home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Doc001

Их было двое. Они стояли ко мне спиной и тихо переговаривались. Униформа у них была странная: какой-то легкий металл, вроде пластика. По крайней мере это точно была не ткань. Я даже немного позавидовал этим парням. В руках обоих были опущенные бластеры. Впрочем, я впервые видел такое странное оружие, чем-то напоминающее самодельный обрез с дулом автомата и с двумя рожками по бокам, предназначенными, видимо, для патронов. Наивный, как я заблуждался! Просто счастье, что в эти мгновения я ничего не знал об этом оружии и был беспечен.

Нет, я не попросил у охранников закурить. Я ведь даже не знал, поймут ли они меня и курят ли здесь вообще. Я напал. Холодно, расчетливо, как учил старик Ким, бежавший много лет назад из Кореи, да так и оставшийся у нас, в России, навечно.

Я почувствовал, что тело мое стало стальной пружиною. Мгновение, и перед глазами возник образ Красного Дракона. Настоящего, дышащего серой и огнем. Я ведь пять лет учился правильно представлять это чудовище и теперь не боялся, а даже любил плавную кошачью грацию этого мифического зверя. Мой личный дракон сильно отличался от китайских и геральдических. Я представлял себе именно живое существо, с крыльями, которые могут поднять огромное тело в воздух, с лапами, которыми ходят: со всей детальной анатомией живого существа. Я даже знал, откуда и почему в желудке дракона вырабатывается ядовитая струя газа, которая самовозгорается при выдохе, если дракон рассержен или вынужден защищаться... Впрочем, драконы извергали пламя и при чувстве страха. И паранойя, бывало, косила их иногда, но лишь потому, что у них был разум более гибкий, чем человеческий, более жесткий, но в то же время более любвеобильный. Этому восприятию мифических зверюг меня тоже Ким научил.

Кажется, я даже зашипел, потому что один из охранников почему-то обернулся. Мгновения превратились в вязкую кашу. Я знал, что от моей скорости и точности зависит, кто выйдет из этой схватки живым. Я увидел глаза врага: голубые, холодные, как лед.

Я уже занес хвост для удара. Конечно, это была моя нога. Но я тогда об этом не думал. Ким говорил, что нужно слиться с драконом на уровне сознания, и мышцы сами сделают свою работу. Так оно и было. Я видел мир глазами дракона, я чувствовал и действовал совершенно не по-человечески.

В округлившихся глазах охранника метнулся ужас. Он даже не попытался воспользоваться бластером. Удар моим шипастым хвостом сломал человека пополам. А из пасти в то же мгновение вырвался огонь. Второй противник умер на развороте три четверти. Он уже испугался и стрелял, но меня перед своей гибелью так и не увидел. Странно, что я не слышал грохота. Только заметил метнувшийся по стене луч. Все было кончено.

Еще несколько минут я тревожно сопел, чувствуя ноздрями свой специфический драконий запах. А потом перед глазами поплыла легкая поволока. Раньше такого со мной не случалось. Но раньше мне и убивать не приходилось. Никогда.

Я прислонился к стене и осмотрел поле битвы. Впечатляющее зрелище. Вот это да! Я не верил своим глазам. Один человек был разорван пополам и лежал в луже крови, а второй походил на запеченную тушу. Что же это такое? Я хотел только оставить этих бедолаг без сознания и пройти. А получилось так глупо. И так страшно. Чем же это я их так? Неужто, правда, слился сознанием с драконом? Я облизал пересохшие губы.

Как бы там ни было, нужно было торопиться. Судьба забросила меня, черт знает куда. Я никогда раньше не видел такой униформы и бластеров. Может быть, это вовсе и не люди?

Я покосился на оплавленную стену, на ту, по которой секундою раньше метнулся луч бластера. Бог мой! Даже огнеметы не прожигают сталь толщиной в десять сантиметров! Представляю, что было бы со мной, если б «закопченный» успел меня задеть! И зачем здесь нужны стальные стены? Где я? В большом сейфе?!

Я вытер со лба холодный пот, прихватил оба бластера: один из них повесил за спину, как автомат Калашникова, второй осмотрел, нашел рукоять, клавиатуру, маленький жидкокристаллический экран, в котором отражалась вся комната, и красную кнопку, видимо, заменяющую спусковой крючок. Какая-то смесь цифрового фотоаппарата и пистолета. Я навел прицел на разорванного стражника. На мониторе вспыхнули слова: «Противник убит». Ах, вот в чем дело! У них было преимущество. Вот почему первый обернулся, а второй сразу начал стрелять: все отражалось на мониторах! И мое счастье, что первый страж не увидел угрозы в безоружном человеке. Только вот как они меня увидели на этих мониторах, если их бластеры были опущены? Видимо, и в одежде были какие-то датчики.

Стоп! Монитор писал по-русски! Вот это вляпался! Похоже, занесло на секретный объект, и я только что своими руками убил новобранцев. Впрочем, тот, который не обгорел, выглядел лет на тридцать с гаком. Слабое утешение, но все же это были офицеры, а не юнцы.

Из комнаты вели две двери. Я появился как раз между одной из этих дверей и охраной. На счастье, позади людей. Стало быть, в эти двери и входить безопаснее, но они и важнее – секретнее. Я колебался. Все равно придется прорываться сквозь патрули. А комбинезон из легкого металла мне не достался: оба оказались окончательно испорченными. Я знал, что если не загляну сначала в эту дверь, которую охраняли, то потом умру от любопытства.

Чего уж там, какие приличия?

Я распахнул дверь ударом ноги и кубарем вкатился в комнату.

Ничего. Лишь гудит кондиционер. И темнота.

Несколько мгновений я лежал, ожидая удара с любой стороны, пока не спохватился и не глянул на подсвеченный изнутри экран бластера. Передо мной было миниатюрное изображение кабинета без окон. И никого вокруг, ни единой души.

Я сконфузился и встал. Как только я поднялся на ноги, сразу же вспыхнул свет. Я выстрелил, но потом опомнился и едва не захохотал над собственной глупостью. Надо же: это свет выключался автоматически, когда человек выходил или ложился. Видимо, здесь не предусмотрено чтение лежа.

И почему медлят другие охранники, если у них такая сеть слежения и уровень комфорта? Впрочем, если это наши, русские, то все понятно: пьют где-нибудь в вахтерке.

Я огляделся. Ничего сверхъестественного. Обычный кабинет военного начальника. На стене висел странный флаг. Я никогда такого не видел. Это было черное полотно с белым кругом в центре. «Белое солнце пустыни! – Усмехнулся я. – Господин Сухов вернулся». Шутки шутками, а в круге был нарисован огненный зверь. Вот зверюга меня смутила окончательно. Ладно бы там единорог – у какого-то богатого генерала крышу на почве всеобщей «толканутости» снесло напрочь, так нет же! Это была гончая борзая. Не волк, не лев, не орел и не медведь. Мне было бы легче увидеть даже кабанью морду или зеленую ящерицу, но никак не борзую. Черт, во что же это я вляпался?

В углу кабинета висел огромный парадный портрет. Незнакомая личность с выражением скуки на бородатой физиономии взирала на мир снисходительно и добродушно. Понятно: президент местный или вышестоящий начальник. Я подошел к картине, страшась увидеть вместо полотна и красок какие-нибудь чипы. А что? Если ребята обзавелись таким оружием, почему бы им голографические телефоны не установить? И что это глаза президента так пристально на меня глядят? Уж не камера ли слежения? Я прыгнул и двумя короткими очередями ослепил нахального бородача. Эх, сдают нервы! Хорошо еще, что бластеры палят абсолютно бесшумно: только лучи прожигают дыры, и запах гари потом висит в воздухе.

На столе лежали бумаги. Обычные распечатки на лазерном принтере. Компьютер бессовестно дрых. Монитор мерцал розовой лампочкой, но оставался черным.

Уф! Это обычный нормальный мир. Ребята просто развлекаются, играют в передовые технологии. Зря я тех двоих грохнул. Выяснилось бы все, взяли бы подписку о неразглашении, продержали бы с месяц и отпустили... Наверное. Но, видимо, шестое чувство подсказывало: «Что-то здесь не так!»

На столе стояла хрустальная пепельница, но без окурков и на подставке лежал темно-зеленый каменный шар размером с мой кулак. Я в геологии не силен: то ли малахит, то ли нефрит – камень был непрозрачным и с черными венами прожилок. Безделушка. И все же именно шар привлек мое внимание. Не задумываясь, я сгреб игрушку и запихнул в карман. Получилось не эстетично, но руки должны быть свободны на тот случай, если вломится охрана. Больше смотреть было нечего. Разве что сейф взорвать?

Огромный ящик с цифровым кодовым тройным замком высился напротив платяного шкафа-пенала. Я задумчиво погладил бластер и сделал три коротких очереди, надеясь просто прожечь металл насквозь. Сейф не поддался. Это был какой-то тугоплавкий сплав. Все продумано. Даже не верится, что все это обустроили наши русские ребята, а не какие-нибудь пунктуальные бюргеры с берегов Рейна.

Пора было уходить.


Коридор. Второй. Третий. Что за черт? Ни окон, ни стражи. Мертвая тишина. Одни только двери: странные – овальные, как в космических кораблях, без ручек, да и видны в стене лишь по выступающему ободку и по красным кнопкам с символическим изображением открытой ладони. Бред какой-то! Это даже не коридор, а тоннель какой-то. Все тускло блестело в свете ламп, прямо как в метро. Все какое-то мертворожденное. Ни пылинки вокруг! Ни тебе паласа или дорожки под ногами, ни прилепленной жевательной резинки, ни случайного «бычка» в углу, ни даже обычной мусорной корзины! Совершенно не по-русски!

Меня стали одолевать нехорошие предчувствия. Мгновенно припомнились дешевые журналы: «Очередную женщину похитили пришельцы из летающей тарелки. Дама не только излечилась от насморка, плоскостопия, артрита и рака легких, но и через девять месяцев родила мальчика с необычной, конусовидной черепной коробкой». Но я-то – мужчина! Зачем я инопланетянам?

Память тут же услужливо подсовывала другую статью: «В редакции находится Андрей, который вошел в контакт с инопланетным разумом и из умирающего инвалида превратился в пышущего здоровьем богатыря. Вы можете убедиться в этом сами, просто сличив фотографии, разница между которыми – семь месяцев. Согласитесь, что за такой срок настолько ни один простой гражданин, если только он не является волшебником, измениться не может». Ладно, спасибо, что хоть мужики в этих тарелках не беременеют. Я усмехнулся собственным мыслям: «Интересно, а за убийство двух военнослужащих, что мне здесь светит: девять граммов в сердце, петля на рее или небо в клетку»?


Седьмой уровень | За гранью игры | Doc002