home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Doc005

Аллана мне не верила. Она смотрела на меня так, будто я симулировал сумасшествие. Во взгляде так и читалось: «Ну и когда ты врать перестанешь?» Это подхлестывало еще больше. Я действительно начал приплетать небылицы. Просто так, из вредности. Уж очень меня бесила сама ситуация, в которой мне приходилось объяснять красивой девушке, что я не просто покурить вышел и провалился в иные миры, а меня именно похитили злые и коварные инопланетяне.

Сам я в это верил лишь отчасти.

– В какой стране ты жил?

– Повторяю: в России. – Меня выводила из себя странная непонятливость девушки.

Мы уже выяснили, что там, где я сейчас нахожусь, нет никаких стран. Вся планета подчинена одному правительству. А система ближайших планет, как я понял, и представляла собой Империю. Очевидно, что никакого Российского посольства, куда я намеревался обратиться за помощью, здесь не было и быть не могло. Я как-то очень быстро примирился с этим фактом. Нервы у меня крепкие. Теперь меня больше всего занимал вопрос: как мне вернуться домой?

Я с тоской посмотрел на пса. Как-то ведь сумел он проникнуть вслед за мной в этот мир. Может, он и обратную дорогу знает? Но Банга бессовестно спал, завалившись набок и протянув мохнатые лапы.

– Россор? – переспросила Аллана, все еще обдумывая мои слова. – Россории?

Она все пыталась перевести услышанные названия на знакомый язык. Словно шифровку разгадать. Тьфу ты, бестолочь: я же быстро понял, что ты не Алла, а именно Аллана!

– Россия. Русь. Русколань, Гиперборрея!

Аллана задумчиво крутила на палец прядь волос. Разве можно быть такой серьезной и подозрительной? Нет, никогда не женюсь на инопланетянке: с ними от тоски подохнешь!

– А планета?

– Земля, – буркнул я.

– Зем... – Аллана запнулась. – Зем-мез... Зем-мел-лез? Я не знаю такой планеты. А каков там уровень радиации?

Ну, это-то слово мне было известно!

– Хреновый! – радостно объявил я и тут же поправился: – Очень высокий. У нас грибы – во! А после взрывов на Белоярке да в Чернобыле – так мы и вовсе все полностью радиоактивные. Нам и флюорографию проходить не надо.

Мы сидели все в той же комнате, которая снова стала похожа на офис. Аллана за столом, я в кресле у окна. Вид отсюда открывался глупый и унылый. Почти как у Наташки. Окна выходили прямиком на соседнее здание. Забавной формы рамы и серебристый материал стен не вызывали впечатления неземной красоты. Судя по всему, весь район был забит такими же небоскребами. Вот вам и пейзаж будущего.

Аллана вежливо кивала головой и о чем-то сосредоточенно думала.

– Светлые небеса! – наконец прошептала она. – Да ведь это карантинная зона! Там же посты кругом! Полная изоляция!

Я поерзал, но ничего не сказал. Хотя за державу стало обидно. Что еще за «зону» они из нас сделали. Полная изоляция! Мы что, прокаженные?

Аллана быстро застучала по клавишам. Покивала, словно ее предположения оправдались. Потом поморщилась и откинулась на спинку кресла.

– Я вызвала на связь своего телохранителя, – сообщила Аллана. – Может быть, он что-то сможет объяснить.

Я хмыкнул.

– И где ж он раньше был, твой телохранитель? Отгул у него, что ли? А ну как я и впрямь бы шпионом оказался да и свернул бы тебе шею?

Аллана пожала плечами с таким видом, что мне сразу стало понятно, что мой уровень интеллекта не дотягивает и до десяти процентов, но ответом все-таки удостоила:

– Здесь я в полной безопасности, Теллет не позволит причинить мне какой-либо вред. А телохранитель сопровождает меня во время появления на публике.

В комнате бесшумно материализовался человек. Вернее, призрак. Я только сглотнул и непроизвольно сжал подлокотники кресла.

Напротив девушки сидел сотканный из тумана усатый мужчина в черном военном костюме со странными нашивками на груди и рукавах. Аллана что-то быстро проворковала, и призрак развернулся ко мне вместе с креслом.

Нет, я не испугался. Но шок все-таки испытал. Сидит передо мной облако в штанах и мундире и пялится, будто людей никогда не видел. У него только зрачки живыми и были. Жутко!

– Ивви Сокколловв? – Гость тщательно выговаривал каждый слог.

– Ну? – Я демонстративно закинул ногу на ногу. – С планеты Земля, из славного города Екатеринбурга. С кем имею честь?

Похоже, меня не поняли. Повисла многозначительная пауза.

– А вас как зовут? – Я постарался подобрать самые нейтральные слова.

– Муррум, – расплылся в улыбке гость. – Я телохранитель Алланы.

– Хреновый ты телохранитель, – буркнул я. – Если бы я служил на Пиррия, от Алланы давно бы уже мокрого места не осталось.

Это я так сказал, из ревности, от горькой обиды. Но Муррум воспринял все буквально.

– Вы не можете служить в разведке Веррева по одной очень простой причине. – И призрак мстительно усмехнулся. – У меня прямое подключение к правительственному каналу класса 267. И на официальный запрос относительно вас получен ответ, что вы не принадлежите к жителям Империи. Вас просто не существует.

– Чего? – возмутился я.

Мне очень не нравилась эта самодовольная призрачная рожа, пусть она принадлежала хоть самому министру Обороны.

– Разумеется, учитывая ваше неоспоримое присутствие, я не стану утверждать, что вы не существуете. Доступный в данных обстоятельствах уровень сканирования не дает мне полного представления о вас и вашем происхождении. Ваш интеллект не превышает пятидесяти процентов. По закону Империи никто не предложит вам работу даже в службе наблюдения за клонами в рудниках планет Хлолх и Зыррыз. Более того, вам не удалось бы пройти ни один контрольный пункт при межпланетном перелете. Вы обречены на прозябание где-нибудь на окраине.

Ах вот значит как: я здесь Иванушка-дурачок. Ладно, хорошо смеется тот, кто смеется последним!

– Ну да, а с вашим-то уровнем интеллекта трудно было заметить появление у вашей подопечной незваного гостя. Ведь домашний компьютер практически невозможно вывести из строя, чтобы он не смог выполнять за кого-то обязанности охранника!

Кажется, мой сарказм достиг цели. Призрак сузил холодные голубые глаза и отчеканил:

– Я действую исключительно согласно инструкциям и выполняю возложенные на меня обязанности в полном объеме. И в данный момент эти инструкции предписывают взять вас под стражу и доставить в Департамент для дальнейшего выяснения вашего происхождения.

– Хорошо. – Я хлопнул себя по колену. – Порезвились, и будет. Выяснять тут нечего. Я и сам могу все рассказать. И требую, чтобы меня отправили домой, на Землю.

Лицо Муррума стало мрачным:

– Без санкции департамента Внешних Сношений никто не может покинуть Империю.

Мне взгрустнулось. Везде одно и то же: бюрократия и волокита.

– Ладно. И сколько потребуется времени на оформление визы?

Охранник задумчиво смотрел мимо меня. Ах, эти чертовы высокоинтеллектуальные обезьяны! У них что: минимальный словарный запас? Хорошо, поставим вопрос иначе:

– Когда меня могут отпустить домой, в Россию?

Муррум заюлил:

– Вы же должны понимать, что Империи вовсе не нужны люди, обладающие информацией о нашей технической мощи даже на таких отсталых планетах, как эта.

Ого! Вот это заявочки. Это что же: теперь я пожизненный заложник?

Я вскочил, но невидимая сила мягко усадила меня назад. Я знал, что это сделал Муррум, только не понял как. Этот долбаный охранник даже не шевельнулся. Просто сидел и смотрел.

– Что вы рыпаетесь? – в голосе Муррума не было издевки, только искреннее недоумение. – Хорошо, я заручусь личным разрешением Императора и сам проконтролирую ваше возвращение на родину. Но что вас ждет на Земле?

– Квартира, пентюх, Наташка, работа. – Я перечислял не задумываясь.

– Может быть, да. А может быть, нет.

– Не понял? – Я буквально кипел от возмущения: чего это всякие призраки учить меня вздумали? Конечно, если честно, то и хрен с ней с работой – переживу. Ну, и по Наташке не заплачу. Но даже если успели продать всю мою движимость и недвижимость, то руки и голова у меня остаются! А это – две трети успеха. Все-таки лучше жить в родной стране, а не среди высоколобых зануд.

– Вы захотите вернуться в Империю. От повышенного уровня комфорта никто не может отказаться, даже био-роботы низших конфигураций. Но обратной дороги не будет. И вы не сможете никому про нас рассказать – вас упекут в сумасшедший дом, где вы и умрете. Я не совсем поняла разницу между этим сумасшедшим домом и Залом Ожидания, но полный астрологический расчет ваших биоритмов выдал единственную для вас программу. – Это вмешалась уже Аллана.

Вот уроды! Это они мне, значит, всю жизнь уже просчитали и поняли, что для меня благо, а что зло! А как же сбои в программах, вирусы, глюки? Нет, ну это надо же: они все биоритмы рассчитали!

– Я просто требую встречи с послом... Э-э-э, с тем, от кого зависит решение, можно ли меня отправить на родину.

– Что вы хотите от него услышать? – Муррум снова взял инициативу в свои руки.

– А вы не знаете? – Как я хотел вскочить и врезать этому призраку по морде, но меня держали невидимые путы.

Банга ощерился и зарычал, впервые с того момента, как мы вывались в эту комнату.

– Не знаю. – Муррум не издевался, он скрупулезно отвечал на поставленный вопрос.

– Вы, сволочи, втянули меня в свою гребаную Империю. Вы проникли в мое сознание через вонючую игру и похитили меня для своих дурацких опытов! Ладно, переживу, не девица. Чай, кастрировать не станете. Ладно, провели эксперимент, погоняли белую мышь по стеклянным колбам – и отпустите. Если меня ждет сумасшедший дом, то это моя забота, а не ваша!!!

– Стоп! – Муррум вскочил и из его ладоней мгновенно вылетели два огненных шара.

Прямо как в игре. Один взорвался у Банга перед мордой. Второй ударил мне в грудь.

И я сразу успокоился, будто мне вкололи пару кубиков какой-то гадости.

Банга лег.

Я почувствовал, что больше меня ничто не держит, но бить морду Мурруму уже не хотелось.

Неужели это Империя колдунов?

Пожалуй, нет. На моих коленях лежал странного вида полупроводник. Секунду назад его здесь не было. Понятно: техника на уровне фантастики. Так вот откуда берутся легенды о всемогуществе колдунов. А мы-то наивные, верим, лбы в церквях расшибаем.

Возле Банга я приметил такую же железяку, что и у себя на коленях. Ладно, посмотрим, чем нас еще попотчуют иллюзионисты хреновы. Ловкость рук, говорите. Ну-ну, и на старуху бывает проруха.

Призрак исчез, а кресло осталось.

Аллана подошла и потрогала мой лоб. Футы-нуты, какая трогательная сцена! Мамаша тут выискалась!

– Ничего со мной не случилось! – Я фыркнул, точно лошадь.

Непривычный я, чтобы женщины ко мне проявляли повышенный интерес, тем более инопланетянки, путающиеся с такими вот телохранителями.

– Муррум прав. Прямо сейчас тебя никуда отправлять нельзя. Я ведь тоже разослала запросы по всем лицензионным институтам. Никто не проводил опытов по перемещению в пространстве людей и существ с интеллектом ниже ста процентов... – Аллана запнулась и опустила глаза.

Ну наконец-то мы стали думать своей прекрасной головушкой!

– Ты не злись. Я и правда решила, что ты – агент Пиррия.

– Это у меня внешность обманчивая. – Я вздохнул. – Не всем же быть голубоглазым охранникам.

Интересно, уел?

– Чего? – Аллана просто не поняла.

О боги! И они хотят, чтобы я со своим мизерным интеллектом чувствовал себя счастливым среди таких вот умников!

– У твоего Муррума (так хотелось брякнуть: «Муромца!») глаза голубые.

– Нет, карие.

– Слушай, Аллана, может у вас в Империи голубое и зовется карим, но лично я никогда в связях с дальтонизмом замечен не был.

Кажется, поняла. С трудом, но все же.

– Ты не ошибся?

– Знаешь что? – Я встал и пихнул девушке в руку тот незаметный полупроводник, что так быстро меня остудил. – Я, может быть, и домашнее животное для вашей Империи, только нечего меня все время носом в дерьмо тыкать. Я вам не котенок. Где захочу – там и нагажу!

Это я дерзил так. Просто достали они меня все: не уедешь, цвета не различаешь, дурак с низким уровнем интеллекта. А сами-то кто? Лентяи вонючие. Их под пальму положи, а они с голоду помрут: сами ни ананас не расколют, ни банан не очистят. Высокие технологии у них!

– Ой! – Аллана вскрикнула.

Я решил не реагировать. Все, хватит с меня! Наигрался в пришельцев из иных миров!

– Ивви, Ивви!

«Ты еще „дурачок“ забыла прибавить!» – подумал я мстительно и отправился к окну. Надо же, попал черт знает куда и даже на город инопланетян до сих не полюбовался. Что я расскажу благодарным потомкам? Ну, или постояльцам сумасшедшего дома? Что я только вокруг бабы ихней инопланетной увивался? Так ведь засмеют, скажут, что точно – дурак!

– Ивви! Где ты взял трансмугенный генофрол?

Я раззявил рот:

– Чего, пардон, взял?

– Трансмугенный генофрол. – Голос Алланы казался не на шутку встревоженным.

– Кхе. – Мне так и не суждено было дойти до окна. Девушка вцепилась в мои плечи с яростью разъяренной тигрицы и развернула к себе лицом.

Ого! Нет, это мне нравится все меньше. Женщина, будь она хоть трижды инопланетянкой, так себя вести не должна! И, мстительно усмехаясь, я ответил:

– Твой охранничек этой хренотенью изволил успокоить меня и Банга.

– Что?!! – В глазах Алланы метнулся ужас. – И глаза у него точно были голубые?

– Ну да. – Я не понимал, в чем дело.

– Это люди Пиррия! Мы у него на крючке!

– Дался вам этот Пиррий...

Но Аллана уже не слушала. Она метнулась к компьютеру и застучала по клавиатуре.

Точно – здесь все сумасшедшие!

И стены комнаты дрогнули.

Банга испуганно поджал хвост и заскулил.

Пол под ногами куда-то поехал.

«Ну кто так строит? Это ж любое мелкое землетрясение, и все – привет маме!» – додумать я не успел. Просто комната рванулась с места и помчалась по воздуху, закладывая крутой вираж.

Ох, говорила мне мама: «Не связывайся с инопланетянами». Не послушался.


Это было здорово. Кто же мог подумать, что у них здесь в ихней Империи все так выверено. Чтобы маленькая квартира сама по себе могла вылететь из многоэтажного здания и отправиться путешествовать – о таком я даже и не мечтал! Подумаешь: летающие тарелки! А вот планирующие квартиры – это круто! Надо тебе в магазин за хлебушком – кнопочку нажал – еда уже на столе. Хочешь в театр или в музей – отправился, не вставая с места. Блеск! Вот бы на Земле такое устроить! Водитель квартиры – это, конечно, звучит не очень гордо. Но зато жить в таких комнатах – одно удовольствие!

Справившись с первым испугом, я поднялся на ноги, и подошел к Аллане:

– Тебя кто летать учил?

– Флалф – адм-генерал в отставке, изобретатель флайера. – Аллана гордилась своим образованием, но пилотировала так себе.

Банга уже оценил прелести порхания между стенами и, вцепившись когтями в обшивку кресла, жалостливо смотрел на меня. Вот так-то, братец! Будешь знать, как ластится у ног инопланетянок!

– Флайер – это посудина, в которой мы тащимся?

– Нет, конечно. – Аллана кинула на меня удивленный взгляд. – Вообще-то флайер изначально не предназначен для выходов за пределы атмосферы. Ну, если это не специальные шпионские или спортивные модели.

Что-то, наверное, интуиция, подсказывала, что отчаянная девушка Аллана собралась именно в космос. Мне это определенно не нравилось. Я видел по телевизору записи пуска космических кораблей со станции Байконур. Впечатляющее зрелище. А тут какая-то однокомнатная квартира, пусть и со всеми встроенными удобствами, размером с тридцать квадратных метров должна плавать в вакууме, стремиться к другим планетам. Чушь, да и только.

Наверное, я просто испугался.

По монитору бегали кривые линии траектории полета, мигали какие-то цифры.

– Аллана.

– Ну, что еще?

– Я – шофер.

– И что?

– Это мужская профессия – в небе летать.

Аллана рассмеялась мне в лицо.

С ее стороны это было просто свинством. Порядочные инопланетянки так себя не ведут!

И тут на мониторе вспыхнула надпись: «Тревога!»

Аллана ударила ладонью по зеленой кнопке.

– Ваш корабль атакован! – сказал компьютер, но звук исходил от стен. Это был приятный баритон.

– Этого еще не хватало! – Похоже, в Аллану бес вселился.

Я опасливо покосился на девушку: она была прекрасна в гневе. Волосы разметаны, точно у ведьмы. Глаза горят очень нехорошим, но страстным огнем. Губки слегка приоткрыты. Дыхание учащенное. М-да, я с трудом оторвал взгляд от красотки. Вернее, это безжалостная судьба заставила меня так поступить.

Видимо, в нас попали. Графики на экране начали зашкаливать, а потом и вовсе пропали. На мониторе всплыло бледное лицо Муррума:

– Я же предупреждал, что не стоит так открыто носиться в небе над столицей, тем более днем! Я вынужден пойти на крайние меры!

Аллана не успела даже моргнуть, как её дернуло, словно током высокого напряжения. И изумленное выражение застыло на ее прекрасном лице.

Мне это нравилось еще меньше, чем полет в космос.

– Аллана! – Я тронул девушку за плечо.

Аллана рухнула на пол.

Банга завыл, с оттяжкой, точно поминальник решил устроить.

– Заткнись! – сказал я псу. – Без тебя тошно.

Вот теперь-то мне стало совсем дурно: я оказался один-одинешенек в чужом и враждебном мире. А этот Муррум, который на самом деле подставное лицо Пиррия – заклятого врага Алланы, наверняка спешит сюда, потирая от удовольствия руки. И наверное, не один и вовсе не в форме бестелесного призрака. А я, стало быть, свидетель убийства. Безродный сирота с отсталой Земли, с уровнем интеллекта не превосходящим потенциал туфельки-инфузории. Хорошие прорисовывались перспективы, радужные. Счастьем будет, если меня просто прикончат на месте.

Я подбежал к окну, которое так никуда и не исчезло, не закрылось на время полета, и выглянул наружу.

Наш маленький корабль, квартира, летающая тарелка, парящий кубик, или как они там называют это устройство, висел в воздухе над странным городом.

Дома были круглыми, конусовидными, треугольными. Бред абстракциониста. И зачем им это все было нужно? Строили бы как в России: одинаково, но надолго – пока все трубы не проржавеют.

К нам спешили четыре темные точки. «Патрульные корабли, – догадался я. – Флайеры».

Нет, живым я не сдамся! Пусть их детишки изучают анатомию по моему скелету, но надо мной живым измываться не позволю!

Я кинулся к компьютеру и нажал знакомую кнопку. Клавиатура исчезла. Появились два слепка рук.

Так, как я там делал? Нужно просто представить... Что?

Банга гавкнул, точно пытался мне что-то сообщить.

Ага: флайеры не могут покинуть пределы атмосферы. Замечательно! А мы можем!

И я представил бескрайнее ночное небо, подмигивающее миллиардами звезд. Я ощутил дыхание вечности, полет комет и круговорот планет вокруг своих орбит. Это мгновение было незабываемым. Это все равно, что ощутить себя богом.

Когда я очнулся: за окном уже плыли звезды.

Надо же: получилось! Какой умный компьютер: без слов все понимает.

Но что же дальше?

Кто мне рад в этой Галактике?


Doc004 | За гранью игры | Папка «History»