home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 4

– У меня есть кое-кто в плане, – «рожаю» я к следующим нашим посиделкам.

Полагая, что аргумент достаточно серьезный, чтобы подруги отстали от меня. Однако Галка небрежно отмахивается от моей реплики и продолжает талдычить:

– Жаннуль, представляешь, наш замдир оказался крепким орешком.

– В смысле как Брюс Виллис? – уточняет помешанная на кино Жаннета.

– В смысле не идет на близкие контакты, – поясняет Галка, заваривая кофе.

– Всего ж неделя прошла, – пожимает плечами неторопливая Жаннета, – чего вы хотите?

– Все равно, – не соглашается Галка. – Трудный объект. – И они обе смотрят на меня с сочувствием.

– Э-эй! – щелкаю я перед их носами пальцами. – Вы что-, не поняли? У меня есть свои планы. Кое-кто на примете. Так что мне не до вашего «объекта».

– Ага, – ворчит Галка, – так мы тебе и поверили. Просто ты не хочешь лишний раз пальцем пошевелить. Твоя лень, милая моя, давно всем известна.

– Вот именно, – поддакивает Жаннета, – ты бы придумала что-нибудь более правдоподобное. Нашла кого дурить.

Может, их проймет, если я объявлю себя лесбиянкой? Хотя сомневаюсь…

А замдира в нашем офисе действительно объявили неподдающимся. Не поддающимся женским чарам. Причем чарам разнообразным и в некоторых отдельных случаях очень изощренным. Он как будто ничего не замечал. Держался вежливо, но отчужденно. Комплиментов на посторонние темы, как то: внешний вид и чудесные или расчудесные личные качества окружающих дам – не делал. Единственное, что позволил себе за эту неделю, это похвалить Вику за ее сметливость и быстроту компьютерной верстки да заметить, как компетентна наша главбужка, и высказать ей по этому поводу свое одобрение. Не густо, верно? Нет, я сама не интересовалась этим. Наоборот, старалась держаться подальше от приемной, чтобы, не дай бог, лишний раз на него не наткнуться. Но в нашей конторе совершенно не обязательно проявлять особый интерес к чему бы то ни было – даже если ты запрешься в своем кабинете и не будешь сутками из него выходить, тебе все равно все будет известно. А иначе на что нам Вика и Галка?

Но право же, странные они все. Замдир просто нормальный мужик, переживший недавно семейный стресс. Не дамский угодник. Потому и не бросается на всех подряд. Он всегда таким был. То есть я хочу сказать, я никогда его дамским угодником и не считала. Он не был похож на донжуана. В те далекие студенческие годы – тоже. Приятно было, что мои тогдашние догадки на его счет оказались правильными.

– Вот вы странные, – повторяю я уже Галке, – с чего вы решили, что он будет кидаться на каждую, кто нацепит на себя короткую юбку или выкрасит волосы в бешено-красный или интригующе зеленый?

– Лучше бы бросался, – задумчиво отвечает она, – тогда все было бы проще.

– Что проще-то? – спрашиваю я и понимаю, что лучше бы я этого не делала.

Ведь очевидно, что имеет она в виду не рабочий процесс, а их с Жаннетой безумную идею. Так и есть…

– Проще было бы, – в сердцах рявкает Галка, – свести тебя с ним!

«Свести»! Боже, вот словечко-то! Я вздыхаю и беру кусок пирога с рыбой. Жаннета – а мы у нее сегодня заседаем – великая мастерица по части пирогов.

– Он, кстати, – Галка и не собирается менять тему, – запросил личные карточки всех конторских…

Пирог идет не в то горло, и я захожусь кашлем. Галка сильно хлопает меня по спине, отчего становится только хуже, и продолжает:

– Не сказал зачем, но, наверное, хочет изучить: кто, что, откуда и так далее.

Это катастрофа! Я помню свою фотографию на личном деле. Конечно, я там без тех жутких кудрей, что были у меня на третьем курсе, но ведь и без очков! А дальше – название института, который я имела счастье заканчивать. Наткнется он на слово МАДИ и обрадуется: «Ну надо же! Родственная душа. Кто же это?» – и – возврат к моей физиономии. И – узнавание. Проклятье! Надо заменить фотографию. Срочно.

– Ты уже отнесла ему дела? – спрашиваю я у Галки.

– А как же! Сегодня вечером, – гордо выпячивает губы Галка. – И Лелькина мордочка положена на самый верх. И… – она делает эффектную паузу, – в самый низ тоже.

– Как это? – в унисон изумленно вопрошаем мы с Жаннетой.

– Ксерокопия, – довольно хмыкает Галка, подливая себе кофе. – Я пораскинула мозгами и решила, что впечатление нужно закрепить. Вот и подсунула под низ ксерокопию Лелькиной карточки, вроде как случайно. Двойной удар, словом! – И она триумфально оглядывает нас в ожидании восхищенных вскриков.

В подобных случаях у меня всегда возникает вопрос: когда она это делала, о чем в первую очередь думала? О моем предполагаемом счастье? Или о том, какая она умная?

– Грандиозно! – выдыхает Жаннета. – Ты просто гений!

– А то! – притворно потупившись, улыбается Галка.

Я тоже бормочу какие-то слова одобрения, а в голове тем временем пульсирует одна мысль: нужно выкрасть эту злосчастную карточку! Прямо завтра утром.

День, однако, начинается неудачно. В приемной постоянно кто-то торчит. Не Вика, так директор. Не директор, так главбух. Ну и так далее. А вот замдира почти целый день в офисе нет. Приехал на часок утром, а затем исчез. И это обнадеживает. По идее у него не должно было остаться времени на просмотр каких-то личных дел. Нужно лишь задержаться после работы и тихонько извлечь свои бумаги из замдировского кабинета. Он и не заметит ничего. Он же не знает, сколько каких работников в офисе. А если все-таки заметит? Да ну, глупость! Я ему по большому счету ни к чему. Я имею в виду, как штатная единица. В прямом подчинении не нахожусь. Так что нет, все нормально. И я остаюсь после работы.

Все проходит как в кино. Без проколов и дублей. Я бегу домой, карточка спокойно лежит в моей сумочке, в общем, все тип-топ. Ровно до следующего утра.

Одиннадцать. Дверь открывается, и врывается Вика. С бумагами, которые мне предстоит изучить.

– Представляешь, – весело тарахтит она, – М.А. оказался оригиналом.

– М.А.? – переспрашиваю я, подтягивая к себе бумаги.

– Ну да, новый зам, – терпеливо объясняет Вика, одновременно показывая, где мне следует расписаться. – Максим Александрович, сокращенно – М.А.

– Оказался оригиналом? – перехожу я к следующему пункту. – В чем это?

– Со мной еще никто так не кокетничал, – продолжает щебетать Вика. – Подходит сегодня и говорит: «Вика, у нас завелся полтергейст». Ну как тебе? – И Викуша заливается радостным смехом.

– Полтергейст? – замороженно повторяю я. – Э-э…

– У него там что-то пропало в кабинете. – Вика сверяется со списком. – Спрашивал, кто-нибудь заходил к нему вчера или нет. А, вот еще тебе письмо…

– Что пропало? – Я расписываюсь за письмо трясущимися руками.

Заметил, чтоб его!

– Какая-то редкая ручка, – продолжает веселиться Вика, – и блокнот.

Что такое? Я замираю. Какая ручка? Какой блокнот?

– И что теперь? – хрипло бормочу я.

– Горло? – сочувственно смотрит на меня Вика. – Это акклиматизация после Египта. Береги себя.

– Спасибо, – машинально отвечаю я и повторяю: – Так что теперь? Нас будут обыскивать?

– Скажешь тоже! – прыскает Вика. – Уже все нашлось. Оно никуда и не пропадало. Просто бумагами засыпали.

– А больше ничего не пропало? – Я не могу удержаться, чтобы не спросить это.

– Да нет, – озадаченно щурится Вика. – Он больше ни о чем не говорил.

Я медленно, чтоб она ничего не заметила, перевожу дух.

– Вот я и думаю, – Вика засовывает под мышку список и мечтательно смотрит на меня, – это он заигрывал со мной…

– Вика! – прерываю ее я. – Ты же замужем!

– Ну и что, – Вика распахивает темно-серые глаза и крутится на каблуках, – могу же я чуточку развлечь себя на работе.

И уходит, оставляя меня в одиночестве. Нет, все, все определенно сошли с ума! Говорят, мужики думают не головой, а… сами знаете чем. А тут, похоже, и женщины подзаразились у них тем же самым. Ажиотаж, одним словом.

– Вот и я об этом же, – кивает Галка, забежавшая ко мне на кофе, после того как я докладываю ей о Вике. – Ажиотаж – это как раз то, что нам нужно. Нужно создать ажиотаж вокруг тебя.

– Вокруг меня? – пугаюсь я. – Зачем?

– Лелька, – Галка смотрит на меня с плохо скрываемым раздражением, – мужской ажиотаж вокруг тебя – и ни один М.А. не устоит!

Господи, опять она об этом?

– Любопытно только, – бормочу я без всякого любопытства в голосе, – как ты собираешься это устроить?

– Скоро узнаешь, – зловеще отвечает Галка и покидает мой кабинет.

Я в изнеможении откидываюсь на спинку стула. Нет, я так долго не выдержу. Может, мне уволиться?

Честно сказать, не хочется. Здесь меня все устраивает. Скромная должность? Ну и что? Особыми амбициями я не страдаю. Биться в кровь за очередное должностное кресло – не моя философия. Есть кроме этого в жизни еще много других способов получения удовольствия. Конечно, иногда хочется зарплаты и повыше, тогда я вздрагиваю, выскакиваю на рынок труда и делаю там маркетинговые исследования с посещениями кадровых агентств и потенциальных работодателей. Но спустя непродолжительное время спешно покидаю этот самый рынок, потому что начинаю отчетливо понимать, что там, где «ах как здорово платят!», там же норовят отщипнуть от моей индивидуальности во благо этой работы немало. А я хочу иметь свою драгоценную индивидуальность при себе.

Кто я здесь? Специалист по бюджетированию. «Отдайте Оле – она вам все посчитает» – вот так меня здесь называют. Изначально предполагалось, что я буду именно «бюджетировать», то есть планировать, кто и чем будет заниматься в будущем месяце, будущем квартале, будущем году. Но известно ведь, что без анализа никакого бюджетирования нет. А аналитическая группа у нас – это две волоокие брюнетки двадцати трех и двадцати пяти лет от роду – Настя и Рита, – занятые только своим маникюром, планами на вечер и перемыванием костей всем подряд, начиная от нашей рекламной богини Лины и заканчивая Мадонной. Что и говорить, что с аналитической работой у нас – полный швах. Приходится самой ее делать. Собственно, мне это нравится. Вот и получается, что волей-неволей я в курсе всех производственных нюансов нашей компании. Могу посчитать действительно все, что угодно. И девчонок этих – Настю и Риту – иногда жалею и подбрасываю им свои анализы. Бывает, они выдают их за свои. Надо же им как-то оправдывать свое существование. Кто их принял на работу? Галка, кто же еще. Но по весьма настойчивой просьбе самого шефа.

Тот еще персонаж. И как всегда, легок на помине. Дверь открывается, и я слышу приторный голосок:

– Здравствуйте, Ольга Николаевна!

– Здравствуйте, Юрий Викторович, – в тон ему отвечаю я.

Что-то ему от меня нужно. Кроме, разумеется, бюджетов на будущий год. Прямо чувствую, как он кружит вокруг меня. То приблизится, то отойдет. Но пока держится на безопасном расстоянии. Вообще-то он страшный бабник. И почему-то полагает, что офис – это место, где можно крутить шашни. Юрик обожает фигуристых дам. В остальном его вкусы разнообразны. Не важно, блондинка или брюнетка, высокая или маленькая, совсем юная или уже в зрелых годах – Юрик готов приударить за любой. Поправка – кроме Галки и меня. Не знаю, почему так получилось, но за те неполные шесть лет, что я работаю здесь, он не сделал ни одного решительного шага в мою сторону. Может быть, я чрезмерно стройна для него?

– Нет, – задумчиво сказала Галка, когда я поделилась с ней своими наблюдениями, – ко мне он тоже пока не приставал.

– Как? – поразилась я. – Ты тоже избежала этой «счастливой» участи?

– Правда, странно? – кивнула Галка.

Не то слово. Юрика не останавливает ничто. Ни наличие у дамы второй половины, ни наличие у него самого жены и троих детей. И поэтому отсутствие со стороны Юрика прямых посягательств на честь Галки, которая более чем вольна в своей личной жизни, и меня, которая еще свободнее Галки, так как и формально не окольцована, продолжает нас озадачивать. Впрочем, может, у него есть какие-то тайные замыслы, время для осуществления которых еще не настало? Сие остается нам неизвестным. Поэтому веду я себя с Юриком осторожно. Подчеркнуто вежливо и отстраненно. Береженого бог бережет.

– Как ваши дела? – Юрик вступает в кабинет.

– Прекрасно! – откликаюсь я, не поворачиваясь от компьютера и демонстрируя страшную занятость.

– Потрясающе! – восклицает Юрик, потирая руки. – У вас всегда все прекрасно. Видели ли вы когда-нибудь такое, – он почему-то смотрит в сторону открытой двери, – чтобы у современной деловой леди всегда все было прекрасно?

С кем он беседует? И тут я слышу:

– Не доводилось.

И вижу, как М.А. заходит в мою каморку. «Здрасте», – шепчу я, низко наклоняя голову. М.А. кивает мне, а Юрик тем временем разливается соловьем:

– Так полюбуйтесь на этот феномен. Вы знакомы с Ольгой Николаевной?

– Да, мы познакомились. – М.А. смотрит на меня весьма индифферентно.

– Но не пообщались? – не унимается Юрик.

– Пока нет, – спокойно отвечает М.А. – Думаю, всему свое время.

– Вас ждет приятный сюрприз. – Юрик подмигивает мне. – Ольга Николаевна – чуде-есный собеседник.

Вот кретин!


Глава 3 | Шуточки жизни | Глава 5