь из напитков, могли заметить, что они едят. Чип и Довер потели в двойных мешках. Карл дремал, и Рия и Базз с двух сторон толкали его, чтобы он не закрывал глаза.

Полет занял сорок минут.

Когда на табло появилась надпись ЕВР 00020, Чип и Довер поднялись, подошли к блокам с напитками и стали нажимать кнопки, сливая остатки коки и чая. Самолет приземлился, прокатился немного и остановился. После того, как несколько десятков членов вышли, Чип и Довер сняли пустые контейнеры из-под напитков, поставили их на пол и сняли с них крышки, а Базз положил в каждый контейнер завернутый вещмешок. Все шестеро пошли к двери. Чип, прижимающий к груди контейнер, сказал пожилому члену: «Извините нас, пожалуйста», – и оттеснил его. Остальные пятеро прошли вплотную за ним.

Довер, несущий второй контейнер, сказал пожилому члену: «Вам лучше подождать, пока я сойду с эскалатора», – и тот кивнул, с выражением замешательства.

Внизу эскалатора Чип протянул руку к сканеру, загородив его от членов в зале ожидания. Базз, Карл, Рия и Джек прошли беспрепятственно, сделав вид, что коснулись сканера, Довер тоже потянулся к сканеру и кивнул члену наверху эскалатора.

Четверо направились в зал ожидания, а Чип и Довер пересекли летное поле и вошли в ворота служебной зоны. Они поставили контейнеры, вынули из них мешки и протиснулись между двумя рядами ящиков. Нашли свободное пространство у стены и сняли оранжевые комбинезоны и защитные щитки с сандалий.

Вышли из служебной зоны через дверь, с мешками через плечо. Остальные ждали возле сканера. Они вышли из аэропорта по двое – народу было почти также много, как в 91770, – и снова собрались вместе на стоянке велосипедов.

К полудню они были северней 00018. Съели круги сыра между велодорожкой и Рекой Свободы, в долине, окаймленной горами, которые поднимались до ужасающих снежных высот.

Пока ели, разглядывали свои карты. К ночи, высчитали они, смогут быть в парковой зоне в нескольких километрах от входа в тоннель.

Было чуть больше трех, когда они, подъезжая к 00013, заметили встречного велосипедиста – молоденькую девушку, почти подростка, которая выжидательно смотрела на лица едущих на север. На их лицах тоже, когда они поравнялись, появилось выражение озабоченности, членского желания помочь. Вскоре показалась еще одна велосипедистка, пожилая женщина с корзиной цветов, которая так же, чуть обеспокоенно, смотрела на их лица. Чип улыбнулся ей, когда она проезжала мимо. На велодорожке не было ничего особенного, и на дороге тоже. Через несколько сот метров велодорожка и дорога сворачивали направо и исчезали за энергостанцией.

Чип съехал на траву, остановился, оглянулся и сделал знак товарищам подъехать к нему.

Они отвели велосипеды в сторону. Были они на самом краю парковой зоны перед городом: полоса травы, столики для пикника и пологий склон горы с редкими деревьями.

– Мы никогда не доедем, если будем каждые полчаса останавливаться, – сказала Рия. Они сели на траву.

– Я думаю, что за поворотом, проверяют браслеты, – сказал Чип. – Телекомпы и комбинезоны с красными крестами. Велосипедистки так смотрели, будто пытались разглядеть больных. У них был этот самый вид – «как-я-могу-помочь».

– Вот ненависть… – проворчал Базз. Джек сказал:

– Христос и Веи, если мы начнем беспокоиться насчет выражения лиц каких-то членов, то не лучше ли просто развернуться и поехать домой?

Чип укоризненно взглянул на него:

– Проверка браслетов – это ведь не что-то невероятное, правда?

Уни, наверное, уже знает, что взрыв в 91770-не просто авария и, видимо, вычислил причину. Это самая короткая дорога из 020 к Уни – и до первого поворота осталось километров двенадцать.

– Хорошо, значит они проверяют браслеты, – сказал Джек. – А какой ненависти у нас пистолеты?

– Да! – подхватила Рия. Довер сказал:

– Если мы будем прорываться с пистолетами, за нами погонится каждый, кто едет по велодорожке.

– Тогда бросим бомбу, – сказал Джек. – Нам надо шевелиться, а не сидеть на задах, раз уж начали игру. Эти манекены все равно наполовину мертвецы, какая разница, если мы нескольких убьем? Мы же поможем всем остальным, правда?

– Пистолеты и бомбы – на тот случай, когда они будут необходимы, – сказал Чип, а не на тогда, когда мы можем без них обойтись, – он повернулся к Доверу. – Прогуляйся вон туда, посмотри, что там за поворотом.

Довер встал, пересек полоску травы, поднял что-то, бросил в корзину для мусора и вошел в лесок. Его желтый комбинезон превратился в мелькающее желтое пятно, которое вскоре затерялось на лесистом склоне.

Они отвели взгляд от леса, куда ушел Довер. Чип вынул карту.

Джек стал срывать травинки. Рия, сидя рядом с ним, смотрела на него.

– Что ты предлагаешь, – спросил Джек, – если они проверяют браслеты?

Чип поднял глаза от карты.

– Сдадим немного назад, свернем к востоку и объедем их.

Джек сорвал еще несколько травинок, отбросил их в сторону.

– Пойдем, – сказал он Рие и встал. Она вскочила, ее глаза загорелись.

– Куда вы? – спросил Чип.

– Туда, куда мы собирались, – сказал Джек, смотря на него сверху вниз. – В парковую зону у входа в тоннель. Мы будем у вас до рассвета.

– Сядьте, вы, – сказал Карл. Чип сказал:

– Вы пойдете со всеми вместе, когда я скажу. Вы согласились подчиняться в начале.

– Я передумал, – сказал Джек. – Подчиняться твоим приказам мне нравится не больше, чем Уни.

– Вы все разрушите, – сказал Базз.

– Это вы все разрушаете! – ответила Рия. – Останавливаться, возвращаться, объезжать – если собрались сделать что-то, делайте!

– Сядьте и подождите, пока Довер вернется, – сказал Чип.

Джек улыбнулся.

– Ты что, силой заставишь меня остаться? – сказал он. – Здесь, на виду у всей Семьи? – он кивнул Рие, и они подняли с травы свои велосипеды и положили мешки в корзинки.

Чип встал, кладя карту в карман.

– Мы не можем разделять группу надвое, – сказал он. – Подождите и подумайте минутку, а, Джек? Как мы узнаем, что…

– Ты только сидишь на одном месте и думаешь, – сказал Джек. – А я пойду к Уни по тоннелю, – он повернулся и пошел, ведя велосипед. Рия со своим велосипедом пошла за ним. Они направились к велодорожке.

Чип сделал шаг за ними следом и остановился, сжав зубы и кулаки. Он хотел вынуть пистолет и принудить их вернуться, но мимо проезжали велосипедисты, на траве рядом расположились какие-то члены.

– Ты ничего не можешь сделать, Чип, – сказал Карл, а Базз добавил: «Братоненавистники».

На краю велодорожки Джек и Рия сели на велосипеды. Джек помахал рукой: «Пока! – крикнул он. – Увидимся в холле на телевизоре!» Рия тоже помахала, и они покатили в сторону поворота.

Базз и Карл помахали им вслед.

Чип взял мешок из корзинки и повесил на плечо. Второй мешок он кинул Баззу на колени.

– Карл, ты останешься здесь, а Базз пойдет со мной, – сказал он.

Он пошел к лесу и понял, что идет быстро, сердито, ненормально, но – «В драку это!» – подумал он. Он шел вверх по склону туда, куда ушел Довер. «Черт их возьми!»

Базз нагнал его.

– Христос и Веи, – сказал он. – Не швыряй мешки!

– Черт их побери! – сказал Чип. – Как только я в первый раз их увидел, сразу понял, что они не подходят! Но я закрыл на это глаза, потому что я был .так ненавистнически… Черт меня побери! Это я виноват. Я!

– Может быть, нет никакой проверки браслетов и они будут ждать в парке, – сказал Базз.

Между деревьями впереди замелькало что-то желтое: Довер возвращался. Он увидел их и подошел.

– Ты прав, – сказал он. – Врачи на земле, врачи в небе…

– Джек и Рия ушли, – сказал Чип. Довер был потрясен.

– И ты не остановил их?

– Как? – Чип взял Довера за руку, и развернул. – Показывай дорогу!

Довер повел их вверх по склону меж деревьев.

– Джек и Рия не пройдут, – сказал он. – Там целый медицентр, и заграждения по бокам – не свернешь.

Они вышли из-за деревьев на каменный скат. Базз шел последним, он задыхался.

– Надо лечь, а то нас заметят, – сказал Довер. На животах они подползли к вершине каменного ската. Внизу лежал город, 00013, его белые плиты сверкали на солнце, блестели переплетающиеся монорельсовые пути, ярко вспыхивали блики от машин на кольцевой дороге. Вдоль города изгибалась река и текла дальше на север, синяя и тонкая, с красивыми прогулочными лодками и длинным караваном барж, который проплывал под мостами.

Они заглянули вниз. Под ними был каменный полукотел, дно которого представляло собой закругленную площадку, где надвое разветвлялась велодорожка. Одна шла с севера от энергостанции, поворачивала, проходила под дорогой с проносившимися на большой скорости машинами, и вела в город; другая пересекала площадь, шла вдоль речного изгиба, вдоль восточного берега, снова подходя близко к дороге. Перед развилкой барьеры разделяли подъезжавших велосипедистов на три ряда, каждый ряд проезжал перед группой членов в комбинезонах с красным крестом, стоявших у маленьких необычного вида сканеров. Три члена в антигравитационных поясах висели в воздухе параллельно земле, по одному над каждой группой врачей. В ближней части площадки стояли две машины и коптер, и еще другие члены в комбинезонах с красным крестом стояли вдоль дорожки, ведущей из города, поторапливая едущих оттуда велосипедистов, когда они притормаживали, чтобы посмотреть на очередь к сканерам.

– Христос, Маркс, Вуд и Веи, – сказал Базз.

Чип, глядя вниз, подтянул к себе мешок и открыл его.

– Они, должно быть, где-то в очереди, – сказал он. Он нашел бинокль, поднес к глазам и настроил.

– Вот они, – сказал Довер. – Видишь мешки в корзинках? Чип прошелся биноклем по очереди и нашел Джека и Рию, они медленно ехали рядом между деревянными барьерами. Джек смотрел вперед, его губы шевелились. Рия кивнула. Оба они держались за руль только левой рукой, правые руки обоих были в карманах.

Чип передал бинокль Доверу и потянулся к своему мешку.

– Мы должны помочь им пробиться, – сказал он. – Если им удастся проскочить мост, они, быть может, смогут затеряться в городе.

– Они собираются стрелять, когда будут около сканеров, – сказал Довер.

Чип дал Баззу бомбу с синей ручкой и сказал:

– Сними ленту, и будь готов дернуть ручку, когда я тебе скажу. Попробуй кинуть ее ближе к коптеру: убьем сразу двух зайцев.

– Кидай раньше, чем они начнут стрелять, – сказал Довер.

Чип взял у него бинокль и снова посмотрел на Джека и Рию.

Повел биноклем по членам перед ними: примерно пятнадцать велосипедистов оставалось между ними и сканерами.

– У них пули или лазерные лучи? – спросил Довер.

– Пули, – сказал Чип. – Не беспокойся, я хорошо рассчитаю, – он смотрел на очередь медленно двигающихся велосипедистов, прикидывая их скорость.

– Они, может быть, все равно будут стрелять, – сказал Базз. – Просто, для удовольствия. Ты видел, как Рия смотрела?

– Приготовься, – сказал Чип. Он ждал, пока Джек и Рия не окажутся за пять велосипедов от сканеров. – Давай, – сказал он.

Базз дернул ручку и кинул бомбу – незаметно, вбок, размахнувшись. Бомба ударилась о скалу, запрыгала вниз и подкатилась прямо под бок коптера. «Назад», – сказал Чип. Он еще раз взглянул в бинокль на Джека и Рию, за два велосипеда от сканеров, напряженных, но уверенных, и скользнул вниз, между Баззом и Довером. «У них такой вид, как будто на вечеринку собрались», – сказал он.

Они ждали, прижавшись щеками к камню, и вот проревел взрыв, и каменный скат содрогнулся. Внизу треснул и заскрежетал металл. Наступила тишина, только горький запах повис в воздухе, а потом голоса, тихо, громче и громче.

«Эти двое», – прокричал кто-то.

Они придвинулись к вершине ската.

Велосипеды Джека и Рии неслись по мосту. Другие остановились, велосипедисты поставили одну ногу на землю, смотря в сторону коптера – наклонившегося на бок и дымящегося. Несколько членов в комбинезонах с красным крестом бросились догонять беглецов. Три члена, парящие в воздухе, развернулись и полетели к мосту.

Чип поднес к глазам бинокль – к согнутой спине Рии, и Джека перед ней. Они бешено крутили педали в двухмерной плоскости, но казалось, что совсем не удаляются. Поднялся сверкающий туман, который частично скрыл велосипедистов от глаз Чипа.

Парящий сверху член направил вниз цилиндр, извергающий густой белый газ.

– Он попал в них! – сказал Довер. Рия остановилась, не слезая с велосипеда, Джек оглянулся на нее через плечо.

– В Рию, но не в Джека, – сказал Чип.

Джек остановился, направив пистолет вверх. Пистолет вздрогнул, потом еще раз.

Член в воздухе скособочился («тр», «тр» прозвучали выстрелы), извергающий белый газ цилиндр выпал из его рук.

Члены во все стороны бросились от моста – на велосипедах; выпучив глаза, бежали по, боковым дорожкам.

Рия села на землю рядом с велосипедом. Подняла голову, лицо ее было влажное и блестящее. Над ней в дыму неясно виднелись комбинезоны с красным крестом.

Джек с пистолетом в руке широко раскрыл глаза, рот его открылся, округлившись; закрылся и снова открылся в блестящем тумане. («Рия!» – услышал Чип тихо и далеко), Джек поднял пистолет (Рия!) и выстрелил, выстрелил, выстрелил.

Еще один член в воздухе («тр» «тр» «тр») скособочился и уронил свой цилиндр. На дорожке под ним показалось красное, потом еще больше красного.

Чип опустил бинокль.

– Противогаз! – сказал Базз. У него тоже был бинокль.

Довер лежал, уткнувшись в руку.

Чип сел и стал смотреть без бинокля на узкий опустевший мост, по которому мчался, вихляясь, далекий велосипедист в бледно-голубом, а за ним в воздухе – член, державшийся от него на расстоянии; на двух мертвых или умирающих членов, медленно поворачивающихся в воздухе, их сносило, ветром; на членов в комбинезонах с красным крестом, идущих теперь растянувшейся на ширину моста цепью, и как один из них помог подняться женщине в желтом возле упавшего велосипедиста, обнял ее за плечи и повел к площадке.

Велосипедист приостановился, оглянулся на членов в комбинезонах с красным крестом, потом снова рванул вперед, перегнувшись через руль. Член в воздухе подлетел к нему и поднял руку. Столб густого белого дыма вылетел из нее и коснулся велосипедиста.

Чип поднес к глазам бинокль.

Джек, в серой морде противогаза, наклонился влево в сверкающем тумане и поставил на мост бомбу. Потом он нажал на педали, юзанул, завалился набок и упал. Он приподнялся на локте, велосипед лежал у ног. Вещмешок, выпавший из корзинки, оказался рядом с бомбой.

– Ой, Христос и Веи, – сказал Базз. Чип опустил бинокль и аккуратно намотал ремешок бинокля на перемычку между окулярами.

– Сколько? – спросил Довер, глядя на Чипа.

– Три, – сказал Чип.

Взрыв был ясный, громкий и сильный. Чип смотрел, как Рия идет прочь от моста с членом в комбинезоне с красным крестом, который ведет ее. Она не обернулась на взрыв.

Довер, глядевший вниз с колен, повернулся к Чипу.

– Полный мешок, – сказал Чип. – Он сидел с ним рядом, – Он положил бинокль в вещмешок и закрыл его. – Нам надо выбираться отсюда. Спрячь бинокль, Базз. Пойдем.

Он не хотел смотреть, но перед тем, как они ушли со склона, посмотрел.

Середина моста была черная и неровная, парапет по краям был взорван и выворочен наружу. За пределами почерневшего пространства лежало велосипедное колесо и какие-то другие небольшие ошметки, к которым медленно направлялись члены в комбинезонах с красным крестом. Кусочки бледно-голубого лежали на мосту и плыли по реке.

Они вернулись к Карлу и сказали ему, что случилось, потом все четверо сели на велосипеды и проехали несколько километров на юг, там они въехали в парковую зону, нашли ручей, попили и ополоснулись.

– А теперь мы вернемся? – спросил Довер.

– Не все, – сказал Чип, – не все. Они с удивлением посмотрели на него.

– Да, я говорил, что мы вернемся, – в случае, если кого-то поймают, – продолжал Чип. – Я хотел, чтобы, пойманный был в этом уверен и соответственно отвечал бы на допросах.

Возможно, сейчас Рия это и говорит, – он взял сигарету, которую они пустили по кругу. Несмотря на риск, что кто-то почует запах дыма, отнесенный ветром, затянулся и передал сигарету Баззу. – Один из нас вернется, – сказал он, – по крайней мере, я надеюсь, что только один пойдет – взорвет бомбу или две между этим местом и побережьем и возьмет лодку, чтобы все было так, будто мы придерживаемся плана. Остальные спрячутся в парковой зоне, проберутся ближе к 001 и подойдут к тоннелю через две недели или что-нибудь около того.

– Хорошо, – сказал Довер, а Базз добавил:

– Я всегда думал, что не имеет смысла так легко сдаваться.

– Нас троих хватит? – спросил Карл.

– Мы этого не узнаем, пока не попробуем, – ответил Чип. – А хватило бы шести? Возможно, все может сделать и один, а может, и двенадцать не справятся. Но после того, как мы зашли так далеко, я, в драку, хочу это выяснить.

– Я с тобой, я просто спросил, – сказал Карл. И Базз сказал:

– Я тоже с тобой.

– Я тоже, – сказал Довер.

– Хорошо, – сказал Чип. – Трое в любом случае лучше, чем один, уж это я знаю. Карл, ты пойдешь назад. Карл жалобно посмотрел на него.

– Почему я?

– Потому что тебе сорок три, – ответил Чип. – Извини, брат, но я не могу придумать никакой другой причины, чтобы решить, кто вернется.

– Чип, – сказал Базз, – я думаю, что будет лучше, если я тебе скажу, что вот уже несколько часов у меня болит нога. Я могу вернуться, могу идти дальше, но – в общем, в любом случае, я подумал, что тебе это надо сказать.

Карл дал Чипу сигарету. От нее осталось сантиметра два, Чип ткнул окурок в землю.

– Хорошо, Базз, пожалуй, так будет лучше. Пойдешь ты, но сначала побрейся. Нам всем лучше побриться, на случай, если нарвемся на кого-нибудь.

Они побрились, а затем выбрали для Базза маршрут к ближайшей точке побережья. Он должен заложить бомбу в аэропорту 00015 и еще одну, когда окажется около моря. Базз оставил себе еще две бомбы – на всякий случай, а остальные отдал Чипу.

– Если повезет, ты будешь у лодки завтра ночью, – сказал Чип. – Убедись, что никто не считает по головам, сколько в ней народу. Скажи Джулии, и Лайлак тоже, что мы будем там по крайней мере две недели, а может, и дольше.

Базз попрощался со всеми за руку, пожелал им удачи, сел на велосипед и уехал.

– Какое-то время мы побудем здесь, будем спать по очереди, – сказал Чип.

– А ночью пойдем в город за пирогами и комбинезонами.

– За пирогами, – сказал Карл, а Довер добавил:

– Это будут долгие две недели.

– Нет, – сказал Чип. – Я сказал: «две недели» на случай, если его поймают. Мы все сделаем за пять или шесть дней.

– Христос и Веи, – сказал Карл, улыбаясь, – ну ты и скрытный


Глава 1 | Этот идеальный день | Глава 3