home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Ярлык «Опыт 4»

В ночь с 24 на 25 августа военный космический авианосец уровня BSG-4 совершил посадку на космодроме Дроорда. Снабженный электронными граветаторами, бетта-распылителями и трансформаторами трансфигурации и дефрагментации кластеров сознания граждан Империи, что само по себе является вопиющим нарушением указа о Безопасности вселенной, корабль плавно опускался на энергетический конвертор, контролируемый шипами всех шестидесяти трех энергетических портов города. Посадочные огни мигали, подобно фейерверку, но в три часа ночи нормальные граждане спят, а не пялятся в небо.

Ночь была холодной и влажной. Звезды изредка выглядывали сквозь чернильные облака. Но ветер гнал эти тучи прочь, вихрил пылью и редкой пожухлой листвой.

Авианосец сел. Из корабля поднялся флайер дипломатического уровня и, не подключаясь к энергетическим дорожным линиям, полетел в центр, к административным корпусам. Это прибыл барон Шеллеш.

Пиррий оторвался от монитора и задумчиво почесал подбородок. И почему в Империи так часто встречаются самоуверенные бароны? Ведь Пиррий – советник, это работа у него такая: не кликать беду, а предупреждать о ее возможном приходе. Вот ведь отговаривал же Пиррий своего повелителя, разворачивал звездные прогнозы, характеристики чувственных данных губернатора фон Шлиссенбурга – не помогло. Барон был непреклонен. И упрям. Гхыр его подери!

Шеллеш вбил себе в голову, что должен лично допросить русского водителя, отслужившего в десантных войсках своей страны всего четыре года назад, а потому все еще находящегося в прекрасной физической форме. Барона интересовала также и скандально известная журналистка. Что делать с Алланой, Шеллеш пока не решил. Промывка мозгов – операция дорогостоящая. А кроме того, имперская Внутренняя Разведка научилась находить и распознавать даже завуалированные следы психологического импульса, посланного к любому конкретному индивиду. Император, попади к нему Аллана после операции, непременно узнал бы, что его любимица подверглась зачистке памяти на территории баронета Веррев. И это было бы такой же уликой, как и пропажа журналистки совсем. Даже если вывезти Аллану в другую часть галактики и провести промывку мозгов в другом планетном поясе, имперские ищейки наверняка уже пронюхали, что Аллана отправлялась именно на Веррев. Ситуация создалась сложная и крайне щекотливая. И барон решил прежде, чем принимать решение, взглянуть на возмутителей порядка своими глазами. Пока исследования не были завершены, бросать вызов императору в любой форме было нелепо. Но и отпускать Аллану нельзя. Возможно, с журналисткой удастся договориться? Хотя бы на время.

Шеллеш поторопился: это было ясно. Советник на месте своего владыки скорее всего тоже не стал бы прислушиваться к чужим рекомендациям, и все же... Упрямство и своеволие еще никого не возносило на имперский престол, правда, если они не были связаны с хитростью и жестокостью. А что собрался предпринять барон? У Пиррия не было четкого ответа. Возможно, будущий узурпатор решил сделать журналистку своим агентом. Смело, конечно, но глупо. И смерть ее тоже ничего не даст. Пусть бы пока суд да дело в Зале Ожидания отдыхала, сил набиралась. Неизвестно еще чем обернутся опыты Арраха. А уже через неделю Сенат уйдет в летний отпуск на сорок два дня. А через восемнадцать суток начнутся военно-полевые учения. То есть дней через двадцать будут созданы идеальные условия для военного переворота. И нельзя сейчас совершать ошибки, и шастать между планетами тоже рискованно: как бы не привлечь к себе внимание ищеек!

Пиррий молча сидел за монитором своего Циррица и следил по внутреннему трансляционному каналу слежения уровня А-23 за действиями своего барона. Ох, не нравилось Пиррию все это. И провал эксперимента с китайцем, и активность русского и немца. Не так должны были развиваться события. Совершенно не так! Никто не должен был вырываться из-под контроля. Ни китаец, вернувшийся на Землю и сгоревший в школе, ни русский, заявившийся без приглашения. Да, от Пиррия не укрылся тот факт, что появление Ивана Соколова стало неожиданностью даже для самого Арраха. А ведь возможность возвращения в отправную точку могла оказаться и у граждан Империи. И кто знает: возможно, некоторые офицеры могли бы воспользоваться порталом перемещения и в собственных целях. Если русский появился без приглашения, то не ждать ли теперь в гости майора Внутренней Разведки, скажем, в день начала военных учений? Необходимо было ускорить опыты, отказаться от перемещения землян, и все усилия направить на изучение психологических факторов переброски через портал граждан. А Шеллеш медлил, все верил в гений Арраха. Нельзя во всем полагаться на ученых! Одна ошибка – и все могло пойти насмарку. Только обреченные дерутся до конца! Над Аррахом не висел меч возмездия, и это – было самой большой ошибкой. Конечно, квартира ученого всегда находилась под бомбовым прицелом, но Аррах должен был трепетать не от этого. Страх рождается там, где живут догадки, и нет четкой определенности. Пиррий понимал это лучше, чем кто-либо другой. Полукровки всегда проповедуют мудрость, не понятную остальным гражданам. Пиррий унаследовал от отца-землянина подозрительность и мнительность – порок и бич истинных диктаторов, иногда спасительный. И всю жизнь вокруг советника клубились интриги и предательства, убеждая Пиррия, что все миры стоят только на лжи.

Шеллеш отправился на Морддром в сопровождении жены, вице-канцлера, министра обороны Веррев и дипломатического посла в Сенате. И никакой охраны!

Пиррий долго ворчал по этому поводу, распинался, взывал к благоразумию. Создать двойника-клона, хотя это и противозаконно, и послать его вместо себя барон категорически отказался. Шеллеш просто уперся: «Я решил»; и ничего уже с ним нельзя было поделать.

Тогда Пиррий пошел на последнюю уловку: «Хорошо, но не говорите потом, что я вас не предупреждал. Валяйте, отправляйтесь туда хоть со всем командным пунктом, хоть столицу переносите. А я остаюсь».

Так они и расстались, барон и его верный советник.

Шеллеш несильно-то и расстроился, он просто отметил, что нужно найти нового помощника, который не осмелится не подчиняться приказам. Чем ближе был день решительных событий, тем все меньше барон замечал других граждан; он вообще перестал слушать советы кого бы то ни было. Шеллеш уже весь жил в предвкушении своего торжества. Опыты на людях через три дня должны были перейти в эксперименты над гражданами, а потом и над военными. Но Шеллеша уже не волновали эти условности. Барон томился иным ожиданием. Вселенная превратилась в плацдарм для стремительного рывка. Шеллеш ни на секунду не сомневался в своей победе...

Делегация барона достигла административного корпуса Дроорда и проникла внутрь. Наконец нужный люк дверей отъехал. И высокопоставленные граждане вошли.

Их уже ждали.

Фон Шлиссенбург, следивший за перемещениями своих гостей, оторвался от экрана монитора и радушно улыбнулся.

Пять кресел мгновенно выехало из раскрывшейся стены.

Все расселись.

Барон Веррев наклонил голову вперед:

– Губернатор, приведите пленников.

– Конечно, – склонил голову бывший майор Бундесвера.

Пальцы фон Шлиссенбурга пробежали по клавиатуре. Из открывшихся тайных дверей показались синеликие охранники с файерами наперевес.

– Впечатляет, – похвалил Шеллеш.

А вице-канцлер вдруг занервничал и захотел выйти.

Фридрих изумленно поднял правую бровь, словно спрашивая: «В чем дело, господа?»

Белобрысый Министр Обороны, перехватив этот взгляд, лишь энергично покачал головою: мол, продолжайте, все в порядке.

А Лиррил как-то загадочно и многообещающе улыбнулась.

Фон Шлиссенбург сразу почувствовал себя неуютно. Захотелось вдруг отдать приказ, чтобы всех этих подонков расстреляли тут же, на месте. И Шеллеша, и всех этих уродов, и даже баронессу. Проклятые демоны, они расселись здесь и точно упивались страхом истинного арийца. Ну ничего, хорошо смеется тот, кто смеется последним!

Фридрих вошел в базу данных тюремного компьютера Веддев.

– Транспортировать ожидающих номер 345 и номер 346 в Зал Совета Дроорда.

В ответ – тишина.

– Веддев, в чем дело?! – Что-то опять не задалось с этой проклятой техникой!

– В номинационном списке ожидающий номер 345 – это клон второго поколения био-робота Фот-Пент-А-41, работавший в организации «Шпионопись-УкВ», что находится в здании посольства Чужих. Ожидающая номер 346 – био-робот УТИЛ-Пол-09, мусоросборщик класса U-7.

– Все верно, – подтвердил Фридрих.

– Таких заключенных больше не существует. Они распылились.

– То есть как? – Шеллеш рванулся к монитору. – Этого не может быть!

На мониторе отразилась пустая камера.

– Губернатор! Вы их отпустили? – Барон ревел, как раненый буйвол. – Арестовать фон Шлиссенбурга!

Синеликие солдаты не пошевелились.

– Я кому сказал?!! – Шеллеш вдруг почувствовал что-то неладное и попятился.

Вице-канцлер вскочил на ноги.

Министр Обороны выхвалил карманный парализатор класса А-53, но применить его не успел. Луч файера уперся министру в грудь. Бравый вояка рухнул.

Воцарилась гнетущая тишина.

Фон Шлиссенбург сам не ожидал подобного разворота событий. Исчезновение пленников поставило самого майора в тупик. Но ревностная охрана, противостоящая барону без приказа, озадачивала еще больше.

– Ну? – нашелся Фридрих, решивший использовать события в свою пользу. – Что, господин барон, как самочувствие?

– Превосходно, – прошипел ритуальную фразу Шеллеш, пятясь назад. – Тебе это так просто не сойдет!

– Я и не сомневался, – продолжал браваду фон Шлиссенбург и, уже обращаясь к солдатам, рявкнул: – Убейте их!

«Только бы сработало! – молился бывший майор Бундесвера. – Лишь бы сейчас эти заговорщики подчинились, а там видно будет».

– Нет! – истошно закричал вице-канцлер и первым рухнул на пол.

Лучи боевых файеров замелькали с бешеной скоростью. И уже через мгновение в комнате остались лишь охранники, губернатор, барон и баронесса.

– Я же приказал убить всех! – тоном капризного ребенка напомнил фон Шлиссенбург, уже вжившийся в свою роль.

– Заткнись, вонючая задница! – это сказал капитан стражи, низкорослый, но очень самоуверенный.

– Что все это значит? – дрожащим голосом поинтересовался уже Шеллеш.

– А то и значит! – в тон барону ответил капитан стражи и... снял синюю маску, так обтягивающую всю голову, что она казалась живой кожей.

О нет! Фридрих видел такое в американских комиксах: раз – сдернул пластиковую кожу и обнажил другое лицо. Ну да этим еще Фантомас баловался.

Это оказался и не капитан вовсе, и даже не начальник стражи, а мальчишка лет тринадцати. Да, это был именно тот сосредоточенный паренек, сутки напролет играющий на компьютере: первый удачно телепортированный землянин. Но еще вчера он находился в секретном отсеке. Барон Шеллеш собственными глазами видел мальчика по монитору не далее как три часа назад. Как же он выбрался, этот постреленок? Кто бы мог подумать, что тинэйджеры бывают такими ушлыми? Проклятая Америка – страна клоунов!!!

– Дэвид? – растерянно спросил Шеллеш. – Это ты?

– Нет, жирная свинья, это чипсы, – не остался в долгу липовый капитан.

Фон Шлиссенбург нахмурился: что за бред? В какую авантюру его опять втянули? Это что, сынок Шеллеша развлекается?

– Значит так. – Мальчишка поиграл файером и неожиданно пальнул в монитор. Компьютер взорвался и задымил. Но никто не смел пошевелиться. – Сейчас ты, сучье отродье, отвезешь меня к Арраху и переправишь домой, или я намотаю тебе на шею твои гнилые кишки!

Этот ребенок приказывал Шеллешу.

Майор Бундесвера едва не зааплодировал: это надо же! Сынок взял и скрутил собственного папашу в бараний рог! Непобедимый Шеллеш на деле – подлый трус!

Лиррил вдруг резко поднялась со своего места. Она ведь так и продолжала сидеть, пока солдаты убивали мятущихся чиновников планеты Веррев.

– Не стрелять! – поднял руку мальчишка.

Охрана подчинилась, но файеры не опустила.

Лиррил презрительно посмотрела на своего супруга и холодно спросила:

– Доигрался? Тебя ведь предупреждали, что нельзя проводить опыты с людьми.

Шеллеш смотрел на супругу широко раскрытыми глазами рыбы, которую выдернули на берег. Недоумение, ярость, гнев, обида читались на лице барона. Шеллеш никогда не испытывал ни одного из этих чувств, а теперь ненависть к землянам буквально клокотала, закипала в груди:

– Сгною! Всех!!!

– Дурак, – сказала Лиррил. – А ведь Пиррий десятки раз предупреждал: земляне несут инфекцию. Полукровки не так опасны. Но люди – они же все заражены.

Шеллеш побледнел: до него медленно стало доходить, что все происходящее – вовсе не кошмарный сон, а единственная реальность. Но как, как это все возможно?

Баронесса прошла через комнату, подошла к фон Шлиссенбургу и поцеловала его в губы:

– Я действительно Маргарита.

Немец побледнел так, будто увидел собственную кончину.

А Шеллеш закричал:

– Остановитесь!

Барон Веррев кинулся было на Лиррил, выхватывая из потайного кармана парализатор, но выстрелить не успел. Один из охранников опередил Шеллеша.

Луч файера скрестился с широкой волной парализатора. Раздался оглушающий врыв, волна которого разметала всех по комнате. И в этой вспышке тело барона исчезло. Бесследно.


Пиррий ничему не удивился. Абсолютно. Несколько мгновений бывший советник барона Шеллеша тупо таращился на экран монитора. Там, на планете Морддром, приходили в себя после взрыва синеликие стражи, фон Шлиссенбург, Лиррил, Дэвид.

Шеллеша в комнате не было. Пиррий был единственным, кто видел, как взрывной волной взаимодействия лучей разной интенсивности и открывшимся личным телепортационным кодом безопасности Шеллеша просто разложило на нейтрино и вышвырнуло за пределы Дроорда, прямо на скалы.

Пиррий ввел код доступа к боевой резервной фазе тревоги второго класса. Десять авианосцев рванулись к Морддрому. Пять поднялись в небо над столицей по общей боевой тревоге.

Это надо же, заговор в стане заговорщиков! Пиррий побарабанил по панели управления. С потолка появился шланг. Пиррий потянулся к этому шлангу, пару раз хлебнул горячей жидкости и вернулся к монитору.

Зонд в камере Дэвида работал отлично. Проклятый мальчишка, похоже, раздвоился. Американец сидел в своей комнате и мирно щелкал клавишами. Дэвид просто играл. Кто же орудует на Морддроме?

Пиррий нахмурился. Что-то здесь нечисто. Нужно все проверить.

Через мгновение служебная капсула Пиррия взмыла вверх, обогнула административное здание и припарковалась прямо к порту дипломатического корпуса в отсек G-карантина.

Советник барона выскочил из своей капсулы и бегом устремился по переходам.

Перед дверью возник био-робот:

– Код доступа?

Пиррий сказал.

– Охрана потребуется?

Пиррий сначала хотел отмахнуться, по привычке, но вдруг вспомнил сосредоточенное лицо Дэвида и мотнул био-роботу головой:

– Шестерых с оружием. Уровень сложности экстремальный.

Био-робот нажал кнопку в стене, и из открывшегося люка выскочило шесть гвардейцев с файерами наперевес. Это были элитные войска специального личного баронского легиона. Они были напичканы электроникой по самые ноздри. Кнопки, рукоятки, лампочки, мигающие прямо на бронежилетах, производили гнетущее впечатление, словно это были не подразделения по борьбе с террористами и шпионами Империи, а роботы-клоны времен Первого Технического Восстания.

Ворвавшись в закрытую квартиру американского мальчика Дэвида, Пиррий уставился на пустое кресло и расхохотался как сумасшедший. Ну конечно, никто в Империи не додумался бы заподозрить землянина в подобном фокусе лишь только потому, что подобный трюк слишком уж примитивен! Надо же, оказывается низкий уровень интеллекта иногда не так уж и плох.

Пиррий посмотрел на компьютер ограниченного доступа и махнул ребятам из спецназа отбой. Гвардейцы разочарованно остались торчать у раскрытых дверей.

Советник Шеллеша вошел внутрь комнаты Дэвида, закрыл за собою люк и опустился в пустое кресло.

Итак, Дэвид оказался мальчиком образованным. Парень просто записал на видеодиски: как он играет, ходит в душ, ест, спит. Из ста тридцати дисководов с доступом к шинам трансляции Дэвиду понадобилось сорок шесть. Вариации поведения дублировала программа, аналогичная земным «Симсам». И как этот парень до всего этого додумался? Главное ведь тут было просто поверить в успех – и все! Малейшая оплошность – и Дэвида перевели бы в Изолятор. Выходило, что на Земле дети очень даже хорошо владеют компьютерными программами. По крайней мере некоторые американские школьники. А еще – многие мальчишки там крайне самоуверенны... А во всем Аррах виноват! На кой гхыр он создал этому маленькому пройдохе полную иллюзию земного существования? Столкнись Дэвид с символами имперского языка – такой ситуации не возникло бы в принципе. Зачем нужно было давать ребенку доступ в систему на английском языке, если известно, что половина землян помешана на интернете? Можно было догадаться, что всякий нормальный парень всегда стремится разобрать любую технику, чтобы посмотреть, а что внутри. Это же люди, а не граждане, они на слово никому не верят.

Пиррий откинул голову на спинку кресла и задумался. Сколько дней Дэвид уже на свободе? Один? Два? С кем он виделся прежде, чем попал на Морддром? В заговоре ли он с фон Шлиссенбургом, или это роковое стечение обстоятельств, в котором каждый человек сам за себя? Но главное, если даже дети могут догадаться, как обмануть стандартную имперскую систему слежения и удрать с планеты, то чего ждать от взрослых? Эх, нельзя было поощрять инициативы Арраха. Шеллеш вот уже поплатился за свою глупость.

Пиррий незамедлительно через рабочую перчатку одного из офицеров связался с домашним компьютером и ввел программу самоликвидации распаковывающегося файла нейтрализации блокады планеты Земля на предмет альфа, бета и гамма-излучений, облученных пси-энергией землян.

Попросту Шеллеш сам помог Арраху снять с Земли карантинный зонд Империи, чтобы люди могли свободно перемещаться в пространстве и не лишались при этом той части души, которая отвечала за их эмоциональную сферу. И это было главной ошибкой. Похоже, император давно знал самую страшную тайну людей: человеческие души – это бациллы неизвестной болезни, они – ходячая инфекция! И люди не случайно были отделены от Империи и от всего цивилизованного мира в резервациях Солнечной системы. А вот теперь земляне здесь, среди граждан. Главное понять, как именно распространяется болезнь. И попытаться остановить заразу раньше, нежели этим займется Инквизиция.

Пиррий пощелкал кнопками перчатки, открыл доступ к собственному компьютеру через сеть Империи, ввел виртуальные и голосовые параметры, код доступа, номер страхового свидетельства и полиса гражданина.

Цирриц снова отозвался:

– Пиррий, ты где? Трудно что ли вернуться в рабочую комнату?

– У нас мало времени. Я в порту дипломатического корпуса в отсеке G-карантина. Тебе это о чем-то говорит?

Личный компьютер Пиррия покряхтел, а потом озадаченно сказал:

– Это шутка?

– Нет. Я в комнате Дэвида.

– Хозяин, вас там нет. Дэвид один. Он принимает душ.

– Цирриц, золотце, у тебя какая программа имперского слежения, ты давно не обновлял драйвер?

– Я вчера был на сайте Внешней Разведки.

– Хорошо. – Пиррий зло хлопнул по рубильнику временной остановки транслирующих программ. – А так? Так ты меня видишь?

– Невероятно! – Цирриц громыхнул процессами. – Теперь понятно, почему вы приказали запустить программу самоликвидации распаковывающегося файла нейтрализации блокады планеты Земля на предмет альфа, бета и гамма-излучений, облученных пси-энергией землян. А я уж начал было волноваться за ваше психическое здоровье.

– О себе позаботься, – проворчал Пиррий.

– И это придумал тринадцатилетний мальчишка?

– А чему ты удивляешься? Аррах предоставил этому умнику все новейшие программы. Трансляция фальшивой жизни Дэвида шла с записанных дисков. Каково?

Повисла гнетущая пауза.

– И что теперь? – Похоже, что электронные мозги Циррица вошли в состояние полного штопора и начали медленно зависать.

– Ты закрыл карантинный зонд?

– Да, но...

– Что но?

– Хозяин, я понял. Люди принесли инфекцию.

– Об этом ты должен был сообразить раньше меня, Цирриц!

– Конечно.

– А теперь рассчитай, как именно передается болезнь и в чем ее опасность.

– Хорошо, – покряхтел Цирриц. – Душа – это есть энергетическая субстанция людей, отвечающая за эмоции и поступки. Она возникла благодаря аномальной вихревой туманности в Солнечной системе. Взаимодействие Урана, Плутона и Фаэтона-7, а также кремния, двуокиси кислорода во время Пси-Эль-Обратное в пропорции 14/3/5/7/1 и36/8 создало щелочную среду на планете Марс.

– Цирриц, короче.

– Не могу. Я скачиваю сверхсекретный архив и рискую, между прочим, не только материнскими платами, но и самосознанием.

– Цирриц, я тебя починю.

– Хозяин, от контрудара имперского Луча Безопасности нет защиты.

Пиррий вздохнул: это была правда.

– Я могу прервать работу?

– Нет, Цирриц. Ищи.

– Хорошо. Продолжаю.

– Души людей – это разумная паразитическая форма жизни. Это плесень, грибок, который не может долгое время находиться вне питательной среды. Попросту душам нужны физические тела. Но парадокс в том, что правящая элита этих существ прекрасно обходится без тел. Это так называемые земные демоны. Они черпают энергию отовсюду и без технических средств и приспособлений. На первый взгляд – это полное безумие, но это – логика народа душ.

Души или духи стремятся подчинить мир, по крайней мере так гласит официальная запись уровня «А-секретно». На уровень «А-сверхсекретно» я подняться не могу.

– Что еще? – Пиррий понял, что домашний компьютер ходит по лезвию ножа.

– Первое столкновение с народом душ нанесло Империи непоправимый ущерб. Граждане Империи... – И тут Цирриц заткнулся.

– Цирриц, отрубайся! Немедленно! Цирриц, ты меня слышишь?

– Слышу, – прохрипели динамики. – Надо же, это просто вирус «Esc».

Пиррий побледнел:

– Скинь информацию на диск! Если успеешь.

– Пытаюсь, хозяин. Я же предупреждал.

И раздался шелест пламени.

Пиррий схватился за голову и сжался в кресле. Больше всего на свете ему хотелось сейчас умереть. Заговор Шеллеша обернулся угрозой всем гражданам Империи. Дело принимало зловещий оборот.

Да, Шеллеш собирался провести военный переворот. Для этого достаточно было одновременно перебросить всю армию Веррев в столицу и блокировать все информационные и энергетические шины. Именно для этого Аррах и разрабатывал программу мгновенной транспортации граждан в пространстве в неограниченном количестве и без физических и моральных потерь. Но, похоже, Аррах, занимающийся подготовкой переброски войск, оказался безумным. Этот ученый был просто помешан на людях! Пиррий располагал информацией, что Аррах в обход имперских указов помогает землянам развивать научно-технический прогресс. А император, похоже, знал об этом, но бездействовал. Почему?

– Пиррий, пошатываясь, вышел из секретной комнаты. Гвардейцы стояли навытяжку: серьезные и суровые.

– Пока барон не вернется, временно власть главнокомандующего я возлагаю на себя, – сказал Пиррий.

– Простите, Советник. – Вперед выступил лейтенант, тот самый, что без разговоров отдал свою перчатку дистанционного управления перед тем, как советник уединился в комнате Дэвида. – Приказ по легиону 389: «В случае попытки господина Пиррия объявить себя главнокомандующим Веррев, советника Пиррия арестовать и отправить в следственный Зал Ожидания Приговора, лишив всех средств связи и компьютерного доступа ко всем видам шин».

Лейтенант вынул из поясного планшета электронную записную книжку, запечатанную баронским кодом, и протянул ее арестованному.

Советник равнодушно вскрыл печать. Все верно. Видимо, приказ был размножен на электроксероксе и выдан всем, даже низшим офицерским чинам. Проклятие!

Пиррий опустил голову.

Приказ был подписан всего лишь полчаса назад. Надо же, какая расторопность! Никаких бюрократических проволочек!

Пиррий отказался лететь, значит, он изменник. Эх, Шеллеш!..

– На планете Морддром в данный момент находится три живых человека с планеты Земля. – Пиррий сказал это просто так, без особой надежды на реакцию военных.

– Советник, извольте следовать за нами. – Офицер терпеливо улыбался, точно пытался объяснить ребенку, мол, от сладкого зубы портятся.

– Люди принесли инфекцию. Нужно предупредить Инквизицию!

– Пиррий, – мягко посоветовал офицер, – вы ничего не говорили, я ничего не слышал. Ваши слова пахнут изменой. Зачем усложнять себе жизнь?

– Как тебя зовут, лейтенант?

– Саннас.

– Вот что, Саннас, если мы сейчас не ударим распылителем по Морддрому, через день эпидемия охватит половину Империи.

– Пиррий, мы не можем бомбить барона, вице-канцлера и министра обороны.

– Конечно, Саннас. Кто назначен временным главнокомандующим? Это я имею право знать?

– Генералу Зуппуз.

– Так отведите меня к нему!

– Это нарушение приказа.

– Хорошо. – Пиррий вздохнул и демонстративно отдал перчатку. – Имя моего рабочего компьютера Цирриц, код доступа 89-02-47-59-54-81.

Лейтенант удивился.

Гвардейцы хранили молчание. Не каждый день операция по защите советника Шеллеша вдруг оборачивалась задержанием.

– Еще не поздно. Зайдите в программу часового слежения.

Лейтенант пожал плечами и протянул перчатку ефрейтору. Бравый воин быстро ввел код и крякнул:

– Программа не отвечает на системные запросы.

Лейтенант покосился на Пиррия. Солдаты вздернули файеры, и зеленые огоньки боевой готовности тревожно заплясали у советника на груди.

– Экстренный код скачивания программы 42-36-71-85-96. – Пиррий нервничал.

Ефрейтор недоверчиво покачал головой, но цифры набрал.

Перчатка зажужжала, точно сумасшедшая пчела.

Потом что-то замкнуло и запахло горелой проводкой.

– Выньте диск! – уже закричал Пиррий на солдат.

Ефрейтор ловко извлек лазерную дискету и отшвырнул в сторону загоревшуюся перчатку.

– Саннас, просмотрите запись.

Лейтенант недоверчиво повертел дискету в руках:

– Ладно, пусть с вами разбирается сам генерал Зуппуз. У меня приказ задержать. Вот его я и выполню.

Пиррий вздохнул: шанс на спасение еще был.


Генерал Зуппуз откинулся на спинку кресла и хлебнул горячего аркафе. Положение было серьезным. Да, Шеллеш приказал убрать следящие камеры с авианосца. Да, барон улетел без должной охраны. Да, Пиррий нарушил приказ, но... Но если запись на дискете соответствовала действительности, то сам Шеллеш должен валяться сейчас без чувств в горах подле Дроорда, а трое землян каким-то чудом сошлись на одной планете. Трое людей, тех самых, которых Аррах перебросил, нарушая все указы и законы. Тех самых землян, которые обладали душами. Или это души обладали людьми – не все ли равно?

Один ракетный удар – и не будет жалкой колонии Морддром. Не останется людей – источников заразы и свидетелей противозаконных исследований. Все правильно. Но там барон Шеллеш.

Зуппуз думал. Взрыв планеты приведет к появлению ищеек Империи. И тогда заговор Шеллеша непременно раскроют. Можно будет сказать, что барон принудил военных к исполнению долга силой и Уставом, но сам Зуппуз остался верным императору. Конечно, тогда и Пиррия, и Арраха нужно было уничтожить немедленно. Однако участие в заговоре, пусть даже пассивное, это будущее недоверие императора в лучшем случае. В худшем – смерть.

С другой стороны код личной безопасности Шеллеша можно нейтрализовать лишь из министерства Внутренних Дел или из департамента службы Всеобщей Безопасности. А это означало, что даже если Морддром погибнет в адском пламени, то Шеллеш все равно останется жить. Зачем раньше времени рубить сук, на котором сидишь? Смерть Шеллеша должна быть гарантированной.

Да и Пиррий не зря так суетится, он же полукровка, он лучше всех понимает, что такое эмоции. Люди, даже если они действительно носители редкой холерной палочки под названием «душа», как утверждает советник, – это не источник заразы, это живое биологическое оружие сначала против императора, потом против Федерации и Королевства Чужих. Нет, не умеет Пиррий видеть хорошие стороны событий, хотя и он и советник. Людей нужно скрыть. Взорвать планету – это просто. Но лишиться при этом секретного оружия, использование которого приведет к власти и славе, глупо...

Зуппуз отдал приказ. Единственно возможный и правильный.

Генерал объявил себя временным главнокомандующим со всей полнотой власти. Арестовал Пиррия, приказал схватить Арраха и выслал истребители на Морддром искать и барона, и людей. Эти действия можно было истолковать и в случае удачи заговора Шеллеша, и если Империя первой раскроет карты мятежного барона. Зуппуз не любил рисковать. Он был военным. Он дослужился до генерала, и этим все было сказано.


Заговор | За гранью игры | Ярлык «Опыт 5»