home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Doc002

Сзади раздался тихий шелест. Я развернулся, но вовремя успел дернуть бластером вверх, и оставил на потолке овальную черную дыру. Из стены высунулась собачья морда.

– Банга?

Водолаз полностью отделился от стены и встряхнулся всем телом, точно вылез из воды. Пес даже фыркнул: мол, конечно, я, кто же еще?

«Выход домой! – Осенило меня. – Какой-то портал, как в „Героях меча и магии“. Надо линять отсюда!»

– Банга, ты чертовски умный пес! – Я даже хотел расцеловать своего лохматого спасителя. – Тебя мне сам бог послал! Пошли домой! Я тебе все пиво отдам!

Да не тут-то было. Стена, из которой появился пес, обратно не пускала.

Я прижался щекой к холодному металлу стены и сквозь преграду увидел свою комнату и даже висящие в воздухе слова, только горели буквы зеркальным отражением: «анелаворп яиссиМ», точно я очутился за вывеской. Нет, не пускали меня обратно. Я ударил плечом, еще раз – безрезультатно!

Банга с любопытством наблюдал за моими действиями. В больших, почти человеческих глазах пса читалось недоумение: «Что же ты, дружок? А еще царем живого мира себя возомнил?» «Действительно, – подумал я, – с чего бы мне психовать? Ну, провалился в компьютерную игру. Раз есть сюда вход, должен быть и выход. Закон пустого горшочка еще философ ослик Иа-иа открыл».

Я почесал в затылке. В «Героях III», к примеру, не все порталы переносят в обе стороны, есть и только такие, что работают лишь в одностороннем порядке. Сколько раз на этом горел. Значит, необходимо искать другой способ перемещения. Он должен быть. Обязательно!

Банга почесал за ухом. Я от досады нажал на кнопку бластера и вырезал лазерным лучом кусок стены размером с люк. Металлическая болванка упала куда-то внутрь. Чудно. Я заглянул в черную дыру, и меня едва не стошнило. Там ничего не было! За обшивкой стены клубился хаос, беззвездная ночь. И пахло, будто где-то в этих адских глубинах месяц назад сотня мышей разом сделала себе харакири или сепуку. Я отшатнулся. Банга сочувственно кивнул головой и пошел прочь.

А я себя почувствовал Иваном-дураком. Вон, пес, и то больше меня понимает! Зачем ломиться в закрытую дверь? Тем более, что там, все едино, ничего нет.

Радует, что хоть сам еще жив, да вот и друг есть преданный.

И тут только я до конца осознал, в какую попал передрягу. Итак, если я провалился в мир игры, то на меня скоро откроют охоту сотни юнитов. Проблема в том, что я-то сейчас по другую сторону монитора. И убьют меня по-настоящему.

Правда, могло, конечно, оказаться, что все вокруг не байты памяти, а живые люди. Тогда был шанс затесаться среди этих солдат. Впрочем, как тут растворишься среди аборигенов, если вокруг тоннелей клубится небытие?

Я начал припоминать все, что когда-либо слышал о колдунах, об иных расах и формах жизни. Все, что приходило в голову: злой, голодный садист, фашист до мозга костей, мечтающий о мировом господстве и пожирающий сердца врагов.

Я уперся в массивную дверь с чеканной мордой льва. Банга прижался к моим ногам и тихо заскулил, кажется, он был напуган.

Я побледнел. Черт! Тысяча чертей! Я знаю это место! Какие там «толканутые» новые русские или пришельцы, экспериментирующие с моим сознанием?! Это точно игра! Здесь нет ни еды, ни воды; одни лишь юниты и монстры! Боги! Это тот самый седьмой этаж. И я сам похитил артефакт, исчезновение которого вчера ночью меня так взбесило. Только там комната была немного другой. И охранников побольше. А за этой дверью, подле которой я остановился сейчас, должно торчать пять автоматчиков. И монстр с тремя головами и двумя пулеметами, а еще чудище размером с циклопа. Кажется, я серьезно влип!

Если бы это был сон! Ох, я бы, наверное, все отдал, чтобы вернуться назад в свой мир! Я бы даже «пенек» продал и в монастырь бы ушел. Тут я опомнился и мысленно добавил: в женский. Хватит нюни распускать! Я, между прочим, морской десантник, а не какой-то там стройбатовец! Все, блин, достали! Всех убью, один останусь! Игра, да? Кому-то очень весело? Бог решил позабавиться? Или космические собратья развлекаются? Ничего, мы еще посмотрим, кто сильнее: я или куча транзисторов и чипов!

Я специально заводил себя и накручивал. Битва предстояла нешуточная. Тут за процентами жизни не сбегаешь, и, чтобы сжевать бутерброд или пивка хлебнуть, на паузу не нажмешь. А ярость меня не ослепляет: лишь делает расчетливым и беспощадным. Проверено.

Нет, не полезу я сейчас в эти главные двери. У меня одна жизнь и на проценты мое здоровье не дробится. А вот юниты, пока поблизости не начнется заваруха, сами не выйдут. Обычная игровая стратегия.

Я принял решение. Наверняка где-то должно быть оружие помощнее. Может быть, мне удастся найти взрывчатку или склад с шаровыми молниями. Тролли же откуда-то черпали свою магическую силу. В конце концов, лучше на время обернуться и троллем позорным, нежели подохнуть, стыдно сказать, внутри компьютерного диска!

Я развернулся и побежал в противоположный конец тоннеля, туда, откуда начал продвижение в этом мире. Банга обрадовался, кинулся догонять меня и громко лаять. Зря.

Боковая дверь открылась. Я уловил движение краем глаза и тут же кувыркнулся через голову, растянулся на полу, вздернув перед собою бластер. Кто сказал, что я, как юнит, должен стрелять только стоя? Мне моя жизнь дороже.

Банга ничего не понял: похоже, он решил, что я просто споткнулся и отшиб ноги. Пес подбежал и радостно лизнул меня в лицо. Как не вовремя!

В коридоре зазвенели тяжелые армейские сапоги.

– Банга! – решительно прохрипел я. – Лежать!

Пес тут же радостно хлопнулся рядом со мной и принялся молотить меня хвостом по ногам. Вот дурачок: это же война, а не щенячьи игры!

– Тише, Банга!

Враг выскочил из открытых дверей. Слава богу, что юниты запрограммированы сначала на ориентацию в трехмерном пространстве, а потом уж на пальбу.

Я выстрелил первым. В голову. Кровь и мозги выплеснуло на стенку. Настоящие мозги – я готов был в этом поклясться. Вояка сделал еще два шага, дал короткую очередь в потолок и завалился на пол.

Банга прижал уши и перестал молотить хвостом. Кажется, наконец-то и до пса дошла вся серьезность ситуации.

Топот повторился. Я догадывался, что следующий будет стрелять на ходу, но просчитался. В проеме дверей показалось уже двое солдат. Пес заскулил и дернул меня за воротник. Я дал короткую очередь и обернулся к лохматому другу. Слева еще один! Вырыть бы здесь окопы, и я бы им показал, что значит российский спецназ, чего стоит Иван Соколов! Но стены здесь из металла, а снаружи свирепствовала смерть. Как бы мне тут самому чего не показали!

Не отжимая пальца от пусковой кнопки бластера, я перекатился к противоположной стене. В проеме двери еще один юнит удивленно всплеснул руками и упал. Тот, который мчался по коридору, уже стрелял. Металл плавился. Воздух наполнился запахом горелой проводки. Вот она, прелесть игры: тут и проголодаться не успеешь, от запахов угоришь, прямо как в бане по-черному. Только юниты на свежий воздух не вытащат. Черт бы побрал того урода, который придумал эту игру и эти правила!

Тот, что мчался слева, запнулся, всхрапнул и упал.

Я обернулся к раскрытым дверям и дал длинную очередь, не ожидая, когда появится очередной противник. Моё сердце бешено колотилось. Все, ярость я перерос. Теперь во мне бушевало безумие берсерка: «Меня? Мочить? И кто? Тупоголовые байты, подчиняющиеся программе? Убью!»

Банга сорвался с места. Я уловил это движение, но крикнуть не успел: в горле запершило так, что выступили слезы. В дверях друг на друга рухнули еще двое.

Мой бластер затих. Вернее, он и так стрелял беззвучно, а шум выстрелов напоминал шуршание вентилятора в компьютере. Просто кончился энергетический запас. Монитор померк. Кто знает, как и где заряжаются эти бластеры?

Хорошо, что я хозяйственный, как кот Матроскин: всякую дрянь подбираю. Отслужившее оружие я просто отшвырнул, и снял со спины второй бластер. Но стрелять не спешил.

Банга хрипел где-то рядом и что-то рвал когтями.

Секунда. Вторая. Третья... Никого.

Я отвлекся и посмотрел туда, куда кинулся пес. Ай да Банга! С тыла на нас напал еще один юнит. С ним-то и сцепился Банга. Последний удар мохнатых лап, и воин застыл на спине.

И тишина повисла над полем боя. Я поднялся на ноги. Нужно было обследовать открытый отсек. Логика игры подсказывала, что за открытыми дверями все уже недееспособны.

Я сделал шаг. Болело колено. Смешно сказать: отбил при падении. Впрочем, я ведь шофер, а не киллер. И все же мне было чем гордиться.

Воздух становился чище. Сквозь дыры в стенах гарь быстро уносило в никуда. Слава всем богам, что и трупный смрад, клубящийся по ту сторону стен этих коридоров, почему-то не выходил из дыр обшивки. Что ж, значит, не угорю. Это радовало.


В открытой комнате оказались ниши с медицинской помощью. Я открыл ящик с красным крестом и едва не заплакал. Ни бинтов, ни йода, ни таблеток «Виагра!» Там лежали десять батареек «Toshiba CR 123 A». Вот она – ирония судьбы! Лучше бы в ящике жил паук и смачно хрустел дохлым тараканом! Что мне теперь с этими батарейками делать? Американские доброхоты посоветовали бы их засунуть в то самое место, которое они так любят драть. Наши десантники, если бы увидели мое выражение лица, долго бы ржали. Именно бы ржали, а не смеялись. И тоже бы присоветовали что-нибудь непристойное.

Я покатал пару батареек в ладони и зашвырнул ими в угол. Это не игра, а сплошное надувательство! Баллы здоровья и жизни – пожалуйте. Не хватало еще дискету с тайным сообщением найти: зажал бы её зубами и перед глазами открылся бы план всей этой гребаной сети коридоров... Что теперь делать-то?

Банга радостно залаял, подзывая меня.

Так и подмывало сказать: «Что, дружок, тебе тут цифровую кость, обработанную в „PhotoShop“, подкинули»?

Слегка успокоившись, я сгреб оставшиеся батарейки во второй карман и стал походить на заядлого клептомана. Но кто знает: авось пригодятся монстру в лоб зафитилить или вместо ключа в пульт управления атомным бомбовым ударом воткнуть.

Банга выскочил мне навстречу и укоризненно поглядел, мол: что же ты медлишь, иди скорее, а то сам все съем! Я нервно хихикнул и подчинился.

Нет, это была не кость. Это был огнемет. Огромный такой, с дулом диаметров сантиметров в десять. И с таким же, как у бластеров, монитором. Я оглядел огнемет. Технология уже известна, но до чего же тяжелый, зараза! Когда долбишь по клавишам, двадцать килограммов металлолома никак не ощущаются. А в жизни потягай-ка такую махину: сразу поймешь, за что Суворов жалел своих солдат! Добрый мне разработчик попался, душевный. Его бы гада с таким оружием да в зону боевых действий! Компьютерщик блин, ботаник! Физик-ядерщик! Ну да, мозги программиста только абстрактно мыслить и умеют. Юнитам один хрен: полтора килограмма или тонна, но мне-то, живому, эта разница очень даже чувствительна!

И все же я был рад. Чутье заядлого игрока подсказывало, что теперь у меня есть шанс. Русские мы в конце концов, или нет? Я даже тихонько засвистел что-то военное, вроде «Вихри враждебные веют над нами». Пес укоризненно покачал головой. Я даже вздрогнул: не может животное быть настолько понятливым! Хотя, до сего дня я и не подозревал, что существуют компьютерные игры с таким мощным эффектом присутствия. На всякий случай, словно извиняясь перед мохнатым другом, я пожал плечами:

– Какая жизнь, такие и песни.

Кажется, Банга понял.

А я занялся мародерством: принялся раздевать того, первого, которому размозжил голову. У него форма была целехонька, а кровь запачкала лишь сапоги. В общем, мне повезло. Да и размер совпал.

Было гадко и противно. Банга же вообще отвернулся, точно не одобрял моих поступков. Но я очень хотел надеяться, что у программистов не совсем буйная фантазия, и в большинстве своем их примочки основываются на реальной жизни и психологии. А значит, у ряженого были шансы.

Я нарочно не рассматривал трупы. Даже беглого взгляда хватило, чтобы понять: если это и клоны, то от разных людей. У одного глаза синие, у другого карие. Один был толстым, другой высоким. А еще у одного оказалась родинка на щеке.

Мне стало страшно. Мысль о том, что я расстрелял живых людей, сидела в мозгах занозой. Я не испытывал угрызений совести: не убей я, убили бы меня. И все же как-то было неловко перед этими «салажатами». А вдруг они не юниты и даже не роботы? И каждого из них дома ждет мать и отец?

От этой мысли я дернулся, как от пощечины. Все! Никакого шума! Прямо сейчас иду к главным дверям, грохаю чудище и поднимаюсь на восьмой уровень, автоматически становлюсь победителем, и меня выбрасывает домой!.. Хотя, какой такой дом? В любой момент я могу превратиться в надпись: «Game 004», или что-нибудь типа: «Player победил за 38 дней». Будь я смазливой девчонкой, разревелся бы от жалости к самому себе. Но я – Иван Соколов, меня просто так, голыми руками не возьмешь!

Я установил огнемет в нише, сел рядом, вытер пот со лба и сказал псу:

– Мне надо подумать, понимаешь?

Банга понимал. Пес лизнул меня в щеку, отошел и улегся в проеме открытых дверей. Я знал, что псу не нравится соседство мертвецов, но сил оттаскивать в сторону трупы у меня не было сил. Давненько я не попадал в передряги, подобные этой. Я не видел выхода и не понимал, как его найти. А еще я очень устал. Сказывалось и то, что я практически не спал ночью. Сердце стучало в голове, и мысли носились, как белки в колесе.


Doc001 | За гранью игры | Doc003