home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Doc017

Я вынырнул из воды и фыркнул. Банга с сомнением смотрел на воду. Ему явно хотелось искупаться, но странные блестящие берега сауны пугали. Пес гавкнул.

– Иди, чего ждешь? – сказал я лохматому другу.

Банга завилял хвостом и прыгнул в воду, поднимая сноп брызг.

И уже через минуту я пожалел о своем приглашении. Такта у пса было как у авианосца в бассейне. Он все стремился доплыть до меня и ткнуться мокрым носом. Спасал, что ли? Ладно что хоть зубами за шкирку не хватал. А то из одежды на мне были лишь трусы. Но мешал Банга основательно.

Я подплыл к лестнице и поднялся наверх. Ступени были каменными, а не из арматуры, как в Екатеринбурге. И это было неудобно, ноги скользили. Я поднимался, держась за перила, и походил при этом на вальсирующую корову. Банга тут же последовал моему примеру, в три прыжка он очутился наверху и, отряхнувшись, улегся прямо на мое полотенце. Ну да, мы же боги!

– Банга!

Пес лениво скосил на меня глаза, но не пошевелился. Мне показалось, что в зрачках моего друга мелькнуло нескрываемое ехидство. Он же прекрасно понимает, что делает! Ну, погоди!

С криком «Отдай полотенце, не для тебя положено!» я кинулся на Банга. А пес подскочил, гавкнул, схватил предмет раздора в зубы и помчался вокруг сауны. Это, похоже, он опять решил лапы размять. Но я же не могу отряхиваться, как некоторые наглые боги!

– Отдай!

Банга отбежал, остановился и посмотрел на меня, точно он сама невинность. Я вдруг рассмеялся. Нет, все-таки как бы там ни было, на кого бы Аллана ни работала, есть у меня в этом безумном мире хотя бы одна родственная душа, которая меня точно не предаст!

– Банга, отдай по-хорошему!

Пес гавкнул и отскочил на безопасное расстояние.

Что, устроим марафон, бег с препятствием, да? Я с воплем кинулся отбирать полотенце. Банга, похоже, только того и ждал. На собачьей морде появилось выражение щенячьей радости. Банга вскинулся и помчался по скользкому полу вокруг сауны. Одного пес не учел: он был большим и мокрым. На повороте его занесло. И, царапая когтями шлифованные камни пола, Банга проскользил к воде.

Нет!

Через мгновение пес вместе с полотенцем плюхнулся в воду. Сам не «ам» и другим не дам!

Я вздохнул и сел на пол. Чего уж теперь. Все равно вытираться нечем. Выражение удовольствия на собачьей морде сменилось виноватым видом. Вот-вот, почувствуй муки совести, творец миров! Оставил хозяина мокрым. А если здесь сквозняки гуляют? Вот простыну, умру, и гибель эта ляжет на твои собачьи плечи... Ой, что это я? Откуда у Банга плечи?

В дверь постучали.

– Кто там? – автоматически спросил я и усмехнулся: «Только бы не журналисты! Хотя Аллана и есть журналистка... Забавная сложилась ситуация».

А вот в Империи никто в двери не стучал, нужды не было. Домашние компьютеры всегда заранее предупреждали о визитах гостей...

– Это я, Аллана. Дело есть. Можно войти?

Я торопливо бросился к шкафчику с одеждой. Вот еще не хватало, чтобы всякие интриганки меня мокрого разглядывали! Впрочем, Аллана меня уже видела в неглиже в собачьем раю, но все равно как-то неудобно.

– Подожди! – крикнул я и натянул штаны и рубаху. – Все, можешь входить.

Блин, до чего же мерзко в мокрых трусах!

Аллана появилась в дверях с огромной книгой. Форматом примерно шестьдесят на восемьдесят сантиметров. Солидный такой фолиант, только тонкий.

– Ну? – Я тряхнул мокрыми волосами. – Что стряслось?

– Меня предупредили, что сейчас начнется выпуск «Новостей».

– И что?

– Видимо, и нас покажут. Мы же знаменитости.

– Подумаешь, – буркнул я. – Меня уже показывали по телевидению. В разделе «Их разыскивает милиция».

Банга вылез наверх и виновато положил передо мной мокрое полотенце, мол, пользуйся, не стесняйся.

– Спасибо, дружище, я уж теперь как-нибудь сам обсохну, без твоей помощи.

Аллана посмотрела на меня с сомнением, покачала головой и открыла свою книгу. Это оказался странный такой ноутбук. Вернее телевизор. Хотя кто знает, какие функции может выполнять техника Чужих? Мне почему-то вспомнились сказки про колдовские фолианты, на страницах которых изображения всяких демонов оживали, корчили рожи и даже мило беседовали. Вот если бы я никогда не попадал в Империю, то так бы и помер атеистом, в священной уверенности, что сказки сочиняют от нечего делать. Может быть, вся история чудесных превращений, полетов на коврах-самолетах, гуляний под плащами-невидимками на самом деле является летописью контрабандных посещений нашей матушки-Земли разными учеными и шарлатанами из Звездных государств?

Как бы там ни было, в книге было около пяти страниц: плотных, толщиной с дамский палец. Впрочем, это были и не страницы вовсе, а жидкокристаллические мониторы. Я это сразу понял. Только нам бы одного хватило.

– Аллана, а Чужие что, жадины-говядины?

Моя журналистка приподняла бровь в немом вопросе.

– Хм... – Я замялся. Нет, дело продвижения развития исконно русского творческого осмысления реальности на самом деле процесс трудный: шаг вперед, четыре – назад. – Зачем столько мониторов, если их все равно можно смотреть лишь парою?

– А, это. – Аллана рассеянно махнула рукой. – Чужие – странные существа. Они не могут остановиться на одной информационной или развлекательной программе своего или мирового телевидения. Вместо того чтобы просмотреть что-то одно, а другое записать на матрицы, Чужие любят гулять по каналам, как будто за пару минут можно осознать поступающий вал информации и сделать из него логически правильные выводы. Нам сейчас это только на руку.

Я понял: бесы, они как люди. Похоже, и компьютеры придумали граждане Империи в пику бесовскому телевидению. Типа интеллектуал не должен лежать на диване и щелкать пультом, мол лучшее занятие для гражданина – сочетание развлечения с работой. Ну-ну, кто-то там из поэтов по этому поводу высказался: «Работай, работай, работай! И будешь с уродским горбом». Так оно и есть.

– Слушай, а обычного пульта управления у местных телевизоров нет? На фига листать мониторы, если можно менять каналы одним нажатием кнопки?

Аллана все еще была погружена в свои мысли:

– Что?

– Ничего, проехали.

Девушка мило наморщила носик, ну прямо как Наташка, когда что-то вспоминала:

– А, ты не понял, зачем много мониторов? Все просто. Пошли, сам все увидишь.

– Куда? – И тут я осознал, что приобщение к буржуазной, тьфу, к имперской культуре безнаказанно ни для кого не проходит.

Нет, что ни говори, когда долго никуда не выходишь, сознание начинает меняться. Вернее, лениться. «Ногами ходят только лохи», – начинает услужливо подсказывать тот самый мизерный, но пресловутый интеллект.

Мы вошли в гостиную и плюхнулись в кресла. В нормальные, человеческие, но я с тоской отметил, что мне больше нравилось, когда не я шел к креслу, а совсем наоборот.

Аллана так и несла свой ноутбук раскрытым, тыча в кнопочки пальчиком. И чего она хотела этим добиться?

Я поерзал. Сидеть в мокрых штанах – сомнительное удовольствие.

Наконец у Алланы что-то получилось.

Раздался громкий военный марш. Я аж вздрогнул. Вот, блин, черти, дают стране угля! Предупреждать же нужно, а то так дам дуба и не замечу.

Со свистом дурацкий ноутбук вылетел из рук Алланы, повис в воздухе, и девять мониторов выстроились квадратом во всю стену. Это как книжка-раскладка, только вот я не понял, как это с пяти страниц к нам раскрылось девять экранов. Все загадки у них, все тайны научно-технического прогресса. «Ладно, – решил я, – примем все как есть».

Мониторы засветились одновременно. И на каждом было новое изображение. Ах, вот оно в чем дело! Мне стало немного стыдно. Опять я вел себя, как последний дурак. Вот учит меня жизнь, учит не задавать дурацких вопросов, ан нет, все поехидствовать хочется, повыпендриваться.

Звука не было.

На одном из экранов появилась забавная заставка. На фоне летящих навстречу звезд появилось развевающееся знамя. Это было черное полотно с белым кругом в центре, а в том круге скалилась огненная гончая борзая.

Что-то это мне сильно напоминало.

О нет! Это же тот самый флаг, который висел в кабинете игры «Summer House», откуда я и спер малахитовый шар, превратившийся в Империи в хрустальный!

– Что это? – Я почувствовал, что в миг охрип.

Аллана вопросительно посмотрела на меня. Я ткнул пальцем в экран с развевающимся знаменем:

– Это имперское шоу?

Девушка как будто даже обрадовалась моему вопросу:

– Нет, это служба экстренных новостей Королевства Чужих. Программа называется «Вечность».

Аллана нажала кнопочку пульта, сжимаемого в руке, и развернула во всю стену именно тот монитор, на который я указал. Сразу появился и звук – бравая, бодрящая музыка. Что-то из тяжелого рока, наверное.

– Скромно и со вкусом, – автоматически отозвался я, но о своих мгновенно всколыхнувшихся подозрениях решил умолчать.

А складывалась очень любопытная картина.

Итак, если верить глазам и ушам, некий сумасшедший ученый Аррах (по кличке Жареный Арахис – добавил я мстительно) заслал на Землю матрицы с «Summer House». Через эти вонючие игры ученый воровал людей и смотрел, как они себя будут чувствовать после перелета сквозь космос. Аррах работал на Шеллеша, замышляющего военный переворот в Империи, то есть был гражданином. Замечательно. Откуда же в игрушке символика Чужих? Для воспитания священной ненависти к бесам на уровне подсознания, да? Или наоборот, Аррах на самом деле помогал Шеллешу лишь для создания смуты в Империи. А после переворота армия Чужих вторглась бы в страну, раздираемую усобицей и гражданской войной. А почему нет? Сколько раз на Земле люди сами проделывали такие трюки? И кто сказал, что все граждане поголовно не умеют чувствовать? А если Аррах – агент Чужих? Самый настоящий бес, прикидывающийся имперским подданным, что тогда?

Но и это еще не все. Аллана почему-то решила, что раз я попал именно к ней в руки, то эксперимент Арраха не удался, что в портале перемещения какая-то микросхема работает не правильно. Я же начал склоняться к мысли, что ученый проделал весь этот фокус не случайно. Почему на самом-то деле меня выбросило не на рудники, не на площадь города, не в тюрьму, не в открытый космос, а прямехонько в рабочую квартиру самой скандально известной журналистки Империи? Нет ли здесь скрытого подвоха? Если предположить, что Аррах работал на Чужих, то, раскрытие заговора Шеллеша журналисткой вполне могло входить в его диверсионную задачу. Почему нет? Может быть, Чужие не собираются вести войну, а лишь дискредитировать Империю в глазах вселенской общественности?

А еще я вдруг вспомнил то странное ощущение, когда внутри игры я неожиданно почувствовал себя драконом таким живым и настоящим, что мой учитель Ким, узнав о моих ощущениях, наверное, умер бы от зависти.

А что значит реплика Алланы: «Гхыры – наши друзья?» Гхыры – драконы-телепаты. А значит, чувствующие существа, наделенные душами, как я сам, как Чужие.

Сердце екнуло: вот оно! Я что-то нащупал. Может быть, не истину, но одну из разгадок.

Если гхыры – друзья, то Аллана – не совсем гражданка, или обладает особым статусом, или шпионка высокого полета.

Жаль. Я, кажется, привык к присутствию в своей жизни этой журналистки. Как бы мне не заскучать без нее...

На экране появилось лощеное, гладко выбритое лицо Чужого. Рога, выглядывающие из-под стильной прически, блистали позолотой. На носу красовались очки, на шее – бабочка, на пальцах – перстни. Типичный интеллигент из богатой семьи. Сама угодливость. Нет, не люблю я таких прихвостней, уж не знаю почему. Противно как-то. Мне даже вдруг захотелось вымыть руки с мылом. Но я себя одернул и остался сидеть в кресле.

– Сенсационные вести продолжают сотрясать наше Королевство. – Голос диктора был чуточку слащавым, но гипнотизирующим. – У королевы-Матки сегодня попросили политического убежища несколько граждан Империи. Похоже, что в Империи зреет революционная ситуация: интеллигенция покидает родину, свобода слова становится пустым сотрясанием воздуха.

Я сглотнул, во врет! Граждане к ним эмигрируют со страшной силою! Одна Аллана сбежала, а шуму – будто население пары планет переметнулось!

– Нашей съемочной группе, дежурившей в космопорту в ожидании прибытия консула с Зудеедуза, по счастливой случайности удалось отснять прибытие Алланы и некоего Ивана Соколова. Транслируем видео-ролик с места событий, – сказал диктор и исчез.

«Сейчас нас покажут», – понял я и завозился. Оно все ничего, да прибыли мы как-то не очень красиво. Впрочем, как бы там ни было, на самом деле по «ящику» меня никогда не показывали. А еще мне стало любопытно. Ведь не было у бесов ни видеокамер в руках, ни диктофонов! Охранники одни. И офицер вежливый. А, гляди-ка, репортаж уже готов. Да, быстрые ребята, ничего не скажешь!

И правда, показали нас с Алланой. Крупным планом. Ну вот, теперь я звезда межгалактического экрана! Голос за кадром прокомментировал:

– Сегодня известная в Империи журналистка Аллана попросила политического убежища для себя и своего друга Ивана Соколова – человека с Земли, которого незаконно телепортировали и собирались стерилизовать, так теперь называется антигуманная операция по отделению душ от физических тел.

Всплыло изображение спецназовцев в пуленепробиваемых жилетах и с огнеметами на плечах. Ну, может быть, не совсем так, но очень на то смахивало. Бесы в камуфляже – это смотрелось очень даже стильно. Мне даже показалось, что вояки эти рогатые для предстоящих съемок губы напомадили, щеки нарумянили, глаза подкрасили и ресницы тушью подвели. Уж больно их демонические рожи были выразительными, вот де мы какие крутые стражи закона. По журналистской версии встречали нас в военном порту и с помпой. Чего-то они подзабыли девок нагнать в юбочках из носовых платков, но зато в гусарских фуражках с плюмажами. Ну да ничего, и так сойдет. Боевой корабль, похожий чем-то на плоский треугольник, садился в центр окруженной площадки. Распахнулся люк, и мы с Алланой вышли из космической посудины. Мы оказались в рваных армейских мундирах с бластерами наперевес. Ни дать, ни взять – чистые кубинцы, воюющие за коммунизм у берегов Америки.

Я посмотрел на себя и чуть не фыркнул со смеха: рожа бандитская, взгляд как у чекиста. Аллана не лучше, просто мечта пламенного революционера!

Красота! Особенно если учесть, что везли нас в Изоляторе, попросту в отстойнике и вместе с мусором. Хм, да, умеют бесы всего лишь чуть-чуть навести глянца, а как сразу все засверкает, обернется неожиданным ракурсом. Хотя, честно говоря, пусть нас лучше увидят героями, прорвавшимся сквозь блокпосты Шеллеша, нежели жалкими трусами, путешествующими автостопом в мусоровозах. Психология, понимать надо.

В телевизоре к нам кинулись бравые бесы:

– Стоять, стрелять будем!

Аллана со всего размаха швырнула бластером о каменные плиты порта и вся стала излучать радость и восторг:

– Прорвались! Мы вырвались из этого Ада! Свобода!

Я же почему-то делал зверские гримасы и не ликовал.

Чего это бесы этим хотят сказать, что у меня такой низкий уровень интеллекта, что я даже не понимаю, как мне неслыханно повезло? Чего-то репортаж мне совсем разонравился.

Мелькнула световая полоса.

Я ожидал продолжения сериала. Интересно, что у них там еще смонтировано? Эротические зарисовки из личной жизни? Съемки фуршета во дворце королевы Матки? Принятие присяги на верность Чужим и слезы умиления на такой воинственной, почти и не на моей морде?

Однако я ошибся.

В кадре снова показался ведущий.

– Сегодня же из лап заговорщиков вырвались жена барона Шеллеша, господин Аррах – ученый, а также еще двое людей – жертвы зловещих экспериментов, которые Империя проводила в глубочайшей тайне от мирового сообщества. Нам удалось встретиться с беглецами. Они согласились дать короткое, но эксклюзивное интервью нашей программе.

На экране появились черноволосый мужчина и женщина. Они сидели в креслах студии и пили что-то из изящных чашечек. Комната была залита мягким зеленым светом.

Раздался рокот барабанов или тамтамов, или что там у них, и в свете вспыхнувших прожекторов появился очень упитанный, буквально лоснящийся самодовольством бес средних лет. Он был с небольшим брюшком. Костюм его поражал осязаемой дороговизной. «Аристократ, блин, а не репортер! Сейчас заявит, что ему нужно принять душ, выпить чашечку кофе, – подумал я и тут же добавил: – Ничего, буржуй, вот наши в деревню придут, все тебе припомнится!»

Где-то за кадром взревела массовка поклонников. Это у них новости или шоу с Сергеем Доренко? Впрочем, Доренко лучше, ближе, так сказать, к телу. Опять же, может быть, роскошь у них – только символ вкуса и ничего больше? А вдруг у Чужих богатство – это стиль жизни? Впрочем, я бы, наверное, обиделся, если бы на экране появились бомжи с вокзала и начали бы брать интервью у кого бы то ни было. Ладно, пусть лучше будет лощеный самоуверенный тип.

Итак, вот они, Аррах и жена Шеллеша. И популярный телеведущий. Весьма любопытно. Впрочем, если учесть, как здесь поставлен шоу-бизнес, возможно, все, что сейчас покажут, – спектакль, разыгрываемый по заказу королевы. А может быть, вообще нет ни людей, ни супруги мятежного барона. Забавно, что в Империи мне как-то ни разу не довелось столкнуться с киноиндустрией. Или граждане вообще не нуждаются в искусстве? А в новостях и сериалах нуждаются только бесы и люди, как наиболее низшие, неинтеллектуальные создания.

Свет лучами прожекторов выхватил затемненные углы помещения, явив зрителям еще трех участников шоу: длинноногую блондинку-дьяволицу, фривольно выгибающуюся в кресле, мальчишку лет тринадцати и... О нет! Я узнал третьего героя шоу с первого взгляда. Это был тот самый фашист, бандит, предводитель морддромских дельцов. Неужели фашисты работают еще и на Чужих? Вот это я влип по самое не хочу!

– Итак, представим наших гостей! – воскликнул ведущий бес. – Госпожа Лиррил – баронесса Веррев. Бежала от преследований собственного мужа Шеллеша. Личность весьма неординарная. В детстве она не раз исчезала из инкубатора, но Внутренняя Разведка и служба Безопасности Империи всегда ловили бедную девочку на подступах к государственной границе. А потом начались грязные и непристойные предложения со стороны Шеллеша и баронского окружения. Лиррил была вынуждена уступить силе и выйти замуж за барона. И вот теперь, когда открылась вся правда о злодействах и заговоре самого Шеллеша против законной власти Империи, Лиррил смогла вырваться из липких и похотливых рук барона.

Раздался шквал аплодисментов, свист, топот.

Дама склонила голову в знак приветствия.

– Господин Аррах – самая известная персона в научных кругах вселенной. Его исследования в парапсихологии, в изучении волнового облучения энергетическими частотами мысли и вербальных сообщений граждан и Чужих на материнские платы и даже матрицы принадлежащих им же компьютеров произвели революцию в эль-пси-квантовой механике и гигокибернетике. Смею напомнить, что именно Аррах вывел и доказал гипотезу зарождения эволюции вселенной. Теория, которая восхитила ученых Империи, нашего Королевства, Третьего Союза и Федерации гуманоидов.

Черноволосый мужчина поклонился.

Ему аплодировали тише и сдержаннее.

– Ну и наконец люди!

Раздался свист, топот, улюлюканье, прямо как на чемпионате мира по футболу. Разве только лозунги не скандировали типа: «Руки прочь от Земли!» или «Долой имперское бездушие!».

Ведущий бес поднял руку вверх, и закадровые эмоции стихли.

– Знакомьтесь. Барон Фридрих фон Шлиссенбург, кадровый военный Германии, страны на планете Земля.

Фашист поклонился.

Так вот ты кто, умник морддромский. Ладно, вселенная круглая, мы еще с тобою встретимся в темном переулке!

– Дэвид. Учащийся. Тоже землянин, но из страны Соединенные Штаты Америки. Несмотря на свой юный возраст, достиг больших успехов в области электронных технологий. Это благодаря его новейшим компьютерным разработкам Лиррил и фон Шлиссенбургу удалось вырваться из лап баронских прихлебателей.

Вот так. Как все, оказывается, просто. Инопланетяне воруют людей для опытов. Это нормально, но, оказывается, это не единичные случаи, а налажен целый конвейер экспорта землян. Или опять местные журналисты из мухи слона раздули? Но главное, главное: фашистов в Империи нет. Этот Фридрих на самом деле – обычный нацист и сбежал он с Земли. Можно вздохнуть спокойно. Хотя, что теперь о людях подумают и граждане, и Чужие, если всплывет античеловеческая суть немецкого барона?

Я сжал кулаки.

Аллана молчала.

– Госпожа Лиррил, вы обвиняете вашего мужа Шеллеша в совершении заговора против короны Империи. Что вами движет: личная неприязнь, желание мести или стремление к миру и гармонии во вселенной?

– Я сама выросла в Империи. Да, меня всегда ужасали экологические преступления наших чиновников, сброс отходов в реки и озера. Правительство оставляло зараженными радиоактивным облучением целые планеты, делая их закрытыми для туристов и граждан, но зараза распространяется уже и через вакуум. Господин Аррах знает, что мысль способна сформировать кислотно-щелочную среду за сотни парсеков от места радиационного заражения. В детстве в знак протеста я сбегала из инкубатора и хотела собрать единомышленников, чтобы единым фронтом выступить против потребительской политики Империи. Но служба Внутренней Разведки всегда стояла у меня на пути. В последние годы я боялась проговориться и выдать свои истинные намерения и планы вездесущим наушникам и шпионам. Тем более, что мой муж, при узурпации власти собирался продолжать колониальную политику под лозунгом: «После нас хоть Армагеддон».

«Красиво говорит, как по бумажке! – зло подумал я, разглядывая лицо баронессы, взятое крупным планом. – Что-то больно она красива для таких обвинений. Уж не подтасовка ли фактов, как в нашем с Алланой случае?

– Замечательно! – воскликнул ведущий. – Ведь это же здорово, что граждане Империи совсем не такие, какими их выставляют нам официальные службы занятости и эмиграции. Вот перед нами тонко чувствующая особа, готовая ради всеобщего блага рассказать миру правду о собственном муже. Это высший духовный подвиг: несмотря ни на что пожертвовать семьей ради истины, ради спасения вселенной. Это так трогательно! Так романтично!

«Ага, – подумал я, – какая прелесть! Внучка Павлика Морозова подросла. Ну ничего, бесы, ничего. При таком раскладе скоро из Империи и потомки Ивана Сусанина пожалуют. И стеньки разины не задержатся, и гришки распутины. Вот тогда и посмотрим, как вы запоете!»

Демонесса, до сих пор молча сидевшая в кресле, пошевелилась. Короткая юбочка поползла вверх, приоткрывая взорам зрителей соблазнительную картину. Оператор в студии немедленно направил камеру на эту диву. М-да, как-то все очень запущенно у Чужих с пониманием прекрасного. Хотя чего я брюзжу: ноги не кривые, не волосатые, не в татуировках. У нас самих на Земле что, разве лучше поставлен шоу-бизнес? Вот в Империи – там, да, – возможно, просто никто ничего и не заметил бы. Подумаешь, юбка слегка задралась? По меркам современной земной моды юбка изначально должна быть на ладонь выше от колена. Так что нормы этики и морали не нарушены. Впрочем, это как повернуть. Вот гражданки, те вообще из штанов не вылезают. Ну как же, удобство превыше всего! Даже не знаю, что лучше: кокетство на грани флирта или снобизм синечулочников...

И чего это меня на морализаторство потянуло, причем не в самый подходящий момент?

– Господин Аррах, каким образом заставил вас работать на себя мистер Шеллеш? Грозился ли он понизить уровень вашего интеллекта, сделать вам операцию по изъятию гипофиза или каких-то важных для вас чипов из головного мозга?

– Барон Шеллеш имеет другие способы убеждения, более весомые и действенные.

– Вы хотите сказать, что на вас было оказано неэтичное давление?

Аррах усмехнулся. Это была ухмылка демона. Так мне на мгновение показалось.

Стоп! Это Чужие – бесы, а Аррах, он из Империи. Не стыковались что-то мои ощущения с тем, что я видел. Никак! Добро и зло... Если их на самом деле не существует, то стоило их выдумать, чтобы две тысячи лет парить всем мозги! Аррах работает на ангелов, но люди для него как лягушки: режь, не жалко! Однако этот добрейшей души ученый вдруг переметнулся к плохим ангелочкам, но не к демонам. А потом просто предал союзников. Прелесть! Как-то все очень уж по-человечески. И после этого священники имеют наглость утверждать, что именно сердце человеческое предрасположено к греху и грязи. А наши боги-покровители, инопланетяне там разные – и с рогами, и с мозгами – просто кладезь добродетели, как я посмотрю!

– Расскажите, господин Аррах, в Империи и в самом деле ведутся противозаконные исследования, практикуются опыты, ведущие к ущемлению прав граждан, роботов, клонов и полукровок?

– А разве вы, господа, не ущемили моих прав? – Аррах зловеще улыбнулся в камеру.

Ведущий вдруг покрылся капельками пота. Бедняжка, как он, наверное, перепугался.

– Наше Королевство – оплот демократии. Нас всегда будут помнить по трем вещам: по Конституции, по лучшему во вселенной голографическому пятимерному телевидению с эффектом присутствия внутри реальности фильма и по гоночной команде «Чеккечские Красные Буйволы!» – Бес явно нервничал.

Демонесса тоже перестала томно выгибаться в кресле. Взгляд ее стал жестким, как удар хлыста.

Что-то в программе пошло наперекосяк.

– А разве я могу свободно в любое время покинуть пределы Королевства, не будучи при этом атакован патрульными и таможенными службами? – Аррах был невозмутим.

Так, это что-то новенькое. Неужели всякий, пересекший границу этого вселенского ада, остается здесь навсегда? Ой-ей-ей! Мне это уже не нравится...

– Вы в любое время можете отправиться в любую точку вселенной.

Телекамера скользнула по залу. Боги, какие напряженные и сосредоточенные бесовские морды! Похоже, здесь на слова типа «демократия» и «права кого бы то ни было», бросаются как разъяренные быки на красную тряпку. Что ж, запомним.

– Значит, я так же свободен и в праве принятия внутрь любых напитков? – Какое-то ехидство блеснуло в темных глазах ученого.

Что он задумал? Вон уже даже Лиррил нервно кусает губы.

– Чашку аркафе в студию! – крикнул Аррах.

Мне это почему-то сразу напомнило «Поле Чудес» в Стране Дура... то бишь, я хотел сказать в нашей стране, в России. Ну, телепередача такая есть.

Зал дружно охнул.

Ведущий бес стал бледным, как полотно.

– Заметьте, – Аррах задумчиво накручивал на палец прядь своих черных волос, – я не прошу принести чесночной выжимки с гумрой, осиного экстракта или просто ладана.

– Но... Но аркафе – тоже наркотическое вещество, – пролепетал ведущий, как-то весь съежившийся и побледневший.

А ученый вдруг хлопнул себя по коленке и рассмеялся в мертвой тишине:

– Вот видите, каждого можно чем-то напугать. И для этого вовсе не обязательно прибегать к прямым угрозам.

Секундная пауза. Видимо, черный юмор до бесов доходил медленно. А потом зал буквально взорвался аплодисментами и воплями восторга, типа: «Аррах – гений!» и «Да здравствует Аррах!»

Я, честно говоря, толком ничего не понял. Только почувствовал, уловил по резкой смене настроений, что Аррах тонкий психолог бесовской души, что буквально секунду назад он заставил сотни Чужих испытать прилив страха за то, что их демократия не всемогущая. Ученый двумя-тремя фразами разогнал по венам рогатых и сытых балбесов адреналин. Конечно, я не понимал всех тонкостей этого дурацкого диалога, но эффект разорвавшейся бомбы был очевиден.

Вот, значит, кто стоял за моим появлением в этом мире. Да, это серьезный соперник. Очень. Такому палец в рот не клади.

Аррах тем временем вскочил с кресла, подбежал к перепуганной демонессе, уже не изгибающейся в кресле, а растерянно лупающей большими голубыми, возможно, с контактными линзами, глазами. Взяв бесовку за руку, ученый спросил:

– А если бы Шеллеш пригрозил уничтожить вашу мать, сестер, братьев, вы бы стали с ним жить, вы бы вышли за такого тирана замуж?

– Ну... – Демонесса пришла в полное замешательство, точно восемнадцатилетняя студентка, не знающая домашнего задания. – Так ведь есть закон, Конституция.

– Нет, вы ответьте. Или вы живете с нелюбимым, или ваших родных немедленно убьют у вас же на глазах, и никакая Конституция не поможет, потому что власть – это именно тот самый злодей, который склоняет вас к близости. А еще вы точно знаете: откажитесь вы сейчас, и родственники погибнут зря, потому что такие влиятельные люди, как бароны никогда просто так ни от чего в своей жизни не отказываются. Это закон. И вы его знаете. Вы можете принести свою мать в жертву, но это ничего не даст. Итак, ваш выбор.

– Так ведь нет выбора-то. – Демонесса жалко улыбнулась. – Придется жить с этим чудовищем.

– Вот! – Аррах поднял вверх указательный палец. – Я надеюсь, что достоверно отразил все методы воздействия господина Шеллеша. А является ли это психологическим давлением, уж не мне решать.

– Смерть Шеллешу! – взревели в зале.

Ведущий побледнел. Видимо, создание таких воинственных настроений не входило в его планы. Я смотрел, как бьется жилка на виске Чужого, как дрожат на его лбу бусинки пота и думал: «Куда же нас занесло? Уж не поменял ли я шило на мыло?.. „Мы говорим Шеллеш, подразумеваем Чужие; мы говорим Чужие, подразумеваем Шеллеш“. Или Чужие просто не хотят войны? Или хотят, но не сейчас?»

Телевизионная картинка вдруг сменилась. Люди и бесы исчезли. На мониторе улыбалась новая журналистка:

– Вы просмотрели материалы, связанные с появлением в нашем Королевстве беженцев высокого имперского значения. Нарушение вселенского конвента о не использовании в глобальных опытах существ с малым интеллектом, но обладающих душами, должно заставить наше министерство Внешних Сношений пересмотреть некоторые свои положения. Как стало ясно, имперские теневые магнаты не гнушаются ничем. Мало того, что вблизи наших границ появилась вот уже третья мертвая планета, из которой буквально выкачали мирлин, нефть, а также весь озон, так внутри Империи еще совершаются военные заговоры и преступные исследования. Конечно, никто не зовет в Экологический Поход против чиновничьего беспредела Империи, но все же подобный разворот событий болью отзывается и в наших сердцах... А теперь поговорим о делах культуры. Сегодня состоялась пресс-конференция с виртуальным монографистом Ориммиро. Этот молодой и очень талантливый художник работает в стиле нео-пост-экологизма. Вчерашнее открытие выставки «С надеждой – в будущность», на которой были представлены работы скандально известного Ориммиро, вызвало в культурное среде нашего королевства целый ураган взаимоисключающих мнений. Основной конфликт возник вокруг вопроса понимания творчества виртуально-эвристическим методом с эго-эмпирических позиций. Как высказался сам художник, «далеко не каждый индивид может побороть превалирующую тенденцию парадоксальных эмоций и трансформировать чувственно-аналитическое восприятие окружающей среды в логистико-эмоциональное. Несмотря на кажущуюся близость понятий, в понимании моего творчества важны именно едва уловимые акценты восприятия».

Аллана отключила монитор и посмотрела на меня так, словно я был предметом. Ага, и тебя, голубушка, проняло! И где же теперь хваленый интеллект и железная воля к победе?..

Вслух я, конечно, ничего не сказал.


Doc016 | За гранью игры | Папка «Recent»