home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Скрытый файл административного доступа.

Майор Внутренней Разведки Империи Феккеф, черноволосый и мускулистый гражданин со взглядом свирепого вепря, отошел от монитора, отражающего внешний путь авианосцев, сел за рабочий компьютер и задумался.

Сотрудничество с Аррахом всегда приносило свои плоды. Аррах был гением. Правда, немного странным, живущим на грани безумия, изучающим повадки и инстинкты землян. Сам император интересовался делами Арраха. И все же... Все же Аррах был опасен.

Три недели назад, 2 августа по земному летосчислению и 158 цуртрия по центральному часовому поясу Империи Аррах явился к Феккефу с деловым предложением. Ученый умудрился подвязаться на секретные исследования в области перемещения крупных партий граждан в пространстве при молекулярном расщеплении и восстановлении в конечном пункте прибытия. Попросту Аррах проводил опыты по созданию портала для переброски войск без космических кораблей в любую точку вселенной. Почему Аррах с самого начала не обратился с прошением об исследованиях в Федеральный фонд изучения аномальных проблем, для Феккефа оставалось загадкой. Майор разведки был слишком честен и прям, чтобы понимать такие тонкие вещи. Впрочем, Феккеф мгновенно выкопал в архиве своего компьютера дело ученого и, глянув, что перед ним полукровка, тут же заключил контракт от имени императора. Дело выгорело. Император, узнав о кознях Шеллеша и о двойном предательстве Арраха, издал указ о повышении Феккефа в должности. Генерал-адм – это звучало!

Конечно, официальное оформление всех кодов доступа и улучшение карточек энерго– и жизнеобеспечения – дело хлопотное и многотрудное. Чиновникам из департамента социальной защиты приходилось трясти всю базу данных: состоял, находился, учился, призван, награждался... Родственников в Федерации и Третьем Союзе не имеет... И так до бесконечности. И это несмотря на то, что в тайный сыск Внутренней Разведки граждан с улицы не берут.

Феккеф привык к заполнению анкет при повышении должности, и ему вовсе не казалось абсурдным, что всякий раз вопросы повторялись и становились все более изощренными. Высокое звание предполагало возрастающую ответственность перед гражданами Империи. Восемнадцать кастовых классов военной и гражданской бюрократии были математически выстроены в пирамиду, на вершине которой блистал император, а в основании трудились роботы и клоны. Кстати, некоторые клоны поднимались от восемнадцатого класса до пятнадцатого, и это было достижением. И сам император поощрял подобное служебное рвение. Лишь немногие в Империи знали, что всякий клонированный гражданин, поднявшийся по карьерной лестнице от грузчиков до охранников, курьеров и даже столоначальников, чаще всего на пятом году своего карьерного роста погибал. Эта проблема была не менее важной, нежели создание порталов для переброски войск.

Во время последнего разговора через личный разведывательный имперский канал связи три дня назад Феккеф снова предлагал Арраху заняться исследованиями гибели клонов, но ученому хотелось и далее, после завершения операции с шумным разоблачением заговора Шеллеша, возиться именно с землянами. Глупо. Это все равно что во имя изучения туфельки-инфузории отказаться от финансирования по исследованию орангутангов.

И вот теперь как гром среди ясного неба: административный переворот в баронете Веррев! Вот чего никто не ожидал, так это свержения Шеллеша. Наместником стал генерал Зуппуз. Даже не Пиррий и не супруга барона, что наводило на мысль о двойном заговоре. В зоне конфликта необходимо было военное присутствие миротворческой эскадрильи. И именно Феккеф должен был возглавить экспедицию. Шумное дело с разоблачением мятежного барона летело к гхырам, а главный соглядатай и свидетель – Аррах – молчит! Или уже убит, или переметнулся к Чужим. Или затаился и ждет имперские корабли.

Феккефу было легче поверить в гибель вселенной, нежели в смерть своего резидента. Такие ученые, как Аррах, всегда выходят сухими из воды, они рождаются под счастливой звездой, им прощают все, даже уничтожение целых графств. Такие граждане обладают странной, необъяснимой харизмой, алогичным притяжением к себе всеобщего внимания. Нет, не мог Аррах просто взять и погибнуть. Да и последние данные подтверждали: комната ученого была атакована, но пропала. Вот где он сейчас? И почему не выходит на связь?

Феккеф не хотел принимать скоропалительных решений. Возможно, Аррах вел с Империей какую-то сложную двойную игру. Ведь куда-то же он делся! А это означало, что телепортация граждан уже возможна. Почему же Аррах не сообщил об этом? Не было времени? Конечно, ученые такие занятые люди. Может статься, и рассеянные. Но Аррах мог создать портал перемещения и пару лет назад, теперь оставалось просто доить Шеллеша, да заодно и муниципальную казну имперской Внутренней Разведки. Возможно, конечно, Аррах бежал сквозь недостроенный портал на свой страх и риск. Кто может понять полукровку? Только второй такой же умник. Пиррий! Интересно, а бывший советник барона еще жив? Хотелось бы перекинуться с ним парою слов.


«Говорит Шурруш. Сообщение уровня „Д-секретно“. Уровень доступа: имперская Разведка, дело баронета Веррев. Примите сообщение», – всплыла на мониторе стандартная заставка вызова.

Акроги? Майор включил шины доступа и ввел пароль.

– Что случилось?

– Вай, моя хочет знать, кто говорит.

– Феккеф. Майор. Нет, генерал-адм имперской Внутренней Разведки, особо уполномоченный представитель Империи по тайным делам баронета Веррев.

– Слушай, дорогой, код набери.

– Тьфу, бестолочи! – Феккеф повторно набрал код доступа.

– А, наша все понимает! – радостно затрещали в компьютере, и на мониторе возникло изображение рабочей комнаты, за круглым столом которой сидело десятка два ямалов во главе с Дарммрадом.

– Э, слушай, когда ты стал генерал, да? Всегда был майор, – отвесил неуклюжий комплимент главный акрог.

– По делу, – сухо обрезал Феккеф.

– Моя знает большой государственный тайна. Моя хочет прекращения миссия. Моя хочет отдохнуть.

– Ну? – угрожающе насупился Феккеф. – Не тяни. У меня мало времени. У вас там переворот. Шеллеша свергли.

– Да моя знает, – сокрушенно покачал головой Дарммрад. – Нас тута тоже нашли.

– Кто? – Феккеф почувствовал, что удача улыбнулась ему.

– Твоя Аррах хотел убегать, да не получилось. Аррах тут встречаться с Лиррил и с землянами. Они все хотеть лететь на родину человеков.

– Что? – взревел Феккеф. – Повтори!

– Аррах обещать людям отправить их на Землю. Сам слышал, и все акроги слышал.

– О нет! – застонал Феккеф.

Нашивки генерала-адм сразу же стали для майора призраком. Гхыры! Провались оно все! Аррах трижды предатель! Как он смеет выпускать похищенных землян на родину? Он что, не понимает, что люди непременно устроят пресс-конференцию, создадут космический флот и пожалуют в Империю с оружием! Вот он камень за пазухой! Гадюка, пригретая на груди Внутренней Разведки! Если люди вернутся, тут не только звания лишат, под трибунал отдадут.

– Дарммрад! – Майор нервничал. – Это не может быть дезинформацией? Аррах не водит вас за нос?

– Слушай, зачем обижаешь? – Акрог надулся. – Какой за нос, понимаешь? Мы что тут, сливерией торгуем, да? Все правда. Аррах сам прилетел и встречался на Шурруш с людьми. Своими глазами глядел.

Феккеф побледнел:

– Благодарю за службу. Будут вам льготы и отдых. Обещаю от имени Империи.

– Очень хорошо, – поклонился Дарммрад. – Моя будет ждать нетерпеливо.

И экран погас.

– Приказ авианосцам 412, 413, 415 – отделиться от колонны и взять курс на Шурруш. – Феккеф потер виски: что-то голова разболелась.

Как-то все глупо получалось. Майор впервые в жизни следовал не инструкциям, а интуиции, наитию. Феккеф чувствовал какую-то волну алогизма, идущую из баронета Веррев, какой-то мощный энергетический импульс, заставляющий отказываться от норм и правил. И Феккеф понял, что нужно рискнуть: не сопротивляться, а стать частью этого потока. По крайней мере, чтобы бороться с врагом, нужно знать этого противника в лицо! Чтобы понять, где кроется измена, почему Шеллеша все-таки свергли и кто таится в тени всех последних событий, – стоило рискнуть психической стабильностью. Не приняв в себя что-то чужое, не понять ничего до конца! А нашивки генерала-адм, может быть, еще и не потеряны. В конечном счете: победителей не судят. Если все удастся, то еще и наградят платановым Мебиусом героя Империи. А если нет, не все ли равно? Кто не рискует, тот не разведчик!


Спасательная шлюпка с Раддаром на борту поднялась в воздух. Аррах торжествовал победу. Дипломатия – искусство тонкого обольщения и взаимовыгодного обмана всех – давно нравилась ученому. Ввести в заблуждение акрогов – не так уж и сложно, но склонить на свою сторону коренную гражданку баронессу Лиррил – это уже маленькая победа. Все остались довольны, даже Раддар.

Акроги решили, что авианосец цел и полетит на Землю. Фон Шлиссенбург доверился судьбе, Дэвид ждал возвращения в Америку, Лиррил согласилась просить политического убежища у Чужих.

И все же тень сомнений терзала душу ученого. Эх, наивная Лиррил! Ничему ее жизнь не научила! Аррах посмеивался, растянувшись в спальной капсуле во весь рост. Поверить, что Аррах сам закрылся со своими собеседниками в синтезаторе правды, мог лишь ребенок или женщина, но никак не государственный деятель! Впрочем, Лиррил простительна была ее ошибка. При технической оснащенности Империи было бы странно не создать такой синтезатор. Хорошо еще, что Лиррил просто баронесса, а Дэвид – компьютерный гений Земли, а не Империи. Дело ведь не в синтезаторе, а в том, что ученый просто бы не пошел на подобный риск. Случайно сболтнуть правду баронессе и землянину? Какую такую правду? Во вселенной все относительно. И каждый слышит лишь то, что может услышать. Правды не существует, так же, как нет и абсолютной истины. Есть политика и наука, все остальное – химеры интеллекта. Да, удача была на стороне Арраха. Вот только смущали акроги.

Ох уж эти ямалы! Притча во языцех!

Акроги – это народ оборотней. Нет, не в том смысле, что они превращаются в волков, сорок, в сумасшедших био-роботов и убивают по ночам нормальных граждан, нет, конечно. Ямалы – хамелеоны, они адаптируются к общественной социальной системе лучше всех других народов. В среде торгашей они купцы, в сфере ученых доценты. Они живут по принципу: что вижу – тем и становлюсь. Эта особенность ямалов давно привлекала службы Внешней и Внутренней Разведок. Аррах подозревал, что ямалы на Шурруше – вовсе не случайность. Скорее всего они и есть засыльные соглядатаи. Только вот кому они служат: Империи, Федерации, Союзу?

И, если Империи, то почему майор Феккеф не поставил Арраха в известность? А если они лазутчики Чужих, то как же принцип гуманизма, пропагандируемый за пределами Империи?..

Аррах знал, что, принимая любое решение, он рискует. Как настоящий ученый, Аррах занимался исследованиями для собственного удовольствия. Аррах ставил пред собою запрещенную цель: ускорение развития у землян интеллекта до двухсот процентного уровня. Арраха очень интересовали возможности такого гибрида души и интеллекта. Попутно приходилось вести исследования для Шеллеша – о влиянии перемещений через портал на психику людей и граждан. А для императора Аррах занимался проблематикой троичности души. По заказу Империи ученый выводил вакцину для выработки иммунитета к астрально-щелочной среде, создаваемой в районе обитания людей. Именно поэтому Внутренняя Разведка закрывала глаза на заговор Шеллеша и на присутствие людей на территории баронета Веррев. Империи нужна была эта вакцина. Ее предполагалось использовать во время военных действий против Чужих, у которых тоже наличествуют эти самые загадочные души.

Всем известно, что Империя это не место для полукровок. Всегда мог наступить такой день, когда Арраху могли бы и напомнить о его происхождении. А Чужие принимали всех. Лучше было иметь Чужих сторонниками, нежели врагами. Оказавшись зажатым между двух огней, Аррах предпочитал выскользнуть из тисков и просить помощи на стороне. У императора всегда в рукаве таился козырный туз: в случае недовольства Святая Инквизиция всегда могла поднять дело Арраха. А там написано: полукровка, занимается изучением человеческих душ. И это смертельный приговор без права обжалования. Император щедр, но стоит ли вечно уповать на провидение судьбы?

Нет, Аррах не был лицемером и хамелеоном, как акроги. Он был ученым до мозга костей. Он был гением. И именно поэтому ему приходилось работать и на заговорщиков, и на Империю, но в конечном счете все исследования продвигали вперед его собственную мечту.

Теперь, оставшись перед выбором: сдать людей и Лиррил властям, получив при этом прощение, или бежать к Чужим, Аррах не стал колебаться. Феккеф наверняка заждался сообщений. Империи нужна была показательная демонстрация силы. Внутренняя Разведка для усиления своего влияния желала разоблачения крупного заговора. Слишком уж мирной стала жизнь в последние два столетия. Стоило напомнить гражданам, что вселенная кишит врагами, жаждущими уничтожить веками сложившиеся традиции великого межгалактического государства. Но Шеллеш не успел отдать приказ о наступлении и в сложившихся обстоятельствах из узурпатора мгновенно превратился в страдальца за Империю. Это меняло весь расклад. Теперь показания Арраха не имели той ценности, что сутки назад. И потом, эти акроги в непосредственной близости от Веррев... Кто мог поручиться, что они шпионят не в пользу Империи? Почему же тогда у Арраха за спиной? Неужели кое-кто больше не доверяет ученым? Жаль... Аррах не горел желанием проверять, ждут ли его новая рабочая квартира или Зал Ожидания. Слишком быстро менялись события, чтобы можно было вот так запросто ставить на кон собственную жизнь. Ведь если Внутренняя Разведка ставит наблюдающих над наблюдающими, то о какой вере императору вообще может идти речь? Нужна ли на самом деле вакцина против душ Чужих, или это только красивая байка для усыпления бдительности Арраха? Кто может за что-то поручиться в этом безумном мире?

...Акроги... Камень преткновения. Символ опасности.

Да, ямалы спутали Арраху все планы. Если бы не тот выстрел, что привел в негодность летательную квартиру, то ученый мчался бы сейчас за пределами баронета и подавал бы знаки тревоги имперской Разведке. Если бы не эта досадная случайность, Аррах бы никогда не узнал, что прямо у него под носом кучка акрогов следила за событиями более бесстрастно, нежели он сам. Может быть, стоило быть благодарным провидению, в результате которого ученого вышвырнуло на забытую бароном планету и показало этих самых акрогов, да и с людьми свело? Как знать, может быть, в головном сервере вселенной, где Империя, Федерация и Союз – лишь кластеры на огромном диске вероятностей и судеб, Арраху был предначертан именно этот путь к Чужим? Не захочет ли император просто избавиться от гражданина, который слишком много узнал?


Спасательная шлюпка, похожая на огрызок карандаша, набирала скорость: она покидала планету Шурруш, направляясь к границе с Чужими. Лиррил переживала по этому поводу. Но открытая информация, поступившая в имперские источники средств массового оповещения, та, что на время исчезновения барона Шеллеша вся полнота власти перешла к генералу Зуппузу, пугала баронессу еще больше. Если бы это был Пиррий, с ним можно было бы договориться. Но Зуппуз – тот еще скользкий тип! У него не было ничего, кроме неудовлетворенных амбиций и желания взлететь по карьерной лестнице до действительного тайного советника. В любом случае возвращаться на Веррев было глупо. Пиррий бы постарался замять дело, посадить марионеточного правителя, найти Шеллеша...

Конечно, Зуппуз мог бы оказаться той самой куклой в руках Пиррия, но Лиррил не так уж и плохо разбиралась в гражданах Империи. Амбиции Зуппуза сочетались с холодным умом. Нет, Пиррий никогда бы не стал прятаться за того, кто в любое время может выдать его императору! Значит – мятеж. Привлечение военных сил. А следовательно, как результат, вскрытие и заговора самого Шеллеша. Порочный круг, удавка на шее. Нет, пути назад не было. И упасть в ноги императору – даже на это уже не осталось времени. Все произошло слишком стремительно. Как бы уже за головы правящего кабинета баронета не были назначены кругленькие суммы! Чужие же примут, никуда не денутся. Чужим нужны такие граждане, как Лиррил и Аррах. А уж фон Шлиссенбург и Дэвид для них – просто подарок судьбы! Это ведь живое доказательство незаконных экспериментов, творящихся на территории Империи!

Дэвид со своими био-роботами удалился в отдельный кабинет. Он забрался с ногами в спальную капсулу и второй раз за день расплакался. Мысли вертелись в голове безумным волчком: где реальность, где безумие? Когда подкралась шизофрения? В тот момент, когда они с Патриком отправились на дело, когда бог или инопланетяне спасли от копов, когда провалился в компьютерную игрушку, когда сумел обмануть камеры слежения, когда снова встретились с Аррахом? Или намного раньше? Бывает ли так, что жизнь исполняет все желания, точно по мановению волшебной палочки? И если это настоящие инопланетяне, то почему они говорят на английском?! Почему нет реальных городов, дикой природы: все на мониторах и за окнами. Это же не настоящая жизнь, это – суррогат! А кроме того, если все это не сон и не болезнь, то инопланетяне обязательно захотят обмануть Дэвида, а еще – захватить Америку. Все хотят покорить самую демократичную страну в мире! Дэвид знал это точно: и вьетнамцы, и югославы, и арабы, и всякие исламисты, и моджахеды, и коммунисты. Все они террористы, мечтающие взрывать нормальные американские города. Все вокруг враги свободы и Америки! Или что-то не так? Или инопланетянам глубоко наплевать на Землю и ее проблемы? Но так ведь не должно быть!

Фон Шлиссенбург тоже уединился. Он сидел в кресле, заложив руки за голову, и думал о том, что любовь – двигатель прогресса. Лиррил – его Маргарита – эта демоница все время была на шаг впереди. Это злило, выводило из себя. Фридрих старался, из шкуры лез, чтобы хотя бы сравняться по значимости с этой женщиной, но ничего не получалось! Почему? Как бог допустил, чтобы женщина стала главнее?

А еще старого солдата Бундесвера волновала, тревожила догадка, что, может быть, и самого Гитлера пленила именно эта самая Маргарита, а вовсе не какая-то там Ева Браун. От этого было чуточку легче. От мысли, что великие люди попадались в сети Лиррил, становилось легче дышать и ревность не накатывала такими черными валунами, как прежде. В конце концов Рита – особа эмансипированная, властная! А вовсе не похотливая безмозглая дура, готовая прыгать в постель к каждому встречному! Да и с Шеллешом она жила без любви, из одной только необходимости. Наверное, из желания быть баронессой. Вот это Фридрих понимал.

Аррах спал, уронив голову на пульт управления. Ему снился трон императора. Вырубленный из горного хрусталя, переливающийся в потоках света, этот трон возвышался почему-то на вершине скалы. А снизу, точно море, колыхались бескрайние толпы восторженных граждан.

Раддар сам вел шлюпку. Компьютеру досталось в этот день за десятерых. Приходилось создавать шлейф невидимости, следить за навигацией и распаковывать все свернутые архивы, проводить распознание и инсталляцию драйверов для управления незнакомой техники. Дел хватало. Процессоры трещали, грохотали, работая в полную мощность. И все же, несмотря на испытываемые трудности, Раддар не хотел тревожить своего господина: он даже не стал раздвигать спальную капсулу. Конечно, ученый мог бы сильно помочь, вводя часть информации через сканеры, клавиатуру или вербально, но он спал, а Раддар испытывал к Арраху некое подобие материнской нежности.


Папка «Program Files» | За гранью игры | Папка «Program Files»