home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Doc018

Все! Я больше так не могу. Кровь буквально закипала в моей голове. Надо бы сходить на футбол. Немедленно! Выпить бутылочку пива. А еще лучше – набить кому-нибудь морду. Лучше всего журналисту, чтобы все знали, как из меня розового и пушистого лепить чудище лохматое! Ух, как я зол!

Нет, это надо же, как последний дурак поверил девушке, которую знаю без году неделю, и поперся за нею на край света! Ах, как романтично. Ой, держите меня, весь сейчас изойду на слезы как Масяня, блин!

Эти рогатые умники не поставили в гостинице ни единого компьютера. У них что, вообще не существует игровой индустрии? Интересно, откуда тогда взялись на Земле «Quake», «Diablo», «Unreal Tournament»[7]? Неужели все это происки одной лишь Империи? А ведь могли бы и в этой области чего-нибудь сотворить. Демоны позорные! А еще говорят: «Душевные мы, за экологию боремся!» Зануды проклятые.

Нет, как ни крути, а скучно у бесов до одури!

Разве что целыми днями «ящик» гонять, программы местные крутить. Хотя, что мне в телевидении Чужих, ежели там все врут? Оно, конечно, и на Земле нет правды, но здесь, в космическом аду, от этого ощущения вселенской лжи так тошно становится, что, ей богу, сразу хочется разбить пару витрин, перевернуть телефонную будку, поджечь «мерседес». Понимаю, что все это не очень красиво, но когда мир вокруг превращается в полный отстой, то вести себя как истинный джентльмен я просто не могу. Я же не Христос в самом деле, и даже не садомазохист, чтобы получать по мордасам и радоваться!

Империи, заговоры, похищения, тюрьмы, побеги – все это здорово, когда в книжке написано или по видаку смотришь. Надоело – кнопочку нажал, и нет ничего. А когда жизнь превращается в подобное месиво событий, в этом ничего хорошего нет. Абсолютно.

Смешно, конечно, но в детстве, как всякий нормальный парень, я мечтал о дальних путешествиях, грезил о космических полетах и даже тренировался. Вот, пожалуйста, сбылась мечта идиота. И что теперь? В космических галактиках я так и не смог стать суперменом или даже просто совершить обычный подвиг. Какой тут, к чертям, адреналин и азарт игры? Кому вообще нравится быть на вторых ролях? Кто я? Жертва злодейского эксперимента, подопытная крыса? Да здесь каждая собака, кроме Банга, разумеется, знает об этом мире больше, чем я!

Не хочу больше! Тошнит уже и от Алланы, и от чертей косорылых. Да они же все и всегда интеллектуально будут выше меня на три, а то и на четыре головы! Это такое унижение: оказаться глупее бабы! Нет, все, пора домой в Екатеринбург, к Наташке. За баранку машины – и больше никаких игр! Никогда! Наверное...

И вообще я не хочу, не желаю быть домашней зверушкой! Болонкой Алланы или мартышкой Чужих – не все ли едино?! Хрен редьки не слаще! Баста! С меня довольно! Драпать надо отсюда, и как можно скорее! Только вот как? И в каком направлении?

Я саданул кулаком по стене. Банга радостно залаял, придурок! Хозяину плохо, а он... Ну да, мы же боги, нам все можно! Тьфу ты, опять дурацкие мысли водят по кругу! Здесь даже Банга – творец, демиург хренов! Все, остался я совсем один, прямо как мистер Карабасов в средневековой Франции. Ну, мультик такой был «Кот в сапогах», про любовь к российской земле и про истинные истоки ностальгии. Хоть плачь...

Аллана посмотрела на мое перекошенное злостью лицо и передернула плечами:

– Земляне все такие тупые?

– Да! – закричал я. – Мы все идиоты, трупоеды, недоумки несчастные, но, блин, в стенах месяцами не сидим. То на природу тащимся, то по улицам распинываем использованные шприцы и презервативы. Понимаешь, мы все чем-то заняты. Я вот на работу хожу, Славку по городу вожу. Иногда нас обстреливают. Но каждый миг я волен делать что захочу. А у вас здесь сиди и пялься то в монитор, то в телевизор. Где она, реальная жизнь? Да вы же здесь все фантомы! Как ты не понимаешь: жизнь без чувств, без эмоций, пусть самых паскудных и банальных – хуже смерти! Я так не могу больше! Уговори охрану, пусть нас выпустят погулять. У меня так скоро клаустрофобия разовьется. Я нормальный мужик, я не могу долго сидеть взаперти, точно шимпанзе в зоопарке! Понимаешь?!

– Конечно, – вздохнула Аллана. – Но ни я, ни ты – мы оба не владеем информацией о местных обычаях. О Чужих в Империи почти ничего не известно. Я даже не могу утверждать, что видимый их образ является так же и их сутью.

Вот это загнула! Это что же получается: Аллана, лучшая журналистка Империи, в трудную минуту бежала к тем, кто вполне мог оказаться чудовищем, да еще и меня за собою потащила в эту неизвестность вместо того, чтобы прорываться к своим? Значит, моя журналисточка – та еще авантюристка. Не знает она традиций... Хм, а как же владение языками?

Словно предупреждая мой вопрос, Аллана добавила:

– Как журналистке имперского значения десять лет тому назад мне вшили чип-переводчик.

Я неуверенно моргнул.

Банга тявкнул и унесся куда-то в другую комнату.

– Неужели ты не понял, что многие функции нашего организма контролирует техника. Это надежнее. Меньше сбоев в работе. И долголетие наше основано на сублимации физиологических эволюционных достижений, на компьютеризации основных жизненно важных функций.

– Электронные фантомы, – вздохнул я. – Как вас можно любить?

– Мы граждане, – пожала плечами Аллана. – Мы впитали в себя мудрость тысячелетий. Мы пошли техногенным путем развития и не стали развивать рудимент так называемой души. Но вот у вас у людей тоже есть копчик, однако вы не стремитесь отращивать себе хвосты. Позвольте узнать почему?

– Мешаться будут. Особенно при ходьбе, – буркнул я, но на сердце стало чуточку светлее. – А еще пуще – при размножении.

– Вот и нам будут мешать души. Эмоции заставляют принимать неверные решения.

Я хлопнул челюстью. Вот это приплыли. Я-то, наивный, полагал, что земляне – это такие исключительные существа, что их души – на вес золота, а оказывается, для Империи они хлам. Что же это?

Может быть, нет ничего, а? Вот как провалился в «Summer House», так с тех пор никуда и не выныривал. А почему нет?

Мне стало дурно. Память услужливо подсказала: если все вокруг юниты, всех надо просто перебить. И сразу найдется выход. Но как же так? А Аллана, а Банга? Они же живые. Или нет?

А я сам? То в кораблях летаю, то по разным тюрьмам штаны обтираю. И на моих глазах малахитовые шары в хрустальные превращаются. И псы воскресают, да и сам я шлялся внутри мира, который легко умещался у меня же на ладони. В принципе все это горячечный бред. Хотя, если подумать... Может быть, все это – миссия в игре. А я просто юнит такой, с неадекватной реакцией.

Боги, даже фильм такой был. «Тринадцатый этаж» назывался! Мы его вместе с Наташкой у Димки Бехтерева смотрели. Там программист из будущего создал тысячи игровых вариантов виртуальной реальности, но в каждой из них люди жили, страдали, чувствовали. Но вот нашлись умники и смоделировали мир внутри электронного мира...

А что? Эти имперцы как пить дать типичные юниты. Действительно, зачем электрическим разрядам души? Или наоборот: души – и есть электронные импульсы, посылы, идущие от мышки Бога? Ой-ей-ей! Кажется, голова моя начала дымиться.

Ладно, пусть имперцы – юниты. А про Чужих вообще ничего толком не известно. Не они ли – юзеры? Вроде нет, не похоже. Не разделяет же нас стекло монитора. Или разделяет, но я его не вижу? Отчего это в могущественной Империи ничего толком не знают о тех, кто живет рядом? Что, вообще, это за бред? Или это юниты компьютера бьются с юнитами юзера? Наверное, имперцы – против игрока. Хотя, кто может поручиться, что не наоборот?

Да и почему я там, в Екатеринбурге, играя, ощутил себя драконом? И учитель Ким здесь, похоже, ни при чем. А вдруг именно в эти безумные мгновения полета в шкуре вымершего дракона мой мозг подвергли сканированию, чтобы передать электронному юниту мои детские увлечения, впечатления? Не могли ли неведомые программисты создать всю эту сумасшедшую реальность?

Это что же в итоге получается? Я поднялся в долбаной «Summer House» на уровень выше, и меня автоматически выбросило в демо-версию суперигры, так что ли? То есть что?

Империя, Аллана, Чужие – это все условия продолжающейся игры? Миссия, которая не выполнима?

И что потом?

Нужно завалить императора? Или лучше королеву Чужих?

И тогда призовая игра: опять носиться по рисованной вселенной, но уже на собственном боевом корабле с огромной пушкой.

А то у Димки мы еще «Ванильные небеса» смотрели. Там герой очень весело проводит время внутри компьютерной реальности, в «Льющейся мечте». Только он не воевал с миром. Лишь с собственным подсознанием. Все с девками никак разобраться не мог.

Стоп! А я-то сам? Вроде бы и к Аллане всей душой, а чуть что, сразу и про Наташку вспоминать.

Ой-ей-ей! Где же я на самом-то деле? Внутри «Summer House», или в «Льющейся мечте», или вообще внутри какой-нибудь «Матрицы»?

Нет, так и в дурдом загреметь можно. Нужно немедленно выйти на свежий воздух.

Хотя что это даст? Вон, если даже в земной игрушке «Praetorias», увеличив камеру, можно рассмотреть отдельные листочки на дереве, качаемые ветром, то неужто инопланетяне не могли разработать что-то подобное, но покруче? Да и инопланетяне ли? А вдруг все это – секретные исследования компании «Microsoft» или наших доморощенных умников?

Мне вдруг стало очень жаль себя:

– Аллана.

– Чего?

– Давай погуляем. Ну пожалуйста. Не могу я больше все время видеть мир из окон. Осточертели мне все эти коридоры, лабиринты, квартиры, Залы Ожидания. Устал я!

– Ты же сам больше всех возмущался, что тебя журналисты поедом едят?

Вот зараза! Бездушная, а сообразительная! Быстро научилась цеплять за больные места.

– А мы с охраной. На культурное мероприятие. Посмотрим архитектурные ансамбли. Можно даже в оперу, в балет, лишь бы подальше отсюда!

Аллана, похоже, не поняла, о чем именно я говорил, но виду не подала. Молодец, так держать! Скоро ничем от землянок отличаться не будешь. Хотя что в этом хорошего? Наши женщины в массе своей сплетницы, воображули и задаваки.

– Что ты задумал?

– Ничего. – Я выдавил вымученную улыбку.

– Ладно. – И Аллана пошла к дверям.

Банга выскочил из комнаты и осуждающе уставился на меня.

Через мгновение в наш номер вошел охранник. Если бы не рога, я бы его принял за вполне нормального упитанного мента. Радостный он был, глазки блестели.

Мне стало еще тоскливее.

Сволочи все! Чего это они веселятся? Ни водки, ни пива. Аллана – и та девушка со странностями.

– Вы желаете осмотреть достопримечательности города?

Вот урод! Ага, помираю, хочу послушать арию «Дьявол – суперстар». В смысле, очень стар. Или партию влюбленного Квазиморды. Посмотреть еще желаю на дворцы, утопающие в мусоре, и на реки, затянутые пленками нефти... Хотя чего это я? Они же экологи.

– Слушайте, я не знаю, как тут у вас, но на Земле пиво – друг человека. Я хочу попасть в нормальный бар, выпить чашечку-другую пшеничной водки, выкурить пачку «Петра I». Что в этом плохого, объясните?

Бес вдруг стал таким предупредительным, что тошно стало.

– У вас странные желания. Может быть, лучше вызвать врача? – это спросил охранник.

– Какие врачи? – закричал я. – Нет уж, с меня журналистов хватило по горло! Что ж вы все такие уроды?!

Аллана как-то подозрительно усмехнулась.

А мне в голову опять полезли нехорошие мысли. Почему мне кололи иглами подушечки пальцев, а моей доброй журналисточке нет? В чем здесь подвох? Бесы и так все говорят только на имперском. Ну, посвистывают иногда. Может быть, они меломаны... Ох, не нравится мне улыбка Алланы!

– Да мне-то что? – пожал плечами Чужой. – Хоть сразу в публичный дом шуруйте. Одна загвоздка: нельзя вас оставлять без присмотра. Сами понимаете, неспокойно сегодня в городе.

– Потому что мы, такие знаменитые, прилетели? – ехидно осведомился я.

– Да при чем тут вы? – Бес оказался чуточку обескуражен моей наглостью. – Сегодня же торжественные мероприятия, приуроченные к тысячному выпуску Космической летной академии! Матка объявила среди выпускников гонки на флайерах. Там же давка будет. Пьяная молодежь – это неуправляемая стихия.

– Что? Повтори! Пьяная молодежь? Я не ослышался?

– Ну да. – Бес пожал плечами. – А майор сказал, что вы на нас похожи. Извините, если что не так.

– Слышь, как там тебя?

– Ырккры.

Ох, ну и имечко. Дырки какие-то. Хотя, чего с него взять, бес все-таки.

– Ырккры, миленький, мне надо попасть на эти гонки. Ну хоть краешком глаза взглянуть. Шофер я, понимаешь, водила. Ну космонавт, по-вашему, только не летаю, а все больше по дорогам катаюсь. Тоскливо мне без любимого дела. Ты уж поговори со своими. Пусть под охраной, но выпустят посмотреть.

Бес подозрительно покачал головой:

– Не нравится мне это.

Я уж чуть было денег этому ханурику не предложил, да вовремя опомнился.

Чем бы охрану на свою сторону переманить?

– Слушай, а пьют-то у вас что?

– Экологически чистую воду. – Лицо беса вытянулось.

Проклятие! Сорвалось. Кто же знал, что тупые охранники получили конкретные распоряжения, но соображают медленно?

– Да, это понятно. – Я разозлился. – Экологически чистая вода, это – да. Это круто. Ничего не скажешь. От нее никакого похмелья, только понос один.

Бес уставился на меня, точно увидел чудо заморское. Я в долгу не остался и пробуравил охранника огненным взором. Даже Аллана, глянув на меня, ойкнула и сделала шаг назад.

Бес присвистнул.

О нет! Я опять ничего не понял. Или меня просто водят за нос и не существует никакого демонического языка, или уколы еще не подействовали? Но на лице Алланы тоже не появилось тайного понимания чего-то скрытого. Так, это все очень похоже на шулерство. Ага, переводчик в меня впрыснули, как же! Экспериментируют. Специально что-то ввели. Ну ничего, ничего: хорошо смеется тот, кто Иван Соколов!

Я скопировал свист беса и добавил от себя немного – для колориту. Знай наших! Не один ты, черт рогатый, в детстве яблоки воровал!

Бес моргнул глазами:

– Ты кто?

– Конь в пальто, – засмеялся я.

Блин, как же они все дурачили меня! Ведь с самого начала подозревал, что весь этот художественный демонический свист на самом деле лишь тайный опознавательный знак, лишь какой-то код.

Бес с сомнением посмотрел на меня.

Что, пароль другой? «Красные дьяволята»? «Свой среди Чужих, Чужой среди своих»? А, ладно: смеяться, так от души:

– Что ты на меня так вытаращился? А то здравствуйте, я ваша тетя!

– Ой, – тихо сказал охранник. – Не может быть.

Банга сидел и философски молчал. Аллана продолжала пятиться.

Да что здесь происходит?

Охранник вдруг взвыл, и на этот крик вбежали еще шестеро рогатых с бластерами наперевес.

– Он знает, – сказал бес и закрыл рот рукой.

Что, интересно, знаю-то? Тетю? Эх, ведь не скажут, заразы. Это вам не наивные имперцы, этих на понт не возьмешь.

Через мгновение появился и офицер, поправляющий на бегу галстук:

– Что, опять несанкционированное проникновение журналистов?

Все молчали.

Охранник, так мило беседовавший со мной о пустяках, указал пальцем вперед и сказал:

– Нас предали. Он все знает.

Офицер побледнел, точно на спор выпил три литра водки залпом и не закусывая:

– Всем очистить помещение!

Я тоже поспешил удалиться, но властный окрик остановил:

– Аллана, Иван, а вас я попрошу остаться.

Чего я такое ляпнул? Язык мой – враг мой. Вот погорел один раз на знании телефонов, которые оказались какими-то секретными кодами, так нет же, все неймется, хочется показать, что не у них одних интеллект имеется. Хотя, если сам был бы чуточку поумнее, молчал бы в тряпочку, как Аллана, к примеру.

– Итак, господа, пришло время раскрыть карты, – сказал офицер.

Что-то это предложение меня сильно смутило. В этой вселенной я говорил одну только правду-матку, чтобы не запутаться окончательно, и вот результат: уже в чем-то подозревают. Где она, высшая справедливость?

– Я вам уже все сказала, – тряхнула волосами Аллана.

– А где ваш телохранитель, которого вы наняли месяц назад, некий гражданин Муррум? – Офицер нервно расхаживал между стен. – Наша разведка не подтверждает версии, что на вас было совершено покушение. Мы знаем, что вас арестовали на Морддроме уже с Иваном.

– Ваш Муррум был порядочной сволочью, – зачем-то вставил я. – Он хотел нас убить.

– Да, Иван, вы совершенно правы. Муррум – наш агент. Но это закрытая информация. Так же, как и знание кода доступа в закрытую фильмотеку.

Ладно еще хоть не к секретным материалам. Да, вот это вляпался. Выпендрился, называется... Что же теперь делать?

– С тех пор, как мы покинули планету Веррев, мы не видели Муррума. – Аллана отвечала ледяным тоном.

– Естественно. – Офицер, похоже, успокоился и плюхнулся в кресло. – И больше ни один локатор не засек ни единого выхода в эфир нашего агента. Забавно, вы не находите?

– То есть это мы замочили вашего шпика, а потом сами же прибежали к вам, чтобы следы запутать? – Я отдал должное воображению бесов.

Правильно, демоны людей по себе судят. Что ж, наперед будем знать!

– Это можно предположить.

– Да вы! Да вы! – взорвался я. – Ну стреляйте, сволочи! Всех не перестреляете!!!

Офицер вдруг улыбнулся:

– Успокойтесь, не нервничайте так. Это шутки у нас такие.

– Чего? – Я почувствовал себя облитым ушатом ядреных таких помоев.

Офицер вытащил из кармана какую-то мигающую палочку, похожую на ту, с которой в фильме «Люди в черном» носились секретные агенты. Вот только бес очки надевать не стал и в лица нам не пыхнул.

Аллана нервно рассмеялась:

– Это ведь незаконно, провоцировать гуманоидов на нервные потрясения, пряча в кармане детектор лжи!

– Зато, госпожа Аллана, теперь вы оба можете считаться гражданами Королевства. – Офицер отвесил поклон. – Ну а про шифры, Муррума и прочую чушь, извините. Надо же было вас вывести из состояния эмоционального покоя. Наша разведка работает хорошо, но медленно; вот и пришлось сочинять сказку из тех подручных средств, что у нас уже были.

– Это... – сказал я. – Ну, вы и своло... То есть, теперь-то я могу пойти в бар?

– Разумеется, – пожал плечами офицер. – Но только в сопровождении наших солдат. Это временные меры. Мы собрали достаточно доказательств, что вы именно те, за кого себя выдаете. Однако можно предположить, что Империя захочет замять скандал. И вы можете совершенно случайно оступиться и удариться головой об стену – насмерть. Или поперхнуться водой. Или на вас что-нибудь нечаянно упадет. Но если вы очень смелые, я могу распорядиться, чтобы охрану сняли.

– Нет! – Аллана вздрогнула всем телом. – Пусть лучше приглядывают.

Чего-то я совсем запутался. То нас чуть ли не пытают каленым железом, то опекают, как трехлетних младенцев... Сказки сочиняют. Ох, не нравится мне это.

А Аллана права: пусть лучше легально следят. Кто их, граждан Империи, знает? У них же одна извилина, и та прямая. Не умеют они абстрагироваться. Еще и впрямь пошлют диверсантов и зарежут нас в кабацкой пьяной драке.

Я колебался. Нет, из-за пустых угроз отказаться от прогулки по городу я не мог. А Аллана? Что предпримет она? Отправится со мной или окопается в номере?

– Так я могу идти?

– Можете. – Улыбка офицера была спокойна.

Вот урод! Даже не извинился. Я понимаю, что работа у него такая, и все же...


Города Чужих особыми архитектурными излишествами не отличались. Маленькие двухэтажные особнячки утопали в зелени. В самой настоящей. Но сначала охранники впихнули нас во флайер и долго кружили, видимо, сбивая со следа журналистов или террористов. Ладно еще, что не устроили маскарад с явками на подпольные квартиры и не меняли транспорт через каждые две минуты.

Когда флайер вытряхнул нас, я флегматично размял ноги, попрыгал. Пейзаж был совершенно не урбанизированным. Никаких тебе небоскребов или Атриум Палас Отелей. Сельская идиллия. Красота... Разве только что коровы не разгуливают и свиньи на дороге не валяются. Мечта бюргера!

Я вздохнул. Ну да это, конечно, здорово ближе сердцу, чем Дроорд на Морддроме, но все равно не то. А где бычки под ногами? А куда подевались нищие, собирающие пустые бутылки? А где брошенные автомобили или разобранные корабли межзвездного плавания. И почему это на улицах так пустынно? А говорили, праздник!

И снова мысли о том, что все это лишь игра, закружили в голове с удвоенной силой.

Я подошел к ближайшему кусту. Сирень обыкновенная. Надо же. А рядом береза. Только какого-то демонического образца. Ну, то есть сама черная, точно негр, но с белыми мазками. Как на негативе. Жуть!

Я сорвал лист сирени и покрутил его в руке. Бред какой-то. Чистенький и свежий, будто здесь по утрам все моют с порошком, а потом вытирают насухо.

И все-таки лист был настоящим. Я раздавил зеленую мякоть и тупо посмотрел на каплю влаги. Нет, никакая механическая игра не могла бы предусмотреть имитацию жизни для каждого листочка. Это просто безумие!

Хотя, если взглянуть на это глазами программиста, создай шаблон – и множь.

Я метнулся к кусту. Нет, все листья разные. Вон некоторые гусеница продырявила. Немного отлегло от сердца. Да, чувствую я, еще неделька пребывания в этом мире – и можно вызывать скорую психиатрическую помощь...

Бесы, а их было пятеро, вели себя как заправские телохранители самого Путина. Они стояли все время рядом, прикрывая кулаками место, где у нормальных людей мужское достоинство, а у бесов – неизвестно что. Окаменевшие физиономии меня не впечатляли. У Славки я и не такого насмотрелся. А вот Аллана явно нервничала, ее тяготило присутствие таких вот мордоворотов. Кхе, вот она – известность.

– Ырккры, ты обещал показать забегаловку.

– А мы с вами где?

Он что, издевается? Тишь, особняки. Ладно, поверим. Но, похоже, в таких местах бесы пьют только экологически чистое пиво, то есть безалкогольное. Или они от кефира пьянеют? Извращенцы!

– Это кварталы Искусственной Радости, – терпеливо пояснил бес.

– Эй, Ырккры, я, конечно, не такой умный, как вы, но где же бар? Я вижу только сонную рутину попсы. А где обещанные праздник жизни и пьяная молодежь?

– До праздника еще полчаса. Все по домам сидят. А бары – пожалуйста, на выбор. Это же улица Веселого Роджера.

– Чего? – Я облизал пересохшие губы. – Просьба повторить все для особо тупых.

Бес ухмыльнулся: кажется, понял. Что ж, это радует.

– Повторяю для тех, кто не моет уши и ноги на ночь. – Ырккры сделал неопределенный жест, который подозрительно напоминал кручение указательным пальцем у виска. – Улица Веселого Роджера.

Так. Вот, значит, откуда пошли традиции морских разбойников. С бесами предки якшались. Оно понятно теперь, почему вся история человечества – резня и пьянка. Похоже, Чужие – те еще прохвосты! А я уж было подумал, что они на самом деле вовсе не такие плохие. Нет, все козлы! Никому верить нельзя. Я насупился:

– Эй, ты полегче на поворотах!

– Так ведь ты же сам во всех своих грехах сознался. – Ырккры ни капли не смутился.

– Тьфу ты! – сконфузился я.

– Бары внутри этих зданий, – пояснил бес и дружественно улыбнулся, мол, не переживай, это всего лишь дружеская беседа с безобидными приколами.

– У вас что, сухой закон? Чего: ни вывесок нет, ни зловония всякого, ни вышибал опять же не видно. – Я отшвырнул раздавленный листок. – Просто оплот добродетели и викторианства!

– Наши дети не должны видеть пьяных родителей. Это противоречит гуманизации педагогического процесса воспитания подрастающего поколения.

После этой фразы я зауважал бесов еще сильнее. Ишь ты, пьют, заразы, но втихушку, чтобы бесята плохому не научились. Да, похоже, мы, земляне, далеко не венец творения. А если кто и венец, так это имперцы или Чужие. Однозначно. Грустно это осознавать, но приходится. Против фактов не попрешь...

– Аллана, ты пиво пьешь? – Я старался выглядеть беззаботным: не фиг всяким бесам торжествовать надо мной!

– Это мы сейчас узнаем, – загадочно улыбнулась девушка.

Вот черт! Тут мне в голову пришла мысль похлеще предыдущих: «Похоже, это именно я здесь бес-искуситель, сбиваю с пути праведного нормального гражданина, вернее гражданку».

Банга гавкнул на меня и вопросительно уставился на один из ближайших двухэтажных домов.

«И ты туда же! – злобно подумал я. – Воспитатель хренов! Дожился, собаки нотации читают. Но самое обидное, я еще даже ни единого глоточка не сделал, а со мной уже так по-свински, вернее по-собачьи обошлись».

Я сплюнул и решительным шагом направился к ближайшему дому. Причем шел не по дорожке, а по газонам. Но охранники молчали. Может быть, у них травы так много, что ее и не жалко вовсе? Мне опять стало крайне неуютно.

Я пнул дверь ногой и с криком: «А вы не ждали, а мы приперлись!», ворвался внутрь.

На меня уставилось десятка два бесовских морд. В глазах местных алкашей читалось понимание и сочувствие. Ой-ей-ей! Да что же это? Чего они все уроды-то такие?

Через мгновение наша охрана уселась кругом за столом, прикрывая нас с Алланой спинами от возможного случайного меткого попадания бутылкой с целебным напитком кураре, или что у них употребляют внутрь?

К нам подкатил хозяин в желтом фартуке. Рукава рубашки были закатаны по локоть. Рыжая шерсть кучерявилась. Я сглотнул. Блин, если бы не рога – вылитый Стас, Славкин коммерческий директор. Стас, он же прирожденный торговец, он внутренностями выгодную сделку чует. У него природный инстинкт, нюх на деньги. У этого чертяки, похоже, тоже.

– О, к нам пожаловали политические беженцы? – Хозяин расплылся в улыбке, точно чеширский кот, еще немного – и физиономию обратно не собрать. – Чем могу служить?

Я зло усмехнулся:

– Я Иван Соколов! Первопроходец, открыватель земель, соблазнитель женщин и отчаянный авантюрист желаю напиться до положения риз.

– Хорошо, – миролюбиво согласился хозяин. – А как долго вы собираетесь напиваться: час, два, сутки?

Это что-то интересное!

– Э-э-э... А что у вас есть? Я с Земли. Мы там пиво пьем, вино, водку, коньяк. Ну, на худой конец и портвейн сгодится. Что-нибудь аналогичное есть? А сроки опьянения установятся сами, в процессе потребления, так сказать.

– У господ есть души? – засомневался хозяин и получил в ответ холодный перекрестный взгляд охранников.

– Не надейся, не продам! – отрезал я категорично.

А хозяин улыбнулся:

– Да что вы! Мне и не надо. Гнилой это товар. После вашего появления у нас все точки сбыта душ через Шурруш накроются. Это диаспора акрогов душами интересуется, а мы нет. Я больше наличные люблю. Можно чеком. Достаточно даже одной вашей подписи.

– Чтобы ты потом автограф человека пустил с аукциона? – усмехнулся Ырккры. – Облезешь.

И десять монет, похожих на золотые, покатились по скатерти.

Хозяин ловко поймал деньги, точно работал раньше жонглером в цирке, и склонился надо мной:

– Иван, для вас что угодно. Тут на днях провозили через мою лавочку земные спиртные напитки. Бренди, виски и водку. Прикажете принести или ограничитесь местной шужукалкой?

– Пива бы мне. Желательно русского. – Я посмотрел на свою охрану. – И всей честной компании, но под видом лимонада.

Бес сосредоточенно сдвинул брови, но через мгновение понимание блеснуло на его лице:

– Легко!

И хозяина точно ветром сдуло.

Через несколько мгновений появились бесята-поварята. И на столе возникли фрукты, бутылки с подозрительного цвета жидкостью, соленый арахис, вяленая рыба. Ох, давно я не отдыхал по-человечески! Вот, значит, зачем бес душой интересовался. Видимо, знают, что бездушные имперцы трескать вяленую рыбу не станут. Хотя, это вроде бы бесы борются за чистый воздух. Ну да понятно, травиться им не хочется, а химию здесь, похоже, не жрут совсем. М-да, в этом противостоянии ангелов и Чужих мои симпатии все более склоняются на темную сторону. Забавно.

Перед Алланой поставили шушенякры. Как только догадались? Вот, блин, психологи!

Я повертел в руках распечатанную бутыль. Вроде не обманули. Глотнул.

М-да... Что нельзя купить за деньги, можно обрести за очень большие деньги... Это было «Невское». Надо же!

Охранники к выпивке не притронулись.

– Я угощаю, – сказал я и сделал широкий жест. – Присоединяйтесь. Специально для вас заказал.

Бесы переглянулись. Главный из них наморщил лоб и пошевелил лохматыми бровями, ну точь-в-точь как незабвенный Леонид Ильич:

– Ладно, он сам предложил. Берите, ребята, но особо не налегайте. Нашему ведомству разборки с Летной академией ни к чему.

Да, жить становится все интереснее и веселее. Ага, значит, охрана чего-то не поделила с академией. Очень хорошо. Возможно они, когда еще шпаной были, стенка на стенку ходили. Попробуем извлечь из этого выгоду.

Итак, за нас платит Ырккры, то бишь, надо полагать, мы на полном государственном обеспечении. Интересно, почему? Наши телохранители, похоже, не просто вышибалы, а местные ищейки, иначе чего это они с космонавтами не ладят? И хозяин таверны взял мою сторону, смешав местное вино с пивом, чтобы убойнее было, ох, не зря все это! Не любят Чужие тайную полицию и стукачей. Это просто замечательно! Значит, мы – жертвы, а охранники – злодеи. Что ж, при таком раскладе можно будет оторваться от этих бесов, если выпадут удобные для побега время и место. Главное не прозевать удачу.

Аллана, как и все, потянулась к бутылке. И в тот же миг хозяин кабака появился, точно из-под земли:

– А для дамы у нас специально припасено имперское аруйцве.

На столе точно по волшебству появилась особая бутыль, оплетенная лозой и пузатый хрустальный бокал на короткой ножке. Вино плеснулось и заиграло в бокале маленькими бликами, отражающими мягкий свет.

Аллана кокетливо улыбнулась хозяину бара. О, гражданки Империи – непостоянство имя вам! Этот кабатчик не так-то прост! Похоже, что он всегда просматривает местные новости, только как он угадал вкусы журналистки?

Я запустил горсть в тарелку, взял в пятерню арахис и отвалился на спинку кресла. Все, вот так бы и сидеть вечность, ни о чем не думая... А завтра проснуться в сточной канаве Екатеринбурга. М-да... Только как потом забыть Аллану, эту коварную сердцеедку?

Я ополовинил бутылку и задумался. Летная академия. Хм, гонки на флаейрах. Пьяная молодежь... Да, это был шанс. Стоило рискнуть.

Аллана, закрыв глаза, потягивала свое аруйцве.

Бесы заметно окосели. Все разом. Это хорошо. В конечном счете, если это не охрана гостиницы, а местные копы, то так им и надо! Впрочем, на дружелюбие местного населения тоже сильно рассчитывать не приходилось. Взявшись за вторую бутыль, я вдруг понял, что такой хитрющий демон, который запросто подмешивает пиво в лимонад для охранников, наверняка работает на спецслужбы Империи. Как же я сразу не догадался?!

Я вскочил из-за стола и крикнул:

– Аллана, кажется, нам пора освежиться!

Журналистка только улыбнулась.

Пьяные черти засмеялись. А за соседним столиком гулящая бесовка развязно мне подмигнула.

Э нет! Так не пойдет!

Я встряхнул одного из охранников:

– Подъем! Нас ждут великие дела.

– Да пошел ты, – ответил бес, икнул и добавил: – В Империю.

Банга заскулил и юркнул к проходу.

На нас стали оборачиваться.

Так, славно погуляли, нечего сказать! Осталось заблудиться в этом долбаном городе и подохнуть на улице от голода и террора вшей. Бр-р-р, какая мерзость!

– Ырккры, ты где, скотская твоя рожа?

– Тише. Не буянь. – Я ощутил на запястье бесовские пальцы Ырккры. – На самом деле я капитан Службы правопорядка. Бери Аллану и уходи. Я тебя догоню.

Я растерянно мотнул головою, сгреб свою журналистку в охапку и ринулся к двери.

– Смерть гражданам! – вдруг завопил один из посетителей.

Пока это был одинокий крик.

Я мигом представил, как местные алкаши могут повыскакивать со своих мест и, переворачивая стулья, кресла и столы, ринуться в атаку. И кой дьявол потащил меня в кабак?

– Молчать! – Ырккры вскочил на стол, и по бару прокатилось синее пламя.

Опля! То ли они все здесь колдуны и чернокнижники проклятые, то ли оружие у них какое-то нервно-паралитическое, но все бесы, как загипнотизированные, остались сидеть на своих местах. Никто даже не вскрикнул.

Я выволок Аллану на улицу.

Бог мой, гулянка уже набирала обороты! Это было заметно даже невооруженным глазом. Из-за забора выскочили накачанные и бритые под Котовского бесы в черной форме с черепами на петлицах. «Смертники, что ли? – подумал я. – Или очередные фашисты?»

– Бей трутней, спасай Матку! – закричали эти бойцы и обрушили дубины на припаркованные флайеры.

Хорошо праздник начинается.

Я швырнул Аллану в кусты, и сам метнулся следом.

Взрыв сотряс усадьбу. Сразу четыре флайера рвануло в клочья. Ничего себе молодежь развлекается!

Аллана помотала головой:

– Что, война началась?

– Ага, – буркнул я. – Великая имперская. Молчи.

Боевики нас не видели: слишком были увлечены погромом. Следующей мишенью стал тот самый дом, из которого мы чудом выскочили через черный проход. Штурмовики пальнули по окнам. Брызнули стекла. Изнутри кабака раздался все тот же пресловутый бесовской свист, и десятки синих прожекторов подсветили площадку вокруг дома. Зрелище было эффектным.

Бог мой, это же лучи файеров или бластеров!

Бритоголовые бесы, попавшие в свет, падали, корчились, хрипели.

– Нас предали! – закричали нападавшие.

И тут же со всех сторон появились флайеры. А из них вниз без всяких парашютов прыгали спецназовцы с оружием, которого я до сих пор еще не видел. Что-то отдаленно напоминающее автомат со стволом гранатомета.

Дай бог, чтобы это у них игра в Орленка была, а не очередной государственный переворот!

– Всем оставаться на местах!!! – взревели динамики.

Из зависших в воздухе флайеров одновременно выпала серебристая сеть. Странная такая: на защитников порядка она никак не реагировала, а вот штурмовиков хватала и опутывала по рукам и ногам. Через минуту пленных уже поднимали наверх в этих странных сетях.

Аллана молчала. Она смотрела во все глаза, нервно вцепившись мне в руку. Видимо, такое попрание прав граждан она видела впервые. Это она с бандитами водку не пила, не понимает, что некоторых из них даже могила не исправит. Им в сетях полетать – что раз от пола отжаться.

С другого бока притулился Банга. Пес поджимал хвост и жалобно скулил.

Да, попали мы. А все я виноват. Я же их сюда потащил. И что на меня накатило после этой дурацкой встречи с журналистами?..

Слава богу, через несколько мгновений все было кончено. Мятежников подняли в небо, посетителей бара вывели. И тут же точно по заказу здание забегаловки рвануло, словно в основание положили пару рюкзаков с тротилом. Вверх взметнулись танцующие синие языки пламени, а я аж перекрестился: «Надо же, как повезло. Еще чуть-чуть – и остался бы я в аду, червей местных кормить».

Рев флайеров заглушал стоны и крики раненых. В свете пожара я видел наших охранников – трезвых, как стеклышко. Они тушили пожар. Блин, да здесь все актеры!

Я поднялся с земли, чтобы нас заметили.

Аллана подозрительно согнулась пополам. Ее рвало, похоже, впервые в жизни.

Кто же знал, что бездушные могут оказаться такими впечатлительными? Или это на нее имперское вино подействовало?

Из горящего здания выводили последних пьянчужек с заломленными руками. Кабатчик был среди них. Ырккры появился за спиной, точно тень:

– Живы?

– Как видишь, – проворчал я. – Что, черт подери, здесь происходит?

– Ничего особенного. – Капитан тайной службы пожал плечами. – Под видом журналиста к вам проник один из участников повстанческого движения Люциф. Наивные, они полагали, что пеленгатор и трансформатор мыслеформ будет незаметен для нашей службы.

– Не понял?

Аллана поднялась с колен:

– Чего тут понимать? На тебя незаметно жучок нацепили, он и вызвал в тебе необоримое желание посетить пивнушку. А тут вас уже поджидали кабатчик и его друзья.

Плохо обладать низким уровнем интеллекта. Позорно, когда очевидные вещи тебе баба объясняет. Нет, жениться точно нужно на Наташке. А то потом всю жизнь майся чувством собственной неполноценности.

Банга все еще скулил и поджимал хвост.

Я потрепал пса по загривку:

– А знал бы ты, как мне это не нравится!

Ырккры вывел нас за военное оцепление, подальше от костра. И тут же на нас накинулась свора журналистов:

– Экстремисты требовали денег?

– Как вы оцениваете события?

– Что произошло?

Охранники появились мгновенно и оградили нас живой стеной.

– Значит мы – залог удачной охоты? – Я горько усмехнулся и посмотрел капитану бесовской тайной службы прямо в глаза.

– Да, это была ловля на живца, – пожал плечами Ырккры. – Пришлось рискнуть. Мы не могли вас предупредить, это сорвало бы всю операцию.

– С нами была женщина. – Я презрительно осмотрел капитана спецслужб.

– Если бы мы их не повязали здесь, веселье экстремистов продолжилось бы на Больших гонках и погибли бы сотни ни в чем неповинных жителей. Как бы ты сам поступил на моем месте?

– Так же, – вздохнул я. – Но праздник-то будет? Или это тоже была стратегическая ложь?

– Я сам отвезу вас на лучшие места. Отныне вы не просто почетные гости, но и полноправные жители нашего Королевства.

Вот спасибо, удружил. Всю жизнь мечтал получить паспорт с пропиской в аду. А что, глядишь, через пару лет привыкну. Свисту ихнему дурацкому научусь. Рога отращу. Ага, Наташка, поди, на Земле без меня сильно не скучает, не убивается, так что с рогами проблем не будет. Шерсть отпущу и заделаюсь местным аборигеном. Стану лучшим межгалактическим дальнобойщиком. Они небось и зарабатывают хорошо. Тьфу, лезет же в голову всякая дрянь!

Подогнали специальный флайер.

Я помог Аллане войти внутрь. Банга скользнул следом.

Мы поднялись в воздух.


Гонки по вертикали | За гранью игры | Doc019