home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Файл htm007

В дурдом меня не сдали. Не успели.

Я запил.

Помню, что через день, когда пришел Славка и увидел мою тупую физиономию, он только рукой махнул:

– Больше не колоть. Он сильный, выкарабкается.

И меня оставили в покое. С тремя ящиками водки, чтобы не шлялся по улицам.

Еду ребята приносили каждый день. Вернее меняли ее в холодильнике. Я помню это сквозь мутную пелену забвения и глухого отчаяния.

Помню даже Наташку. Она тихо вошла, посмотрела на меня, заплакала и убежала.

Если бы она только знала, что все ее слезы нужны душам, имперцам, Чужим...

Мне было плохо. Тоскливо.

Наступившая осень лишь усиливала желание оторваться от Земли и полететь. Вслед за птицами. Прочь из этого убожества. Я же когда-то был драконом...

Так прошло недели две.

А потом пришел Славка. Он просто положил мне на колени газету и удалился.

Я отставил стакан и тупо уставился на улыбающееся лицо Дэвида.

Дэвида?

Мозги слегка прояснились.

Чего это я раскис совсем? Жизнь-то продолжается!

Да хрен с ним: паразиты души или нет. Столько лет жил – и не помер. Чего уж теперь? Да, может быть, Аррах просто ошибся, а я тут раскис, как красна девица.

И вообще, а вдруг я был в самом настоящем земном плену, и у меня теперь шизофрения обыкновенная?

Откуда же тогда взялся Дэвид?

Так, с пьянкой пора завязывать.

Я отложил газету и пошел в ванную.

Холодный душ долго не помогал, пока я окончательно не замерз и не покрылся гусиной кожей.

Лениво матюгаясь, я прошлепал босыми пятками на кухню, поставил чайник, притащил газету.

Тьфу ты, на английском!

Из газеты вдруг выпало распечатанное письмо.

Дрожащими руками я налил себе кофе, глотнул пару раз и взял письмо в руки.

Оно было от Дэвида. Написано по-английски, но ребята специально для меня сделали перевод:

Здравствуй, Иван!

Я знаю, что ты не доктор. Но я никому не говорю о нашем с тобой путешествии. Все равно мне никто не поверит. Мой диск с игрой тоже оказался разбитым. А из продажи его изъяли, так как в нем был обнаружен вирус. Так что ты сильно не переживай, Иван, это программисты создали иллюзию. Тринадцатый кадр по-научному. Но, все равно, я теперь все больше стал читать фантастику. Фильмы – это не то. Они не дают ответов. Впрочем, как выяснилось, книги тоже. Мать радуется, что я взялся за ум. Отец ходит вокруг меня, как подле вазы династии Мин: дыхнуть боится. Не знаю, этого ли я хотел.

Знаешь, там, у Арраха, я был счастлив. Но понял я это только сейчас. Аррах – гений. Он создал для меня идеальные условия. Я теперь часто вспоминаю все прошедшее: и до того момента, как сбежал и подключил первого био-робота; и покушение на Шеллеша; и побег от Чужих. И, знаешь, я уже решил. Нужно непременно создать игру с участием Арраха, Шеллеша, тебя. Я думаю, это будет круто. И оригинальный сюжет у нас уже есть. В «Photoshopе» я даже нарисовал и озвучил комикс на пять минут, но это не то. Люди должны узнать правду, пусть иносказательно: через игры, фильмы, книги. Да, я знаю, что жизнь – это вечная борьба за выживание, но я не хотел бы воевать с тобой. Я думаю, что мы все-таки друзья. Я хочу, чтобы мы всегда были по одну сторону баррикад.

Дэвид.

Здесь же были распечатки из интернета и перевод той самой статьи из американской газеты. Не читая, я уже знал, о чем они. О том, как русско-канадские полицейские вырвали из лап террористов простого американского парня. Все, как сказал Славка.

Да и мне уже пора возвращаться к нормальной жизни. Прошлого не вернуть.

Я отложил письмо и распечатки, натянул джинсы. А потом распахнул балконную дверь.

Свежо-то как! С улицы пахло отшумевшим дождем, и желтое осеннее солнце ласково улыбалось в небе.

А я тут сижу за задернутыми шторами, как медведь в берлоге, и медленно протухаю. Фи, какая мерзость!

Я же Иван Соколов, блин, а не бомж какой-то! У меня же цель есть. Мне же нужно квартиру в новом районе купить. И я обязательно это сделаю. А в следующем году оформлю визу и уеду к Дэвиду в гости. У Славки везде свои люди, поможет. Нужно только английский выучить. Ну, хотя бы на уровне жестов или электронный переводчик купить, как у депутатов. Это все, конечно, больших бабок стоит, но жизнь-то одна, и она дороже! А сейчас можно в сеть залезть. Вон в письме электронный адрес есть. Пусть Дэвид сам чего-нибудь напишет в реальном, так сказать, времени.

Да, так я и сделаю.

А еще я вдруг подумал: «Проваливался ли я внутрь игры или нет? Существовала ли „Summer House?“ И если можно вот так запросто шляться по мирам, то я сам, часом, не юнит ли в игре, называемой „История Земли“?»

Седьмой уровень, седьмой этаж – с этого ведь и началось мое собственное восхождение на седьмое небо. И падения, и взлеты, а вдруг это данность более масштабной игры? И людей на самом деле не существует. А ощущаемые нами души потому и бессмертны, что они юзеры, боги, сидящие по ту сторону монитора и кликающие нас мышками. Мы стремимся разбежаться, заняться своими делами, но нас постоянно держат в узде. Примерно, как в «Knights and Merchants» или как в «Орде-2». Откуда-то же берутся бродячие и популярные идеи для всех этих компьютерных игрушек?

Лучше бы я никогда не видел этой долбаной матрицы с «Summer House», жил бы себе спокойно и думал бы, что все на свете создал бог, или что люди – выродившиеся обезьяны, или вообще бы ни о чем не думал.

Это мой собственный седьмой уровень постижения истины.

Мой собственный, а не игровой.

Что же ждет меня на более высоких ступенях?

Что там дальше?

У Данте по девять кругов Ада и Рая. Да еще и Чистилище.

Значит, в общей сложности получается, впереди у меня еще двадцать уровней. Это, по крайней мере, утешает.

Возможно, круг замкнется. И выяснится, что главный Творец всего сидит как раз в Гималаях и непрестанно стучит по клавишам. Лохматый такой, как Эйнштейн или Бах.

Все возможно.

Похоже, только что я окончательно прошел седьмой уровень собственной жизни и стал чуточку умнее.

Я прошел к своему «пеньку», стер с него толстый слой пыли и сказал:

– А вот и я. Дело есть. Давай поработаем.

И компьютер закряхтел, загружаясь.

Что это?

Мой «пенек» заиграл. Посередине экрана запоздало выскочила черная панель. Блин, да это же «Наше Радио». Славка распорядился мне тюнер установить, пока я тут пьянствовал беспробудно. Нет, все-таки классный у меня босс. Не хуже родной матери...

Я придумал тебя, придумал тебя.

От нечего делать, во время дождя.

Петь до утра в ожидании рассвета: какая тоска!

Я зажмурил глаза и придумал тебя.

«Наутилус!» Всплыла-таки желтая подводная лодка с выжившими бронтозаврами рока. Я улыбнулся. «Вон, Бутусов сколько раз команду менял, и ничего – живет. То отрастит волосы, то побреет. Это же все наносное. Плевать, грибок душа или цветочек аленький. Главное это то, что я существую!»

А музыка все играла:

Ты стоишь у порога в белом плаще,

С черных волос на паркет стекает вода.

Слишком поздно пытаться тебя придумать назад:

Твои тонкие пальцы лежат на кромке звонка.

Мне откровенно взгрустнулось. Забыв вообще, зачем я врубил комп, я просто слушал. Мне казалось, что эта песня написана именно про меня и... про Аллану.

Странное дело, но мне очень хотелось, чтобы прямо сейчас произошло чудо. Как в песне. Чтобы Аллана прорвалась сквозь этот вонючий Блокиратор и нашла бы меня в Екатеринбурге. Она же в конце концов журналистка! Это ее работа, интересных людей разыскивать...

Что мне делать с тобой, что нам делать теперь?

Ты войдешь в этот дом, ты останешься в нем.

У тебя больше нет никого,

Кроме того, кто придумал тебя!

И тут раздался звонок в дверь. Оглушительный и резкий. Я аж подскочил от неожиданности. Кто бы это мог быть? У наших ребят были ключи на тот период, пока я пьянствовал. Славка все продумал. Босс, он вообще гений в своей области.

Неужели мать? А я тут как свинья: пьяный, небритый. О смысле жизни думаю.

Я кинулся к стулу, схватил футболку, напялил ее и ринулся к дверям.

Как обычно, я не спросил: «Кто там?» Чего мне бояться в родном городе? Тем более в соседних квартирах – все свои ребята.

Я открыл.

И тут у меня отвисла челюсть.

На пороге стояла Аллана.

Моя жизнь – как вокзал, этот хлам на полу —

В память о тех, кто ждал свои поезда.

А тебе больше некуда ехать. На, выпей вина.

Как жестоко с моей стороны – придумать тебя!

– И долго мы так стоять будем?

Из соседней двери выглянул Мишка и вопросительно покосился на мою гостью: мол, помощь не нужна?

– Ты это... проходи... – засуетился я и за спиной вошедшей Алланы показал Мишке кулак.

Друг хохотнул, точно жеребец.

Похоже, скоро не будет у меня дружественной опеки.

Я же знал, что любовь – это игры с огнем,

Но как жить без огня, если дождь за окном?

Ты войдешь в этот дом, ты останешься в нем.

Ты уйдешь вместе с тем, кто придумал тебя.*

– Ты уж извини, у меня тут маленько не прибрано.

Аллана прошла в комнату, с любопытством разглядывая полки с дисками и книгами, кресла и стулья, завешанные одеждой, пол в пепле и углы в паутине.

– Странно вы живете.

– Ну, это я болел, – сказал я. – А ты, того... насовсем... или так, по делам, чайку попить?

Аллана развернулась ко мне лицом и вдруг засмеялась:

– Ты что же, решил, что я к тебе по большой любви вернулась, да?

– Ну... – Я развел руками.

Угадала ведь, зараза!

– Так вот заруби себе на носу: я в бегах.

Я раззявил рот, точно школьник из картины «Опять двойка».

Нет, блин, ну и наглость!

Не успела заявиться, а уже условия диктует. Мы между прочим даже не помолвлены, чтобы указывали мне тут всякие!

– Так что, приютишь?

– Оставайся, раз пришла.

– Да ладно, не дуйся. Это не надолго. Понимаешь, оклеветали меня. Обвинили в пособничестве и укрывательстве.

– Да ты ведь такая и есть, – хмыкнул я, подумав о себе и о Дэвиде.

– Ничего подобного, – отрезала Аллана. – Империя потребовала у Чужих выдачи военного преступника Арраха.

– А ты здесь при чем?

– А я занималась сбором информации о жизни и исследованиях этого ученого. И во-первых, вовремя не сообщила о начале заговора; во-вторых, просила политического убежища у Чужих; в-третьих, помогла скрыться жертвам экспериментов по перемещению в пространстве; в-четвертых, не притащила Арраха за собою в Блокиратор на аркане... И вот теперь Чужие официально заявили о побеге из Королевства гражданина Арраха. Достаточно или продолжить?

– Нет, этого хватит, чтобы тебя того, ну, расстреляли.

– То есть распылили? Ну, в общем-то, да. И даже Кеннек и его информация не могли меня спасти. Внутренняя и Внешняя Разведки чуть не впились друг другу в глотки, чтобы перехватить меня друг у друга для допросов с пристрастием.

– Как же ты от них ушла?

– Ножками, Иван. Дядя, конечно, пришел в бешенство, когда узнал о моих похождениях. Меня телепортировали под конвоем прямо из Зала Ожидания через Блокиратор в Россию. Операцией руководил генерал-адм Феккеф, тот самый, что якобы усмирял восстание в баронете Веррев.

– К черту генерала! Как это тебя телепортировали, если Аррах только разрабатывал проблему переброски людей через пространство?

– Чудак! – засмеялась Аллана. – Этот Аррах, как выяснилось, работал на разведку Империи, сотрудничал с Феккеф и регулярно сбрасывал отчеты о проделанной работе. Так что вообще не понятно, чего это он бежал к Чужим. Наверное, Инквизиции испугался. Но его-то в любом случае не тронули бы. Телепортация граждан отлажена три года назад, и работает как часы. Аррах водил Шеллеша за нос и исследовал реакцию существ с душами на транспортацию нетрадиционными методами. За этими исследованиями следили все высшие чины департамента Внешних Сношений Империи. Вот так.

Моя голова грозила развалиться от потока хлынувшей противоречивой информации.

Аррах, оказывается, тот еще ученый. Фигаро, блин! Но какого черта он бегает от Империи, а теперь, получается, смылся и от Чужих, если, конечно, бесы не врут?

– Кто он вообще, этот Аррах?

– Полукровка, – беспечно махнула рукой Аллана. – Наполовину гражданин, наполовину человек. У тебя, как я вижу, первобытные условия обитания. Надеюсь, на мамонтов вы уже не охотитесь?

– Нет, – мрачно усмехнулся я. – Только на страшного зверя кильку.

– Ну не стой, тащи труп своего килька. Я голодна и согласна сейчас съесть что угодно!

– Аллана.

– Ты еще здесь? А где же обещанный килек?

– Сейчас, секунду. Аллана, а кто твой дядя?

– Ах да, ты же не знаешь. Но это секретная информация.

Я вопросительно приподнял бровь.

– Мой дядя – император.

– Ой-ё!!! – только и смог выдохнуть я.

Вот свезло, так свезло...


file:// RADDAR: /C:/MicroWERITAS/Personal/Carrach. Werrew/htm/aug25.htm | За гранью игры | Примечания