home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Скрытый файл административного доступа.

Огонь весело трещал под старым котелком и распространял вокруг довольно сомнительные запахи.

Шеллеш сидел на камне, обхватив голову руками, и напряженно думал. Ситуация складывалась безвыходная. Предательство жены должно было иметь причины и следствия. Кто-то давно подсиживал барона. Только вот кто? Пиррий или Аррах? Или сама Лиррил все это время тайно рвалась к власти? Но ведь она и так была баронессою... Неужели во всем виноваты люди? Стоило землянам появиться, как привычный здравый уклад жизни рухнул! Неужели всю эту тину и грязь потаенных желаний подняла инфекция человеческих душ, та самая, которой так боятся в Империи? Всего трое прошли через преграду, а четвертый вернулся на Землю и сгорел. Всего трое, и один из них – мальчишка, а скажут, скажут, что их было четверо! Святая Инквизиция не поймет этого, спишет на злоумышленное употребление власти в корыстных интересах. Ладно, один человек прорвался через Блокиратор, но четверо – и все стремились попасть в одно место – нет, не доказать свою непричастность, не выкрутиться! А время идет. Минута за минутой выстукивают смертный приговор.

Наверняка фон Шлиссенбург с Лиррил уже захватили власть...

Или их опередил Пиррий? Или Аррах? А может быть, подсуетился Зуппуз? Эта змеюка, коварный генерал, мог и не такое выкинуть, но приходилось терпеть его при дворе: как-никак, а лучший советник и специалист по подлостям, после Арраха и Пиррия, конечно. Ведь это Зуппуз три года назад придумал, как можно было обойти сухой закон.

Император тогда издал указ, предписывающий не употреблять горячительные напитки: портву, вейру, перуйю, винку, похмелийку, рэйкву, вмодру и даже янокон. Аркафе, как наркотический стимулятор слабого воздействия был разрешен, но вот синтетические травы, сорбониты и шушейана, а также геройнит и динамит оказались вне досягаемости граждан. И, как следствие, первыми понесли убытки публичные дома и частные торговцы.

Экономика Веррев на самом деле никогда не опиралась на добывающую промышленность, ведь ресурсы планет далеко не бесконечны. Что уж там говорить: треть военного бюджета баронета являлась выручкой с продажи алконитов.

Вот Зуппуз не просто закрыл глаза на подпольную торговлю, но еще и догадался взимать подоходный вмененный налог и налог с продаж именно с контрабандистов! Когда Шеллеш узнал о подобном беззаконии, творящемся у него же под носом, то первым делом хотел сместить генерала. Но на закрытом экономическом координационном совете вдруг выяснилось, что только нелегальные деньги и держали трещащий по швам государственный бюджет. Всплыло, что за чертой бедности оказались не только био-роботы, электрическое питание которым просто отрубали, но и клоны, и даже граждане с двухсот процентным уровнем интеллекта! Все служащиеся, находящиеся на дотации из федерального бюджета Империи, а также учителя и врачи, получающие зарплату из баронского резервного денежного фонда, оказались зависимыми от «грязных» денег.

– Чушь! – кричал тогда Шеллеш с пеной у рта. – Мы будем строить города на планетах. Мы поднимем там экономику!

– Разумеется, – ответил генерал Зуппуз. – Только сначала здесь, на ближайших планетах, а потом и в Уойте передохнет вся интеллигенция. Они-то ни воевать, ни торговать никогда не умели. Они знают только коды страховых полисов и социальных пособий по безработице. Можете отстранить меня, давайте. Посмотрим, где вы возьмете деньги уже через пару месяцев!

И что самое смешное, Зуппуз оказался прав: без генерала действительно невозможно было выкрутиться из разразившегося через неделю экономического кризиса на Морддроме. И именно налоги с незаконных финансовых операций позволили баронету не рухнуть в долговую яму, а даже увеличить ассигнования на содержание армии и научных исследований. А Пиррий и Аррах появились на Верреве много позднее.

Значит, Зуппуз. Что ж, он давно положил глаз на баронскую корону. Возможно, все происходящее – это последствия именно его тонкой политики и детального астрологического расчета влияния душ транспортированных людей на психическую неустойчивость Лиррил. И раз до сих пор спасательные поисковые шлюпки не появились, значит, в баронете уже свершился военный переворот.

Если во главе станет Пиррий или Аррах, можно ожидать взрыва Морддрома. Если к власти прорвется Лиррил, то Шеллешу светит почетное пожизненное заключение. Но если Зуппуз... Генерал скорее всего выждал бы пару дней, а потом, после раскрытия заговора по свержению императора, совершенно случайно обнаружил бы законного барона и передал бы его в руки Военного Имперского Трибунала как мятежника и заговорщика. Это было вполне в духе и традициях Зуппуза.

В общем, что бы сейчас ни происходило в Уойте на далекой планете Веррев, все это вело к одному исходу. И, пока еще не слишком поздно, нужно бежать за пределы Империи! Какая разница, кто предаст: жена, генерал, советник или ученый? Главное, что никто из них не станет действовать во вред себе, а сам Шеллеш – козырная карта в руках любого из них. Даже Аллана может извлечь свою выгоду из этой ситуации.

Шеллеш вздохнул. Зачем нужно было приближать к себе этого Фридриха? Ах, какое сходство судеб: два барона со схожими именами. Подобное привлекает подобное. Брависсимо! Вот он главный закон людей: подобное вытесняет подобное! Сын убивает отца, а брат – брата. Похоже, что души стремятся к расширению сферы своего влияния. Одна душа человека непременно жаждет поработить другие. Любовь, ненависть, злость, радость – это вовсе никакие и не эмоции, это цепи, которыми души одних держат в подчинении других. Все люди – вампиры. Ах, они не могут жить без любви? Ложь! Люди не могут не мучить других. Именно садомазохизм и есть человеческая любовь!

Муррум чесал свои гремлинские лохматые уши и помешивал кипящую воду. Он ни о чем не думал. Его миссия была провалена. В воротнике рубашки была аккуратно зашита капсула с цианистым бромидом. Смерть не страшила разведчика и не пугала, но и приближать ее вовсе не хотелось. По крайней мере здесь, на заброшенных рудниках Морддрома, искать двух отшельников даже с помощью общего сканирования поверхности и при наличии разведывательных шлюпок можно очень долго.

В котелке варились пять лягожаб – жирных, наваристых, не каких-то там синтетических, а настоящих. У лягожаб было нежное розовое мясо, правда, приходилось выколупывать его из-под рогового зеленого панциря. Эти панцири воняли тиной, но само мясо было восхитительным. Муррум ловил лягожаб с самого детства. Это в Империи граждане редко выходят за стены своих рабочих квартир и почти не отрываются от мониторов и даже не знают, что можно есть травы и зверей. Сам Муррум вырос в племени Сам-Собе, что обитало на южном материке планеты Аммар. Аммар, как и все четыре Ловельские системы из созвездия Диких Кабанов, никогда не входил даже в зону сферы влияния Империи. В Смутные Столетия Сизой войны, когда бездушные граждане начали оттеснять душевных Чужих, когда мир раскололся на союзы и группировки, именно вождь Сам-Собе возглавил Первый Союз всех разумных существ, обладавших разными формами душ и энергопсихических аномальных возможностей. С человеческой точки зрения Первый Союз объединил драконов – гхыров, демонов – от мелких бесов до джинов, чудовищ – от пещерных троллей до мутантов, а также волшебные племена эльфов и фей. Но это с земной точки зрения. На самом деле все эти народы не воплощали в себе идей добра и зла – они просто жили и давали жить другим. Именно тогда Империя и создавала на земле религиозную пропаганду всех экстремистских учений. Император внедрял в сознание людей страх перед всеми представителями Первого Союза и выставлял себя самого в роли бога.

Сизая война, как известно, закончилась поражением Империи. Оттого исследования душ были свернуты и заблокированы. А Христос, вознесшийся на небеса, так больше и не показался. Дальнейшие видения богов и демонов у всех землян: от Петра, Пап Римских, Жанны Д’Арк и до всяких Нострадамусов и Ванг – дело рук Чужих. Может, оттого Святая Церковь все эти тысячелетия так пророчила приход власти тьмы. Впрочем, самим-то Чужим людские души как раз не нужны. Это император был ловцом и исследователем, а у Чужих такого добра – хоть завались. Но истории с покупкой душ господином Мефистофелем имели под собой реальную основу.

Граф Махиней, состоящий на действительной имперской службе, не раз посещал Землю и покупал у людей их души. Ученым Империи требовалось, чтобы души боялись, но следовали в кабинеты ученых по энергетическим каналам, которые умирающим почему-то всегда казались длинными тоннелями. Впрочем, это и были силовые изоляторы. Практика показывала, что убитые души метались и рвали энергетические каналы, а «проданные» осознавали свою беспомощность и покорно следовали в указанном направлении – тоже закономерность, так и не нашедшая в Империи логического обоснования и базисного научного подхода. Самое смешное, что у Махинея был выбит глаз во время Сизой войны и граф наотрез отказался воспользоваться синтетическим белковым регенерирующим усилителем восстановления живой ткани. Операция по выращиванию живого глаза без вмешательства нейрохирургии класса «А-сверхсекретно» и дала этот жуткий эффект: один глаз Махинея стал зеленым, а другой коричневым, хотя от природы граф был вообще сероглазым.

Кстати, это именно Махиней научил французов кушать устриц, он же подкинул и идею создания майонеза. Так что не один Аррах путался с людьми.

А потом, как это всегда и бывает с существами тонкой душевной организации, Чужие, гхыры, джерды, деры и прочие племена просто перегрызлись между собой. И священный Союз Свободных Народов развалился. Гхыры, к примеру, вообще решили выйти из состава всех международных организаций и жили там, где им нравилось. Эдакие вечные жиды, только не проклятые. Возник Второй Союз, но и он продержался недолго. Чужие остались одни.

К моменту рождения Муррума, наиболее сильными соперниками Империи могли бы стать Федерация гуманоидов и Третий Союз. Но открытых войн больше не было – лишь идеологическое противостояние, так называемое Ледяное Молчание, длившееся триста сорок галактических лет. В условиях взаимной глухой ненависти Королевство Чужих и Империя подписали пакт о ненападении, а также о гуманном обращении с существами с более низким уровнем интеллекта.

И вот теперь заклятые враги, гражданин Империи Шеллеш и Чужой Муррум, сидели на скале Морддрома и ели суп из лягожаб. Из одного котелка, между прочим.

– Слушай, Муррум, – помялся бывший барон, – мы вот тут с тобой сидим, прохлаждаемся, а там на Верреве кто-то уже власть захватил. У меня есть подозрения, что это землянин Фридрих фон Шлиссенбург.

– Ну и что? – Альфодролль пожал плечами и подцепил щепкой, очень напоминавшей ложку, лягожабу пожирнее. – Что ты предлагаешь?

– Нельзя просто ждать неизвестно чего! Пока мы предаемся меланхолии, враг не дремлет. Люди – это такие твари, которые не постесняются бомбардировать Морддром до полного уничтожения всей планеты!

– Ты хотел сказать: до смерти барона Шеллеша, – ехидно уточнил Муррум.

– А хоть бы и так! Знаешь, сколько стоит моя жизнь?

– М-да... – Альфодролль гортанно рассмеялся. – Успокойся, непоседа. В баронете инфляция. Кредитование под залог жизни особо важных чиновников свернуто.

– Ты... Ты... Да как ты смеешь?

– А почему нет? – И Муррум заглотил свою лягожабу. – Вот почему мы всегда будем побеждать вашу вонючую Империю. Это же вы клоны и роботы. Там, где нет души, нет ни сострадания, ни взаимопонимания, ни чувства юмора. И всем правят расчет и интеллект. В общем, зоопарк для проживания таких умников, как ты.

– Это еще почему зоопарк? – возмутился Шеллеш.

– А разве нет? – Прищур глаз альфодролля стал желчным. – Вот тебя свергли, и что от этого изменилось? Популяция баронов пресеклась? Чушь. Мы-то хоть понимаем, что вписываемся в рамки огромной игры под названием жизнь. Все роли расписаны, но если вдруг происходит сбой в программе и герой не оказывается в нужном месте, знаешь, что происходит?

– Конечно. Империя спасает этого героя.

– А вот и нет! Место героя занимает другой, исполнявший ранее роль запасного, неудачника. И называется это закон притяжения жизни.

– Слушай, чего ты выделываешься? В твоих словах есть логика, но она ущербная, не имеющая ничего общего с реальным положением вещей.

– Ну конечно. – И Муррум тряхнул сальными прядями волос. – Расскажешь это своему императору.

– Помоги мне, – униженно попросил барон, уже не зная, чем крыть. – И себе тоже. Меня ищут. Ты не знаешь всех этих дельцов. Они Империи не пожалеют, чтобы только до власти добраться.

– Вы сами открыли людям двери в свой мир. – Муррум задумчиво облизал импровизированную ложку. – Винить некого!

– Пожалуйста. К людям присоединилась Лиррил. Моя жена. Я не понимаю почему. Мне нужно выжить и поговорить с нею.

– Что? – Альфодролль выронил из рук щепку, заменявшую ложку. – Гражданка переметнулась к землянам? И тебя это волнует?

– Да. Волнует, – сказал покрасневший барон.

Стыдно было признаваться в том, что с некоторых пор Шеллеш стал испытывать разные чувства. Вот уже, наверное, часа три подряд. Стыдно, но необходимо. Иначе, и барон прекрасно понимал это, помощи от Муррума не дождешься.

– Хм, это уже любопытно. – Альфодролль почесал за ухом. – Но я действительно не знаю, куда нужно идти. Это заброшенные рудники. Я даже сомневаюсь, существует ли на этой планете разумная жизнь.

– Мы на Морддроме. Где-то недалеко от Дроорда. – Барон напряг память. – К северу от города. Восемь часов учебного перехода.

– Откуда такая точная информация? – Муррум не поверил собственным ушам.

– Это место, в котором мы тебя запеленговали вчера, если, конечно, ты не поменял место своей вынужденной ссылки.

– Что ж ты все это время молчал, кретин? – Альфодролль заметно оживился. – К черту эту скалу и лягожаб! Скорее. Ты прав: чем быстрее мы войдем в Дроорд, тем скорее покинем эту планету.

– Но восемь часов перехода можно и не выдержать, – напомнил Шеллеш.

– Ну и оставайся, – пожал плечами Муррум.

– Постой, я пошутил... – И барон вскочил с места. – Да погоди же!

Муррум резко затормозил и, обернувшись к Шеллешу, холодно сказал:

– Так и быть, сжалюсь над тобою. Хотя и не стоило этого делать, жалкая ты пародия на гражданина! Только за все в жизни приходится платить.

– Я готов на все!

– Ты откроешь мне секрет противоядия. Ты вернешь мне нормальный облик и остановишь мутацию, понял?

– Но ведь на это способен только Аррах.

– Меня это совершенно не волнует.

– Ладно. Я согласен. – Вид у барона стал жалким, точно у воробья, угодившего в лужу.

Шеллешу впервые кто-то диктовал свою волю.


Папка «Program Files» | За гранью игры | Папка «Personal»