home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Doc008

Что хорошего можно сказать о гостеприимной планете Морддром? Практически ничего. Насколько я понял, это отсталая провинция, специализирующаяся на добыче полезных ископаемых: как-то медь, руда, мамонты. Отделывают же они свои летающие квартиры какими-то сверхпрочными сплавами. Да и то сказать: социальная система Империи, где каждый только и делает, что тычет в кнопки, была для меня тайною за семью печатями. Я терялся в догадках: если здесь все граждане такие интеллектуалы, то кто же вкалывает на рудниках и заводах: био-роботы, негры, алкаши? Или компьютеры сами чинятся, собираются, производят друг друга и обслуживают буквально все сферы жизнедеятельности? В мире инопланетян возможно все. Я уже был готов встретиться с летающими тарелками, говорящими облаками, самозастраивающимися городами. Слава богу, самые худшие мои подозрения не оправдались. И все же... Все-таки Аллана запрограммировала посадку в заброшенных хромовых рудниках. Специально. Это я понял позднее. А сейчас я просто запихнул хрустальный шар, тот самый, что в компьютерной игре был нефритовым или малахитовым, в карман, и громко сказал:

– Ну, Аллана, давай прощаться. Путь мне предстоит длинный. Придется износить три пары железных кроссовок, изглодать три железных каравая. Кстати, у тебя платиновой булочки не найдется, на дорожку?

Аллана смотрела на меня с жалостью и с сочувствием: наверное, думала, что я впал в депрессию и умом тронулся. Ну да, мне Банга, конечно, жалко было до одури, но «ничто нас не может вышибить из седла»[5]! Нет, все-таки инопланетный интеллект – он какой-то другой. Ну не понимают нас прекрасные девушки.

Я развернулся к своей журналистке:

– Я пошел.

– Иди.

Ох, как это меня разозлило. Знает ведь, что некуда мне податься, сироте екатеринбургскому, а ничего: стоит и улыбается!

– Ладно, Аллана, подурачились, и будет. Меня Славка убьет, если я в понедельник на работу не выйду. Он мафиози, авторитет.

Девушка пожала плечами:

– И чем я могу тебе помочь?

Я замялся: вот балда!

– Слушай, а тебе телохранители больше не нужны, ну, пока ты не встретишься со своими боссами?

– С кем?

– С начальством. – Я едва сдержался, чтобы не заскрипеть зубами.

– Это ты – телохранитель? – Как-то уж очень быстро догадалась Аллана и оценивающе меня осмотрела, точно никогда прежде не видела. – А говорил, что астронавт.

– Не астронавт, а водитель, – буркнул я. – У нас в России требуются люди широкого профиля, мастера, так сказать, на все руки.

Ну, это я привирал насчет собственной универсальности. Но нужно же было как-то набить себе цену. Так, глядишь, если и на Землю не отправят, то хотя бы и в лабораторию для опытов не отдадут. Может быть, найдется и для меня местечко в этой Империи? Россия – это хорошо, но остаться в живых – лучше.

– А от кого ты меня охранять собрался? – В глазах Алланы блеснул огонек ехидства. – Не от себя ли часом?

– Вот еще, – буркнул я.

– Ладно. – Аллана действительно оказалась девушкой с высоким уровнем этого долбаного интеллекта. Не пришлось ей все на пальцах объяснять. – Воспользуюсь я твоими услугами и замолвлю за тебя словечко. Только мы сейчас находимся во владениях Шеллеша.

– А что, Шеллеш ваш – главный сумасшедший Империи?

– Почему? – засмеялась Аллана.

– А кому вообще нужны такие зачуханные планеты?

– Ты имеешь в виду эти рудники? – И девушка мотнула головой в сторону багровых скал.

Теперь я почувствовал себя полным кретином. Ну да, расслабился, вообразил, что представители других цивилизаций все поголовно живут в летающих квартирах и целыми днями гоняют кабельное телевидение. Конечно, должны были быть и шахты, и заводы, и роботы или рабы, я же думал об этом. Но кто бы мог предположить, что рудники выглядят как обычные скалы: ни вышек, ни пещер, ни шахт, ни каменоломен. Бред какой-то. Впрочем, кто их, инопланетян, понимал бы?

– Знаешь что... – Я мучительно искал способ, как бы мне сгладить собственную глупость и сказать что-нибудь действительно умное: – Если летать мы больше не можем, пошли отсюда. А то вдруг нас уже выследили. Налетят эти, как их, флайеры. Возьмут нас в плен и оставят без ужина.

– Бери свой файер, пошли на флайер! – сказала Аллана и нырнула вглубь собственной квартиры.

Я хлопнул челюстью. Нет, не стоит слишком умничать и произносить малознакомые слова, а то эти инопланетяне решат, что у меня чудесным образом повысился уровень интеллекта и как начнут «загружать» терминологией – пока мало не покажется. Какой такой файер? Шар хрустальный, что ли? Так вроде бы он – регенерирующий трансформатор, или как там его Аллана назвала. Вот воистину язык мой – враг мой!

Я прошел следом за журналисткой обратно через открытый люк и уставился на Аллану. Девушка играла пальцами по клавиатуре, вероятно, вводила программу самоликвидации «Uninstall Tellet»[6] или что-то в этом духе. Вот они – бездушные владыки вселенной! Им все едино: что матрицу запороть, что вселенную грохнуть... Хотя, может быть, я и не прав.

– Ты уже того? – спросил я. – Угробила это чудо техники? Врагу не сдается наш гордый Теллет, пощады никто не желает...

Аллана оторвала взгляд от монитора и засмеялась:

– Нет, ты еще заплачь.

– И заплачу, – сварливо заметил я. – Меня на Земле ни один компьютер так хорошо не кормил... И не мыл.

Аллана несколько секунд переваривала услышанное:

– А где же ты брал пищу?

Вот святая наивность! Ее бы к тем Салтыково-Щедринским генералам на остров! Со школы запомнил: булочки растут на пальмах, их срывают – и сразу по магазинам да по домам разносят, тепленькими.

– А еду я беру из холодильника.

– Ну вот, – облегченно вздохнула Аллана, – а говоришь, что нет компьютеров.

– Чтобы из холодильника чего-нибудь взять, туда сначала это что-то нужно положить, а у меня на это денег нет. – Ну что за бестолковый народ эти журналистки?

– А-а-а! – наконец сообразила Аллана и радостно улыбнулась. – Вот ты о чем подумал. Нет, сам носитель информации, матрицу, мы уничтожать не будем. А без головных дисков, без разума Теллета, все это – лишь груда металлолома, способная выполнять лишь самые примитивные функции.

Я не поверил:

– Как же так? Вот извлечь из меня мозги, и что, я буду дальше пиво из бутылки пить и воблой закусывать? Сомнительно как-то.

– Опять ты взялся за свои некромантские наклонности, – поморщилась Аллана.

Я обиделся:

– Ну да, без мозгов из меня очень даже получится зомби: тупой, но сильный.

– Из летающих квартир – то же самое.

– Что то же самое? – Я чувствовал, что мы с Алланой на время поменялись местами.

Теперь уже в глазах девушки читалось плохо скрываемое раздражение:

– Я извлекаю матрицу, то бишь самого Теллета из системы. И моя квартира превращается в того самого безмозглого, но очень сильного зомби, о котором ты говорил. Все ясно?

«И на фига ей это надо?» – подумал я, и растерянно пожал плечами:

– Ага, чего уж тут не понять.

Стена возле меня вдруг разъехалась, и появился шкафчик. Небольшой такой. Я посторонился. А Аллана подошла к этому чуду цивилизации, открыла дверь и извлекла на свет чемоданчик, вернее нечто, подозрительно похожее на дипломат. В таких портфельчиках во всех шпионских триллерах земные гангстеры любят миллионы баксов с собою по Нью-Йорку таскать.

– Уходим! – крикнула Аллана.

«Сейчас все взорвется к ядреней фене!» – понял я и метнулся следом за девушкой.

Мы выскочили наружу и спрятались за каменным утесом: небольшим таким шпилем на горном плато.

Аллана деловито присела и открыла свой чемоданчик.

Ну, голова садовая, как же я сразу не догадался? Это же инопланетный ноутбук.

Девушка пробежала пальцами по клавишам. «Интересно, а еще что-нибудь журналисты умеют? Ну, там суп варить, детей пеленать, носки штопать, или это все – анахронизмы и пережитки прошлого?» – Мысли сами лезли в голову, но я старался держать язык за зубами, я ждал взрыва. Прошла минута, вторая. Ничего не происходило. Аллана интенсивно щелкала клавишами. Я зевнул.

– Начнем, – сказала Аллана и что-то нажала.

Я втянул голову в плечи и приготовился к самому страшному.

Но вместо адского ядерного гриба в небе возникло голографическое изображение мужчины средних лет спортивного телосложения. Хитрый прищур черных глаз очень мне не понравился. Длинные, цвета воронова крыла волосы были тщательно расчесаны и убраны назад. Лоб стягивал тонкий блестящий обруч с камнем в центре. Сразу было ясно, что это очень большая шишка. «Барон Шеллеш собственной персоной», – догадался я.

Голова висела в воздухе, а зрачки нервно носились туда-сюда. «Ищет, бестия, – понял я, – это он нас не видит, а потому и электрический разряд выпустить не может». Ай да Аллана!

– Аллана, крошка! – Голос, несущийся со стороны голограммы, был добрым. Почти отеческим. Но мне этот бас милым совершенно не казался.

Мне почему-то вообще не нравились все эти телохранители, бароны, увивавшиеся вокруг моей журналистки, как мухи вокруг банки варенья. Моей? Я себя поймал на забавной мысли. Кажется, с мозгами у меня что-то, наверное, гипофиз отбил или мозжечок, вон сколько раз падал. Нет, ну зачем мне такая взбалмошная баба? Она же все под свой нос делает! Она одна тут с мозгами целого Дома Советов. А я – глупый, убогонький... Сиротинушка.

– Аллана... – Шеллеш говорил вкрадчиво, но отчетливо. – Я знаю, что ты похитила землянина. Муррум обманул не только тебя, но меня тоже. Он работал на внутреннюю разведку Ыллыгархыи.

Так, это уже что-то новенькое! Стало быть, Империя – не такая всемогущая, а противостоят эй эти самые, тьфу, не выговорить... ыллыгархыиньянцы. Олигархи, короче. И понятнее. Интересно, где правда Шеллеша мягко перетекает в подтасовку фактов? А ну как не врет этот барончик? Вдруг Муррум – вовсе не агент этих... из Ыллыгархыи. Интересно, кто живет на такой планете: Ыжасные Ыроды и Ыпыри?

– Поверь мне Аллана... – Шеллеш умоляюще сложил руки на груди. – Да, мы проводим незаконные опыты. Что с того? Ты ведь тоже пользуешься запрещенным классом компьютеров. В конце концов это всего лишь люди с уровнем интеллекта не превышающим нормативные сто процентов. Они даже не био-роботы и не клоны. У них нет будущего, и нет им места в Империи. Сами земляне ежедневно режут лягушек в целях добычи знаний. А мы никого не убиваем, слышишь, Аллана? Мы спасаем тех, кому там, на Земле, грозила верная смерть.

Аллана нажала кнопку, и видение головы свернулось в точку, исчезло.

– Ясно. – Девушка перебрала еще с десяток клавиш. – Больше рисковать не будем. Зараженные файлы – они и есть источник заразы.

«Какое мудрое замечание, высокоинтеллектуальное!» – ухмыльнулся я про себя, но вслух спросил:

– Ыллыгархыя – это что такое и с чем его едят?

Аллана помотала головой, видимо, не все поняла, но ответила:

– Это – отколовшиеся от Третьего Союза и от Королевства Чужие.

Исчерпывающе. А кто здесь, скажите на милость, свои?

– Надо уходить. – Аллана, похоже, не желала вдаваться в подробности, и это мне совершенно не нравилось: не люблю тайн между шефом и телохранителем!

– Давно пора, – буркнул я.

– А вот и наши друзья! – сказала Аллана, указывая на двух милых таких птичек – вылитых драконов, будто только что сорвавшихся прямо с полотен Borisa Valledjo.

Лучше бы это были страшные Чужие!

Драконы заметили нас, обрадовались и пошли на посадку. Мне хорошо были видны эти противные морды. Глаза кровавые, клыки полуметровые, язык длинный, раздвоенный, как у змеи. Уши похожи на крылья летучих мышей, четыре лапы, каждая о трех пальцах, хвост с шипом, точно у скорпиона. Тело склизкое без всякой растительности. Бр-р! Если это и есть драконы, то правильно их наши предки-витязи сотнями мочили. Это же просто какой-то летающий желудок болотисто-зеленого оттенка! Правда, вот крылья – хороши: огромные, черные, без перьев и дурацких жабьих перепонок. Но огнем никто не плевался. Может быть, это и не драконы вовсе. Может, они того, разумные, телепаты например, а я тут про них всякую гадость думаю...

Один из драконов завис в воздухе над нами, второй вцепился когтями в камни так, что прямо перед нами показалась шея чудовища.

– Ну, телохранитель, чего ждем? – Аллана усмехнулась и закрыла свой ноутбук.

– Это чего же? На них мы и полетим в светлое будущее? А вызвать воздушное такси нельзя?

– На заброшенные рудники? – Аллана вопросительно приподняла бровь.

– Ну да, – сказал я и мужественно шагнул на спину дракона.

Ох! Ну и скользкий же этот тип! Я тут же растянулся и соскользнул вниз.

Дракон, видимо, и в самом деле был не дурак: взмах крыла – и меня зашвырнуло на спину. Я схватился за драконьи уши и нервно хихикнул.

Аллана же прошла по спине зверя, точно это была липовая аллея. Я оглянулся и понял, что надо мной просто издеваются. Или проверяют: не шпион ли я этих, как их, Ыллыга... тьфу, олигархов местных. Видимо, не сильно я походил на супермена.

Аллана села, скрестила ноги и раскрыла свой портфельчик. Нет, это уже болезнь какая-то! Интересно, а как инопланетяне занимаются любовью? Тоже по клавишам долбят? А потом из монитора – хлоп, младенец пятилетний выползает и говорит:

– Ну чо, мать, тащи жвачку и сникерс!

Хотя, какой может быть в Империи сникерс? Жрут всякую дрянь из тюбиков «Здоровье» и рады.

Я чувствовал, что долго так не продержусь. Уши дракона тоже были скользкими, они так и норовили выскользнуть из моих пальцев. Давно я не испытывал подобного дискомфорта. А под нами проплывали милые такие ущелья. Кровавые, пирамидальные. Наверное, гробницы всех святых и дураков, вроде меня.

Аллана снова сосредоточенно долбила по клавишам, точно от этого зависела ее жизнь. Нет чтобы подойти к человеку, здоровьем поинтересоваться, поддержать его морально... Так нет же, вместо этого инопланетяне предпочитают пялиться в плоский жидкокристаллический экран и рассчитывать скорость полета человеческого тела, водруженного на дракона, сквозь это самое чертово ущелье. Кто они после этого? Явно не гуманисты.

Пальцы мои вспотели и заскользили, проклятые уши оказались вовсе не такими надежными, и я сорвался вниз. Нет, видеть собственную смерть – это садомазохизм какой-то. Я закрыл глаза и оптимистично сказал сам себе:

– Ну, Иван, Соколовым ты был, в полете и помер...

А потом волна первобытного страха окатила меня с головой: это ведь смерть! Настоящая, не компьютерная!

– Господи, защити! – закричал я в пропасть.

И сознание меня покинуло.


Морддром | За гранью игры | Doc009