home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13

После общения с Игорьком у любого нормального человека появляется чувство, что он в этой жизни ничего не видел. Игорек за свои неполные тридцать пять лет умудрился увидеть и пережить все. Таково его жизненное кредо: «Бери от жизни все. Лучше хорошее, но если не получается, тогда то, что дают».

Укрепив зеркальце так, чтобы на лицо мое падало утреннее солнце, я накладываю макияж и перебираю в памяти события вчерашнего вечера.

– Колись, по какому ты тут делу, – спросила я Игорька, как только мы покинули театр.

– Да так, – небрежно повел плечом Игорек, – пишу теперь для одной газетки, вот нужно было осветить мероприятие…

– Пишешь? – перебила его я.

Журналист. Игорек нынче подвизался журналистом-фрилансером. Ну, разумеется, журналистом мы его еще не видели. Я покачала головой, с восхищением разглядывая его:

– Потрясающе!

Игорек польщенно улыбнулся. Не всегда мне было понятно, для кого он старается больше, следуя своему жизненному кредо: для себя или для прочей аудитории?

– Хорошо платят?

– По-разному.

Что означает работу не на одну газетку.

– Но все равно в целом?

– Не очень, – неохотно признается Игорек.

И это тоже в его стиле. Он никогда не пытается изображать из себя крутого. Если по воле случая ему удается выглядеть покруче прочих, то это приятно, но чтобы самому напускать на себя важный вид – нет, это не его амплуа. Поэтому обычно на прямой вопрос Игорек дает такой же прямой ответ. Словом, ничто в мире не меняется – даже стремящийся все успеть Игорек узнаваем.

– Что будем делать? – интересуюсь я.

– Закатимся куда-нибудь. – Игорек принимается озираться, выискивая глазами такси. – А что за кадр?

– Кто? Максим?

– Да.

– Замдиректора, если тебя интересует его должность.

– И все?

– И все, – уверенно отвечаю я.

Игорек – пройденный этап в моей жизни. Хватит мне Димки, который в курсе моих личных дел. Одного мужика-советчика вполне достаточно для девушки. Плодить их ни к чему. Того и гляди, запутаешься.

Игорек машет рукой, останавливая такси.

– И куда мы? – спрашиваю я, забираясь в салон.

– Поужинаем у знакомого в баре. Не против?

– Не против, – вздыхаю я, сообразив, о каком знакомом идет речь.

Несколько лет назад Игорек решил испробовать себя в роли бармена. Развлекался он этим недолго, но успел приобрести друзей, готовых в любое время суток обогреть его, накормить и напоить. Ближайшим к нам оказался Сергей, которого я со времени своего последнего визита в столицу откровенно недолюбливала. Любитель распускать руки, губы, глаза и язык. Язык – чтоб вы ничего такого не подумали – в смысле нести всякий бред.

На мое счастье, была не его смена. Мы посидели с Игорьком, потрепались обо всем понемногу, и он отвез меня в гостиницу. Высаживаясь из такси, я подумала, что готова взять назад свои слова об узнаваемости Игорька. С момента, как мы сели за столик в баре, и до того мгновения, как он прощально махнул мне рукой у дверей моей гостиницы, я общалась с Игорьком обновленным. Обновленным до такой степени, что с трудом отгоняла непрошеные мысли о том, что меня, собственно, связывает с этим парнем? И стоило ли ради этого бросать на произвол судьбы М.А.?

– Ты какой-то квелый, – сообщила я ему в середине первого бокала вина. – Что-то случилось?

– Нет. – Он удивленно взглянул на меня.

– Обычно ты не такой.

– А какой? – усмехнулся Игорек. – Мальчик «перекати-поле»? Ты не забыла, что мы уже все постарели?

– Я считала, что только повзрослели.

– Увы.

Я сделала еще глоток вина и уже внимательнее вгляделась в Игоря. Это было удивительно. Мне всегда казалось, что Игорек состарится последним из нас. Такой ритм, такая жажда жизни. И что? Надолго ли его хватило? А может, это всего лишь настроение?

– Да брось ты, – я скорчила гримаску, – ты, видно, не с той ноги сегодня встал.

Он серьезно посмотрел на меня. Взглядом, которого никогда ранее у него не замечалось. Глазами, в которых не скакали чертики. И улыбнулся при этом улыбкой, в которой были назидание и снисходительность, усталость и умудренность. «О черт!» – ужаснулась я и сказала:

– Хей! Такого не бывает!

– Ты о чем? – Игорек непонимающе уставился на меня.

– Не бывает, чтобы за какие-то три года человек изменился так, что теперь его не узнать.

– Правда? – Игорек насмешливо улыбнулся.

– Но ведь я-то, – с опаской проговорила я, – я-то не изменилась? Или как?

– Ты? – Игорек посоображал пару секунд и ответил: – Нет, ты не изменилась. Если, конечно, ты не имеешь в виду цвет волос.

Я с трудом перевела дыхание. Я не имела в виду цвет волос. И фасончик костюма не имела в виду. Меня волновало одно: по сути своей я осталась прежней или уже успела превратиться в жуткую мымру и не заметить этого? Если бы произошло последнее, я бы сочла свою жизнь закончившейся. Потому что во всех своих мечтах о будущем, сколько бы лет я тому будущему ни давала, я видела себя всегда такой, какой была в последние годы. Да черт с ними, с морщинами! Понятно, что от них никуда не денешься. И от лишнего жирка, и от пигментных пятен. Но вот эти глаза – я всматриваюсь в зеркало – они не должны измениться ни в коем случае. Что делать, если в одно чудесное утро я взгляну в них и увижу, что там – пустота, усталость и ни капли прежнего огня? Только пойти и повеситься.

Но сегодня с глазами все нормально. Недосып, конечно, в них светится, но чашечка крепкого кофе способна и его отогнать подальше. Я прохожусь щеточкой по бровям, улыбаюсь своему отражению и поворачиваюсь к столику, на котором стоит поднос с завтраком. Так редко удается попасть в командировку (честно признаться, впервые за шесть лет работы!), что я решаюсь на «разгул» и заказываю завтрак в номер. Кофе, молоко и м-мм… Круассаны… Самые мягчайшие и ароматнейшие круассаны в мире. Я вспоминаю наш разговор с М.А. о путешествиях в большие и малые города России – если там будут подавать такие же завтраки, то я не вижу причин, почему бы мне не посещать их.

Растянуть трапезу больше чем на пятнадцать минут не удается – в голове все время вертится прощальное напутствие М.А.: «Будьте готовы завтра к девяти». Я уже одета, причесана, вот только надо почистить зубы после еды. Я бегу в ванную, попутно гадая, каким образом меня сегодня собираются доставить в офис. Наверное, пошлют за мной кого-нибудь из среднего и чрезвычайно юного персонала…

– Можно? – внезапно слышу я сквозь шум воды.

– Да-да, конечно, – я поспешно рисую себе губы и выглядываю в коридор.

Уппс!

– Здравствуйте, – растерянно говорю я.

– Доброе утро.

М.А. так же свеж и элегантен, как вчера на вокзале. В зеленоватом костюме, белоснежной сорочке и оливкового цвета галстуке. А вот мне не идут такие оттенки, с легкой завистью думаю я. М.А. внимательно разглядывает мою утреннюю физиономию. Ой, а где же мои камуфляжные очки? «Нет, – мелькает мысль, когда я, ни слова не говоря, бросаюсь к прикроватной тумбочке, – не быть мне разведчицей – забываю о самом главном!»

– Как настроение? – любопытствует М.А., вступая вслед за мной в комнату.

– Прекрасное! – Я цепляю на нос очки и поворачиваюсь к нему. – А у вас?

Он фокусирует свой взгляд в районе моей переносицы – и вдруг морщится с явным отвращением. Что это с ним? А может, у него просто болят зубы? Я смотрю на него с сочувствием.

– Нормальное, – отвечает он на мой вопрос.

– Как ключи?

– Ключи?

– Ну да, – напоминаю я, – ключи от квартиры.

– Ах, вы об этом… – Он машет рукой. – Все в порядке. А вы? Как провели остаток вечера?

И окидывает комнату внимательным взглядом. Как будто ищет что-то. Следы присутствия Игорька? Неужели? Я чуть не выпрыгиваю из штанов от возмущения. За кого он меня принимает? Неужели держит меня за дуру, не способную замести следы преступления? Впрочем, о чем это я? Преступления-то не было. И потом, преступления против кого?

– Я хорошо провела остаток вечера, – официальным тоном сообщаю я. – Спасибо.

М.А. пожимает плечами, как бы говоря: «А я-то тут при чем?» – и спрашивает:

– Вы готовы?

– Да.

– Тогда поехали?

– Н-но… – я беру сумочку, – разве вы… Он вопросительно смотрит на меня.

– Вы вроде бы… – Да что за черт! Не могу связать нормально двух слов! – Вы вроде бы говорили, что вас с утра не будет…

– Вас смущает мое присутствие? – удивляется М.А., берясь за ручку двери.

Смущает? Я фыркаю про себя. Вот еще! Молчу. Он распахивает дверь и пропускает меня вперед. Я выхожу в коридор, вертя в руках ключ от номера. Смущает – не то слово! Мгновениями просто парализует. М.А. захлопывает дверь, и мы идем в сторону лифта.

– Просто я думала, – рискую продолжить я, – что за мной приедет кто-то из офиса.

– У меня изменились планы, – коротко бросает М.А. – Я решил заехать за вами, чтобы упростить всем задачу.

Интересно, под «всеми» он кого подразумевает? Я явно не попадаю в их число, так как предпочла бы, чтобы меня сейчас вез кто-нибудь, вызывающий у меня более индифферентные чувства.

М.А. довозит меня до офиса, передает с рук на руки Алексею, разговаривает с ним о чем-то за закрытыми дверями в течение двадцати минут, затем спешно покидает нас. Я вздыхаю с облегчением и приступаю ко второй фазе обучения. Финансовая программка изредка взбрыкивает, мы ее усмиряем при помощи периодических звонков охрипшему Костику, остальная публика, не охваченная учебным процессом, но явно оживившаяся после отбытия М.А., время от времени заглядывает к нам в кабинет то с какими-нибудь рабочими вопросами, то просто так, переброситься словцом-другим.

– Классный город этот ваш Питер, – сообщает мне Алик, младший менеджер по продажам, когда мы прерываемся на очередную чашку кофе.

Джонни Депп, классифицирую я его про себя и отвечаю:

– Ага.

– Я был там прошлым летом, – продолжает он, – но мало что посмотрел.

– Что так?

– Компания нужна. – У него потрясающие зеленые глаза.

– Компания в любом деле не помеха, – медленно отвечаю я, не в силах оторваться от его глаз.

– Не в любом, – замечает неожиданно появившийся рядом с нами Алексей.

– Хм… – смущаюсь я, – ну да, ну да, – чем вызываю смех в мужской среде.

– Может, ты мне дашь свой телефон? – Алик хватается за блокнот.

– Пардон?

– Ну, если я окажусь еще раз в Питере… – мямлит он, замечая мое. недоумение.

– Альберт, – вмешивается Алексей, – что ты пристал к нашему преподавателю?

– Альберт? – переспрашиваю я.

– Ну да, – ухмыляется Алик, – полное имя Альберт, коротко – Алик, – и продолжает листать блокнот.

Альберт. Альбертино, мысленно даю ему прозвище. И даю свой номер телефона. Показать город – это же еще не означает прыгнуть в постель, верно? По-моему, мы иногда слишком много нервничаем заранее из-за того, что может никогда не произойти.

М.А. появляется ближе к вечеру. Учеба наша идет на убыль. «Студенты» сами пытаются работать с программой, я сижу рядом и подсказываю, что нужно делать. М.А. заходит к нам в кабинет, несколько секунд молча смотрит на группу и так же молча уходит пить кофе.

– Что-то ваш шеф мрачен сегодня, – замечает Алексей.

Я пожимаю плечами. Мне нечего на это сказать. Объяснять, что М.А. не совсем мой шеф, не входит в мои намерения. То, что он мрачен, я и сама вижу. И точно так же, как остальные, не знаю, в чем причина. Могу только добавить, что мрачен он с самого утра. Но не делаю этого, блюдя корпоративную лояльность. А все-таки, что с ним такое?

Смотрю на часы. Семнадцать минут шестого. А я до сих пор не имею ни малейшего представления, чем займусь сегодня вечером. Излишняя самоуверенность никогда не доводит до добра. Понадеялась, что поймаю кого-нибудь из своих знакомых или дома, или на работе и договорюсь на вечер. Поймала, но все в один голос с сожалением проговорили: «Что же ты заранее не предупредила?» – и отбыли по своим делам, о которых было давно договорено. Хорошо хоть, Лариса завтра утром согласилась встретиться со мной.

Да-а… Вчера хоть М.А. проявился со своим театром. Я искоса поглядываю на него. А он как будто меня вообще не замечает. Впрочем, он и не должен. Я по своей старой привычке слишком быстро начинаю фантазировать. А он просто два раза подвез меня на работу и пригласил на спектакль, чтоб не пропали билеты. Неужели я ожидала, что и сегодня что-то может произойти?

Вижу Альбертино, направляющегося ко мне с заговорщицким видом.

– Можно тебя на секунду?

Как-то он быстро перешел с формального «вы» на бесцеремонное «ты». Шустер! Я поднимаюсь со стула и отхожу с ним к окну, успев заметить, что М.А. оторвался от своих бумаг и теперь смотрит на нас. Бросаю на него взгляд, он отводит глаза.

– Что ты делаешь сегодня вечером?

– Что?

– Что ты делаешь сегодня вечером? – повторяет Альбертино, не испытывая при этом, похоже, никакого смущения.

Я с изумлением смотрю на него. «Детка, – хочется сказать мне, – я сегодня вечером ничего не делаю, но таких маленьких мальчиков, как ты, это не касается». Но природная вежливость берет свое, и я бормочу:

– Еще не придумала.

– А что, если я тебя приглашу на дискотеку?

На дискотеку? Я вытаращиваю на него глаза.

– Я что-то не то брякнул? – Лицо его покрывается красными пятнами.

Но глаза все такие же изумрудно-зеленые… Да пошло все к дьяволу, вдруг решаю я. Лучше уж дискотека с юным Альбертино, чем телик в гостиничном номере или прогулка по московским магазинам. Я успокаивающе похлопываю его по плечу:

– Все нормально. Я просто переработала сегодня. Дискотека – это супер! Вот только… – И я перевожу взгляд на свой костюмчик.

– Переодеться? – догадывается он. – Ясное дело. Заедем к тебе в гостиницу, и все дела.

И все дела. Я бросаю взгляд на М.А. Он погружен в беседу с техническим консультантом и не обращает на нас никакого внимания. Вот и славно.


Глава 12 | Шуточки жизни | Глава 14