home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Действие шестое

Квартира, комната. Диван. Стол, засыпанный зелеными длинными листьями. На диване сидит женщина, рядом с ней – сын. Оба жуют листья. Звучит арабская музыка. Сын подползает к женщине, расстегивает ей медленно кофту, снимает со своей шеи платок, повязывает женщине на голову, встает, начинает медленно танцевать арабский танец. Без кофты женщина оказывается в ярком золотистом лифчике. Она встает и начинает подтанцовывать сыну. Музыка становится громче, женщина танцует танец живота, сын изображает ее раба. В комнату вбегают полицейские в масках, они что-то кричат, но никто их не слышит, один из полицейских подходит к CD-проигрывателю, выключает его.


Полицейский. Простите, вы совсем не слышите меня!

Женщина. О! Что такое?

Полицейский. Музыка у вас... громкая, нам позвонили, попросили проверить, – ваши соседи опасаются... что слишком громко!

Женщина. А в чем дело, у моего сына день рождения, мы не имеем право слушать музыку? Что вас смущает?

Полицейский. Эта музыка... мешает! Соседи волнуются!

Женщина. Кому мешает? Кто вообще имеет право звонить, волноваться за меня?! Я не понимаю, я же не звоню, хотя меня, знаете, сколько всего волнует?

Полицейский. Ну и зря не звоните... Документы ваши можно?


Женщина и сын подают документы полицейскому.


Полицейский. Кто в этой квартире проживает?

Женщина. Я и мой сын, еще мой муж, но его пока нет!


Полицейский проверяет документы. Сын садится на корточки.


Полицейский. Встань, и никогда так не садись!

Сын. А чо не так?

Полицейский. Что не так?.. знаешь кто так сидит? В горных деревнях так сидят... понаехали к нам, научили своим правилам, привычкам... садись на диван как настоящий европеец, что ты, как я не знаю кто... (Полицейский передает женщине документы.) Все в порядке, возьмите документы...


Полицейские снимают маски.


Полицейский. У тебя день рождения?

Сын. У меня!

Полицейский. Поздравляю!


Собираются уходить. Останавливается у стола.


Полицейский. Что это?

Женщина. Это... это трава такая... салат иранский!


Полицейские надевают маски.


Полицейский. Что за салат?

Сын. Не иранский... он из...

Полицейский. Он из?.. (Возникает пауза, никто не хочет отвечать.) Так! Что за трава, я спрашиваю, кто привез и откуда?


Подходит, пробует траву, пробует еще. Остальные полицейские тоже подходят к столу, начинают жевать траву.


Сын. Это листья коки... из Боливии...

Полицейский. Да? Вкусная, действительно как салат! А майонез есть?

Женщина. Да... одну минуточку... (Выходит за майонезом.)

Полицейский. У вас какая разница?

Сын. С кем?

Полицейский. С мамой...

Сын. Пять лет... она мне не родная...

Полицейский. А-а-а. Молодец! Папы нет, у тебя день рождения... мама не родная, мама молодая, – молодец! Ну чего напрягся, красавчик? Боливия не Иран, расслабься... ну, какие проблемы?

Сын. У кого?

Полицейский. У тебя, в школе! Или ты уже закончил?

Сын. Кончаю... в этом году...


Входит мама, приносит банку с майонезом.


Женщина. Вот... майонез...

Полицейский. Так... (Берет майонез, макает туда салат, ест.) Не завидую я сыну вашему!

Женщина. Послушайте, он еще молодой, он не знал, просто мы посчитали, что это выгодней...

Полицейский. Нет, быть молодым сейчас невыгодно! Особенно школу заканчивать... что может предложить ему современное общество? Ни-че-го... Все это воспитание, взросление... семья! В чем смысл воспитывать, если все равно все умрут? К чему такие затраты общества? Да и толком никто и ответить не может, к чему вот их образовывать... Я рос, знаете, при каком режиме? При тоталитарном! В одной европейской стране, восточно-европейской... (Остальные полицейские в масках садятся на корточки, жуют траву). Вот там было воспитание, это да! Все четко знали, что умрут и ничего больше не будет, так всем со школы и говорили, не обманывали как сейчас... И знаете, – результат был! Никто злодеем не получался, хотя поразительно, они ведь внушали нам, что Бога нет! А злодеи не получались! Как это объяснить? А? Я не хочу произносить имя моей Родины... я оттуда давно уехал, как только тоталитарный режим пал, сразу уехал... Но иногда вспоминаю... Мне кажется, там нас и научили верить, по-настоящему! Потому что верить можно в то, чего нет, в то, что есть, верить нельзя! Там все четко объясняли: что есть, а чего нет. У нас, знаете, мясо продавали только по праздникам... так удобно было всех контролировать! Как какой праздник, – собирались все в одном магазине, в большой очереди и стояли... за мясом... а своего мяса нельзя было иметь, я имею в виду скотину, – свинью, например... даже расстрелять могли, если б узнали, что ты держишь свинью... Но все, конечно, держали... боялись страшно, но держали... И вот самый ответственный момент наступал, когда эта свинья взрослела и приходила пора ее зарезать! Все подозревали, что соседи могут донести, что ты держишь свинью... поэтому убивать надо было по-тихому, чтоб она не визжала! Могли услышать и позвонить в полицию... Свинья, знаете, как визжит, когда ее режешь? Откуда вам... конечно, не знаете! (Начинает визжать, его коллеги подхватывают его визг, он начинает дирижировать ими, резким взмахом руки останавливает всех.) Как убить свинью?! Это был самый главный вопрос! Но даже если и удавалось заиметь свое мясо, все равно приходилось идти в магазин и стоять в очереди... потому что если вдруг не придешь, все решат, что у тебя есть мясо, значит, ты держал свинью и по-тихому ее... надо было идти и стоять... я так думаю, у каждого было свое мясо... только боялись, шли... стоять... чтобы все вместе... Сейчас-то у нас такой же маскарад начинается, только уже не уехать... куда? Все страны теперь в одном месте... (хлопает себя по заднице) везде одно и тоже...


Звучит арабская музыка, полицейские и женщина начинают танцевать. Входит Йон. Он держит за руку гориллу.


Женщина. О! Наконец-то!

Йон. Почему дверь сломана? Что здесь происходит?!

Женщина. У нас полиция!

Йон. Да... А что случилось?

Женщина. У твоего сына день рождения! А это что?..


Музыка выключается, все смотрят на гориллу.


Йон. Это Артур!

Женщина. Артур? А откуда?

Йон. Из зоопарка... я купил... нам придется многое продать... звери ужасно дорогие... я пока только гориллу смог купить...

Женщина. Он горилла?

Йон. Да...

Женщина. Это подарок?

Йон. Кому?

Женщина. Ну как, у твоего сына день рождения!

Йон. А... нет, это для моей лодки...

Женщина. Для какой?

Йон. Ну, которую я выиграл у «Lays», помнишь...

Женщина. Ты это серьезно?

Йон. Да!

Полицейский. Вы выиграли в лотерею?

Йон. Нет, это была не совсем лотерея... а вы?..

Полицейский. Я проверял вашу жену, я из полиции!

Йон. А... все в порядке?

Полицейский. Да!

Йон. А что же вы не уходите?

Полицейский. У вашего сына день рождения, мы подружились с парнем, он пригласил меня... вот... салат... (Передает мужчине траву.) И Артуру это должно понравиться... (Передает траву Артуру.)

Женщина. Послушай, ты... как это у тебя далеко зашло, кого ты в дом привел?! Что еще за горилла?!

Йон. Крокодил вообще неподъемный...

Полицейский. В смысле по весу?

Йон. Нет, по деньгам... никак не думал, что крокодилы такие дорогие... ну а что делать...

Полицейский. Да... что делать?

Йон. Все равно придется покупать, без крокодила нельзя... продам машину!

Женщина. Ты о сыне думаешь? На чем я его в школу отвозить буду?!

Йон. Я как раз о нем и думаю... и вообще... обо всех. Польет дождь, и все погибнут! Я должен собрать на этой лодке животных, людей, и мы спасемся! Если б все было не так, я бы не выиграл!

Сын. Пап... может, просто так все совпало... ну представь, ты на самом деле веришь, что все погибнут, один ты на своей лодке спасешься?

Йон. Ты тоже спасешься, я тебя с собой возьму... и маму...

Сын. Маму?

Йон. Вот ее, в смысле...

Сын. А маму?

Йон. Она... знаешь, она со своим театром так увлечена... я хотел ее позвать, правда хотел... Мне так плохо... я даже не знаю, я никогда не был готов к такой ситуации, когда нужно понять, что я хочу... кого я хочу взять с собой... Мне так плохо... Все, к чему я был так привязан, и вправду ничего не стоит... я на самом деле поверил, что все это ни к чему, и, может, дождь и вправду все это затопит!

Сын. Пап, щас ведь не тогда, щас какой потоп? Все выживут, так нас не уничтожить...

Полицейский. Нет, молодой человек, вы не правы... (Макает траву в майонез, кормит Артура.) Теоретически, если польет вода, – начнутся тайфуны. А вокруг нас что – атомные станции, военные базы... как взлетит все на воздух... природа не управляема... иногда такое творится, я в этом году день во Франкфурте провел, в этом вонючем аэропорту с китайцами... снег выпал, и все – катастрофа! В Германии ведь как, – рабочий день закончился, все по домам, и никого не интересует, что ты сидишь и ждёшь свой самолет, хочешь – сам иди и расчищай взлётную полосу... да что природа?! Люди сейчас такие сумасшедшие... такой потоп могут устроить, без всякой посторонней помощи! Вот в «British Airways» как раз такие «перцы» работают! То у них повара бастуют, то летчики напиваются... а страдаем мы... рядовые пассажиры... и главное, им ничего не доказать, обмотались в свои паранджи английские и бубнят: «Благодарим за сотрудничество», – а что меня благодарить, я простой пассажир, я – страдаю! Нет, я в конец света верю... только, конечно, на лодке не спастись!

Йон. Но ведь Ной спасся...

Полицейский. Ха, так тогда «British Airways» не было!

Женщина. Послушай, какой ты Ной? Кто тебе это внушил? Чипсы? Знаешь, сколько народу в лотереи выигрывает, но никто еще с ума после этого не сходил!

Полицейский. Нет, почему же... Бывает... Я однажды... у «Пепси-колы» часы выиграл... так обрадовался, что потом долго огорчиться не мог, нарочно провоцировал такие ситуации, чтобы огорчиться, чтобы впасть в другое состояние... и не мог, я могу себе представить, что с людьми творится, если они яхту выиграли!


В комнату заходят двое мужчин в одинаковых плащах.


Первый мужчина. Простите у вас открыто...

Второй мужчина. Мы не помешаем?

Йон. Дверь, да, у нас неприятный случай... слушайте, что за трава, я ничего не соображаю...

Полицейский. А я наоборот, и в голове все так прояснилось!


Первый мужчина в плаще открывает кейс, достает папку, из папки файл с письмом.


Первый мужчина. Улица Белореченская, дом семнадцать?

Йон. Да...

Первый мужчина. Это ваше письмо? (Передает мужчине файл с письмом.)

Йон. Да, мое... вы из «Lays»?

Второй мужчина. Да, мы из компании «Lays»... У вас должна быть выигрышная фишка...

Йон. Да она у меня...(Достает из кармана фишку). Я все сделал по правилам, не так ли? Я выслал письмо с указанием номера пачки... А выигрышную фишку я должен передать представителям компании...

Второй мужчина. Да, все так...

Первый мужчина. Давайте фишку!


Протягивает руку.


Йон. В присутствии нотариуса!


Сжимает фишку в кулаке.


Первый мужчина. Мы не могли бы поговорить наедине?

Йон. Мы можем пройти в другую комнату...

Женщина. Я никуда вас не отпущу, говорите здесь, я хочу это услышать, что вы придумываете, что потом люди с ума сходят от ваших лотерей!

Второй мужчина. Здесь только ваша семья?

Женщина. Да, здесь только наша семья, а в чем дело, что вы такое хотите нам сказать?

Полицейский (протягивает мужчинам горсть травы). Угощайтесь!


Мужчины берут траву.


Первый мужчина (обращается к коллеге). Можно?

Второй мужчина. Да, я думаю, да...

Первый мужчина. Видите ли, компания сейчас переживает не лучшие времена... Продажи падают...

Второй мужчина (пробует траву). Мы, конечно, придумываем новые вкусы... с зеленью, например...

Первый мужчина. Но все равно, даже по сравнению с прошлым годом...

Второй мужчина. В общем, мы уже даже прибыль не получаем... Тем более, знаете, эти дешевые чипсы из Восточной Европы...

Первый мужчина. Они жарят на том же масле раза по четыре...

Второй мужчина. А их добавки!

Первый мужчина. А качество картофельного крахмала?!

Второй мужчина. Да что говорить, ладно...

Первый мужчина. В общем, мы и лотерею эту придумали, чтобы увеличить продажи...

Второй мужчина. Маркетологи уверяли, что шанс выиграть минимален, и мы ничего не потеряем!

Первый мужчина. Мы, конечно, не могли вообще ничего не положить в пачку, нас жестко проверяют...

Второй мужчина. Но раз уж так все получилось...

Первый мужчина. Мы вот хотим показать смету... (достает из кейса таблицу) значит, здесь все по пунктам расписано, сколько от вас потребуется затрат...

Йон. На что?!

Второй мужчина. На судебный процесс с «Lays»... Вот, видите, вам придется нанимать адвокатов, мы, в любом случае, обжалуем приговор, то есть мы будем работать на затягивание процесса, а если учесть, что хороший адвокат берет с момента, как вы дверь его офиса открываете, вы потратите как раз стоимость той яхты, которую мы вам подарить не можем...

Йон, Женщина, Сын, Полицейский. Как не можем?

Первый мужчина. Потому что у нас ее нет...

Второй мужчина. И нет денег, чтобы ее купить...

Первый мужчина. Но есть другой вариант!

Второй мужчина. Да... у меня есть хорошая... моторная лодка... спортивная... еще в более лучшие времена мы ее купили... тогда у нас даже были деньги заплатить MC Hammer, чтобы он спел рекламную песню «Lays»...

Первый мужчина. Помните такого... он рэппер, помните?

Второй мужчина. Тра-та-та та-та, Кент тач зис! Тра-та-та та-та, Кент тач зис!.. Тра...

Первый мужчина. В общем! (Обрывает коллегу.) Мы ее уже вам пригнали... во дворе поставили... теперь дело за вами...

Полицейский. Соглашайтесь! Истину говорю вам, – а так ничего не получите и еще все нервы по судам измотаете, я с «Пепси-колы» ждал этих часов знаете сколько! И не дождался, вам еще повезло, что хоть что-то предлагают...

Йон. Да как?! Вы что?! Мне необходима нормальная... яхта, как на фишке нарисовано! Мне необходима! Вы же не только против меня, вы против Бога идете!

Первый мужчина. Для нас это не аргумент! Особенно после чипсов со вкусом крабов...

Второй мужчина. Эта лодка отличная, вы всей вашей семьей поместитесь, я и мотор совсем недавно сменил, знаете, какую скорость она набирает!

Первый мужчина. Вы, главное, вонь в газетах не поднимайте...

Второй мужчина. Вот ключи, соглашайтесь...

Первый мужчина. Конечно, нам плохая репутация ни к чему! Но и особо она нам дел не испортит... так что...

Йон. А как я на нее животных погружу, еду! Нам, знаете, сколько на ней сидеть! Пока вода не спадет! Нет, вы знаете, вы... вы все человечество сейчас подставляете! Несчастная компания!

Первый мужчина. Да, мы несчастная компания... но что поделать... не мы виноваты... сколько сейчас государств новых появилось! И все со своими чипсами в Евросоюз лезут... на земле столько ртов нет, чтобы все их сгрызть!

Йон. Начнется потоп, кого я смогу спасти?

Второй мужчина. Какой потоп?

Йон. Мировой...

Первый мужчина. И что? Когда?

Женщина. Послушайте! Ваш же работник наплел моему мужу, чтобы он ваши чипсы купил! Он наплел, что муж выиграет яхту, на которой спасется, потому что он новый Ной! Вот так ваша рекламная компания против вас же и обернулась! Думать надо, что сотрудникам говорить!

Первый мужчина. У нас такой разработки не было! Да?

Второй мужчина. Да... не было такого... Ной... и потом наши чипсы столько мусульман покупает, неужели вы думаете, что мы будем делать упор на такой аспект в нашей рекламе... Да и как так... неужели вы поверили?

Первый мужчина. Даже если вы поверили, вам не поверит никто.

Артур. Ною тоже никто не верил! Это так естественно. Только тогда никто не верил, что мир, к которому все привыкли, может быть разрушен. А сейчас все знают, что это может произойти в любую секунду, и настолько к этому привыкли, что уже никто не поверит, что спастись можно в лодке! Да, будет потоп, и еще много что может произойти, например, земля может взорваться. Выживете вы в этой лодке от компании «Лэйс»? Но давайте подумаем, может у нас есть другая лодка? Семьдесят процентов твоего тела это вода. И твоя вода течет по тебе вверх и вниз каждый день, рождая разные чувства, мысли. Иногда твои чувства топят тебя изнутри, как большая волна, злость взрывается в твоем теле и пожирает тебя как деликатес. Мне кажется, не нужно собирать разных животных, потому что все животные уже внутри тебя. Твой гнев живет внутри тебя как животное, и ты питаешь его своей энергией. Каждый день потоп происходит внутри тебя, и каждый день ты – Ной! Ты должен спасать себя каждый день. И где же эта лодка, которая может спасти тебя?


Второй мужчина поднимает два пальца вверх.


Второй мужчина. Во дворе...


Артур встает, обращается ко всем в комнате.


Артур. Ты можешь потерять свой комфорт, имущество, здоровье, свободу, жизнь. Все это ты все равно рано или поздно потеряешь. Но мерило всех истин – твоя душа, которая прячется внутри тебя, и ничто не может ее коснуться и разрушить. Даже твой индивидуальный мировой потоп. Душа... Вот твоя лодка!


Берет из рук мужчины фишку, передает работникам «Lays».


Действие пятое | Паб (сборник пьес) | Действие седьмое