home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 5

Конечно, я никуда не уволюсь. Сексуально озабоченного директора и М.А. в роли призрака из прошлого недостаточно для того, чтобы перевесить все те преимущества, с которыми связана эта работа. Так что я остаюсь. Продолжаю считать все подряд, только на этой неделе проделываю это без особого энтузиазма. И дни тянутся преступно медленно. Почему? Да потому что я все время ожидаю какого-нибудь подвоха со стороны своей старой подруги. Так и кажется, что стоит только выглянуть в коридор, а там уже вовсю идут боевые действия по обеспечению поддержки моего имиджа или – еще того хуже – по созданию бешеного ажиотажа вокруг моей скромной персоны. Вздрагиваю от любого звука, дергаюсь на любой телефонный звонок. Впрочем, скорее всего, отсутствие всяких новостей на эту тему – это не просто хорошая новость, это блестящая новость! Галка ведь совершенно не умеет молчать. Особенно о своих достижениях (или о том, что она считает достижениями). Так что если бы она что-то придумала, то обязательно сообщила бы мне. И уж тем более если бы что-то сделала. Но мы всю неделю болтаем с ней об обычной чепухе: дети, тряпки, цены. Ничего сверхординарного. Даже странно.

Может, у нее и не было никакого плана? А болтала она про ажиотаж исключительно ради красного словца? За ней это водится. Самая умная у нас кто? Галка, разумеется. Самая предприимчивая? Она же. Ну а самая проницательная? Догадайтесь с трех раз! И никогда не упустит случая, чтобы напомнить об этом всем. Глядите, мол, какая я! И как ей это удается? Из меня вот, например, слова хвалебного в свою честь не вытянуть. Но Галка полагает, что о скромности не надо молчать, о скромности надо кричать. Причем кричать хорошо поставленным голосом и с периодичностью раз в неделю, как минимум.

Но вот неделя миновала, от Галки никаких криков не поступило, и я немножко расслабилась. М.А. вежливо раскланивался со мной в коридоре – и больше ничего. Ни слова. И слава богу. Может, я зря так распаниковалась?

И вот я покидаю офис в пятницу вечером, чтобы завтра в субботу отваляться и прийти в себя. Как только я ныряю в толпу людей, спешащих по вечерним питерским улицам кто куда, стресс начинает потихоньку отпускать меня. Уже и дышится легче, и будущее кажется не таким мрачным, как это было, к примеру, во вторник. «А не сорганизовать ли завтра что-нибудь?» – рождается неожиданная мысль. Но нет, организм бунтует и требует передышки. Релакса и одиночества. «Не буду ничего делать, – решаю я, входя в метро. – Завалюсь с книжкой в углу, отключу все телефоны и – да здравствует полный покой!»

Однако так думают не все. И выясняется это в 9.07 утра в субботу. В ту самую субботу, когда предполагалось спать до двенадцати, пить кофе до двух, а потом – не делать абсолютно никаких телодвижений.

– Вставай, лежебока! – приветствует меня Галка, стоя в дверях моей квартиры и солнечно улыбаясь.

– Ты?! – изумляюсь я.

Изумляюсь не тому, что она вскочила ни свет ни заря – Галка пташка ранняя, для нее встать в семь – не проблема. Не то что для меня. Изумляюсь тому, что одета она как-то странно: спортивный костюм, кроссовки… Тревожный факт.

– Я, – подтверждает она, вступая в коридор. – Не рада?

– Нет, отчего же… – бормочу я, запахивая на груди халат. – Только я еще сплю.

– Знаю. – Галка принимается стаскивать кроссовки. – Вот черт! Что за дурацкая обувь!

– Так чего ради ты их напялила? – спрашиваю я, вглядываясь в свое отражение в зеркале, висящем напротив входной двери, – ну и физиономия, век бы ее не видеть!

– Не ради «чего», – поучительным тоном вещает Галка, – а ради «кого». Ради тебя.

Я отрываюсь от созерцания собственной персоны и пытаюсь сфокусироваться на Галкином лице:

– Не поняла.

– Ты бы умылась, – советует Галка. – А потом напоила бы меня кофе. Тогда бы и процесс пошел быстрее.

Я даже не хочу уточнять, что за процесс. Предчувствую, что это нечто такое, чего мне совсем не захочется делать. Так оно и оказывается.

– Будем корректировать форму, – объявляет Галка, делая первый глоток кофе.

– Форму чего? – вяло интересуюсь я, намазывая крекер сыром.

– Форму твоего тела.

Крекер выпадает из моей руки.

– Спокойно! – Галка выбрасывает испорченный крекер и самолично намазывает мне следующий. – Я все поняла. Ты не хочешь браться за М.А., потому что не уверена в себе. Так?

Я пожимаю плечами. В общем-то так. Вот только в чем причина моей неуверенности, я рассказывать ей не собираюсь. А ей, как выясняется, это и ни к чему. Она и так все знает.

– Тридцать пять – не шутка, – изрекает Галка. – Я тебя понимаю…

Еще бы – мы же ровесницы.

– …Там жирок, тут вялая кожа, – продолжает она, – мы не молодеем. Ты и вправду подсдала в последнее время. – Она сочувственно смотрит на меня.

– Я?!

Я вздрагиваю и выпрямляюсь. А как же отпуск? Или мы уже вступаем в тот возраст, когда двух недель на берегу моря недостаточно, чтобы остановить время? А с ним и морщины, и целлюлит…

Помню, как женщины много старше меня пугали тем, что вот, мол, наступит то самое утро после тридцатилетия, и проснусь я совершенно другим человеком. Человеком, который делает все то же самое, что и раньше, но чувствует себя при этом уже по-другому. И помню, как я тогда смеялась над этими пророчествами.

– Не делай такого трагического лица, – врывается в мои размышления Галкин голос. – Если вовремя взяться за себя, то все еще будет прекрасно!

Люблю ее за это. Полагает, что старость можно победить, если здорово запугать ее.

– А что делать-то будем? – спрашиваю я, дожевывая крекер.

– Спорт, – лаконично отвечает Галка. – Иного пути нет.

Спорт. Ну конечно. А так хотелось обойтись без него.

Со спортом у меня всегда были сложные отношения. Я его недолюбливала. И он отвечал мне взаимностью. В списке моих спортивных достижений – ноль позиций. Стоп! А прыжки? Да, прыжки мне удавались. В длину и в высоту. И все на этом. Теннисный мячик я бросала ровно на 13 метров вместо положенных 20 с лишним. С гимнастических снарядов падала с завидным постоянством. А бегала так, что сидящим на трибунах казалось, будто я специально пародирую замедленную съемку. В бассейне я чуть не пошла ко дну в первый же свой туда визит. Терпеть не могла игры с мячом, потому что этот самый мяч так и норовил свалиться именно мне на голову. Еще были лыжи, которые мне почти никогда не удавалось собрать вместе. И коньки… Об этих даже вспоминать не хочу.

– Спорт… – с сомнением тяну я.

– Прекрати ныть! – Галка, похоже, настроена решительно. – Никто не будет стоять рядом с тобой с секундомером. Идем в спортзал и занимаемся сами для себя. Ты понимаешь? – И она повторяет медленно, четко артикулируя каждую букву: – Сами для себя.

Я тяжело вздыхаю и выползаю из-за стола. Сами для себя. Вдох-выдох. Сами для себя. И начихать на всех. Буду красивая и стройная. Подтянутая и собранная. Энергичная и мускулистая. Одним словом, модная. Потому что это модно. Не модно быть рыхлой развалиной с морщинами во все лицо и с бледной грустной кожей. Хочу ли я быть модной? Я подумала, замерев на секунду перед открытым шкафом. А как же! Модной, симпатичной, современной. Значит, первое – аэробика и тренажеры. Второе – солярий. Третье – косметолог. Четвертое – сменить гардероб… Ой, что-то я увлеклась. Сегодня пока только аэробика и тренажеры. А лучше – что-нибудь одно из них. Чтоб не перенапрячься и не получить отвращение к своей будущей новой, модной жизни. Жизни ради себя самой. Галка пусть что хочет там болтает про М.А. и тому подобное, но, собственно, он-то при чем?

Но запал мой иссяк так же быстро, как и появился. В первые же десять минут пребывания в клубе. Знаете, это кого хочешь расстроит до посинения – толпа накачанных коричневых тел. Начинаешь сомневаться, а стоит ли тебе пристраиваться рядом с ними даже в спортивном костюме, полностью закрывающем руки и ноги.

– Я могу вам чем-нибудь помочь? – вежливо обращается к нам приятный молодой человек.

– Нет, спасибо, – вдруг слышу я Галкин голос, – мы пока осмотримся. Можно?

– Да-да, разумеется. – В интонациях юноши ни грамма сарказма. – Если будут какие-нибудь вопросы – найдите меня, и мы все обсудим.

– Что такое? – поворачиваюсь я к Галке, когда тренер отходит. – Ты никак растерялась?

Она смущенно отводит глаза. Нонсенс! Галка в растерянности! Вот уж не ожидала от нее.

– Даже не знаю, – наконец говорит она, обводя взглядом зал. – Может, мы не тот клуб выбрали?

– А чем тебе этот не нравится?

– Да тут все… – она корчит рожу, – крутее не придумаешь. Нам ведь не это надо. Нам бы что попроще.

– Кстати, – спохватываюсь я, – не могу понять, тебе-то это зачем надо. Или со мной за компанию?

– Ну-у, – тянет Галка, – и за компанию, конечно… Но вообще-то…

Я молчу в ожидании продолжения. Галку торопить нельзя. Иначе окрысится и ничего не скажет. Лучше выждать, пока сама выродит фразу.

– Энтони, – продолжает мучиться она, – помнишь моего Энтони?

Я киваю. Энтони – это ее последнее любовное приобретение. Антон, если честно. «Энтони» придумала сама Галка. Так, для изящества.

– Энтони подшучивает над моим целлюлитом.

Знает кто-нибудь, что в этом мире происходит? Энтони еще вчера был вахлак вахлаком, а сегодня – туда же – целлюлит его не устраивает! Уверена, он даже не представляет себе, как это слово правильно написать. А собственно, чему я удивляюсь? Мужики нынче – все зомби от СМИ. Зомби от рекламы. Вот кто меня удивляет, так это Галка.

– Может, на диету какую сесть? – продолжает Галка.

– На диету можно, – бормочу я, с тоской наблюдая за мышцастой девицей, несущейся по беговой дорожке.

– Ты бы поискала в Интернете, – предлагает Галка.

– Поищу, – обещаю я, потом спохватываюсь: – А ты что, всерьез все эти намеки Энтони воспринимаешь?

– Всерьез, не всерьез, – огрызается она, – но товарный вид мы, что бы ты ни говорила, теряем.

Возразить ей нечего. Понятно, что не все мужики женятся на красавицах, да и всучи каждому из них красавицу – многие еще подумают, связать ли с ней свою жизнь. Мужики – они тоже люди. Им тоже подавай сердечность, взаимопонимание и заботу. Но оценивают они нас сначала все-таки по товарному виду. Впрочем, как и мы их.

– Тогда что же мы стоим? – говорю я. – Пора на что-то решаться. Может, не будем сразу по тяжелой? Может, для начала в бассейн?

– Это идея! – оживляется Галка. – Приятно и полезно.

И не так опасно для нашей самооценки. Вода же искажает пропорции. И лишний жирок на бедрах в воде не так заметен. Главное – побыстрее нырнуть. Что мы и делаем, предварительно купив абонемент на весь месяц.

– Скажи, здорово? – ликует Галка, выныривая на поверхность.

– Еще бы, – соглашаюсь я, стараясь держаться поближе к бортику: плаваю я все же не очень уверенно.

– И смотри, – прищуривается Галка, – какие мэны вокруг.

– Да, ничего, – равнодушно отвечаю я, вглядываясь в мужиков на соседней дорожке. – Получше твоего Энтони будут.

– Твоя правда. – Галка с интересом следит за пловцами.

– Я бы на твоем месте его срочно поменяла бы.

– Кого? – Галка в недоумении смотрит на меня.

– Энтони.

– Почему? Он ведь у меня совсем недавно.

– А нечего болтать про целлюлит! – говорю я, и мы начинаем хохотать.

– Точно! – восклицает Галка. – Я и не подумала, что от него проще избавиться, чем от целлюлита. Надо поразмыслить на досуге.

– Дай ему еще один шанс, – советую я, – если опять начнет иронизировать – гони.

Господи, слышал бы нас Николаша! Верный, добрый муж. Наверное, самое ценное приобретение Галки за всю ее жизнь.

Час мы бултыхались в бассейне, выработали целую стратегию по отношению к Энтони и ни словом не обменялись по поводу М.А. Это была удача. Интересно, а М.А. ходит в спортзал?

– Хорошо, что мы на машине, – выбегая на стоянку и стуча при этом зубами, бормочет Галка, роясь в сумочке в поисках брелка с ключами.

Да, весной никогда не угадаешь, что будет за погода. Вроде бы с утра намечалось солнце, но сейчас небо плотно заволокло тучами и, похоже, собирается дождик. А может, и снежок.

– Оля? – внезапно слышу я.

Поворачиваюсь. Высокий, широкоплечий парень в куртке с капюшоном, почти полностью закрывающим его лицо. Кто это?

– Вы мне? – вопрошаю я.

Он смеется и стаскивает капюшон. Ну надо же!

– Привет, – говорит он.

– Привет, – растерянно отвечаем мы с Галкой и переглядываемся.

– Как дела? Какими судьбами здесь? – сыплет он вопросами.

– Были в бассейне. А ты?

– А я тут постоянно. – Он продолжает улыбаться. – Так как дела?

– Да нормально, – осторожно отвечаю я. – А у тебя?

– Супер! – Он вскидывает руку, показывая большой палец. – Перешел на другую работу. Купил квартиру. Вот, собираюсь в командировку в Германию, месяца на три. Здорово, правда?

– Потрясающе, – бормочу я.

– Вы замерзнете, – заботливо говорит он. – После бассейна-то. Не буду вас задерживать. Счастливо.

– Тебе счастливо.

– Позвоню, когда вернусь? – Он опять натягивает капюшон.

– Звони, конечно.

И мы прощаемся. Он идет в самый дальний угол автостоянки и во что, вы думаете, садится? В «Ауди-4!» Он!!!

– Я не ошибаюсь? – спрашивает Галка, когда мы уже устраиваемся в машине и включаем печку. – Это ведь Кирюша?

Несомненно, это Кирюша. Я киваю.

– Ну надо же, – качает головой Галка. – Никогда бы не подумала, что человек может так измениться. Помнишь, ведь был сморчок сморчком? Получается, что ты его зря… – И Галка жалостливо смотрит на меня.

– Да брось ты, – отмахиваюсь я. – Откуда ж было знать? А терпеть его тогда не было никаких сил. Тем более что он уже не первый был такой убогий. Утомили.

Не первый. Четвертый? Или, может быть, пятый? Из убогих. А вообще, какой по порядковому номеру? Да, мы вели учет моим… не знаю, каким термином их назвать. Партнерам? Так далеко не все доходили до стадии партнерства. Бойфрендам? И ими не все становились. Многие заканчивали, как Кирюша, на фазе «театр-ресторан-дискотека», а некоторые далее первого свидания не продвигались. Кандидат или претендент – вот это больше подойдет. Сколько их было? Начиная с момента подсчета – тридцать семь. Кошмар, правда? Кошмар не в том, что много, кошмар в том, что неизвестно, где они все сейчас. Кстати, вспомнила. Кирюша был двенадцатым по порядковому номеру. А вот как его фамилия? Убей, не помню. Надо бы полистать вечерком свои талмуды да поискать его ФИО, иначе буду мучаться – не засну.


Глава 4 | Шуточки жизни | Глава 6