home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



file:// RADDAR: /C:/MicroWERITAS/Personal/Carrach.Werrew/htm/aug22.htm

Конечно, Фридрих выкинул сумочку Риты. Скандалов с Изольдой не хотелось. Барон взял себе на память лишь лицензионный диск с игрой «Summer House», тот, который находился там же, в сумочке. Конечно, фон Шлиссенбург предпочел бы оставить себе что-нибудь из женского туалета Риты, но вот не повезло. А кроме того, диск можно купить в любом магазине: уж игры-то не могли возбудить подозрений в супружеской измене.

Правда, Фридрих не жаловал все эти «стрелялки» и считал их глупым времяпрепровождением. Однако такая женщина, как Марго, просто не имела права терять даром свое бесценное время! Конечно, этот дурацкий диск Рита могла везти в подарок сыну, племяннику, соседу. Мало ли кому. Ведь матрица так и осталась нераспечатанной, неопробованной.

Фридриха это возбуждало. Нет, не компьютерная игра, а сама мысль, что Марго своими пальчиками перебирала диски в магазине сотнями, но выбрала именно этот. Интересно, что там внутри?

Три дня отгулов пролетели незаметно. А там и выходные подоспели. Пятый день свободы. Практически целая трудовая неделя. Фридрих не знал, чем себя занять. Он возился в саду, сколотил книжную полку, валялся у телевизора и прокручивал на видео «Греческую смоковницу», пока Изольда возилась на кухне. Эротические фантазии тревожили барона по ночам все эти дни. Изольду это радовало и удивляло одновременно. Привыкшая к порционной любви по средам и субботам, законная супруга терялась в бесконечных догадках: что же такое стряслось с мужем, если он каждую ночь приставал и стал каким-то страстным, ненасытным.

Даже соседки заметили, как расцвела угрюмая Изольда, как она заметно похорошела и начала лучиться счастьем. Все изменилось.

Сейчас воскресным утром барон поднялся с супружеской кровати, оделся и отправился в рабочий кабинет. Мысль об игрушке, которую выбрала Марго, не давала покоя все эти дни. Ночи с женой, когда на месте Изольды барон представлял Марго, были восхитительными. И Фридрих хотел урвать от жизни все, что хоть как-то ему напоминало ту таинственную незнакомку. Звонки в ремонтную мастерскую ничего не дали. За разбитой «шкодой» так никто и не явился.

От Риты остался только запечатанный диск...

Фон Шлиссенбург прошелся по кабинету, включил компьютер и дождался, пока монитор переварит пароль и выдаст рабочее меню.

Фридрих несколько минут просто сидел у компьютера и гладил диск. Потом разорвал целлофан, открыл коробку, полюбовался на серебристую поверхность наклейки, вставил диск в сидиром и начал игру. Инсталляции не было. Все началось сразу с заставки, в которой рассказывалось о злобных пришельцах, высадившихся на окраинах Нью-Йорка. Это было так тривиально, что барон даже разочарованно зевнул.

Первый уровень. Он же – первый этаж. Ничего особенного. Два охранника стоят, курят, чешут языками:

– А женщины там – сущие дьяволицы!

– Ты лучше скажи: пиво там есть?

– На кой тебе пиво, если там гетеры?

Фридрих покривился: ну да, о чем еще могут трепаться новобранцы Бундесвера? Только о пиве и о бабах. Нет бы о воинском долге, о величии Родины. Тьфу! Подставили спины: вояки, блин! И барон выстрелил.

Первый, тот, который хотел выпить, обернулся и поднял странный автомат.

Фридрих стрелял прицельными короткими очередями. Он догадывался, что где-то рядом лежат и патроны и дополнительная жизнь, но военный профессионализм давал о себе знать. Фон Шлиссенбург спокойно и пунктуально расстрелял всех сбежавшихся охранников. Все они теперь лежали рядком на кафельном полу в лужах растекающейся анимационной крови. Это всего лишь игра, юниты, а не настоящие солдаты, но легкая гордость победителя появилась на лице. Ладно хоть домашние не видят. Барон подумал, нажал на паузу и закрыл дверь в кабинете на ключ. Не хотелось, чтобы за таким детским занятием застала Изольда или дети.

Монитор призывно мерцал. Фридрих снова сел за игру.

Несколько перебежек – и обнаружился сундук. Фон Шлиссенбург выгреб из тайника патроны, отнял у мертвецов боеприпасы и лишь потом двинулся дальше по тоннелю. Тихо. Лишь где-то напевало радио. Что-то без слов, но не классика. Впрочем, барон все равно ничего не понимал в музыке.

Тоннель ветвился. Вот и первая потайная дверь. Фридрих подошел, нажал на «Пробел». Открылось черное отверстие. Барон радостно ворвался внутрь и сразу начал стрелять. По всему, что движется. Вот это было наслаждение! Плевать, кто там падал под пулями: коммунисты или французы, арабы или янки. Главное – это азарт настоящей войны, привкус крови на губах. Где всем этим желторотикам понять величие настоящей схватки, когда идешь грудь – в грудь, кинжал – в кинжал! Кровь забурлила. Да, это как секс с незнакомкой в машине. Ох, не зря Маргарита купила именно эту игру! Знала, видимо, какие чувства и эмоции охватят любого, кто сядет играть!

«Неужели я столько лет заблуждался? – удивился собственному прозрению майор. – Ничего плохого в компьютерных играх нет. Адреналину они прибавляют. Пожалуй, стоит отменить запрет на игры в казарме. Более того, стоит самому подобрать тренажеры и стратегии. Вот в понедельник этим и займусь».

Там, где прошел барон, остались одни лишь поверженные юниты.

Статистика в правом углу показала сто процентов здоровья. Война только началась. Барон деловито нырнул за колонну. Сейчас наверняка появятся новые гости. Логика профессионального военного была безукоризненной. На шум стрельбы должны были сбежаться остальные охранники.

И в самом деле через мгновение в дверях показался юнит. С каким удовольствием фон Шлиссенбург нажал на клавишу. Их там было еще трое. Но их, видимо, воевать учили только с женщинами и только с самолетов!

Через несколько мгновений все было кончено. Фридрих аж вспотел от усердия: вот это игра! Барон быстро собрал патроны и отобрал у мертвого офицера огнемет. Так намного лучше! Впрочем, впереди могут поджидать такие красавцы, что огнеметом их и не взять. Ну конечно, сейчас поднимутся авианосцы, сыплющие атомные, кислородные, водородные бомбы. Выйдут киборги и роботы, распылят газы, а сами бойцы будут трусливо жаться к своим мониторам. Ну, держитесь, воины ХХЙ века! Это идет барон Фридрих фон Шлиссенбург! Истинный воин. Ариец.

Звук в игре был замечательный – шаги отдавались от стен гулким эхом, как в жизни. Барон шел по коридору, ступая уверенно и не оглядываясь, походкой настоящего мужчины и победителя.

– Эй, красавец!

Барон дернулся, стреляя с разворота, от бедра. Классная все же анимация: позволяет полностью управлять телом героя. Но в последнее мгновение, когда палец еще не нажал на кнопку, Фридрих увидел не солдата, а девушку. Автомат метнулся вверх и прошил стену. Фридрих оцепенел. Незнакомка была похожа на Бритни Спирс. Да нет же – это была вылитая Марго.

– Ты долго шел ко мне, мой герой! – Надо же, из колонок монитора полился приятный женский голос. Такой же, как у Маргариты: чуть-чуть с хрипотцой и тонкий, как струна скрипки. – Нам предстоит с тобой уничтожить злобных монстров, что захватили всю Землю.

Фридрих нервно сглотнул и согласился с рисованной девушкой: правда, землю давно уже захватили масоны: русские, французы, янки, евреи. Пора, пора очистить планету от скверны! Да, все они – злобные инопланетные твари. А немцы – единственные носители истинно земной, человеческой культуры. Смерть им всем!

– Когда ты соберешь все артефакты и пройдешь на последний этаж, там мы снова встретимся. Освободи меня, прекрасный рыцарь, вырви меня из плена, отдай Землю людям.

Да, художник постарался. Героиня как живая! И грудь у неё приподнималась, и ветер колыхал короткую юбку. Девушка закончила свой страстный монолог, кокетливо обернулась, подмигнула и шагнула прямо сквозь стену. Что ж, это война. Здесь зевать некогда.

Ага, вот и тролли поползли или это французы так позеленели от долгого употребления устриц? Барон увернулся от огненного шара и открыл огонь на поражение. Второй шар, третий. Ну правильно, это методика Соединенных Штатов: бомбами на расстоянии швыряться безопаснее. Подлые трусы!

От удара молнией увернуться все же не удалось. Кровь выплеснулась на монитор. Выскочила статистика, и Фридриха снова приголубили молнией. Их было четверо, этих зеленых монстров. Бежали они из разных точек, с разной скоростью. Барон подпрыгнул, сделал сальто и ухватился руками за косяк дверей, подтянулся и замер. Снизу до самого потолка полыхнуло пламя. Эти болваны не успели переориентироваться и пульнули друг в друга шарами, да еще и молниями. Ну да, вот тактика для новой Германии: пусть русские дерутся со Штатами, пока все не ослабеют. Фридрих приземлился и распластался на полу. Молнии и шары ударили в косяк и пролетели на расстоянии анимационной ладони от головы. Вот вам, янки, и ядерные бомбовые удары!

Монстры были уже совсем близко. Их тела дымились кровавыми рваными ранами.

Хрясь – удар ногой пришелся одному из чудовищ в челюсть. Хрясь – это Фридрих с разворота шарахнул второму по глазам прикладом. Тупоголовые монстры снова залепили друг в друга шарами и молниями. Трое рухнули в лужи черной крови. Морды чудовищ оплыли, зацвели синяками и фингалами.

– Сучье отродье! – прошипел последний тролль.

Ну, это не новость. Вот если бы чудище извинилось и предложило рейнского вина, это было бы удивительно. Барон выстрелил этому гаду прямо в его советскую пропитую рожу. Тролль хрюкнул и завалился на бок, точно кабан. Битва закончилась. Чудовища лежали мертвыми и дымились. Похоже, враги кончились. Или прятались по щелям и думали, откуда бы им ударить ядерной бомбой. Фридрих прошелся по коридору, подобрал сундук с красным крестом.

Барон усмехнулся: стопроцентное здоровье и полный комплект боеприпасов. Классно чувствовать себя героем!

И все же для полного счастья чего-то не хватало.

Фридрих открыл новые двери.

Но барона встретил вовсе не скрежет зубовный и не шквальный огонь. Готовый ко всему, фон Шлиссенбург не отпускал пальцев от клавиатуры, хотя реакция военного и так позволяла не делать мелких проколов. Да и, честно сказать, уж больно медлительны все эти юниты.

На пороге стояла все та же женщина. Маргарита? Бритни Спирс? Просто красивый фантом? И когда она успела переодеться? Это даже интереснее, чем просто громить врагов. Хоть какое-то разнообразие.

На девушке было нечто прозрачное, похожее на платье дриад или греческих богинь.

Фридрих сглотнул и подался к монитору.

– Ты смелый воин. Пойдем, я покажу тебе настоящую дорогу к славе, к городу Солнца! Мы с тобой обоснуем на Земле новую Священную Империю с иными порядками. Мы будем править вдвоем: только ты и я!

Барон понимал, что в принципе это наваждение. Всего лишь игра. Но ведь персонажей с кого-то рисуют. Почему у Маргариты в сумочке был этот диск? Может быть, именно эта героиня оцифрована именно с Риты? Тогда все становится на свои места. Людская тщеславность – не такой уж и большой порок. Нужно будет выйти из игры и найти списки людей, участвовавших в проекте. Но это потом. А сейчас вперед, за Ритой.

– Оглянись, смелый рыцарь. – Девушка почти пела. – Мы уже у цели.

Барон развернул обзор на мониторе: одни стены.

– Фридрих, оторвись от компьютера!

«Что за бред?» – Барон вздрогнул: слова неслись из динамика. Никто не мог запрограммировать такой речи. Это же глупо. Тысячи людей будут играть и может быть сотня из миллиона окажется именно Фридрихами.

– Ну, я жду.

Дева на мониторе стояла вполоборота. Фридрих вспомнил жаркие губы Риты, чуть солоноватые, удивленные, немного осуждающие глаза и точеные груди. Бред!

И все-таки барон повернулся. В кабинете все оставалось по-старому, никто не вошел и не говорил из-за спины. Да и как, если дверь на замке?

Дверь! О нет! Она открывалась. И в проем вползал сизый туман.

Это чертовы янки предприняли газовую атаку! Или русские обрушили на Германию всю мощь своего психотропного оружия! Нужно немедленно звонить в Берлин, в Бонн, поднимать людей, ставить под ружье армию!

Дверь открылась, и на пороге показалась Рита. Живая. В ее голубых глазах блестели лукавые искорки. И платье колыхал невидимый ветер. И соски грудей проступали сквозь ткань.

Этого не может быть!

Мистика!

Эта Марго – ведьма! Мало их жгли на кострах, не всех тогда, видно, спалили!

Да она еврейка!

Нет, не может быть!

Убить ее!

Нет!

Мысли метались с бешеной скоростью, точно серебряные пули, да все мимо оборотня, стоявшего в дверях.

Марго вызывала желание. Сильное, непреодолимое.

Рита обещала не только наслаждение, но и власть.

Реальную, в ином мире, во вселенной, где есть только враги и друзья и нет трусливой дипломатии побежденной страны.

Так, наверное, сходят с ума.

И фон Шлиссенбург шагнул в туман.

– Добрый день, господин барон. Меня зовут Аррах...


Папка «History» | За гранью игры | Папка «Personal»