home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Ярлык «Опыт 3»

Губернатор Морддрома барон фон Шлиссенбург был не в духе. Он даже хотел показательно спалить парочку нерасторопных вояк, но вовремя одумался. Это, конечно, была не гуманная, то бишь трусливая Германия, но и не средневековая Испания. Это был какой-то отстойник для отбросов Империи. И Фридрих решил, что не важно, чьими руками он расширит здесь свое собственное влияние. Да, лучше кинуть в первую мясорубку солдат Шеллеша, чтобы не выдать своих истинных планов и намерений. Но зато потом можно предать в руки императора и этого подлого держателя суккубов! Военная логика Третьей Силы, наблюдающей, какой же изо львов выйдет живым из схватки, начинала нравиться Фридриху все больше. И все сильнее фон Шлиссенбург убеждался в том, что да, именно эти инопланетяне и были на Земле представителями разношерстной нечистой силы. Что им стоило создать иллюзию зверя, дракона, рогатого Пана? Ввел данные в компьютер – и фантом готов. Вот откуда берется неуязвимость духов! А серебряные пули, видимо, просто всегда нарушали транслируемую голограмму, перебивали связь с источником питания, возмущали радиоволны. Боги, как все, оказывается, просто и пошло, даже стыдно за человечество!

И великий Гете в молодости вполне мог столкнуться с призраком самого себя. Почему бы нет? Похоже, эти заразы, инопланетяне, додумались не только строить корабли, перетаскивать людей через гигантские пространства, искривлять время, но и руководить эволюцией и человеческой историей! Если не было Христа и Будды, то уж инопланетяне должны были позаботиться, чтобы отправить на Землю своих граждан с целью насаждения религиозных культов и верований. Возможно, появление электронных голограмм на Земле было случайностью, возникшей в результате одного из зловещих экспериментов Империи. Но сотни людей видели на небесах Битву Народов, и Дикая Охота не один век носилась по облакам! Что это, зеркало небес или остаточные явления правки истории инопланетянами? Кто даст ответ?

Вот и Ганс-крысолов наверняка был простым имперским агентом. А откуда пришли всякие гномы, эльфы, тролли? Почему бы волшебным народам на самом деле не оказаться сбежавшими из рудников Империи рабами? Или взять, к примеру, драконов. Где гарантии, что это не космические корабли пришельцев? А, быть может, мутационные породы динозавров – сторожевые псы человеческих резерваций. Почему бы и нет?

Конечно, с одной стороны, все это бред собачий. Но, с другой, как ни верти, а развитие технологий на Земле всегда шло вперед семимильными шагами. И всегда, когда человечество оказывалось на пороге тайны, приходило возмездие богов. Цивилизации Лемурии, Атлантиды, Римской Империи – одинаково закончили свою жизнь в очищающем пламени огня. Правильно Гитлер жег книги! Ох, правильно! Адольф стремился избавить Европу от скверны, да не успел.

Похоже, что инопланетяне и есть то Всемирное Правительство, которое ведет землян, как пастух баранов. И все предсказания сначала были просчитаны на компьютерах Империи, а потом уже обнародованы на Земле. Проклятый Нострадамус! Похоже, все, все эти паршивые интеллигенты имеют в крови инопланетную примесь. Ведь все эти гребаные пророчества и предсказания сбываются с ужасающей скоростью. То, о чем лет пятьдесят не могли и мечтать, давно уже стало повседневностью. И чистая вода продается в бутылках за деньги, и япошками создан телефон, передающий и изображение собеседника. Одно тревожит: неужели немцы сами ни на что не способны? Неужели все земляне лишь тупые и ленивые пользователи?!

Фридрих прошелся по своему рабочему кабинету. Конечно, летающие квартиры это шик, до которого на Земле еще не додумались, но, надо полагать, и здесь, на Морддроме, далеко не каждый крестьян шастает на базар в квартире. Простолюдины должны ходить пешком или, в крайнем случае, пользоваться флайерами, аэробусами, или что у них тут. И это правильно.

Летательная квартира губернатора Морддрома, оснащенная монитором, развернувшимся во всю стену, была припаркована к пустому служебному кластеру порта 37. В соседнем отсеке для летающих камер с особо опасными рецидивистами, было, разумеется, пусто. Это была клетка, так сказать, для русской обезьяны и его подружки.

Фон Шлиссенбург ждал. Монитор прокручивал планы города, схемы силовых линий и прочий технический бред. Это было утомительно, но зато слух Фридриха услаждала музыка. Это был какой-то довольно бравый марш. Возможно, когда-то Империя была очень воинственной.

Шеллеш, кстати, тоже вышел на связь и передал, что в сложившихся обстоятельствах Аллана будет рваться сюда, в порт 37. А без него, без этого Шеллеша, в Дроорде нет более ни одного интеллектуала! Фридрих злился и слушал речитативные донесения о возможностях охраняемого порта: «Только здесь можно было подключиться к энергетическим шинам, выбрасывающим за пределы баронета, а кроме того, только в этом порту можно было наладить связь через любой компактный компьютер. Порт 37 – это переговорный и транспортировочный пункт одновременно. Его услугами обычно пользуются потерпевшие крушение астронавты».

«Конечно, – об этом уже нашептывал тайный советник, склонившийся над ухом фон Шлиссенбурга, – подпольный бизнес существовал в Дроорде всегда, но здесь, на Морддроме все мафиозные кланы платили дань Шеллешу. Не было и нет ни одного челнока, который бы рискнул на свой страх и риск нелегально переправить кого-то даже за пределы планеты. Барон Шеллеш всегда имел в космосе отличную систему слежения. А еще барон сам нарушает имперский закон о свободе действий и запросто может дезактивизировать мозги любого провинившегося. Это не убийство, это намного умнее и эффективнее. Провинившийся гражданин теряет память, что объясняется якобы сбоем программы чипов. А потом под видом дефрагментации мы стираем преступнику все данные именно электрических импульсов мозга и накладываем сверху новые. Практически, такая операция превращает свободного гражданина в обычного клона третьего поколения».

Фридрих поморщился. Что там Адольф цитировал из Гермеса: «Что наверху, то и внизу». Все империи одинаковы: всюду разврат, заговоры, убийства. Такова нормальная цивилизованная жизнь. На мониторе исчезли схемы и появились фотографии Алланы и Ивана Соколова. Фон Шлиссенбург легким жестом руки заставил советника замолчать и выйти. Как утомляет придворная жизнь! Фридрих внимательно посмотрел на лица своих врагов. Русский телохранитель – ха! Тоже Шварцнеггер сушеный выискался! Хоть бы побрился, свинья! Ну да еврейкам, видать, все равно. Эти уроды: и русские, и жиды – небось и моются раз в месяц... А дети у них все сплошь цыгане.

Внезапно по монитору мелькнула косая линия, раздался треск электрических разрядов. Портреты исчезли.

– Геррег, какого черта?

Компьютер не ответил: то ли не понял вопроса, то ли завершал какую-то более важную операцию.

– Геррег, твою мать! – Фон Шлиссенбург всегда злился, когда кто-то из подчиненных, будь он живой или электронный, осмеливался нарушать воинский устав. – Немедленно доложить, что происходит!

И тут в комнате запахло паленой проводкой. Что-то щелкнуло, и во взметнувшемся потоке пламени появилась голограмма какого-то гремлина. Ну как в американских «ужастиках»: росточком с ребенка, весь зеленый, морда крысиная, а уши торчком, как у рыси, да еще с кисточками. В общем, мерзость порядочная. Слава богу, что хоть весь не в соплях, и слюни пузырями не пускает.

– Мой властелин!

«О, нет!» – Тут только фон Шлиссенбург окончательно уяснил, что на планете живут не только люди, но и твари, и всякие монстры. Это давало очередную порцию пищи для раздумий. А может быть, и в Голливуде тоже все куплено, и образы, тиражируемые, насаждаемые в фильмах, – это стандарт инопланетян? Никакая не фантазия, а самая что ни есть гольная правда?! Но тогда получается, что Чаша Грааля – это чуть ли не мировая матрица или, на худой конец, сервер Земли. Теперь ясно, на кой ее так искал Гитлер! А еще, возможно, что все вампиры, оборотни, вурдалаки на самом деле прямые потомки землян и пришельцев...

Видение гремлина было расплывчатым и тусклым:

– Мой властелин, слышите ли вы меня?

– Ты так орешь, что, похоже, испортил визуальные настройки моего компьютера, – сварливо проворчал Фридрих, уже взявший себя в руки.

В конце концов чего хорошего можно ждать от инопланетян, если они сначала подсовывают суккуба, чтобы выманить из Германии, а потом собирают компромат, чтобы еще крепче связать по рукам и ногам? Кто же может жить на Морддроме, как не всякая нечисть?

Ничего, фон Шлиссенбург был готов и к тому, что в скором времени все эти высокие политики могут снять человеческие маски, и тогда окажется, что Босхе и Дали во многом были правы. И не такой уж сумасшедший Эрнст Теадор Амадей Гофман, если вдуматься. И возможно, Ницше вовсе не сходил с ума, а просто не захотел говорить всей правды. Бог умер – ха-ха! Бога-то и не было. Это все происки инопланетян, и ничего более! Как там Парацельс высказался: «Все стихии имеют душу и жизнь. Обитатели стихий называются Сатанами (то бишь – элементалами). Они не ниже человека, но отличаются тем, что не имеют бессмертной души. Их можно назвать существами, но они не происходят от Адама. Они питаются стихиями. Они одеваются, женятся и размножаются. Они могут проникать в человеческую среду и смешиваться с обществом, воспроизводить потомство». Фридрих помнил это почти дословно лишь потому, что у него дома лежали оккультные книги с пометками, как уверял букинист, самого фюрера. Вот и получается, что все эти элементалии – вовсе не духи бесплотные.

И возношение святых живыми на небо и падение волшебных камней – все, все это спланировали в Империи, и не важно, официально или в обход местных законов.

Фон Шлиссенбург усмехнулся: «Камни... Реальный Дар Ориона и вымышленный Сильмарилл... А этот зануда Толкин все переврал. И насчет камней, и насчет эльфов и орков. В реальности-то, похоже, вовсе не из Мордора шла опасность, нет; она скоро появится с планеты Морддром от властелина мира Фридриха фон Шлиссенбурга! И страшен не властелин кольца с дистанционным доступом к матрице Земли, а тиран за компьютером в кресле, контролирующий все эти кольца Всевластия, включая и главное! Мечи, кольца, знамена... Похоже, все символы власти, включая волшебные посохи, являются чипами контроля и управления. Да, все это весьма любопытно».

– Мой властелин, – в третий раз прошептал гремлин, вырвавший Фридриха из темной волны мечтаний. – Я альфодролль Грых. Вынужден связаться с вами через аварийную систему флайера. Меня захватили в плен люди!

– Что? – Фон Шлиссенбург аж подскочил в кресле: вот она – удача! – Геррег, координаты этого уродца! Живее!!!

Компьютер крякнул и окончательно завис.

Видение гремлина пропало.

«Уровень техники у них! Фу ты, ну ты! – злобно подумал Фридрих. – Уж это не сами ли инопланетяне воруют идеи у наших японцев?»

Пнув люк двери, фон Шлиссенбург хотел разразиться руганью и позвать на помощь, но проем открылся сам.

Губернатор, увлекаемый слепой яростью, выскочил в какой-то длинный коридор, мерцающий многочисленными огнями лампочек. «Иллюзионисты хреновы! – бесновался Фридрих, пробегая вглубь пустых коридоров. – За состоянием компьютера проследить не могут! Ну я им устрою выволочку! Не посмотрю, что все здесь демоны! Вон, Папа Римский Пий IХ на демоницах по небу летал. Вот я и устрою здесь порядок! Не можете следить за электроникой – будете на собственных плечах меня таскать, как рикши в Китае!»

– Немедленно все ко мне! – ревел фон Шлиссенбург. – Люди-шпионы хихикают у нас под самым носом!

Но стены оставались безучастными. И какое-то запустение царило всюду. Не было ни пыли, ни обрывков одежды, ни обломков предметов – ничего. Все чистенько, стерильно, но как-то уж совсем безжизненно. Всюду одно лишь холодное тусклое металлическое свечение, убаюкивающее, как в вагоне метро. Губернатор остановился и с удивлением посмотрел в оба конца бесконечного коридора. Перспектива сужалась по обеим сторонам в точки. Что за бред? Как можно было так далеко убежать от рабочей летающей квартиры. Что таят в себе эти чертовы коридоры? Неужели все, что происходит – лишь сон, только морок бесов? Или это высшая реальность? Фридрих вдруг глубоко задумался.

А ведь действительно могло быть и так, что сам фон Шлиссенбург просто умер в Германии от разрыва сердца, прямо у монитора. А здесь – чистилище. Суккубы вот всякие соблазняют. А в роли жезла Моисея, знаменитого Кадуцея выступил вживленный в шею чип, или что-то еще... И вообще после смерти тоннель, ведущий на божий суд, открывается лишь после того, как душа положенные сорок дней отмается...

Но тоннель был. А провожатых не было.

«Неужели я столько нагрешил, что меня и к богу проводить некому?» – фон Шлиссенбург саркастически усмехнулся и плюнул под ноги.

И снова в коридоре повисла тишина.

«Здесь должен быть выход! Даже если это – дорога на Высший Суд, у нее должны быть и истоки и окончание. Не бывает тоннелей, ведущих из ниоткуда в никуда!.. Или бывает? Или дорога в вечности – и есть моя кара?»

Фридрих рванулся вперед не оглядываясь. Он не замечал, что тоннель плавно поворачивает по кругу.


Барон Шеллеш тем временем следил за бессмысленными физическими упражнениями своего новоиспеченного губернатора и недоумевал: чего это фон Шлиссенбург не сидит и не ждет, когда экстренная электронная служба спасения через контрольную систему слежения реанимирует базу данных и не запустит Геррега по новой? Ну перегорели контакты, ну появилось сообщение от какого-то там альфодролля, возможно, даже без звукового сопровождения, ну и что? Это ведь служебный компьютер, а не контрабандный, у него и номер есть, и полный имперский социальный пакет защиты.

«Что же гнало Фридриха по коридору порта 37?» – этот вопрос не давал Шеллешу покоя.

На мониторе, в верхнем углу радара появилось хмурое лицо Пиррия:

– Ну что, новости есть?

– Фон Шлиссенбург бегает по коридору, причем выкладывается полностью. Не могу понять зачем, – вздохнул барон Веррев.

– А что случилось?

– Ничего особенного: у Геррега короткое замыкание. Скоро починят.

– Мой барон, губернатор фон Шлиссенбург просто испугался. Это чувства гонят его по коридору. И именно чувства привели его к вашей супруге.

– Но у Лиррил зачатие было невозможно в принципе. Не сходятся фазы и периоды. Это же глупо. И бегать по порту бессмысленно. В этом нет логики.

– Чтобы что-то сделать, вовсе не обязательно сначала думать. Фридрих соблазнил вашу жену не ради зачатия, а ради удовольствия, которое он и получил. Удовольствие, радость, страх, сомнение – мы испытываем лишь тени этих чувств, они нам не понятны в корне своем. И все потому, что у нас с людьми разные информационные поля. Интеллект людям заменяет природный носитель информации, называемый душой. – Пиррий помолчал. – Люди странные животные. Они и убивают вовсе не потому, что хотят есть. И воюют потому, что им нравится это занятие. Они пишут книги не для того, чтобы по ним учить молодежь в инкубаторе, а чтобы потом смотреть на строчки и представлять всякие глупости, чтобы смеяться и плакать над страницами. Это глупо, но за всем этим стоят чувства. Империи, действительно, не нужны такие служащие. Люди ведь, точно черви, будут точить всю нашу информационную систему. У людей ведь уже появились компьютеры. Зависание земной техники происходит, когда в базе данных не хватает памяти для завершения операции. Это обычное дело. Но люди, чтобы порадовать себя, любимых, чужими горестями, стали выдумывать программы, заставляющие компьютеры работать неправильно, уничтожать собственные программы и базы данных. И ведь не в военные сети противника запускались эти «вирусы», а друзьям по почте. Что может быть глупее?

– Ты все-таки настаиваешь на замораживании проекта? – Шеллеш угрожающе сдвинул брови к переносице.

– Я предлагаю перейти ко второй фазе и провести испытания с гражданами Империи, а людей уничтожить. Нам и с тремя отморозками мороки хватило.

– Ну, мальчишка не в счет. Сидит себе целыми днями и воюет с виртуальным противником. Даже не замечает, что в плену.

– Барон, я бы настоятельно рекомендовал никого не оставлять в живых! Если у нас все получится, как было изначально задумано, то в нашей Империи, как и при старом режиме, не должно быть места для людей. Опасно ведь то, что, даже играя, мальчишка не обучается, а чувствует! А еще каждый из телепортированных землян думает о том, как бы ему вернуться домой, да еще и прихватить бы часть нашего электронного комфорта!

– Ну и пусть себе мечтают.

– У них есть души, барон! Это не просто энергетическая база данных, это система в системе. Она плохо контролируется извне, она саморегулируется. Она предсказуема, но иногда ведет себя прямо противоположно ожидаемому от нее действу из непонятного чувства вредности и самоотрицания! Вот вы, барон, можете прямо сейчас заявиться к императору и рассказать ему об исследованиях Арраха, мол, нарушает закон, негодник, ай-яй-яй?!

– Это же идиотизм, – выдохнул Шеллеш.

– Для нас, для граждан Империи – да. Но люди способны принести себя в жертву, лишь бы почувствовать свое превосходство над другими. У них на Земле существуют самураи и камикадзе, которые убивают себя сами, если им кажется, что они совершили ошибку. Понимаете, не исправляют глупости, а самоликвидируются! Люди согласны поступать во вред себе, лишь бы даже от смерти получить толику удовольствия.

– Вот из этого я и попытаюсь сделать оружие. – Шеллеш наморщил лоб. – Но пока поведение нового губернатора вводит меня в состояние ступора.

– А иначе и быть не может, – усмехнулся Пиррий.


Фридрих остановился и перевел дух.

Так, мертвые не потеют! Значит – живой. Возможно, это вовсе и не Чистилище.

Ага, вот и кнопочки вдоль стен, индикаторы, розетки какой-то причудливой формы. Странное, надо сказать, место для тоннеля, связывающего миры живых и мертвых.

Фон Шлиссенбург воровато оглянулся. Эх, а ведь здесь наверняка кругом камеры слежения! Что подумают подчиненные? Вот стыдобушка-то! Надо хоть что-то для видимости отключить. Губернатор критически осмотрел панели с кнопками и лампами. Ни инструкции, ни правил пользования, ни мер безопасности на табличке. Разгильдяйство!

А вдруг током шибанет? Фридрих колебался. Пунктуальность и чопорность боролись в нем с детской обидой и злостью. Победили эмоции. «А идите вы все!» – подумал фон Шлиссенбург и стал нажимать на все кнопки подряд.

Фридрих вдруг неожиданно для себя решил, что даже если сейчас взорвется, то так всем и надо. Хотя бы один канал сообщения между мирами всем этим суккубам перекрыть! Во имя процветания Германии! Да просто в отместку! Из гордости.

Кнопочки вдруг замигали в ускоренном режиме: видимо, что-то важное запустил. Ну все, сейчас шарахнет! Накроет ядерными боеголовками весь этот вонючий Морддром! Так вам, инопланетяне, демоны позорные!

Фридрих по многолетней воинской привычке упал на пол и прикрыл голову руками.

Но взрыва не было. Вместо этого открылся какой-то люк, и в него потоком воздуха втянуло флайер с открытым верхом и тремя пассажирами на борту. Один из них был очень похож на гремлина.

Фон Шлиссенбург недоверчиво приподнял голову и расцвел плотоядной улыбкой:

– А, Иван Соколов пожаловал! Рядовой службы запаса. Очень мне, понимаешь ли, хотелось с тобой побеседовать с глазу на глаз.

Гремлин, который трясся от страха, вдруг выскочил и помчался прочь, истошно воя:

– Тревога! Тревога! Люди в порту! Террористы!


Ярлык «Опыт 2» | За гранью игры | * * *