home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 1

Он был занят, занят так, как никогда в жизни: составлял план, искал людей и оснащение, ездил, изучал, объяснял, умолял, придумывал, решал. И еще работал на фабрике, где Джулия, несмотря на отгулы, которые ему позволяла, обеспечивала от него отдачу в шесть с половиной долларов, которые ему платила за ремонт машин и ускорение производства. Плюс ко всему, он делал основную часть домашней работы из-за беременности жены. Он был изможден больше, чем когда-либо за всю свою жизнь, но он также воспринимал все четче, чем когда-либо; один день – болен от забот, а на следующий уверенный в успехе, энергичный и живой.

План, проект, был как машина, которую надо собрать, предварительно сделав все детали, каждая из которых формой и размером влияла на последующую.

Прежде чем он мог решить, сколько человек потребуется для экспедиции, ему надо было отчетливо представлять механизм работы Уни, где как с наибольшей эффективностью его можно атаковать.

Он поговорил с Ларсом Ньюманом, другом Аши, тот послал его к человеку в Андрейте, который дал адрес человека из Манакора.

– Я знал, что те блоки слишком малы для объема информации, которая в них должна содержаться, – сказал человек из Манакора, по фамилии Ньюбрук, и ему было почти семьдесят лет, он преподавал в технологической академии до того, как оставил Семью. Ньюбрук ухаживал за внучкой, менял ей пеленки, и это занятие, видимо, не вполне его устраивало.

– Не вертись! – сказал он строго малышке. – Ну, если вам удастся проникнуть внутрь, – обратился он к Чипу, – тогда, очевидно, нужно направиться к источнику энергии. К реактору или, более вероятно, к реакторам.

– Но ведь их можно заменить довольно быстро. Разве нет? – усомнился Чип.

– А я хочу вывести Уни из строя надолго. Пусть Семья, проснувшись, поломает себе порядком голову, как вернуть Уни к жизни.

– Черт возьми, не вертись! – прикрикнул на девочку Ньюбрук. – Тогда холодильная установка.

– Холодильная установка? – переспросил Чип.

– Да, – уверенно сказал Ньюбрук. – Температура внутри блоков памяти должна быть близка к абсолютному нулю, подними ее на несколько градусов – и сетки не будут… – Ты видишь, что ты наделала?! – сетки не будут больше сверхпроводимыми.

Ты сотрешь память Уни, – он поднял плачущего ребенка и прижал к себе, похлопывая по заду. – Ну перестань…

– Сотру навсегда? – спросил Чип.

Ньюбрук кивнул, продолжая пошлепывать плачущего ребенка.

– Даже если холодильную установку восстановят, – сказал он, – всю информацию придется закладывать заново. Это займет годы.

– Что мне и нужно, – сказал Чип.

Холодильная установка.

И резервная холодильная установка.

И вторая резервная установка, если она есть.

Три холодильные установки, которые надо вывести из строя.

Два человека на каждую, подумал он, один – чтобы заложить взрывчатку, один – чтобы держать членов на расстоянии.

Шесть человек, чтобы остановить охлаждение Уни, а потом блокировать входы, чтобы не пропустить помощь, которую он позовет своим тающим слабеющим мозгом. Могут ли шесть человек удержать лифты и тоннель? (И упоминал ли Папа Джан другие шахты в том выделенном новом пространстве?). Но шесть – это был минимум, а минимум он и хотел, потому что если кого-то из них поймают по дороге, он все расскажет врачам, и Уни будет ждать их в тоннеле. Чем меньше людей, тем меньше опасность.

Он и еще пятеро.

Светловолосый человек, который работал на патрульном катере ПИ – Вито Ньюкам, но он называл себя Довер – красил поручни катера, слушая Чипа, и когда Чип заговорил о тоннеле и настоящих блоках памяти, перестал красить, присел на корточки с кистью в руке, повернувшись к Чипу белыми пятнами краски на светлой бороде и на груди.

– Ты уверен? – спросил он.

– Абсолютно.

– Да, похоже, пришло время, чтобы кто-то снова как следует треснул этот братоненавистник, – Довер Ньюкам посмотрел на свой большой палец, выпачканный в краске, и вытер его о брюки.

Чип присел рядом.

– Хочешь в этом участвовать? – спросил он. Довер ответил не сразу.

– Да, – сказал, наконец, он. – Конечно, хочу… Аши сказал нет, что Чип и ожидал, он спросил только потому, что не спросить, как он подумал, было бы неудобно.

– Я просто не уверен, что риск оправдается, – сказал Аши. – Я помогу тебе, чем смогу, конечно. Джулия уже закинула удочку насчет участия, и я обещал сто долларов. Я сделаю и больше, если будет нужно.

– Прекрасно, – сказал Чип. – Спасибо, Аши. Твоя помощь нужна. Ты ведь можешь пройти в Библиотеку, правда? Попробуй найти какие-нибудь карты района ЕВР-ноль-ноль.

Обьединенческие или до-Объединенческие. Чем больше, тем лучше, карты с топографическими деталями.

Когда Джулия узнала, что в группе будет Довер Ньюкам, она стала возражать.

– Он нужен мне на катере, – сказала она.

– Не будет нужен, когда мы сделаем дело, – сказал Чип.

– Боже мой, – сказала Джулия, – как ты живешь с такой неуверенностью в завтрашнем дне?

– Очень просто, – сказал Чип. – У меня есть друг, который молится за меня.

Джулия холодно посмотрела на него.

– Не бери больше никого из ПИ, – сказала она. – И не бери никого с фабрики. И не бери семейных, я могу разориться.

– А как ты живешь с такой маленькой верой? – спросил Чип.

Он и Довер поговорили с тридцатью или сорока иммигрантами, и не нашли никого, кто бы захотел участвовать в нападении. Они переписали и имена и адреса из списков ПИ, женщин и мужчин от двадцати до сорока, которые пришли на Свободу в течение последних нескольких лет, и к семи-восьми из них заходили каждую неделю. Сын Ларса Ньюмана пожелал быть в группе, но он родился на Свободе, а Чип хотел только таких людей, которые выросли в Семье, которые привыкли к сканерам и тротуарам, к тихому шагу и довольной улыбочке.

Он нашел одну компанию в Полленсе, она могла сделать динамитные бомбы с быстрым или медленным механическим запалом, если их закажет кто-нибудь из местных, имеющий разрешение.

Он нашел другую компанию, в Кальвие, которая могла сделать шесть противогазов, но они не могли гарантировать их от ЛПК, если он не даст им пробу этого газа для испытания. Лайлак, которая работала в иммигрантской клинике, нашла врача, знающего формулу ЛПК, но ни одна химическая компания на острове не могла его сделать одним из основных компонентов – это литий, а лития уже лет тридцать невозможно было достать.

Он давал еженедельные объявления на две строчки в «Иммигранте», предлагая купить комбинезоны, сандалии и вещмешки.

Однажды он получил ответ от женщины из Андрэйта и через несколько дней, вечером, поехал к ней посмотреть на два вещмешка и пару сандалий. Мешки были потрепанные и старого образца, но сандалии еще ничего. Женщина и ее муж – по фамилии Ньюбридж – спросили, зачем они ему нужны. Им было едва за тридцать, жили они в крошечном захудалом подвале с крысами. Чип сказал, зачем и, они попросили взять их в группу – просто настаивали на этом. Они выглядели абсолютно нормально, что говорило в их пользу, но была и какая-то лихорадочность, взвинченное напряжение, которое немного раздражало Чипа.

Он и Довер приехали к ним через неделю, и в этот раз супруги казались спокойными и, в принципе, подходили для группы. Их звали Джек и Рия. У них родилось двое детей, но оба ребенка умерли еще в грудном возрасте. Джек был ассинизатором, а Рия работала на фабрике игрушек. Они сказали, что здоровы, и здоровыми они и выглядели.

Чип решил взять их – временно, по крайней мере, – и посвящал в детали плана по мере того, как план обретал форму.

– Нам надо взорвать всю трахнутую штуку, а не только холодильную установку, – сказал Джек.

– Давайте внесем ясность, – сказал Чип в ответ на это предложение. – В нашей группе принимать решения буду я. Если вы не готовы делать каждый шаг, как я скажу, можете обо всем забыть.

– Да, ты абсолютно прав, – сказал Джек. – В такой операции нужен один, кто приказывает, иначе ничего не получится.

– Но мы ведь можем что-то предлагать? – спросила Рия.

– Чем больше, тем лучше, – сказал Чип. – Но решения буду принимать я, а вы будете готовы им подчиняться.

Джек сказал: «Я готов», и Рия: «Я тоже».

Вычислить вход в тоннель оказалось более трудным делом, чем Чип себе представлял. Он собрал три крупномасштабные карты центра Евр и очень подробную до-Объединенную карту «Швейцарии», на которую аккуратно перенес комплекс У ни, но все, с кем он ни советовался – бывшие инженеры и геологи, местные горные инженеры – сказали, что нужно больше информации, чтобы можно было построить проекцию тоннеля с какой-то надеждой на точность. Аши заинтересовался этой проблемой и проводил случавшиеся у него свободные часы в Библиотеке, переписывая все относящиеся к «Женеве» и «Юрским горам» из старых энциклопедий и работ по геологии.

Две лунные ночи подряд Чип и Довер плавали на катере ПИ к точке, западней ЕВР 91766, и смотрели на перевозящие медь баржи. Баржи проходили, как они выяснили, с равными интервалами в четыре часа двадцать пять минут. Каждый низкий темный силуэт ровно двигался на северо-запад со скоростью сто километров в час, волны, докатывавшиеся после их прохода, поднимали и опускали катер, поднимали и опускали.

Через три часа сидящая выше в воде баржа возвращалась пустая.

Довер рассчитал, что идущие в ЕВР баржи, если они сохраняют скорость и направление, доходят до ЕВР 91772 чуть больше, чем за шесть часов.

На вторую ночь Довер подвел катер к боку баржи и замедлил ход, чтобы идти с ней вровень, пока Чип карабкался на борт.

Чип пробыл на барже несколько минут, удобно сидя на ее компактно сложенном грузе медных слитков в деревянных ящиках, а потом снова перелез на катер.

Лайлак нашла еще одного человека для группы, служителя в клинике по имени Ларс Ньюстон, который называл себя Баззом. Ему было тридцать шесть лет, столько же, сколько и Чипу, и он был выше нормального роста, тихий и, по виду, способный ко многому человек. Он прожил на острове девять лет, из них три года проработал в клинике, и за это время набрался достаточных знаний о медицине. Он был женат, но жил отдельно от жены. Он захотел присоединиться к группе, потому что, как он сказал, все время чувствовал, что кому-то надо что-то сделать, хотя бы попробовать. «Неверно, – сказал он, – позволять Уни владеть миром, не попытавшись вернуть людям мир».

– Он – замечательный человек, тот, кто нам и нужен, – сказал Чип жене, после того, как Базз вышел из комнаты. – Мне бы хотелось иметь еще двоих Баззов в группе вместо Ньюбриджев. Спасибо.

Лайлак, стоя у раковины за мытьем чашек, ничего не ответила. Чип подошел к ней, обнял за плечи и поцеловал в волосы. Она была на седьмом месяце беременности, грузная и неловкая.

В конце марта Джулия дала званый обед, на котором Чип, к тому времени уже несколько месяцев работавший над планом, представил его гостям – местным с деньгами, на каждого из которых можно было рассчитывать, по словам Джулии, в смысле пожертвования в пятьсот долларов по крайней мере. Чип показал список всех затрат, который он составил, и передал по кругу карту «Швейцарии» с нарисованным приблизительно тоннелем.

Они не так охотно откликнулись на идею, как ожидал Чип.

– Три тысячи шестьсот на взрывчатку? – спросил один из них.

– Да, так, сэр, – сказал Чип. – Если кто-то знает, где можно достать взрывчатку за меньшие деньги, я буду рад, если он мне скажет.

– Что это за «укрепление вещмешков»?

– Тех мешков, что мы понесем на себе; они не рассчитаны на большой груз. Их нужно разобрать и снова собрать на металлическом каркасе.

– Вы и ваши люди ведь не можете покупать оружие и бомбы?

– Я буду покупать, – сказала Джулия, – и все будет размещено – принадлежащей мне территории вплоть до отправления экспедиции. У меня есть разрешения.

– Когда вы думаете отправиться?

– Я еще не знаю, – сказал Чип. – Противогазы будут готовы через три месяца со дня заказа. И нам надо найти еще одного человека, закончить все тренировки. Я надеюсь на июль или август.

– Вы уверены, что тоннель именно там?

– Нет, мы еще работаем над этим. Это приблизительный чертеж.

Пятеро гостей извинились, а семеро дали чеки, которых набралось только на сумму две тысячи шестьсот долларов, меньше четверти тех одиннадцати тысяч, которые были нужны.

– Свобские ублюдки, – сказала Джулия.

– В любом случае это начало, – сказал Чип. – Мы можем делать заказы. И нанять Капитана Голда.

– Повторим все через несколько недель, – сказала Джулия. – Зачем ты так разволновался? Надо было говорить увереннее.

Родился ребенок, мальчик, и они назвали его Джан. Оба глаза у него были карие.

По воскресеньям и средам, вечерами, на неиспользуемом чердаке фабрики Джулии Чип, Довер, Базз, Джек и Рия учились разным видам борьбы. Их учителем был офицер Армии, Капитан Голд, маленький человек, которому они очевидно не нравились.

Казалось, ему доставляет удовольствие, что они бьют друг друга и кидают на разостланные по полу тонкие маты. «Бей!

Бей! Бей!, – говорил он, скача перед ними в футболке и армейских брюках.

– Бей! Вот так! Вот это удар, а не это! Это – ты кому-то машешь! Боже всемогущий, вы безнадежны, вы, железки! Давай! Зеленый Глаз, ударь его!»

Чип направил кулак на Джека и вдруг оказался в воздухе и лежащим на спине на мате.

– Молодец! – сказал Капитан Голд. – Это было немножко по-человечески! Вставай, Зеленый Глаз, ты не мертвец! Что я тебе говорил о низкой стойке?

Джек и Рия учились быстрее всех, Базз медленнее.

Джулия дала еще один обед, Чип говорил увереннее, и они получили три тысячи двести долларов.

Заболел ребенок – у него была высокая температура и желудочная инфекция, – но он поправился, и выглядел хорошо и счастливо, жадно сосал груди Лайлак. Лайлак стала ласковее, довольна ребенком и интересовалась делами экспедиции.

Чип нашел шестого человека, рабочего фермы, под Сантэни, который пришел из Афр незадолго до Чипа и Лайлак. Он был немножко старше, чем бы хотелось Чипу, сорок три года, но он был сильный и быстрый человек, уверенный, что Уни можно победить. В Семье он занимался хроматомикрографией, и его звали Морган Ньюмарк, хотя он по-прежнему себя называл своим семейным именем – Карл.

Аши сказал: «Я думаю, что теперь сам смогу найти этот чертов прибор», – и вручил Чипу двадцать страниц заметок, которые он сделал в Библиотеке. Чип показал их вместе с картами каждому из трех человек, с которыми он консультировался раньше, и все они захотели рискнуть сделать проекцию возможного положения тоннеля. Они пришли, что было совсем неожиданно, с тремя разными вариантами места выхода из тоннеля. Два были в пределах километра один от другого, и один – в шести километрах от них. «Этого достаточно, если мы не можем сделать больше», – сказал Чип Доверу.

Компания, которая взялась поставить противогазы, вышла из дела – не вернув Чипу аванса в восемьсот долларов, – и надо было найти другого восполнителя.

Чип снова разговаривал с Ньюбруком, бывшим преподавателем технологической академии, насчет типа холодильных установок, которые скорее всего действуют на Уни. Джулия дала еще один обед, а Аши устроил вечеринку: собрали еще три тысячи долларов. Базз нарвался на шайку местных, и хоть он и удивил их тем, что хорошо дрался, вышел из драки с двумя треснувшими ребрами и с переломом большой берцовой кости. Стали искать другого человека, на случай, если он не сможет участвовать в экспедиции.

Как-то ночью Лайлак разбудила Чипа.

– Чип?.. – прошептала она.

– А? – он слышал, как спящий Джан дышит в колыбели.

– Ты прав, – сказала она, – и этот остров – тюрьма, в которую Уни нас посадил…

– Да?

– И отсюда уже бывали вылазки…

– Да?

Она помолчала, – он видел, что она лежит на спине с открытыми глазами, – а затем сказала:

– А не посадит ли Уни сюда других людей – здоровых членов, чтобы предупредить новые атаки?

Он не ответил, обдумывая ее слова.

– Может быть, чтобы участвовать в них? – сказала она. – И устроить так, чтобы всем «помогли» в ЕВР?

– Нет, – сказал он и покачал головой. – Это – нет. Им же надо получить лечения, верно? Чтобы оставаться «здоровыми»?

– Да, – сказала она.

– Ты думаешь, здесь где-то есть тайный медицентр? – спросил он, улыбаясь.

– Нет, – сказала она.

– Нет, – повторил он. – Я уверен, что здесь нет… шпионов.

Прежде, чем Уни до этого дойдет, он бы просто уничтожил неизлечимых, так, как говоришь ты и Аши.

– Откуда ты знаешь? – спросила она.

– Лайлак, здесь нет шпионов, – сказал он. – Ты просто о чем бы другом поволноваться. Теперь спи. Джан скоро проснется. Давай.

Он поцеловал ее, и она повернулась на другой бок. Через какое-то время она, похоже, заснула.

Чип лежал без сна.

Этого не может быть. Им были бы нужны лечения…

Скольким людям он рассказал о плане, о тоннеле, о настоящих блоках памяти? Не сосчитать. Сотням человек! А каждый из них, должно быть, рассказал другим…

Он даже объявление поместил в «Иммигранте»: «Куплю вещмешки, комбинезоны, сандалии…»

Кто-то из группы? Нет. Довер? – Невозможно. Базз? – Нет, никогда. Джек или Рия? – Нет. Карл? Он и правда еще мало знает Карла – приятный, много говорит, немножко пьет – больше, чем ему следовало бы, но ничего серьезного – нет, Карл не может быть не тем, кем кажется: работает на ферме в глуши, от всего вдалеке…

Джулия? Он с ума сходит. Христос и Веи! Боже мой!

Просто, Лайлак слишком волнуется, вот и все.

Не может быть шпионов, каких-нибудь людей, которые тайно на стороне Уни; они бы нуждались в лечениях, чтобы быть такими.

Он будет продолжать, несмотря ни на что.

Он заснул.

Прибыли бомбы: связка тонких коричневых цилиндров, скрепленных клейкой лентой вокруг черного. Их положили в сарай позади фабрики. У каждой была маленькая металлическая ручка, синяя или желтая, прикрученная такой же лентой к боку бомбы. У бомб с синей ручкой был тридцатисекундный запал, с желтой – четырехминутный.

Они испытали одну ночью в мраморном карьере, зажали ее в трещину и потянули за ручку запала, синюю, пятидесятиметровой проволокой, спрятавшись за кучу выпиленных блоков. Взрыв, когда он раздался, был громовым, и на месте щели они нашли яму размером с дверной проем, с катящимися камешками и стоящей в воздухе пылью.

Они ходили в горы – все, кроме Базза – с мешками, нагруженными камнями. Капитан Голд показал им, как заряжать пулевой пистолет и фокусировать лазерный луч, как взводить курок, целиться и стрелять – в планки, прислоненные к задней стене фабрики.

– Ты даешь еще один обед? – спросил Чип Джулию.

– Через неделю или две, – ответила она.

Но она не дала обеда. Она больше не говорила о деньгах, и Чип тоже.

Он провел какое-то время с Карлом и удостоверился, что тот не шпион.

Нога у Базза почти совсем прошла, и он настаивал на своем участии.

Были готовы противогазы и оставшееся оружие, и инструменты, и ботинки с шипами, и пластиковые листы, и вещмешки, часы, мотки прочной веревки, надувной плот, лопата, компасы, бинокли.

– Попробуй меня ударить, – сказал Капитан Голд, Чип ударил и разбил ему губу.

Все было готово только к ноябрю, на это ушел почти год, и Чип решил еще подождать и пойти на Рождество, чтобы добраться до 001 в праздник, когда велодорожки и тротуары, автопорты и аэропорты будут заполнены максимально, когда члены будут двигаться чуть быстрее, чем обычно, и даже «здоровый» член может не заметить, что где-то стоит сканер.

В воскресенье, за неделю до отъезда, они перенесли все из сарая на чердак и упаковали мешки и вторые мешки, которые они распакуют на том берегу. Там была Джулия и сын Ларса Ньюмана, Джон, который должен был привести назад катер ПИ, и подружка Довера, Нелла – двадцати двух лет, такая же светловолосая, как и он, возбужденная всем происходящим.

Заглянул Аши и Капитан Голд. «Вы гайки, все вы железки», – сказал Капитан Голд, а Базз сказал:

«Иди-иди, своб». Когда они ушли, когда все мешки были завернуты в пластик и обвязаны веревкой, Чип попросил всех не входящих в группу выйти, а остальным сказал:

– Я много думал о том, что случится, если одного из нас поймают. – И вот что я решил. Если кто-нибудь, попадется, операция отменяется.

Все удивленно посмотрели на него. Базз сказал:

– После всего, что сделано?!

– Да, – сказал Чип. – У нас не будет шансов на успех, если кого-то вылечат и он скажет докторам, что мы идем через тоннель. Так что мы пойдем назад, быстро и тихо, и найдем одну из этих лодок. Я даже собираюсь приметить какую-нибудь лодку, когда мы будем высаживаться – перед тем, как идти.

– Христос и Веи! – сказал Джек. – Конечно, если троих или четверых поймают, но одного?

– Так я решил, – сказал Чип. – Это правильное решение. Рия спросила:

– Что, если тебя поймают?

– Тогда Базз будет главным, – сказал Чип, – и он сам будет решать. Но пока будет так: если кого-то поймают, мы вернемся. Карл сказал:

– Так что, пусть никого не поймают.

– Правильно, – сказал Чип. Он встал. – Все. Выспитесь хорошо. В среду, в семь часов.

– В вудодень, – сказал Довер.

– Вудодень, вудодень, вудодень, – сказал Чип. – В вудодень Он поцеловал Лайлак, будто идет поговорить с кем-то о чем-то и вернется через несколько часов. «Пока, дорогая», – сказал он.

Она прижала его к себе, прильнув щекой к его щеке, и ничего не сказала.

Он снова поцеловал ее, отстранил и подошел к колыбели.

Джан пытался дотянуться до пустой сигаретной пачки, висевшей над колыбелью на веревочке. Чип поцеловал его в щеку и сказал: «До свидания».

Вышел из комнаты, не оглядываясь.

Аши ждал внизу на своем мопеде. Он отвез Чипа в Полленсу и на пирс.

Они все собрались в конторе ПИ без четверти семь, и пока подстригали друг другу волосы, подошел грузовик. Джон Ньюман, Аши и человек с фабрики погрузили мешки и плот на катер, а Джулия распаковала бутерброды и кофе. Мужчины подстригли волосы и тщательно побрились.

Они надели браслеты и застегнули звенья, которые казались обыкновенными. На браслете Чипа было написано: Иисус АУ 31 Г 6912.

Он попрощался с Аши и поцеловал Джулию.

– Пакуй свой рюкзак и готовься посмотреть мир, – сказал он.

– Осторожней, – сказала она. – И попытайся молиться. Он вошел на катер, сел на палубе возле мешков, вместе с Джоном Ньюманом и остальными – Баззом и Карлом, Джеком и Рией; мужчины выглядели странно, как в Семье, с этими коротко подстриженными волосами и похожими безбородыми лицами.

Довер запустил мотор и направил катер из гавани, а затем повернул его в сторону слабого оранжевого свечения, которое исходило от него.


Глава 6 | Этот идеальный день | Глава 2