home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Doc003

И что же делать теперь? Где эти гребаные инопланетяне, мечтающие сделать мне пересадку мозжечка?

Никого. Это просто игра. Я – юнит. Здорово! Только вот что-то жрать хочется и руки трясутся, точно с перепою.

Ладно, никто не даст нам избавленья. Будем штурмовать главные ворота. Как там наши Берлин брали? Главное окружить или создать видимость массовки, и громко кричать: «Выходите по одному. Горбатый – первым!»

– Банга, пошли брать Зимний. Ты вообще когда-нибудь попадал в революционную ситуацию?

Пес гавкнул.

– Ну-ну. – Я усмехнулся. – Не знаешь, что это такое? Так я разъясню. Это когда мы с тобой не сможем здесь долго протянуть без жрачки, а те уроды, которые нас сюда втянули, не могут больше нами управлять.

Банга отвернулся, и я не понял: обиделся он, что ли?..

Вдвоем с мохнатым другом мы тихонько пробрались в те распахнутые двери, из которых я вышел в этот проклятый коридор. На этот раз я крался чуть ли не на цыпочках. Мне казалось, что когти Банга стучат так, что чуткие вампиры просыпаются и шепчутся: «А вот и ужин к нам ползет!» Мне хотелось заорать на пса: нервы были как натянутая нить, но я сдерживался, понимая, что не прав. Собаки не носят тапочки, а жаль.

Вот и знакомая комната. Два мертвых юнита. Я кинулся к стенам, простучал их, прижимался к ним щекой – ничего! Не понимаю, как меня сюда вышвырнуло?! Это просто не укладывается в рамки нормального сознания! Дверь в тайный кабинет оказалась нормальной. Даже если это портал, то через него домой не вернуться.

И тут я подумал, что через пару дней шеф обязательно меня хватится. Ребята взломают замок, обыщут все задворки, поднимут на уши соседей и «братков», подключат милицию. И... выключат мой «комп»!

Меня окатило холодным потом. Возможно, меня вышвырнет назад, прямиком в руки санитаров из Дома Скорби. Но скорее всего я стану электронным юнитом, то бишь байтом памяти и просто подохну здесь вместе с псом. Паршивый расклад выходит!

Нужно поторапливаться. Был еще один выход, по крайней мере хотелось на это надеяться. Если прорваться за главные двери, убить чудовище, я чувствовал, наградой должна быть дверь, ведущая на этаж выше. У игры должен быть финал! Может быть, это было и не так, но проверить стоило.

Приготовления заняли часа два. Я оказался неплохим стратегом. Получилось самое настоящее шоу.

Огнемет я поставил у самых дверей. Положил сверху труп юнита так, что рука мертвеца висела над пусковой кнопкой. И не просто висела, а на ремне, подвязанном к одной из дыр в обшивке, которую для этой цели я сделал специально. Трупы я расставил, прислоняя их к стенам в таком порядке, будто они вот-вот увидят врага, и откроют стрельбу. Получился просто музей восковых фигур. Я остался доволен. И еще раз оглядел своих «защитников». Красота!

Вот только слегка смущал тот безголовый мертвяк, что лежал на огнемете. Он был самым импозантным: в одних подштанниках. Остальное я у него экспроприировал. Зачем покойнику форма? Будем надеяться, что в пылу боя этого никто не заметит. Ну, человек, может быть, в романтической несанкционированной отлучке был, а его от девки выдернули и к огнемету приставили. Очень даже может быть, особенно в игре, где на мониторах бластеров пишут на нормальном русском языке.

Итак, поиграем в прятки, господа!

– Банга!

Пес подполз ко мне на брюхе.

– Значит, так: мордой давишь в кнопку и отбегаешь. Понял?

Пес молчал.

Кажется, он был не таким гением, каким я себе навоображал. Ну ладно:

– Сейчас мы устроим бойню. Слышишь, Банга, береги себя.

Пес гавкнул.

– Тише! – Я приложил палец к губам. – Не нужно лишнего шума. Тут еще куча других дверей. Попробуем не будить остальных. Хорошо? Нам нужно лишь прорваться к выходу.

Банга молчал.

Я сказал:

– Ну, с богом!

И, прыгнув, ударил ногами в кнопку люка со звериной рожей, кувыркнулся в воздухе, опустился на ноги и метнулся вправо. Двери открылись, уходя вверх, открывая проем, в который прошел бы и танк. Меня заметили. Луч скользнул по плечу, обжег.

Я ждал.

Топот приближался.

Пора.

Я глянул на монитор, сориентировался, выставил дуло бластера из-за угла и пальнул. Потом я упал на пол и осторожно выглянул.

На меня неслись четыре офицера. Они были в своих дурацких шлемах, а на груди у них красовались синие треугольники с кровавым глазом. Элита юнитов – это звучит гордо! Так, подпустим поближе. Компьютер лежачих не бьет, не прорубает он, что упавший может быть живым.

Офицеры открыли огонь по трупам и дырявили их почем зря. Доверчивые. Я нервно хихикнул. И где у вас только мозги, мониторы в бластерах вам на фига? Там же на чистейшем русском языке написано: «Враг поражен». Пошевелите своими извилинами!

Нет, похоже, все-таки они не люди. От этой мысли я почувствовал себя легче и нажал на кнопку. Луч бластера прожигал в телах врагов сквозные дыры, но это не помогало. Солдаты не падали. Вот тебе и хихоньки! Правда, элита!

Я повернулся и стрельнул по ремню, пережег кожу. Рука мертвеца упала на кнопку огнемета.

Офицеров просто разорвало на части. Зрелище не для слабонервных. Летящие в стороны руки и ноги. Кто все-таки программист: маньяк? Сумасшедший? Фрэдди Крюгер?

В глубине комнаты кто-то заревел. Из-за колонн мне было плохо видно. Мой безголовый юнит в подштанниках работал на совесть. Шквальный огонь лупил вглубь комнаты. Я хотел было сунуться к своему «помощнику», прекратить бессмысленную пальбу, но из-за колон со свистом пронесся огненный шар. Ба-бах! Один из стоячих моих героев вспыхнул, точно стог сена. Ого! Вот и тяжелая артиллерия подоспела.

Я боялся пошевелиться.

Банга подполз на брюхе и прижался ко мне. Я почувствовал, как бешено колотится его сердце:

– Ничего, прорвемся!!!

В следующее мгновение я увидел наступающего. Сердце екнуло. Ой-ей-ей! Самонадеянность – великий грех. Циклоп был быстр, в железных доспехах, с восьмью руками и с десятком глаз. Громозека рядом отдыхает.

Кажется, пора применить Великую Русскую Тактику: заманить врага до Москвы и заморозить.

– Банга. Отходим!

И я пополз прочь из прохода, за укрытие стен. Пес последовал моему примеру. Вспышки огня: одна, вторая, третья! Сколько у него этих шаров?

Я уже стоял на ногах, отбежав вглубь лабиринта, и выглядывал из-за угла. Вся моя армия полыхала, потрескивала и опадала пеплом к собственным сапогам. Эх, не огнеупорные попались юниты! Один храбрец в подштанниках все еще делал свое дело. Молодец!

Ба-бах! И хваленый безголовый стрелок взорвался, точно мыльный пузырь, разлетаясь огненными брызгами. Ну вот, сглазил.

Банга заскулил.

Неужели это – смерть?

Но огнемет продолжал стрелять. Ладонь мертвеца осталась на кнопке. Нет, судьба ко мне благосклонна. Вот только от взрывов волна грохота прокатилась эхом по всему лабиринту. Похоже, что муравейник все же растревожили! Где-то раздались торопливые шаги, скрипнули открывающиеся двери.

Эх, не успел дерево посадить, ребенка вырастить. Но умирать подлым трусом – нет, не получите вы такого удовольствия, господа пришельцы!

И тут чудовище вырвалось в коридор. Циклоп был весь в кровище. Первое, что сделал монстр, раздавил огнемет и радостно ударил себя рукою в грудь. Тоже мне, Тарзан нашелся! Я запустил руку в карман штанов, выгреб батарейки и швырнул их в противоположную сторону.

Циклоп отреагировал быстро, повернулся ко мне спиной и швырнул в стену огненный заряд.

Я выскочил вперед и нажал на кнопку бластера. Луч ударил уроду прямо в затылок. Не то чтобы я хотел мозгов его лишить, но я предполагал, что для всех существ голова главное и самое уязвимое место.

Циклоп медленно развернулся.

– Банга за двери! – рявкнул я и метнулся в сторону.

Огненный сгусток пронесся мимо, отскочил от стены и полетел вглубь коридоров.

Я не отпускал кнопку и прыгал, точно обезьяна. Смертник, бросающийся на дзот и заливающий пулемет своей кровью, конечно, герой, только за моей спиной, все равно, не было роты зеленых юнцов. Я был лишь вдвоем с Банга, и я хотел жить.

Я приземлился по другую сторону ворот и, стреляя, попятился к колоннам. Неужели чудовища бессмертны?

Циклоп с трудом повернулся и, кажется, увидел меня. Это было какое-то жаркое, запеченное целиком в оплавленных дырявых доспехах, горящих, точно просмоленная пакля.

И я позорно побежал. Сердце бухало где-то в висках. С каждой секундой я ожидал, что мне в спину ударит огненный шар, но монстр медлил.

Вот уже и спасительные колонны. Еще чуть-чуть!.. И тут меня настиг удар: холодный, тупой, точно обухом топора. Я споткнулся, полетел по гладкому полу, обдирая до крови ладони и колени. Бластер вырвало из рук и отшвырнуло в другую сторону. А меня уже по инерции влекло, кружило, тащило прочь.

Я слышал, как мне вдогонку промчался огненный смерч, как одна из колонн с грохотом обрушилась, к счастью, не на меня. Меня успело протащить мимо. За одной из этих бесконечных колонн оказалась лестница. Видимо, по ней и поднялся мой циклоп-весельчак.

Хрясь, хрясь, хрясь – это я скатился по ступеням! Вот оно, геройство! Лишь бы ребра не переломать! И ни перил, ни поручней каких-нибудь.

Меня вышвырнуло на круглую площадку. Я со свистом втянул воздух. Хорошее путешествие. Как только эти офицеры бегают по такому скользкому полу? Да на нем нормальному человеку без магнитных подошв и минуты не простоять! Это же ледяной каток какой-то, а не тайная комната, ведущая на новый уровень!

Сверху на меня что-то упало. Я открыл глаза: Банга!

Пасть пса была в крови. В зубах блестел ключ.

Банга смотрел на меня умоляюще. Интересно, кого он там прикончил? И как?

Я поднялся на четвереньки и прямо перед собой увидел нормальную человеческую дверь с ручкой в форме львиной пасти и со скважиной для ключа. У меня не было сил даже для того, чтобы обрадоваться.

Негнущимися пальцами я взял ключ.

«Я – Иван Соколов! Я служил в десанте! Что мне падение с лестницы? Так, укус комара». Я врал себе, но это помогало.

Скорее! Скорее!!!

Банга гавкнул.

Я никак не мог попасть в эту дурацкую замочную скважину.

Похоже, израненный монстр доковылял до лестницы. Я почувствовал жар, пролетевший за спиной куда-то в пропасть.

Промазал!

Зато я попал. Повернул ключ, навалился всем телом и рухнул внутрь. Мимо меня над самой головой пронесся второй огненный смерч. Во мраке заплясал огонь. Банга перепрыгнул через меня и умоляюще смотрел.

– Сейчас! – прохрипел я. – Запомни, Банга: русские не сдаются!

И я втянул свое тело в полумрак загадочной комнаты, точно улитка в раковину. Дверь за мной захлопнулась.

И пришла тишина.


Doc002 | За гранью игры | Папка «History»