home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9

После обеда я отправилась за покупками, но стоило мне появиться из ворот дворца, как за мной увязалась целая ватага тепло укутанных ребятишек, которые, видимо, решили ни на шаг от меня не отходить. В свой прошлый приезд я убедилась, что в Тулане кредитная карточка – без надобности: здесь рассчитывались только наличными. На этот раз, похвалив себя за предусмотрительность, я еще в Карачи сняла со своего счета крупную сумму в американских долларах и привезла ее сюда. Однако вскоре обнаружилось, что наиболее современные столичные магазины теперь охотно принимают «пластиковые деньги». Самый известный в Тулане магазин одежды для иностранцев назывался «Торговый цент»; он располагался в огромном каменном сарае, где стоял густой запах керосина и продавалось немыслимо дорогое туристическое и альпинистское снаряжение европейского образца. Владельцы магазина, два сикха в тюрбанах, всем своим видом показывали, как им осточертело объяснять, что здесь нет никакой ошибки, нет-нет, на вывеске и не должно быть написано «Торговый центр».

Я выбрала толстую желто-черную походную куртку со множеством карманов, непромокаемый комбинезон похожей расцветки и стеганые ярко-красные штаны на теплой подкладке. Там же были куплены мощные туристские ботинки, даже удобнее тех, что выпускает «Тимберленд» – с крючками вместо дырочек в верхней части длинной шнуровки, а также пестрая, закрывающая уши шапка замысловатого фасона, с регулируемым козырьком, щитком для подбородка и застежкой-липучкой, и пара жестких черных лыжных перчаток с крагами, затягивающимися у локтей. Довершали мой новый гардероб пушистый свитер цвета морской волны, две пары толстых носков и два комплекта белья, состоящих из нижней сорочки с рейтузами. Сикхи – как выяснилось из разговора, родные братья – с радостью избавили меня от толстой пачки купюр и пригласили заходить еще.

Я еле выбралась на улицу: часть купленных вещей надела прямо в магазине, а остальное пришлось нести в руках, но дети были тут как тут. Они вызвались донести мои пакеты. В обратный путь я отправилась другой улицей и случайно наткнулась на лавку, где продавались предметы туланского национального костюма. Мы ненадолго задержались, и к прежним покупкам добавились черная меховая шапка, столь роскошная, что я стыдливо прогнала мысли о шкуре убитого животного, такая же муфта, черные сапоги на меху, с пятисантиметровой клееной подошвой из автомобильных шин (звучит, конечно, ужасающе, но на самом деле их отличала ровная строчка и добротная выделка), шелковую блузу с изображениями мандалы и стеганый красный халат с такими же штанами.

Все вместе обошлось мне в очень скромную сумму. Настолько скромную, что я даже попыталась оставить чаевые, но хозяева лавки – старики туланцы, муж и жена – были весьма озадачены этим жестом. Мне стало так неловко, что я осмотрела все полки и указала на самую дорогую с виду вещь, которую только смогла найти (поверьте, у меня глаз наметан), – изящный, длинный, иссиня-черный халат из шелка и атласа, расшитый золотыми и красными драконами и аккуратно простеганный золотыми стежками.

Пораженные моим выбором, старики одновременно схватились за сердце, принялись раздувать щеки и сокрушенно качать головами; они засуетились среди полок, предлагая мне куда более дешевые халаты почти такого же качества, но я изо всех сил вцепилась в свою находку и крепко прижимала ее к груди, несмотря на все их попытки меня вразумить и отговорить; им ничего другого не оставалось, кроме как со вздохами, причитаниями и укоряющими жестами позволить мне приобрести этот великолепный, просто великолепный халат за... скажем так, вполне умеренную цену.

Единственное, что я забыла купить, – это большую сумку или рюкзак, чтобы донести свои многочисленные свертки. За границей я, как правило, об этом не забываю. Если бы не детвора, мне потребовалась бы тележка, чтобы довести покупки до дворца. Я не знала, стоит ли предлагать им деньги; дело кончилось тем, что они оставили меня у ворот, улыбаясь, кланяясь и смущенно хихикая.

Каюсь, я немного волновалась, что содержимое какого-нибудь пакета полностью или частично испарится по дороге. После тщательной проверки меня охватил жгучий стыд: мало того что мои пакеты были доставлены в целости и сохранности – их содержимое умножилось: к нему добавились аккуратные, перевязанные ленточкой пакетики с домашними лакомствами и миниатюрные искусственные цветы из проволоки и шелка.

На следующее утро погода была отвратительная: завывания метели слышались даже сквозь тройные стекла и каменные стены. Я не знала, радоваться мне или огорчаться: с одной стороны, пурга грозила сильно затруднить передвижение, а с другой стороны, она могла задержать принца еще на денек-другой. По крайней мере, генератор во дворце не отключился. Электричество сулило горячую воду и фен. Я не отказала себе в удовольствии второй раз за день принять душ и расслабиться под мерное гудение фена, а когда пришло время одеваться, никак не могла решить, что будет предпочтительнее – европейский или национальный стиль.

В конце концов остановилась на европейском: натянула комбинезон, куртку с множеством карманов и ботинки под «Тимберленд», а на голову водрузила шапку замысловатого фасона. Перед самым уходом взяла крошечный цветок из шелка и проволоки, чтобы вставить его в застежку кармана куртки.

Когда я пробиралась сквозь сугробы во дворе замка, стихия несколько успокоилась: метель прекратилась, в воздухе кружились редкие снежинки, снег похрустывал под ногами, но все же над долиной по-прежнему низко висели тяжелые тучи, набухающие новым снегом.

За воротами ко мне опять сбежались дети. Те же самые или другие – к стыду своему, я так и не определила. Сколько можно воспринимать их как толпу, упрекнула я себя. Присев на корточки, я с улыбкой попыталась узнать, кого как зовут.

– Я – Катрин, – сказала я, тыча пальцем себе в грудь. – Катрин.

Они только хихикали, фыркали, смущенно опускали глаза и переминались с ноги на ногу. В конце концов мне все же удалось вытянуть из них несколько слов – надеюсь, это были их имена – и объяснить, что мне нужно в чайный домик «Божественный промысел». Я потуже завязала несколько островерхих шапочек, вытерла бумажным платком пару сопливых носов, а потом выпрямилась и, держась за две из протянувшихся ко мне пухлых ручонок, стала спускаться по заснеженному склону.

– Миз Тэлман, здравствуйте. Я – Джош Левитсен.

– Здравствуйте. Как у вас тут дела? – Мы пожали друг другу руки.

Мистер Левитсен оказался совсем не таким, как я ожидала. Его моложавое загорелое лицо избороздили глубокие морщины, подбородок скрывала окладистая светлая борода; одет он был в слегка засаленную парку со свалявшейся опушкой из оленьего меха; лицо охватывали альпинистские очки в кожаной оправе, стекла которых напоминали нефтяные пятна в морской воде.

– Отлично. У нас все отлично. Позавтракаете? Я уже заказал чай.

Чайный домик «Божественный промысел» располагался на расстоянии штрафного удара от стадиона (он же – аэродром); из окон открывался вид на футбольное поле и заснеженную долину. Внутри было людно, тепло и влажно; большинство посетителей составляли туланцы. В отделке чайной использовалось только полированное дерево, а половицы издавали скрип, похожий на кваканье растревоженных лягушек.

– Что вы мне порекомендуете?

– Рикур сараут, чампе и туук.

– А что это?

– Маисовые оладьи – к ним можно взять сироп, который здесь держат под прилавком специально для меня и моих гостей, каша и густой суп с лапшой; можно заказать кампу, если вы любите острое.

– Может быть, всего понемножку? Я не особенно голодна.

Левитсен кивнул и, махнув рукой, прокричал заказ. После этого он налил нам обоим крепкого чаю в пиалы с маленькими фаянсовыми крышечками. Мы обменялись любезностями и договорились называть друг друга по имени; тут он подался вперед и понизил голос:

– На всякий случай хочу предупредить, Кейт: я служил в Управлении.

– В ЦРУ? – шепотом переспросила я. Он усмехнулся:

– Именно так, но теперь-то я работаю в «Бизнесе». – Опустив очки на кончик носа, он подмигнул.

– Ясно. – На том диске, который дал мне Томми Чолонгаи, это, конечно, упоминалось: мистер Левитсен, хотя и не состоял в штате, получал от нас деньги, причем немалые, и смутно догадывался, что мы заинтересовались этой страной не только ради пары-другой дипломатических паспортов.

– Если могу быть вам полезен, только скажите. – Он широко развел руками. – Я в вашем распоряжении, Кейт. У меня тут обширные связи. Сигарету? – Он вынул из кармана засаленной парки яркую жестяную коробочку и вытянул из нее тонкую самокрутку.

– Нет, спасибо.

– А я закурю; не возражаете? Обернувшись через плечо, я нашла глазами стойку.

– Надо думать, здесь не самое быстрое в мире обслуживание.

– Если повезет – минут десять-пятнадцать. – Он щелкнул «зипповской» зажигалкой. От самокрутки над столом поплыл подозрительный дымок. Ага, значит, травка. Наверно, от него не укрылось, что я повела носом.

– Точно не хотите? – улыбнулся он сквозь колечко дыма.

– Для меня рановато, – ответила я. Он кивнул.

– Я слышал, вас вчера принимала сама старуха.

– Королева-мать? Да, верно.

– Это что, какой-то долбаный секретный план или как?

– Ограничимся словом «секретный».

– Принца упоминали?

– Ей хотелось узнать мое мнение: есть ли у него шанс жениться.

– Ага, она в последнее время этим сильно озабочена.

– Вы часто у нее бываете?

– Нет, что вы, всего один раз к ней ездил, три года назад, когда меня только сюда назначили. Но, как я уже сказал, у меня здесь обширные связи. – Его выгоревшие на солнце брови взлетели над нефтяными кругами очков. – Ну, а что «Бизнес»-то затевает? Ходят слухи, скоро на здешние места обрушится какая-то неслабая фигня, а может, и не фигня, может, наоборот, манна небесная. Что скажете? – Он снова опустил свои альпинистские очки и посмотрел на меня почти плотоядно. – Вы тоже в деле? Готов поспорить, вы ни за что не признаетесь, как пить дать. Но вас же не просто так сюда занесло; уровень у вас какой – третий, да? Кстати, никогда не видел такого симпатичного «трешника» – надеюсь, я вас не обидел.

– Напротив, я польщена.

– Ну, так что тут затевается? – Он опять нагнулся ко мне. – В прошлом году ваши всю Джуппалу облазали, к чему бы это? И в долине копошились, и выше по течению. Лазерные дальномеры привозили, и зонды, и дозиметры, и черта в ступе. Цель-то какова?

– Развитие инфраструктуры,-отозвалась я.

– На горе Джуппала? Издеваетесь?

– Да. – Я отпила чаю. Он рассмеялся:

– Стало быть, ни хрена не скажете?

– Нет.

– И на кой они вас прислали, а, Кейт?

– Почему вы решили, что меня кто-то прислал? Я сейчас в творческом отпуске. Куда хочу, туда и еду.

– Не самый подходящий сезон для отпуска.

– У меня не просто отпуск, а творческий отпуск.

– Так почему вы здесь?

– А почему бы и нет?

Он выпрямился и покачал головой. Вставив окурок в бумажную гильзу, он глубоко затянулся и нахмурился – то ли от сосредоточенности, то ли от горячего дыма.

– Ладно, забыли. – Из-за последней затяжки его голос прозвучал сдавленно. Он отцепил гильзу, сложил ее пополам и оставил на блюдце. – Итак, куда бы вам хотелось съездить?

– Когда?

– Да хоть сегодня. У меня джип. Можно поехать туда, где не пройдет Лангтунов лимузин. Куда душа пожелает – только скажите.

– Очень мило с вашей стороны. Ловлю на слове. У вас вторая половина дня свободна?

– Конечно. Куда поедем?

– Ну, краеведение – по вашей части. Предложите что-нибудь.

– Так... есть тут...– ага! Вот и завтрак. Глазом моргнуть не успели.

– Дядя Фредди?

– Кейт, девочка моя! Надо понимать, долетела до Тулана благополучно?

– Да, все в порядке. Самолет даже не сбил флажки. Осваиваюсь тут. Побродила по городу, осмотрела дворец, побывала у старой королевы, а сегодня днем меня возили на экскурсию в долину и в ближайший город. Погода – хуже некуда. На обратном пути едва не застряли.

– Принц вернулся?

– Нет еще. Его ожидают из Парижа только через пару дней.

– Он и не думал летать в Париж, девочка моя. Он был в Швейцарии, – сказал дядя Фредди. – В Шато. – Так у нас сокращенно называют Шато д'Экс.

– Вот как. Ну все равно его ждут только на следующей неделе.

– Вот и славно. Передала от меня привет королеве-матушке?

– Нет, конечно. Мне и в голову не пришло, что вы знакомы.

– Кто ж не знает Одри? Мы с ней старинные приятели. Разве я тебе не рассказывал? А мне казалось, рассказывал. Склероз, наверно. Ну, не важно. Она, значит, меня не упоминала?

– К сожалению, нет.

– Ничего страшного. Поговаривают, она немного не в себе, а может, и совсем ку-ку. Как она тебе?

– Какая-то странная, будто диковата. Но в Англии полным-полно таких старушек.

– Видимо, на нее высота плохо действует.

– Может быть.

– А кто был твоим гидом, если принц еще не вернулся?

– Почетный консул Соединенных Штатов. Моложавый тип, хиппи второй волны. Угостил меня завтраком – как ни странно, вполне съедобным, а потом свозил на своем джипе в Джойтем. Похоже на Тун, только не так высоко в горах, местность более равнинная, вокруг кусты рододендрона. Сходили в заброшенный монастырь, осмотрели пару ферм и священных ветряков, несколько раз чудом не сорвались в пропасть, когда машину занесло, – вот, пожалуй, и все.

– Настоящее приключение.

– А у тебя как дела? Я несколько раз звонила, но никто не подходил.

– Да как обычно, дурака валяю. На машине катаюсь.

– Тебе нужен мобильник.

– Скажешь тоже! Чтобы он дергался тут день и ночь?

– Нет, Фредди, не «мобиль», а «мобильник». Мобильный телефон.

– Еще чего! Я буду гнать по шоссе, а мне в ухо телефон заверещит? Да я с перепугу обделаюсь.

На другой день небо было чистым, хотя, как ни удивительно (вероятно, во всем Туне это удивило только меня), под этим безоблачным небом кружилась метель. Жесткий, ледяной ветер срывался с гор, пронизывал дворец и весь столичный город и старательно выметал снег, смахивая его в долину, расстилая пышным белым покровом и укладывая в гигантские подушки сугробов по крутым берегам реки.

Джош Левитсен накануне беспокоился, как бы меня не продуло, но мне не впервой было оказаться в холодной стране. До самых глаз замотавшись шарфом, я вышла на улицу, все в той же европейской одежде, но, даже несмотря на это, яростная сила ветра меня оглушила.

Ребятишек поблизости не было. Город словно вымер. От сильных порывов ветра у меня выступили слезы, которые почти мгновенно застывали на коже; мне приходилось постоянно отворачиваться и наклонять голову, стряхивая с лица капельки солоноватого льда и растирая щеки. Я натянула шарф еще выше и кое-как добралась до «Торгового цента», где братья-сикхи засуетились вокруг меня и подали паурке – теплый чай с поджаренной ячменной мукой и сахаром, который на вкус оказался гораздо лучше, чем на вид. Там же я купила горнолыжные очки и синий неопреновый щиток, который закрывал лицо, придавая мне определенное сходство с Ганнибалом Лектером, но зато грел куда лучше шарфа.

Не оставив стихиям ни единого квадратного сантиметра голой кожи, я простилась с братьями, дав им возможность в очередной раз поживиться моими долларами, и опять вышла на холод.

Жители сидели по домам. Мне представился удобный случай осмотреть город как таковой – застройку и пространство. Я бродила по улицам до тех пор, пока обоняние, голод и случай не привели меня к чайному дому «Божественный промысел». Близился обеденный час; я села за столик и, пока руки-ноги все еще горели от мороза, с жадностью накинулась на дхал-бхут (липкий рис, политый чечевичной похлебкой) и джакпак-кампу (острое тушеное мясо неизвестного происхождения). Все это я запила жидким йогуртом, который назывался дхаи и был очень похож на обычное ласси.

Другие посетители чайной, в основном мужчины, закутанные с головы до ног в стеганую одежду (некоторые даже не снимали своих остроконечных шапок) улыбались в мою сторону, смеялись и тараторили по-тулански; я отвечала бессмысленной улыбкой, похохатыванием и дурацкими ужимками: когда в мясном рагу попался перец чили, я обмахивала рот так, чтобы со стороны это выглядело комично, трясла головой, ежилась, кривилась, присвистывала – словом, полчаса вела себя как слабоумная, зато уходя, я широко улыбалась под синей неопреновой маской Ганнибала Лектера и ощущала только сытость, тепло и безмятежность; на меня снизошло ничем не омраченное блаженство: такой непосредственной застольной беседы, такого жизнеутверждающего общения у меня не было никогда в жизни.

– Катрин?

– Да, мистер Хейзлтон.

– Надеюсь, там все нормально?

– Все прекрасно.

– А как в Тулане, хорошо?

– Неплохо.

– Ни разу там не бывал. Стоит съездить?

– Трудно сказать, мистер Хейзлтон. Если вы любите горы и снег, вам здесь понравится.

– Ты, похоже, не в восторге от этой страны, Катрин.

– Ну почему же, я люблю и горы, и снег.

– Понятно. Я тут все думаю, что ты там надумала. То есть пытаюсь определить, определилась ты или нет.

– М-м-м.

– Катрин, что-то ты темнишь.

– Разве?

– С тобой в комнате кто-то есть?

– Нет.

– Выходит, я тебя расстроил?

– Расстроили, мистер Хейзлтон?

– Катрин, надеюсь, ты веришь, что я не имею никакого отношения к содержанию этого диска. Он случайно попал ко мне в руки, и, признаюсь, я решил обратить это себе на пользу, а что еще мне оставалось?.. Катрин, если я сейчас зря теряю время, скажи – и я повешу трубку. Наверно, лучше будет поговорить в другой раз.

– С какой целью вы звоните, мистер Хейзлтон?

– Хотел узнать, что ты надумала касательно содержания диска, который я тебе передал. Решила ничего не предпринимать или все еще раздумываешь?

– Пожалуй, раздумываю. Лихорадочно раздумываю.

– Это правда, Катрин?

– Мистер Хейзлтон, разве я стану вас обманывать?

– Не исключено – если понадобится.

– Так или иначе, я все еще в раздумьях.

– К сожалению, проблема никуда не исчезла. Вот сейчас мы с тобой ведем разговор, а миссис Бузецки находится...

– В Бостоне. Она в Бостоне, и отнюдь не с подругой детства.

– Так-так. Ты в курсе. Не иначе как узнала от Стивена. Как у него дела? Думаешь, он что-то заподозрил?

– Трудно сказать, мистер Хейзлтон.

– Мне пора, Катрин. Вернется принц – передавай от меня привет, хорошо?

Вечером явился Лангтун Хемблу, который заявил, что отвезет меня в министерство иностранных дел для завершения формальностей. Мне нужно было взять с собой паспорт. Попросив Лангтуна подождать, я облачилась в туланскую одежду, после чего мы сели в его «роллс» и проехали – совсем недалеко – по оживленным городским улицам к приземистому строению с унылыми стенами.

Меня провели в большой зал с растопленной изразцовой печью; на высоких табуретах за высокими столиками сидели четверо юных писарей в желтых мантиях. Все четверо уставились было на меня, но тут же склонили головы и судорожно заскрипели перьями, потому что из дверей рядом с печью появился высокий лысый чиновник в оранжевой мантии, который представился как старший инспектор иммиграционной службы Шлахм Тивелу и пригласил меня в свой кабинет.

Мы сели по разные стороны внушительного стола, на крышке которого располагался изогнутый ряд ячеек со свернутыми в трубочку документами. Господин Тивелу надел изящные очки и изучил оба моих паспорта с таким видом, будто до той поры крайне редко встречал столь диковинные бумаги.

В мой первый приезд иммиграционный и таможенный контроль проводился в зале прибытия на аэродроме. Процедура заключалась в том, что я, нагнувшись, прошла в дверь багажного отсека некогда разбившейся «дакоты», представилась юнцу за шаткой конторкой и пожала ему руку. Очевидно, с тех пор формальностей прибавилось.

Господин Тивелу кивнул, порылся на столе, пробормотал что-то насчет проклятого штампа, потом пожал плечами, сделал какую-то запись в моем британском паспорте, протянул мне оба и пожелал приятно провести время.

Выйдя из министерства, я не преминула взглянуть на соответствующую страницу. Там стояла дата и выведенное печатными буквами «Добро пожаловать в Тулан».

Лангтун придержал для меня дверцу «роллса». Его физиономия сияла улыбкой.

– Похоже, настроение у вас бодрое, – заметила я, когда мы ехали обратно, в гору.

– А как же иначе, миз Тэлман! – отозвался Лангтун, чье отражение в зеркале заднего вида так и лучилось счастьем. – Ведь завтра возращается его высочество принц!

– К сожалению, я не уверена... что? – Я резко подалась вперед. – Завтра? – А я-то рассчитывала еще по крайней мере трое суток не волноваться насчет появления Сувиндера.

– Именно так! Ну разве это не желанная новость? Теперь вы его все-таки увидите! И я уверен, он вам тоже будет рад.

– Видимо, да. Полагаю, он будет рад. – За окном проплывал «Торговый цент»; один из братьев-сикхов при виде меня заулыбался и стал оживленно махать рукой. Я рассеянно помахала ему в ответ.

У меня даже не оставалось возможности сесть в самолет; доставив меня сюда, он сделал еще один рейс, а следующим рейсом уже летел принц. Правда, оставался еще шанс найти хоть какое-то автотранспортное средство и долго ехать сначала по северной дороге, потом по западной и в конце концов свернуть на юг, в Индию. Судя по рассказам, это означало невыносимо тяжелые, небезопасные переезды и ночлег в сомнительных придорожных гостиницах. Можно было, конечно, отправиться на своих двоих через горы, при условии, что перевалы еще не скрылись под снегом, но в такое время года на это рассчитывать не приходилось. Когда-то, лет в двадцать с небольшим, я жила в Непале и увлекалась пешими походами, так что кое-какой опыт у меня имелся, но теперь мне совершенно не улыбалось карабкаться по горам, да и возраст уже не тот. В любом случае, такое бегство выглядело бы вопиющим неуважением.

– Почему принц возвращается раньше срока? – спросила я.

– Это нам неизвестно, – признался Лангтун, выравнивая машину: нас занесло возле мясной лавки, потому что мы наехали на кучу кишок или куриных потрохов. – Не иначе как проигрался в парижском казино, – предположил он со смехом.

– Ха-ха, – поддержала я. И откинулась на спинку сиденья. Сувиндер. Ну что ж поделаешь.

Строго говоря, возвращение принца мне ничем не грозило. В общем-то, с ним не так уж сложно иметь дело, и он, скорее всего, смог бы еще больше облегчить мне путешествия по стране и доступ туда... ну... куда потребуется. Так что, в сущности, не так уж это и плохо.

– Смотри на вещи позитивно, – твердила я себе.

Принца ожидали утром. Казалось, весь город пришел посмотреть, как будет садиться самолет. День опять выдался ясный, но очень морозный, хотя ветра почти не ощущалось. Лангтун Хемблу, в потертой шоферской форме, которая была на пару размеров ему велика и включала в себя высокие сапоги, брюки для верховой езды и серую фуражку, отвез меня в аэропорт на «роллс-ройсе», но извиняющимся тоном объяснил, что во дворец мне придется возвращаться без него, так как машина понадобится принцу и его свите. Я ответила, что ничуть не возражаю, и присоединилась к толпе на краю стадиона-аэродрома. Мне бросилось в глаза, что с футбольного поля убрали дальние ворота.

Появились мои маленькие друзья, закутанные до ушей, Дулсунг, Граумо и Покум (если я правильно разобрала их имена), и мы встали рядком, хотя из-за чужих спин им ничего не было видно. Дулсунг была самой маленькой; я посадила ее к себе на плечи. Она хихикнула и с размаху сомкнула липкие ручонки у меня на лбу, под черной меховой шапкой. Оба мальчугана посмотрели на нее с завистью, пошушукались, склонив друг к другу остроконечные шапочки, а потом каждый потянул за ближайшую к нему стеганую штанину и многозначительно указал на Дулсунг. Слегка поканючив, они добились своего и тоже были водружены на чьи-то плечи.

Похоже, все остальные увидели самолет раньше меня. На него стали показывать пальцами, раздалось несколько приветственных возгласов. Потом высоко вверху, немного в стороне, и я увидела крохотный кусочек металла на фоне серо-синих каменистых гор; а его темная тень задрожала на хребтах и перевалах, когда он, накренившись, стал падать на нас. Звук двигателей все еще терялся в ущельях.

Я подняла глаза на Дулсунг.

– Самолет, – сказала я ей, показывая в соответствующем направлении.

– Молет.

Самолет стремительно снижался, закладывая виражи и падая, борясь с ветром. Теперь он уже летел не прямо на нас, а пересекал небосвод под углом, над забитой льдом тесниной. Описав дугу с одной стороны города, он резко развернулся над каменистым руслом в низовьях реки и полетел обратно, опять прямо к нам. До меня дошло, что в день моего собственного прибытия ветер дул в противоположном направлении. Горбатый, почти квадратный в сечении самолет казался застывшим в воздухе, и теперь уже был слышен рев двигателей.

Покачиваясь, разрезая воздушные волны и потрясая крыльями, самолет будто пожимал плечами. Казалось, он опять промахнется и пойдет на второй круг, но тут он внезапно нырнул, ослепил блеском, и шасси с глухим стуком взрыло дальний конец поля, подняв облако пыли и гравия примерно там, где должны были стоять ворота. Все, видимо, восприняли это как знак, что пора аплодировать, – даже Дулсунг оторвалась от моего лба, чтобы пару раз хлопнуть в ладошки. Перекрывая этот шум, гул двигателя усилился, и создалось впечатление, будто самолет на бегу раскланивается, поджав переднее шасси и оставляя за собой серо-коричневый шлейф.

В кабине я разглядела обоих пилотов. И приготовилась сбежать. Двигатели взвизгнули, самолет вздрогнул и замедлил ход, а потом повернулся, слегка вибрируя, и замер, так и не въехав в штрафную зону футбольного поля, метрах в пятидесяти от меня.

Когда форточка пилотской кабины отъехала в сторону, а в образовавшееся отверстие был просунут шест с туланским флагом, я присоединилась к общей овации. На гравиевой площадке выстроилась очередь чиновников, которые собирались приветствовать повелителя; Лангтун Хемблу вывел «роллс» на боковую линию, рядом с парой джипов, а сам встал у задней дверцы с фуражкой под мышкой.

Первым из самолета, помахивая рукой, вышел принц. Его отлично подогнанное по фигуре темно-синее одеяние было скроено на манер традиционных стеганых брюк и куртки. Собравшиеся махали руками ему в ответ. Некоторые уже расходились – видимо, те, кто пришел посмотреть только на самолет, или бескомпромиссные республиканцы, разочарованные очередным благополучным возвращением монарха. Теперь вслед за принцем из самолета выбирались сопровождающие.

Я взглянула на Дулсунг. Ее грязные ботинки извозили мою стеганую красную куртку.

– Принц, – показала я.

– Ринс.

Сувиндер огляделся, словно в рассеянности, проходя мимо кланявшихся чиновников. Пока сопровождающие собирались сами и собирали свой багаж, он жестом подозвал Лангтуна Хемблу. Они обменялись несколькими фразами, потом Лангтун показал на ту часть толпы, где стояли мы, и оба принялись что-то высматривать, одинаково приложив ладонь козырьком. Ну не меня же, в самом-то деле?

Тут Лангтун выхватил меня взглядом из толпы, помахал и окликнул. Тронув принца за рукав, он указал в мою сторону. Стоявшие передо мной стали оборачиваться. Принц поймал мой взгляд, широко улыбнулся и тоже замахал, что-то крича.

– Черт, – выдохнула я.

– Черт, – отчетливо повторил надо мной тоненький голосок.

– Как приятно вас видеть! – восторженно повторял принц, прихлопывая в ладоши и улыбаясь, как школьник. Я обратила внимание, что колец у него на пальцах не было. В «роллс», который, подпрыгивая, тронулся в гору, к дворцу, набилось, вместе со мной, семь человек. Меня прижали вплотную к Сувиндеру, которому было относительно удобно посредине заднего сиденья. С другой стороны от него сидел Б. К. Бусанде, его личный секретарь. Хиса Гидхаур, министр финансов и иностранных дел, которого я в последний раз видела в Блискрэге, оказался прямо напротив меня, министр внутренних дел Хокла Нинипхе обливался потом возле печки, а премьер-министр Джунгеатаи Румде и командир ополчения Сриккум Пих, которые втиснулись в автомобиль последними, были вынуждены сидеть на корточках, прислонясь к дверцам. Думаю, им было бы куда комфортнее в одном из двух джипов, которые ехали за нами, но, очевидно, протокол поездок с монархом был очень строг.

Меня представили чиновникам и сановникам, с которыми я не встречалась раньше, и, пока мы не втиснулись в машину, все они проявляли вежливость и сердечность; я искренне надеялась, что количество метафорических больных мозолей, на которые я случайно наступила, меньше, чем число физических.

Однако в лимузине тоже никто не проявил неудовольствия – ни те, кто теснился на сиденьях в своей толстой стеганой одежде, ни те, кто примостился на корточках: гладкие лица сияли широкими улыбками, меня одаривали кивками и прищелкиваниями языком. Такой душевный подъем я приписала их вполне объяснимой радости по случаю того, что их толстые туланские зады наконец-то осели в таком транспортном средстве, которое несло их всего лишь в полуметре над землей, двигалось со скоростью резвого пешехода, а в случае неисправности благополучно остановилось бы у обочины, попыхивая паром, вместо того чтобы рухнуть с небес на обледенелые горы.

– Вы виделись с моей матерью, – продолжил разговор Сувиндер. – Как она себя чувствует?

– По-моему, неплохо.

– Вы нашли общий язык?

Я тщательно взвесила каждое слово:

– У нас была продолжительная и откровенная беседа.

– О, это замечательно! – обрадовался Сувиндер.

Я обвела глазами остальных. Политическая элита Тулана взирала на нас восхищенно и кивала в знак одобрения.

Королевские апартаменты располагались в той же недавно модернизированной части дворца, что и моя спальня, только этажом выше. Весь дворец внезапно заполнился людьми, которые бегали в разные стороны, хлопали дверьми, размахивали бумажками, таскали какие-то ящики и стучали открытыми ставнями. Я стояла в холле личных апартаментов принца рядом с Б. К. Бусанде, наблюдая, как слуги, которых я раньше никогда не видела, носятся по комнате, распаковывая чемоданы и поправляя картины на стенах.

Холл выглядел относительно скромно, если не сказать аскетично. На гладких стенах висело несколько дымчатых акварелей; по натертому деревянному полу были разбросаны коврики с замысловатым орнаментом; здесь стояла пара больших кремовых диванов и еще кое-какая мебель, видимо старинная, с изящной резьбой, в том числе низкий столик в центре.

В дверь вошел слуга с букетом свежих цветов и поставил его в вазу на комоде. Я поправила все тот же маленький цветочек из проволоки и шелка, который брала с собой накануне, и мое внимание переключилось на красную стеганую куртку, хранившую грязно-серые следы от ботинок Дулсунг. Я счистила их, насколько это было возможно, и стряхнула пыль с ладоней.

– Вам придется мне подробно рассказать, чем вы занимались после приезда! – крикнул принц откуда-то из-за двери в спальню. Судя по гулким отзвукам, из ванной комнаты.

– Да просто осматривала достопримечательности.

– Надеюсь, вы еще не собираетесь уезжать? Я бы хотел лично показать вам Тулан.

– По-видимому, смогу задержаться еще на пару дней. Но я не хотела бы отрывать вас от дел, сэр.

Возникла пауза, после чего принц, нахмурившись, высунулся из спальни.

– Ни в коем случае не обращайтесь ко мне «сэр», Катрин. Для вас я Сувиндер. – Покачав головой, он снова исчез. – БК, будь добр, озвучь мое приглашение.

Б. К. Бусанде с поклоном произнес:

– Сегодня вечером состоится торжественный прием в честь возвращения его высочества. Не соблаговолите ли вы присутствовать?

– Конечно. Почту за честь.

– Замечательно! – отозвался принц.

Зеленое полотно высокогорных равнин было изрезано беспорядочно вздыбившимися к небу вершинами. На этих лоскутках цеплялся за жизнь целый мир кустарников, деревьев, птиц и животных, которые наперекор всему существовали и размножались в насквозь продуваемой пустыне, среди разъеденного ветром льда, обнаженной горной породы и бесплодного гравия.

Прием состоялся в главном зале, который был не так уж велик – немногим больше тронного зала в старом дворце, – но отделан куда менее эксцентрично: резьба, делавшая его похожим на сталактитовую пещеру, да шерстяные ковры, а может быть, гобелены на стенах.

Проконсультировавшись с Лангтуном Хемблу относительно уместности маленького иссиня-черного платья от Версаче – которое, к сожалению, было признано слишком коротким – я остановилась на длинном платье без рукавов из зеленого шелка, с воротником-стойкой в китайском стиле. Надевая такие туалеты, я долго и придирчиво разглядываю себя в зеркале; на сей раз предварительная, по-фашистски жестокая диета помогла мне выдержать дотошную самопроверку, и, что весьма приятно, в тот вечер моему платью делали такие комплименты, которые означают, что люди восхищаются именно твоим видом, а не удачным превращением старой коровы в молодую телочку.

На приеме присутствовало человек, наверно, двести. В основном это были туланцы, но помимо них пришло еще десятка два индусов и пакистанцев, энное количество китайцев, малайцев, еще каких-то уроженцев Востока, чью национальную принадлежность я так и не определила, и горстка японцев. Да и западных личностей откуда ни возьмись набежало порядочно; я даже не подозревала, что во всем Тулане их наберется так много, как оказалось в одном лишь Туне.

Меня представили верховному комиссару Индии, послам Индии и Пакистана, а также разным консулам, почетным и обычным, включая Джоша Левитсена, прибывшего в несуразном костюме-тройке, который вышел из моды еще во времена его школьного выпускного бала. Вероятно, чтобы отвлечься от этого обстоятельства, он уже прилично набрался к тому моменту, как мы пожали друг другу руки.

Принц подводил меня к своим министрам, советникам и членам семьи. Последняя категория включала его унылого брата с женой, чей сын наследовал трон в случае, если у Сувиндера не будет детей, а пока учился в принадлежащем «Бизнесу» швейцарском пансионе. Потом я также перезнакомилась с представителями других благородных семейств, которых насчитывалось не более дюжины; с группой почти неотличимых друг от друга лам в шафранно-желтых одеяниях; с парочкой индуистских жрецов, чьи одеяния выглядели почти вызывающими; кроме того, я была представлена тем туланским сановникам, с которыми разошлась четыре года назад в «Твин-Оттере» и накануне – в министерстве иностранных дел.

Мне пришлось много кланяться и много улыбаться. Я всегда благодарила судьбу за прекрасную память на имена и теперь, не нуждаясь в подсказках, поздоровалась с такими людьми, как старший инспектор иммиграционной службы Шлахм Тивелу, министр внутренних дел Хокла Нинипхе и премьер-министр Джунгеатаи Румде. Все они были польщены. Я заметила женское лицо, которое точно где-то видела раньше, но не сразу вспомнила: это была одна из фрейлин старой королевы.

Иностранное присутствие олицетворяли британцы из МДС и американцы из Корпуса мира – как и положено, молодые, полные энтузиазма, наивные и энергичные, несколько учителей, в основном из Англии и Франции, парочка докторов-австралийцев и один хирург-индиец, группа неотесанных канадских инженеров и подрядчиков, занимавшихся относительно мелкомасштабным строительством, горстка потных европейских бизнесменов, которые надеялись получить у туланских министров лицензию на землепользование, и профессор геологии из Милана, внешне привлекательный, но ядовито-самодовольный, с целым эскортом студенток.

Только когда начинаешь вглядываться, только когда насмотришься на ослепительно-белые вершины вверху и переведешь взгляд на то, что тебя окружает, начинаешь видеть все разнообразие форм.

– Работают они из рук вон плохо.

– Неужели?

– Сладу нет. Толку от них никакого. Не понимают, что такое рабочее время. По-моему, они вообще не понимают, что такое время, – возмущался рослый, грузный бизнесмен-австриец, крепко вцепившийся в бокал с коктейлем.

– Да что вы говорите? – отозвалась я.

– Именно так! У нас фабрика в Сангаману: сами понимаете, небольшое, вернее даже сказать – просто крохотное предприятие по производству очков и национальных украшений. Мы получили средства от Всемирного банка и разных негосударственных организаций, и этот проект призван был обеспечить столь необходимые здесь рабочие места. И дело могло приносить более или менее приличный доход, если бы не рабочие – они неисправимы. Забывают, что надо ходить на работу. Уходят до звонка.

Они, по-моему, вообще неспособны понять, что рабочая неделя длится пять или шесть дней – то отправляются пахать землю, то идут собирать хворост. Мириться с этим нельзя, а что делать? Эта фабрика для моей компании ровным счетом ничего не значит. Нет, на самом деле что-то, конечно, значит, хотя так мало, что практически, можно сказать, ничего. Но, видите ли, в Сангаману это самый крупный работодатель! Сказали бы спасибо, что там есть фабрика; казалось бы, они должны стараться, как мы, изо всех сил, чтобы наладить дело, а они пальцем о палец не ударили. Таких можно только пожалеть. Местный народ – как дети. Да, так и есть, неразвитые, как дети.

– Ну и ну. – Я покачала головой, изобразив заинтересованность.

Вскоре я под каким-то предлогом удалилась, оставив этого субъекта мрачно соглашаться с немцем-топографом, что, дескать, местные ни на что не способны. Мне хотелось найти кого-нибудь менее зашоренного, свободного от расхожих ярлыков и представлений.

На глаза мне попался командир ополчения Сриккум Пих, застывший без движения в тесном парадном мундире, какие, наверно, носили британские офицеры в прошлом веке.

– Господин Пих, – поклонилась я.

– О, миз Тэлман. – Сриккум Пих был стар, слегка сутул, ниже меня ростом, с копной самых седых волос во всем Тулане.

– Мне очень нравится ваш мундир. У вас поистине величественный вид. А меч просто поражает воображение.

Господин Пих с готовностью откликнулся на лесть. По всей видимости, он совмещал посты командира ополчения, главнокомандующего вооруженных сил, министра обороны и начальника штаба армии. После того как он дал мне рассмотреть ослепительно сверкающий, украшенный изящной гравировкой меч, который кто-то из его предшественников получил в дар от индийского магараджи сто лет назад, мы разговорились о щекотливых особенностях его службы и о миролюбивом характере туланцев.

– Мы очень плохой солдаты, – сказал он, без видимого сожаления поводя плечами.

– Ну, если вам не надо сражаться...

– Очень плохой солдаты. Монахи лучше.

– Монахи?

Он утвердительно кивнул:

– У монахи есть состязания. Вот такие. – Он изобразил движение, которым натягивают тетиву.

– Состязания по стрельбе из лука? – переспросила я.

– Правильно. Четыре раза год они соревноваться, весь сампал, весь дом монахов против всех других. Из лука. Но всегда пьянство сначала.

– Они сначала напиваются?

– Пьют кхотсе. – Так называлось местное пойло, перебродившее молочное пиво, которое я пробовала только однажды, в свой первый приезд. Думаю, даже самые страстные любители этого напитка согласятся, что к нему нужна особая привычка. – Напиться, – продолжал Сриккум Пих, – потом они выпускать стрелу. Некоторые очень хорошо. Попадать в центр мишени, стрелять в точку. Но. Начать хорошо, потом напиться, заканчивать не хорошо. Смеяться слишком много. Падать. – Он покачал головой. – Грустное положение дел.

– Значит, вы не можете использовать этих монахов в качестве солдат?

На его лице отобразился благоговейный ужас:

– Ринпоче, Тсунке, верховный лама, главный жрец, они мне не разрешать. Ни один не разрешать. Они очень...– он надул щеки, выпустил воздух через рот и покачал головой.

– А разве у вас нет кого-нибудь вроде самураев? По-моему, я что-то читала о представителях военного сословия. Как они называются? Треих?

– Они не хорошо тоже. Самый плохой. Все размякли. Очень мягкие люди теперь. Слишком много жить в домах, как говорится. Из них плохой офицер, вы разве не знаете. – Он опять покачал головой и внимательно изучил свой пустой бокал. – Грустное положение дел.

– А остальные мужчины? Из кого вы вербуете солдат?

– Не иметь солдат, – сказал он, пожимая плечами. – Ни один не иметь. Ни одного шиша.

– Ни одного солдата?

– У нас есть ополчение; я начальник. У мужчин оружие дома, у нас есть еще оружие, можем дать, здесь, во дворце, также в резиденции губернатора в каждых городах. Но не бараки, не постоявшая армия, не профессионалы, не региональная армия. – Он ударил себя в грудь. – Вот единственный комплект военная форма на вся страна.

– Ничего себе!

Сриккум Пих указал туда, где Сувиндер разговаривал с двумя министрами. Принц помахал рукой. Я помахала в ответ.

– Я прошу у принца деньги на форму для людей, – продолжал военачальник, – но он говорить: «Нет, сейчас не время, старина Сриккум, надо ждать. Может, следующий год». Ну, я очень терпеливый. Оружие важнее формы. Это так.

– Но если бы к вам вторглись, скажем, китайцы, сколько человек вы могли бы выставить? Какое количество было бы максимальным?

– Тайна государственной безопасности, – произнес он, медленно качая головой. – Очень совершенно секретно. – Потом задумался. – Примерно двадцать три тысячи.

– О, это довольно внушительное войско. Или ополчение.

Сриккум Пих посмотрел на меня с сомнением.

– Это смотреть сколько ружей. Люди не должны их продавать или использовать как другие вещи, как подпорка в доме, а некоторые используют. – Он помрачнел

– Грустное положение дел, – сказала я.

– Грустное положение дел, – согласился он и тут же повеселел. – Но принц всегда говорит: он счастлив, что я самый безработный человек в Тулане. – Он огляделся, потом приблизился ко мне и перешел на шепот. Мне пришлось нагнуться, чтобы лучше слышать. – Я каждый год получать премию за отличную работу, потому что нет войны.

– Серьезно? – я рассмеялась. – Это же просто великолепно! Вас можно поздравить.

Начальник ополчения предложил наполнить мой бокал, который и без того был полон, и удалился в направлении столика с напитками. Он был явно доволен и самим собой, и отсутствием войны, которое приносило ему немалую выгоду.

Я еще побродила по залу и вскоре разговорилась с одной из учительниц, молодой валлийкой по имени Сирис Уильяме.

– О, Сирис, как солистка «Кататонии»?

– Совершенно верно. Даже пишется одинаково.

– Вас, конечно, все время об этом спрашивают, но тем не менее – как вам нравится здесь работать?

Сирис полагала, что в Тулане чудесные дети. Школы очень плохо оборудованы, а родители частенько не пускают детей на уроки, когда есть работа по хозяйству, но в основном ученики вполне смышленые и прилежные.

– А сколько они проводят в школе? Сколько лет учатся?

– На самом-то деле они учатся только в начальной школе. Средняя школа существует, но она платная. Хотя плата незначительная, большинству семей и это не по карману. Обычно старший ребенок в семье получает образование класса до седьмого-восьмого, а все остальные уходят из школы в одиннадцать-двенадцать лет.

– Старший ребенок – это всегда старший мальчик, даже если в семье есть девочка постарше?

– Ну, практически всегда мальчик, – печально улыбнулась она. – Я пытаюсь – то есть, вообще говоря, все мы пытаемся, просто я самая настойчивая – как-то это изменить, но такова традиция многих поколений, понимаете?

– Разумеется.

– Но здешние люди далеко не глупы. Они уже склоняются к мысли, что образование будет на пользу и девочкам тоже; мы одержали не одну победу. Но все равно это, как правило, значит, что только один ребенок из семьи будет учиться в средней школе.

– Думаю, некоторые старшие сыновья были от этого не в восторге.

– Как знать, – улыбнулась она. – Они только радуются, когда заканчивают ходить в школу. По-моему, большинство как раз хотело бы усадить за парты сестер.

Я продолжила циркулировать по залу. Сам премьер-министр рассказал мне о работе туланского правительства. На местном уровне существовало некое подобие демократии, люди в каждом населенном пункте выбирали старосту или градоначальника, который потом выбирал околоточных, чтобы те поддерживали правопорядок (об этом можно было не беспокоиться: уровень преступности традиционно оставался очень низким, и я пока не видела в Тулане никого, кто хоть отдаленно напоминал бы полицейского). Главы благородных семейств, старосты и градоначальники входили в своего рода парламент, который собирался от случая к случаю и мог обращаться с предложениями к монарху, однако все остальные полномочия принадлежали тем, кого назначал монарх, и тем, кого назначали назначенцы монарха. Любой житель княжества, который считал, что с ним несправедливо обошлись в суде или в какой-либо другой инстанции, мог апеллировать к монарху. Сувиндер относился к этой своей миссии очень серьезно, и Джунгетаи Румде считал, что люди злоупотребляют доброжелательностью принца. Он предлагал учредить нечто вроде верховного суда, но Сувиндер предпочитал решать дела по старинке.

– Да нет же, они классные ребята. Только имейте в виду: они на все забили большой болт. – Рич был инженером-строителем из Австралии. Он рассмеялся. – Кое-кто со мной не соглашается, но по моему разумению, у местных классное отношение к жизни: они думают, их души куда-то там переселятся, понимаете?

Я улыбнулась и кивнула.

– А кому нужны защитные барьеры, если о тебе заботится сам Господь Бог и в другой жизни тебе больше повезет, понимаете? Но все равно, они вкалывают, как черти. Не могут остановиться.

Еще один круг по залу. Мишель, уныло-симпатичный врач-француз, относился к тому разряду людей, которые считают, что ухоженной внешности достаточно для того, чтобы произвести хорошее впечатление. Он, как у нас говорят, рубил сплеча, но та характеристика, что он дал туланскому здравоохранению, отличалась краткостью и объективностью. Высокая детская смертность, отсутствие акушерской службы в сельской местности, эпидемии гриппа, каждую зиму уносящие несколько тысяч жизней, дефицит продовольствия, много случаев слепоты, которую легко предотвратить и/или вылечить. В некоторых долинах проблемы со щитовидкой, вызванные недостатком минеральных солей и витаминов. Никаких признаков детоубийства на основании пола ребенка. СПИД известен, но не распространен.

На этой оптимистичной ноте добрый доктор сделал мне непристойное предложение, причем таким скучающим тоном, что невольно возникал вопрос: то ли он настолько привык к собственной неотразимости, что уже перестал прилагать усилия, чтобы заманить женщину в свои объятия, то ли настолько боялся отказа, что считал за благо не облекать свое предложение в слишком значимую форму.

Я не последовала примеру Римской империи и не пала.

Голубые сосны и сосны чир, дубы с шершавыми листьями, гималайская цикута и серебристые ели, можжевеловое дерево и можжевеловый кустарник заполоняли любую щель, в которой оказывалась почва, причем можжевельник, хотя и скудный из-за ущерба, наносимого ему ветром и холодом, все-таки рос повсюду, исчезая лишь на высоте пяти километров над уровнем моря.

– У нас в обществе плюрализм. Мы уважаем верования индусов, наших братьев и сестер. Буддисты не соперничают с представителями других религий. Индуистская вера – как иудаизм, она предоставляет древние своды законов, по которым человек может жить и сверять свои мысли. Наша религия моложе, это религия другого поколения мысли, если угодно, вобравшая в себя древние традиции, привыкшая их уважать. На Западе ее рассматривают скорее как философию. Во всяком случае, по нашим сведениям.

– Да, я знаю нескольких буддистов из Калифорнии.

– Правда? Я тоже! Вы знаете...

Я улыбнулась. Мы обменялись несколькими именами, но, как и следовало ожидать, совпадений не обнаружили.

Сахаир Беиес был «ринпоче», то есть верховным ламой, монастыря Бхаиваир, крупнейшего в стране. Я уже видела этот монастырь, хотя и издалека – он протянулся вдоль скал над старым дворцом в нескольких километрах от Туна. Верховный лама, щуплый, неопределенного возраста, обритый наголо, облаченный в ярко-шафрановое одеяние, поблескивал мудрыми глазами из-за маленьких очков в проволочной оправе.

– Вы христианка, миз Тэлман?

– Нет.

– Тогда, наверно, иудейка? Я замечал, что фамилии на «-ман» в основном бывают у иудеев.

Я покачала головой:

– Нет, я чту Евангелие, но сама – атеистка. Он задумчиво кивнул:

– Полагаю, это путь не из легких. Как-то раз я задал тот же вопрос одному из ваших соотечественников, и тот ответил: «по вероисповеданию я – капиталист». – Ринпоче рассмеялся.

– Таких у нас много. Правда, не все готовы в этом признаться. Смысл жизни – в обогащении. Победитель – тот, у кого на момент смерти окажется больше игрушек. Детство.

– Он прочитал мне лекцию на тему динамической природы Запада вообще и Соединенных Штатов Америки в частности. Мне многое стало понятно.

– Но это не убедило вас переехать в Нью-Йорк и стать промышленником или биржевым маклером?

– Нет! – рассмеялся он.

– А как насчет представителей других религий? – спросила я. – Наведываются ли сюда мормоны или, к примеру, свидетели Иеговы? – мне вдруг привиделся комический образ – двое молодых святош в строгих костюмах и начищенных штиблетах (облепленных снегом) дрожат у гигантских ворот далекого монастыря.

– Крайне редко. – Ринпоче задумался. – Обычно к тому времени, когда мы их видим, они уже... меняются. – Он широко раскрыл глаза. – Но мне интереснее физики. Я беседовал с известными учеными из Америки и нобелевскими лауреатами из Индии – меня поразило, что мы, как говорится, во многом настроены на одну волну.

– Физики – это наши брамины.

– Вы так считаете?

– По-моему, немало людей придерживается такого же мнения, хотя многие не отдают себе в этом отчета. Для нас наука – это религия в действии. Другие религии только говорят о чудесах, а наука их демонстрирует посредством своих достижений: она дает возможность заменять больное сердце, разговаривать с людьми на другом краю земли, летать к чужим планетам, исследовать возраст Вселенной. Включая свет или поднимаясь на борт самолета, мы тем самым выказываем свою веру.

– Вот видите? Это очень интересно, но я предпочитаю идею нирваны.

– Как вы сказали, сэр, это путь не из легких, но только если об этом задумываешься.

– Один из ваших американских профессоров сказал, что изучение религии – этот всего лишь познание человеческого разума, но тот, кто стремится познать разум Божественный, должен изучать физику.

– Что-то знакомое. Наверно, читала его книгу.

Ринпоче прикусил губу:

– Думаю, сейчас я понимаю, что он имел в виду, но тогда не смог ему объяснить, что мысли людей и те явления, что мы хотим объяснить посредством физики, могут оказаться... второстепенными по отношению к обретению настоящего прозрения, и это будет сродни результату одного из тех экспериментов, где используется гигантская энергия, чтобы доказать, что две совершенно разные силы на самом деле суть одно и то же. Вы понимаете, что я имею в виду? Достигнув нирваны, мы, возможно, признаем, что поведение людей и фундаментальные законы физики в основе своей неразличимы.

Мне понадобилась пауза, чтобы это осмыслить. Потом я отступила на шаг назад и сказала:

– Ну и ну, на вашу работу явно не с улицы берут!

Ринпоче блеснул глазами и, прикрыв рот ладонью, издал застенчивый смешок.

А над ними и среди них снежные попугаи, солнечные нектарницы, улары, бородатки, клушицы, певчие птицы, птицы-говоруны, грандалы, завирушки, гималайские белоголовые сипы и туланские трагопаны подпрыгивали, порхали, сновали во все стороны, ныряли, летали кругами или слетали на землю.

По дороге из туалета мне навстречу попалась фрейлина, которой я кивнула и улыбнулась – она направлялась как раз туда, где я только что побывала; потом я заметила Джоша Левитсена, который собирался выйти на террасу, откуда открывался вид на ночной город. Я последовала за ним. Он стоял, раскачиваясь, у каменного парапета и прикрывал рукой зажигалку; вспыхнувший огонек на мгновение сделал его лицо желтым. При моем приближении он поднял голову.

– Эй, миз Тэлман, тут можно околеть, вам это известно? Милое платье. Я уже говорил? И вообще, вы просто куколка, вам это известно? Если, конечно, вы не против. Не желаете ли курнуть? Солнце село, как говорится, ниже ели, а?

– Не откажусь.

Мы облокотились на холодный камень. Вечер и вправду был морозным, но, по крайней мере, безветренным. Я почувствовала, что пушок у меня на руках встал дыбом, а кожа покрылась мурашками. Травка оказалась крепкой. Я затянулась, но закашлялась на выдохе.

– Забористая. Местная? – Тонкий косяк перешел от меня к Левитсену.

– Лучший туланский сорт. На каждой пачке – заботливое предупреждение министра здравоохранения.

– Идет на экспорт? Что-то мне прежде не попадалась туланская трава.

– Мне тоже. Сугубо местный товар. – Он внимательно осмотрел сигарету, прежде чем передать ее мне. – Может, оно и к лучшему. А то цена бы подскочила.

Некоторое время мы курили молча.

– Это правда, что в нижних долинах есть плантации опиумного мака? – спросила я.

– Ага, кое-где. Вот его действительно вывозят из страны, но в ничтожных количествах. – Он вдохнул дым и передал мне косяк. – По сравнению с другими местами. Как-то довелось попробовать, – произнес он после очередной затяжки. Потом усмехнулся, замотал головой и наконец выпустил изо рта облачко ароматного дыма. – Правда, только один раз. Ах, как хорошо-о-о-о. Ну, сли-и-ишком хорошо.

Меня уже пробирал озноб.

– Вот именно. Хорошенького понемножку. Держи.

– Давай сюда. Ну, будет. Спасибо за компанию. – Молчание. – Что высматриваешь?

– Отсюда видно старый дворец?

– Не-а. Он дальше, за изгибом долины, и выше.

– Да, точно. – Молчание. – Ветер.

– Ага.

– Того и гляди, сдует.

– Пусть живет, покуда ее не сдует.

– Что?

– Так, ничего. Молчание.

– Боже, какие звезды.

– Красотища, а? Слушай, ты, похоже, замерзла.

– Да я сейчас просто околею, мать твою.

– Пойдем-ка назад. А то разговоров не оберешься.

– Верно. Господи, у меня зубы стучат. Я-то думала, это только так говорится.

Мне подумалось, что крепкая смесь водки с мартини способна нейтрализовать действие косяка. Скорее всего, это не имело ничего общего с действительностью, но меня все равно тянуло выпить. Я была не вполне уверена, что смогу вести членораздельный разговор или хотя бы просто ворочать языком, и потому временно перевела себя в Режим Минимальной Речи: не вклинивалась в разговоры, а только слушала или просто кивала с пониманием/сочувствием, пока говорил кто-нибудь другой. Зануда-австриец чуть было снова не привязался ко мне со своей фабрикой, и пока я маневрировала, чтобы от него улизнуть, меня вынесло прямо на принца.

– Катрин, вы не скучаете?

– Оттягиваюсь по полной, Сувиндер. Обалденная тусовка! А ты, маленький принц, не скучаешь, бэби? – Ага, Катрин. Все еще в Режиме Пьяного Лепета. Идиотка, заткнись немедленно.

– Ха-ха! Вы такая остроумная, Катрин. Да, приятно вернуться домой. Согласен, вечер удался. Кстати, я уже говорил, что хочу показать вам еще кое-какие уголки страны. Лангтун Хемблу жаждет устроить нам поездку на джипе. Недели бы хватило. Катрин, здесь необычайно красивые места. Можете задержаться у нас подольше? – Он умоляюще сложил руки. – О Катрин, пожалуйста, скажите, что можете!

– А, катись все к черту, почему бы и нет? – услышала я собственный голос. Да, травка была забористая.

– О, вы – просто чудо! Вы меня осчастливили! – Сувиндер, кажется, собирался взять мое лицо в ладони, но потом передумал и просто схватил меня за руки – к этому моменту они более или менее отогрелись, причем без видимых признаков обморожения – и тряс до тех пор, пока у меня снова чуть не застучали зубы.

Я спала очень, очень крепко всю ночь напролет. Сначала я была почти уверена, что проведу ее не одна. На приеме, где царила непринужденная атмосфера, располагающая к интиму, я выделила из толпы нескольких вполне подходящих кандидатов и, кроме того, ощутила в себе размягченную, нетрезвую сговорчивость и своего рода устремленность к мужскому полу, что всегда помогает... но в конце концов, наверно, сказалось утомление, что ли. Вечер действительно удался, я завела огромное количество контактов, почти все из которых означали для меня знакомство с интересными людьми, собрала кучу информации и вообще замечательно провела время, как в юности.

У меня даже не возникло мысли, что согласие на поездку по стране с Сувиндером – это ошибка. Я не исключала, что в прохладном свете нового дня смогу и пожалеть о своей уступке, но в тот момент раскаяния не было и в помине; пока еще не было.

Кроме того, здесь была диковинная радуга животных: серые лангуры, красные панды, голубые овцы, черные медведи и куницы с желтыми горлышками, которых почти невозможно было увидеть и о чьем присутствии – как и о присутствии леопардов, туров, горалов, кабарги, мунтжаков, горных кроликов и антилоп, которые делили с ними горы, – можно было судить только по их помету, следам и костям.

Мы с принцем посетили Джойтем, Хрусет, Сангаману, Камалу и Герросакаин. Лангтун Хемблу неторопливо вел старый «лендкрузер» через десятки скученных деревень, где жители при нашем появлении останавливались, расплывались в улыбках и почтительно кивали, дети со смехом бросались врассыпную, козы, спотыкаясь, трусили прочь, овцы с безразличным видом брели дальше, а куры все так же деловито клевали дорожную грязь. На развалинах великого монастыря Трисул мы сделали остановку, чтобы выпить чаю.

В низине повсюду цвели кусты рододендрона; их блестящие, толстые листья были такого густого цвета, что казались не зелеными, а почти черными. Деревьев здесь осталось мало, разве что в предгорьях и на крутых склонах кое-где сохранились остатки смешанных лесов. Их потеснили фермы, разбросанные по холмистой местности; ряды домов, словно контурные линии, обводили каждый подъем земли.

Родственники, знать, ламы и государственные чиновники встречали принца по-разному: кто – с вежливой приязнью, кто – со сдержанным уважением, кто – просто по-дружески, а иные – с неподдельной радостью. Подданные не собирались толпами, не размахивали государственным флагом, не кричали «ура», но зато можно было не бояться, что какие-нибудь анархисты подбросят бомбу. Люди приветственно махали и улыбались.

Мы посетили одну больницу. Это было чистое, но убогое здание с множеством помещений и множеством кроватей. Того оборудования, без которого среднестатистический европеец не мыслит подобных учреждений, там практически не было. Сувиндер раздал пациентам небольшие подарки. Я чувствовала себя неприлично здоровой, как будто мое тело – которое, по моим ощущениям, напиталось жизненными соками и лучилось энергией – могло оскорбить больных.

Еще мы обошли несколько школ, и это уже было гораздо веселее. Затем побывали на рынке яков в Камалу, застали индусскую свадьбу под Герросакайном и буддистские похороны в Хрусете.

Мы ездили на велосипедах посмотреть на полузамерзшие водопады, заброшенные крепости, живописные старые монастыри и живописных старых монахов. В ущельях мы переправлялись через бурные молочно-белые реки по крытым висячим мостам, плетенным из лозы. Принц тяжело дышал и отдувался на крутых подъемах: он опирался на две длинных палки, обливался потом и все время просил за это прощения, но ни разу не остановился на полпути и не заставил себя ждать. Все принадлежности для пикника и прочие необходимые в дороге вещи носил на себе Лангтун; он наотрез отказывался поделиться со мной частью груза, поэтому на мою долю приходились только бинокль и фотоаппарат «кэнон», купленный в Джойтеме.

Что приятно – я ни на шаг не отставала от Лангтуна: хоть и он был изрядно нагружен, разница в возрасте между нами составляла добрый десяток лет; впрочем, как я подозреваю, он намеренно сдерживал свою прыть, чтобы мы не переутомились.

В одном из таких походов я обронила шелковый цветочек, подарок Дулсунг.

Хатжаты – так назывался род печенья. Мы постоянно грызли эти хатжаты. Очень распространенным кушаньем оказались лепешки. Те, что из пшена, назывались джерду, а те, что из пшеничной муки, – пихо. Изучив свой путеводитель, я зазубрила с десяток слов и знала, что «деревня» будет «фа», «трактирщик» – «тэкл», «ворона» – «куг», «смерть» – «мур». Какие-то слова запоминались очень легко в силу сходства с английскими, а также с теми, что пришли из Индии и Непала: местная денежная единица называлась «руле», «тей» означало «чай», а «намет» – «здравствуй».

Мы останавливались на ночлег в двух старинных замках (в одном было тепло, но неуютно, в другом – все наоборот), в правительственной резиденции (аскетизм, просторные залы, а вместо кроватей – чтоб мне сдохнуть! – войлочные гамаки. Кстати, я там прекрасно выспалась), в «Гранд-отеле Герросакайн», в «Дорожном чайном доме» (помпезная вывеска, убогие комнаты) и в мужском монастыре, куда мне, как женщине, вход был заказан, поэтому меня разместили в особой клетушке, нависшей над стеной.

К моему удивлению и огромному облегчению, Сувиндер вел себя безупречно: не пытался заигрывать или поглаживать меня по коленке, не стучался в дверь по ночам. В целом путешествие принесло желанный отдых и приятную усталость. Я намеренно оставила в Туне лэптоп и оба телефона (мобильный в этих местах так и так не работал). Получился, как бы это сказать, творческий отпуск на время дней отдыха во время творческого отпуска. Да, примерно так. Мне было хорошо. Несколько раз я вспомнила Стивена и даже вытащила на свет божий два диска, CD-Rom с «Бизнес»-планом развития Тулана и DVD с похождениями неверной жены моего любимого; подержав их перед собой и полюбовавшись радужными переливами, я убрала и тот и другой на место – в карман.

Не исключено, думала я, что за это время все решилось само собой: нужно только вернуться в Тун, сделать несколько телефонных звонков и кинуть пару сообщений по электронной почте. Возможно, Стивен уже знает об измене Эммы, она забрала детей, а сам он сейчас на пути в Тулан: Чтобы Все Забыть. Возможно, «Бизнес» надумал купить более привлекательную страну, а Тулану отчислит миллиард-другой в порядке компенсации.

В отсутствие, пусть даже кратковременное, электронной связи такие возможности стали казаться вполне реальными, как будто конденсатор моей судьбы, где накапливались повороты и перемены, прежде разряжался от каждого телефонного звонка и электронного письма, но вот его оставили в покое, чтобы он полностью зарядился, и при первом же включении он взорвется вместе со всеми сложностями и разгонит сгустившийся мрак.

Впрочем, фантазировать гораздо проще, чем думать.

Раз или два мы с принцем решили выпить немного виски и засиделись допоздна. Он рассуждал о давно назревшем введении конституционной монархии, о необходимости строительства дорог, школ и больниц, о своей любви к Парижу и Лондону, о нежной привязанности к дяде Фредди и о тех переменах, которые неминуемо произойдут, если – точнее, когда, потому что он говорил об этом, как о неизбежности – его страной завладеет «Бизнес».

– Сделка с Мефистофелем, да и только, – грустно сказал он, глядя на язычки огня в камине. Все остальные уже ушли спать, и в гостиной отеля остались только мы вдвоем да еще графин с жидкостью, словно зачерпнутой из торфяного болота в Ислае.

– Ну, – ответила я, – что касается конституционной монархии, тут вы практически ничего не теряете. А может быть, даже в чем-то выигрываете. Вероятно, «Бизнес» предпочтет иметь дело с единственным правителем, а не с целым парламентом; если страна останется... – (я попыталась подыскать какой-нибудь вежливый синоним к слову, которое первым пришло мне в голову, но день был долгим, я очень устала – и ничего не получилось) – недемократичной, корпорации это будет только на руку. Если же общество потребует перемен, «Бизнес» просто откупится отдельными реформами, а то и откровенными взятками. В этом можно усмотреть гарантию вашего положения, Сувиндер.

– Я не имел в виду собственную персону, Катрин, – сказал он, покручивая виски в стакане. – Я имел в виду свою страну, народ.

– Ах вот оно что. Понимаю. – Господи, какой же мелкой я себя показала. – Вы хотите сказать, людей никто не спросил, хотят ли они этого.

– Вот именно. И я просто не могу им сказать, что может случиться.

– А кто об этом знает?

– Кабинет министров. В общих чертах – ринпоче Беиес; мать тоже каким-то образом прознала.

– И что они все думают?

– Министры только рады. Ринпоче... м-м, даже нельзя сказать, что равнодушен. Ему – что так, что этак, все хорошо. Да. Мать имеет весьма смутное представление, но глубоко презирает эту затею. – Он глубоко вздохнул. – Другого я от нее и не ждал.

– Ну она же мать. Она просто хочет, чтобы все было так, как лучше для сына.

– Ха! – Принц осушил рюмку. Потом внимательно ее изучил, словно удивляясь, что внутри пусто. – Я выпью еще, – объявил он. – Хотите еще виски, Катрин?

– Немножко. Совсем чуть-чуть... Это слишком много. Ладно, не важно.

– Думаю, она меня не простила, – мрачно произнес он.

– Королева-мать? За что?

– За все.

– За все?

– За все.

– Например? За Вторую мировую войну, за синдром токсического шока, за телепроповедников, за сингл «Эйки Брейки Харт»?

– Ха, да нет, конечно. За то, что я так и не вступил в повторный брак.

– Ясно.

Раньше мы не затрагивали – никогда – тему его недолгого брака с непальской принцессой, которая погибла в горах двадцать лет назад, при аварии вертолета.

– Ну, человеку нужно пережить скорбное время. И вообще, не все сразу. – Говорю банальности, подумала я. Но так уж заведено: все их произносят. Я где-то читала, что Людвиг Витгенштейн не умел вести светскую беседу и даже не мог произносить рутинные фразы. Жуть, да и только.

Сувиндер пристально смотрел на огонь в камине.

– Я ждал, когда встречу ту самую, единственную, – поведал он язычкам пламени.

– Охотно верю, принц. Но не может же быть, чтобы ваша матушка ставила это вам в вину.

– По-моему, у матерей свои представления о первородном грехе, если воспользоваться христианским термином, Катрин, – вздохнул Сувиндер. – Человек виновен изначально. – Он обернулся на дверь. – Я все время жду, что мать сейчас войдет в дверь. В любую дверь, которая ближе ко мне, – будь то в Тулане или за его пределами; меня не покидает чувство, что она вот-вот явится и начнет меня отчитывать.

– Сувиндер, она же, как бы это сказать, не встает с постели.

– Я знаю. – Он вздрогнул. – В том-то и ужас.

В тот вечер он все-таки до меня дотронулся: чисто по-дружески, без заигрывания взял меня под руку, когда мы шли каждый в свой номер. Он не сделал попытки меня поцеловать, ничего такого не было. Это и к лучшему: я уже готовилась к схватке с проклятым гамаком; впрочем, когда мне удалось в него забраться, он оказался очень удобным.

Следующий день был последним. Когда настало прекрасное безоблачное холодное утро, мы выехали в направлении Туна и остановились на завтрак у развалин старого монастыря в Трисуле.

Лангтун Хемблу достал из машины и установил два стула, накрыл скатертью дорожный столик, разложил на нем приборы и еду, заварил чай «Эрл Грей» и отправился в гости к родственнику, жившему поблизости.

Деревья, которые росли на земле разрушенного монастыря, кое-где возвышались над каменной кладкой; легкий ветер шуршал листьями. Розовые зяблики и горихвостки прыгали вокруг нас и клевали крошки чуть ли не с ладони. Голосили клушицы, чьи крики эхом отдавались от пустых стен.

Сувиндер немного порассуждал о том, о сем и пролил на стол чай, что было на него не похоже. Я погрузилась в покой и общую гармонию. Предстоящее возвращение в Тун вызывало у меня смешанные чувства, и, осознав это, я даже удивилась: хотя мне не терпелось добраться до электронной почты и телефона, я бы все-таки еще поездила по Тулану, будь у меня такая возможность. Но ведь страна-то совсем маленькая. Наверно, мы уже все посмотрели. И мне повезло, что я полностью завладела вниманием человека, у которого так много обязанностей и забот.

В такие минуты мне вспоминаются слова миссис Тэлман, сказанные когда-то в Веви, в гостиничном номере. Радуйся настоящему, цени мгновение, благодари судьбу.

– Катрин. – Сувиндер поставил чашку на столик. Мне стало ясно, что мы перешли на официальный тон.

Я перестала кормить птичек и села прямо. Мы смотрели друг на друга, растолстевшие из-за теплых курток.

– Слушаю, ваше высочество, – отозвалась я, сцепив на скатерти руки.

К ним он, казалось, и обратился.

– Вам понравилось, как вы провели последние несколько дней?

– Необычайно понравилось, Сувиндер. Одна из лучших поездок в моей жизни.

Он поднял голову и улыбнулся:

– Правда?

– Ну конечно, правда. А вам?

– Что – мне?

– Вам понравилось?

– Ну конечно.

– Вот и хорошо. Мы с вами молодцы.

– Да. Да. – Он опять смотрел на мои руки. – Надеюсь, мое общество вас не утомило?

– Что вы, принц, было очень приятно. Вы проявили себя безупречным хозяином. Не знаю, как вас благодарить за это путешествие. Я вам очень обязана. Надеюсь только, ваши подданные не возмутятся, что я вас так надолго захватила.

Он взмахнул рукой, как бы отметая это предположение.

– Все хорошо. Хорошо, я... я рад это слышать. Очень рад это слышать. Катрин, я...– Он внезапно выдохнул, на его лице появилось выражение отчаяния, и он откинулся назад, хлопнув ладонью по столу. – Нет, так не годится. Перейду сразу к делу. – Он посмотрел мне прямо в глаза.

Какая же я тупица – клянусь, я даже при этих словах не догадалась, к чему он ведет речь.

– Катрин, – сказал он, – вы согласны выйти за меня замуж?

Я уставилась на него. И замерла в той же позе.

– Со... согласна ли я?.. – На этом мое красноречие иссякло. Тут я невольно сощурилась. – Вы серьезно?

– Разумеется, серьезно! – У принца сорвался голос, что его явно удивило. – Разумеется, – повторил он, взяв себя в руки.

– Я... Мне... Сувиндер... Принц... Я... Он ловил мой взгляд.

– Боже праведный, так это для вас полная неожиданность?

– Ну... как бы... да, – подтвердила я и судорожно сглотнула. – То есть, конечно, неожиданность.

– Я выставил себя дураком, Катрин? – спросил он, опустив глаза.

– Принц, мне... – я набрала побольше воздуху. В каких выражениях можно деликатно сказать человеку, который стал тебе нравиться-и даже очень, – что ты его не любишь и поэтому, нет, конечно, ты не хочешь за него замуж? – Вовсе нет, вы отнюдь не выставили себя дураком, Сувиндер. Мне очень, очень лестно, что вы...

Повернувшись боком, он положил ногу на ногу, скрестил руки на груди и воздел глаза к небу.

– Ох, принц! – спохватилась я, вспомнив недавнюю сцену в Блискрэге. – Знаю, вам такое уже говорили, это избитые слова. Но я не кривлю душой. Не пытаюсь вас щадить. Вы мне очень нравитесь, и я знаю, как много вы... стоп. Я хочу сказать, вы же все равно не можете жениться на простолюдинке?

– Я могу жениться на ком хочу, – возмутился он, царапая скатерть ногтем, будто пытался отчистить невидимое пятно. – Меня не волнует, что скажет мать, что подумают другие. По обычаю, мне надлежит жениться на принцессе или, во всяком случае, на титулованной особе, но это не более чем дань традиции... так делали все мои предшественники. Да и то сказать, в их время принцесс было больше. А сейчас двадцатый век. Практически уже почти двадцать первый. Народ относится ко мне благожелательно. Кроме того, хотя мне это претило, я поступил предусмотрительно: проверил, как на вас реагируют окружающие. Простым людям вы понравились. Министрам тоже. Ринпоче Беиес был вами очарован и решил, что мы будем очень счастливы. Так что наш брак все бы одобрили. – Он вздохнул. – Но мне не следовало надеяться раньше времени.

– Подождите, они же не посвящены в суть, правда?

Он поднял на меня взгляд:

– Правда. То есть народ не посвящен, нет. Но я известил кабинет министров, когда мы летели в Тун, а ринпоче – перед началом приема.

– О боже. – Ошарашенная, я откинулась на спинку стула. Помнится, все кивали, улыбались и снова кивали. Значит, они не просто выказывали дружелюбие. Они меня оценивали!.. – А королева-мать?

– Ее собирался оповестить позже, – признался Сувиндер.

У меня зародилось жуткое подозрение.

– Кто еще в курсе дела? – поинтересовалась я, придав голосу деловитую холодность.

Он обернулся ко мне:

– Несколько человек. Единицы. И все умеют молчать. – Тут в его голосе зазвенела обида. – А что такого? Вы стыдитесь, что я сделал вам предложение?

– Я же сказала, для меня это лестно. Не отказываюсь от своих слов, но хочу понять: кто-нибудь из «Бизнеса» об этом знает?

Он занял оборонительную позицию:

– Понятия не имею. Нет, надо сказать, человека два, может быть, знали, что я могу... – у него дрогнул голос.

Я вскочила.

– Значит, это было подстроено, да?

Он тоже поднялся и, протянув руки к моим, уронил салфетку на траву.

– О Катрин! – воскликнул он. – Неужели вы и в самом деле считаете, что я на такое способен?

Я отдернула руки.

– Да не вы, а «Бизнес», идиот! Видимо, это его озадачило и задело.

– Что вы хотите сказать?

Я предельно внимательно посмотрела ему в глаза. У меня в голове пронеслось очень много мыслей, причем неприятных, а некоторые к тому же были определенно параноидальными. Вот, значит, что имелось в виду, когда мне говорили о принятии решения на месте.

– Принц, – сказала я после паузы, – «Бизнес» хочет таким образом гарантировать, что Тулан будет принадлежать ему? Руководство хочет, чтобы мы заключили брак? Это их идея? Кто-либо из них – Дессу, Чолонгаи, Хейзлтон – кто-нибудь из них когда-либо намекал вам, что это было бы желательно?

Сувиндер чуть не плакал:

– Ну, не...

– Не столь четко? – предположила я.

– Ну, думаю, они знают, что я... что у меня к вам очень серьезные чувства. Я не... они не...

Ни разу в жизни не видела более несчастного человека.

Бывают случаи, когда нужно просто довериться интуиции. Я взяла его руку в свою.

– Сувиндер, мне очень жаль, что приходится отвечать отказом. Вы мне нравитесь; надеюсь, вы останетесь моим другом, и хочу верить, что это предложение было искренним, от сердца. Извините, что обозвала вас идиотом.

Когда он встретился со мной взглядом, у него заблестели глаза. По его лицу пробежала грустная улыбка, потом он опустил голову, и мне уже не было видно его глаз.

– Извините, что не возразил, когда вы меня обозвали, – пробормотал Сувиндер, обращаясь к столу. Я посмотрела вниз, на белую скатерть, на тень, лежавшую прямо под его лицом. Чистая капелька упала на льняную скатерть, оставив мокрую точку, и тут же растеклась, чтобы исчезнуть. Он отвернулся, шмыгнув носом, и отошел на несколько шагов, вытаскивая из кармана носовой платок.

– Сувиндер?

– Да? – отозвался он, по-прежнему не оборачиваясь. И высморкался.

– Мне ужасно жаль, что так получилось. Он махнул рукой и пожал плечами. Аккуратно сложил платок.

– Послушайте, – предложила я, – а почему бы не объявить, что я обдумываю предложение?

Он посмотрел на меня с улыбкой.

– А какой в этом смысл?

– Ну, разве что... Да, вы правы, дурацкая идея.

Он вернулся к столу, положил платок в карман и глубоко вздохнул, высоко подняв голову.

– Видел бы нас кто со стороны! Мне стыдно, что я испортил такой прекрасный пикник и совершенно замечательные выходные.

– Вы ничего не испортили, Сувиндер, – сказала я, опускаясь на стул, который он мне пододвинул.

– Ну что ж. Должен признаться, я голоден. Давайте подкрепимся?

– Давайте.

Он помедлил, прежде чем сесть к столу.

– Можно мне сказать еще одну вещь? А впредь обещаю не касаться этого вопроса.

– Хорошо.

– По-моему, я люблю вас, Катрин. – Он остановился. – Но я не поэтому сделал вам предложение.

– Да?

– Я сделал вам предложение потому, что вы, как мне кажется, будете прекрасной женой, и потому, что хорошо представляю, как проживу с вами, сколько мне отпущено; и, может статься, между нами возникнет взаимное чувство, похожее на любовь, очень важное и совершенно особое чувство. Думаю, жениться только по любви – это чудо как романтично, но я видел многих, кто впоследствии об этом пожалел. Конечно, некоторым везет, это несомненно, и у них потом все идет гладко, но я таких не встречал. Для большинства людей, как мне кажется, жениться по любви – это значит жениться... так сказать, на вершине. Дальше отношения катятся под гору. А жениться по другим причинам, когда решение принимается не только сердцем, но и разумом, – это значит отправиться в совсем иное путешествие, я бы сказал, к вершине. – Он смутился. – Прямо скажем, я не мастер выбирать сравнения. Но этот путь дает надежду, что ступившим на него будет постепенно становиться лучше и лучше. – Он раскинул руки и посмеялся. – Вот. Поделился соображениями о западном идеале романтического брака. Конечно, я их неудачно выразил, но уж как есть. Больше не буду.

– Вы их прекрасно выразили, Сувиндер.

– Даже так? – Он подлил себе чаю из чайника в мягком дорожном чехле. – Ну, ладно. Можно предложить вам еще сэндвич? Не оставлять же его птицам.

Даже миновав Тун, поднимаясь в горы все выше и выше по бесконечным зигзагам троп, минуя все новые и новые долины, вы еще не доберетесь до самых низких областей, где живут звери: снежные барсы, чьи норы значительно выше лесных поясов, и бхаралы, которые даже зимой никогда не спускаются ниже отметки в четыре тысячи метров.

– Да ты в своем уме?! Едешь к черту на рога, в какое-то гималайское княжество, сам принц делает тебе предложение – и ты ему отказываешь! Ты что, мозгами долбанулась?

– Неудивительно, что я ему отказала. Я его не люблю.

– Ну и что? Все равно соглашайся. Кому в наши дни выпадает такая удача – выйти замуж за принца? Подумай о своих внуках!

– Я не хочу внуков. Я даже детей не хочу!

– Врешь, хочешь.

– Нет, не хочу!

– Нет, хочешь. Желания у всех одинаковы.

– Говорю же тебе, не хочу, черт тебя дери!

– Так я тебе и поверила.

– Люс, зачем мне тебя обманывать? Я тебе никогда не вру.

– Ой, брось, наверняка врешь. Я же не психоаналитик, а всего лишь твоя подруга.

– Что за цинизм! Да у меня и нет психоаналитика.

– Вот-вот.

– Что значит – «вот-вот»?

– Это доказывает, что он тебе остро необходим.

– Как ты сказала? Если у меня нет психоаналитика, это доказывает, что он мне остро необходим?

– Именно так.

– Ты ненормальная.

– Ага, но у меня-то хотя бы есть психоаналитик.

Над всем этим плавно скользили силуэты раскинувших крылья хищных бородачей, которые всегда ловят ветер, полосующий, словно лезвием, оледенелые вершины.

– Мистер Хейзлтон?

– Да, Катрин?

– Мне тут пришла в голову забавная мысль.

– Забавная? В каком смысле забавная? Я думал, ты звонишь насчет Фредди...

– Мистер Хейзлтон, принц только что сделал мне предложение. Вы, наверно, ждете... А что с Фредди?

– Разве тебе не сообщили? Ах ты боже мой. Он попал в аварию. Его увезли в это... как теперь говорится?.. в реанимационное отделение. Катрин, сожалею, что именно на мою долю выпало тебя известить, но врачи, похоже, считают, что ему осталось совсем немного. Он хочет тебя видеть. Хотя не знаю, к тому времени, как ты доберешься...

Тут у меня в памяти всплыл, точнее, забрезжил анекдот, который как-то рассказал мне дядя Фредди – что-то в таком духе: один чудак был страстным охотником, метко стрелял из двустволки, то тетерева добудет, то фазана, но на старости лет повредился умом и решил, что он – шомпол, который застрял в стволе. Короче, под конец его жена спрашивает: «Доктор, скажите, вы его вытащите?» От этого анекдота дядя Фредди был в полном восторге; до сих пор помню, как он оглушительно гоготал, хлопая себя по коленям, сгибался от смеха и не мог перевести дыхание.

– Передайте им, я скоро буду.


Глава 8 | Бизнес | Глава 10