home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 1

Лифт двигается медленно, то ли не желая начинать новую трудовую неделю, то ли выражая недовольство тем, что нас в нем предельное количество. Никто не любит работать на износ. Немалые формы, затянутые в блестящую зеленую кофточку и тесную черную юбку, стоят прямо передо мной, раздражая своей несуразностью. Впрочем, к раздражению примешивается изрядная доля злорадства – я похудела в отпуске на три килограмма и сегодня утром, радостно втиснувшись в костюмчик сорок четвертого размера, почувствовала себя необычайно юной, почти девочкой.

Шестой этаж. Лифт всхлипывает и останавливается. С завтрашнего дня начну ходить пешком, решаю я. И полезней, и безопасней. Двери задумчиво ползут в стороны, я делаю движение к выходу. Немалые формы в черно-зеленом следует аккуратно обойти.

– Простите, но я тоже выхожу, – неожиданно слышу знакомый голос.

– Лена? – удивленно спрашиваю я. – Я тебя не узнала! Богатой будешь.

– Ты тоже, – бурчит Лена, с завистью оглядывая меня с головы до ног. – Шикарно выглядишь. Что значит отпуск!

– И не говори, – безмятежно откликаюсь я, одергивая короткий пиджачок. – Прикольная юбочка.

– Правда? – Лена польщенно опускает глаза. – Спасибо. – И удаляется в сторону бухгалтерии.

Юбочка действительно прикольная, но только не на ней. Вот на Ксюше – кассире – она выглядела бы куда прикольнее. Ага, вот и она, несется по коридору, подпрыгивая на каждом шагу.

– Ксюха, – изумленно выдыхаю я, – что ты с собой сделала?

– Привет, Олюня, – щебечет Ксюша. – Как съездила?

– Супер! – отвечаю я.

– А фотки? – жизнерадостно интересуется Ксюша.

– Будут, – так же лаконично отвечаю я, продолжая ее разглядывать. – Так все-таки что ты с собой сделала?

– Не видишь разве? – пожимает плечами Ксюха. – Подстриглась и покрасилась.

Да, но как! Ярко-красный ежик вместо вчерашних длинных каштановых локонов…

– Здорово, правда? – спрашивает Ксюша.

– Потрясающе! – искренне отвечаю я.

Сама я не решаюсь на парикмахерские эксперименты. Последние лет двенадцать стригусь одинаково – под мальчика, благо волос на голове куча. Цвет – по настроению. Сейчас – янтарь. Интересно, а мне пошел бы ярко-красный?

Отпираю дверь своего кабинета. Вот я и дома. Свой маленький уголок в этом огромном офисе, обжитый за те шесть лет, что я работаю здесь, до последнего сантиметра. Надо сказать, мне здорово повезло – у меня отдельный кабинет. И ко мне точно никого уже не подсадят, даже если будут в принудительном порядке уплотнять персонал. Потому что некуда. Здесь хватает места только для стола, кресла, стула для посетителей и стеллажа для папок. Одежду я вешаю в стенной шкаф. Второго человека не воткнуть при всем желании. Иногда на меня накатывает нечто сродни клаустрофобии. Начинаю задыхаться на этих жалких семи квадратных метрах, хочется на простор, в большой зал с пальмами по углам и широкими проходами. Но от этого есть лекарство – стоит только покинуть свое убежище, пройти несколько метров по коридору и открыть дверь отдела по работе с клиентами, в котором и простор, и пальмы, и проходы… И плюс к этому нескончаемое треньканье телефонных звонков, рокот голосов и жужжание компьютеров и факсов. Вы не представляете себе, как, оказывается, громко может шуршать бумага в принтере, тем более – в шести принтерах одновременно. В общем, мою клаустрофобию как рукой снимает. Я чуть ли не бегом возвращаюсь в свой кабинет, плотно закрываю за собой дверь и наслаждаюсь обществом Гэри Мура или Сары Брайтман, которых можно сделать то потише, то погромче. А попробуй утихомирить девять менеджеров по работе с клиентами!

– Ты уже вернулась?! – Внезапно распахивается дверь, и в проеме возникает Лина, наша рекламная богиня.

– Да, – отвечаю я и ошарашенно ее разглядываю.

Зрелище не для слабонервных. На Лине брюки клеш цвета слоновой кости, едва удерживающиеся на ее широких бедрах, и пестрая полосатая блузка, кое-где прозрачная, а точнее сказать, только кое-где непрозрачная. Спросите, что в этом особенного? Да так, ничего. Ничего, если бы до этого Лина постоянно не ходила на работу в одном и том же темно-синем костюме со скучно зауженными книзу брюками.

– Может, по кофе? – предлагает Лина, не замечая моего повышенного внимания к ее наряду.

– Давай попозже?

– В одиннадцать.

– Идет, – отвечаю я, и Лина исчезает.

Да что это с ними со всеми? Я понимаю, что весна, что 5 апреля, но не до такой же степени! Помнится, прошлая весна промелькнула мимо нас без особых происшествий. А сегодня – я всего только двадцать минут на рабочем месте и уже на грани шока. Уезжала – все было, как обычно, а вернулась через две недели – и на тебе! Должно быть какое-то объяснение этим кофточкам и ежикам, думаю я и набираю телефон Галки.

– А Галина Викторовна будет через час, – сообщает мне пронзительный девичий голосок. – Ой, а это вы, Ольга Николаевна?

Для Катюшки, работающей у нас инспектором по кадрам, я Ольга Николаевна. Я могу как угодно себя чувствовать, выглядеть на какой угодно возраст, втискиваться хоть в тридцать четвертый европейский размер, но останусь для нее все равно Ольгой Николаевной, потому что ей всего двадцать один, и все, кто хотя бы на десять лет ее старше, для нее почти ровесники ее родителей. Она одна из немногих, кто точно знает, кому сколько лет – всего лишь в силу своей должности. Менеджер отдела персонала – где начальником Галка, моя подруга.

Да, мы работаем вместе. Галка притащила меня в эту компанию шесть лет назад. Притащила в буквальном смысле слова. Сама составила мое резюме и силком впихнула меня на собеседование.

– Зачем тебе это нужно? – верещала я тогда.

– Мне скучно, – коротко отвечала Галка. – Хочу, чтобы рядом работал кто-нибудь, с кем можно поболтать по душам.

Честно сказать, я боялась, что, как только мы начнем толкаться рядом в одном коллективе, нашей дружбе придет конец. Потому, собственно, и сопротивлялась Галкиному натиску. Удивительно, но этого не случилось. Мы по-прежнему подруги.

– Да, Катюша, это я, – отвечаю я в трубку.

– Вы с работы звоните?

– С работы.

– Как быстро пролетело время, – глубокомысленно замечает Катюшка. – Ужас!

Если у нее мои две недели пролетели быстро, то что говорить обо мне самой! Я их почти не заметила. Надеюсь только на фотографии. Для того и щелкала все подряд каждое мгновение своего отпуска, чтобы потом не качать недоуменно головой: куда, мол, все подевалось?

– Говоришь, Галина будет через час?

– Да. Она у врача.

– Заболела? – пугаюсь я.

– Нет, – успокаивает меня Катюшка. – У зубного.

– Ну ладно. Скажи ей, пожалуйста, что я на месте.

– Хорошо. – И из трубки летят короткие гудки.

Час. Нет, я не согласна томиться неизвестностью еще целый час. Я знаю одного человека, который может помочь мне прояснить ситуацию. Человека зовут Викой, и работает она у нас… Как вы догадались? Конечно секретаршей.

В приемной пусто. Начальство нас своими ранними визитами не балует, является, как правило, часам к одиннадцати. Похоже, за время моего отпуска эта традиция изменений не претерпела.

– Вика, привет, – говорю я и кладу перед ней небольшую коробочку.

– Что это? – вздрагивает Вика. – Привет.

– Маленький презент из знойного Египта.

– О-о… – тянет Вика, разворачивая упаковку и вынимая на свет божий деревянную шкатулочку. – Ты меня балуешь.

– Знаешь ли, – отвечаю я, устраиваясь в кресле, – это мое хобби – баловать окружающих.

– Знаю, – кивает Вика, вертя шкатулочку в руках. – Съездила хорошо?

– Отлично!

– Как погода? Не подкачала?

– Нет, – я развожу руками, – как видишь.

– Вижу, – с ноткой зависти говорит Вика. – Загар отпадный. Тебе очень идет. А волосы выгорели? Или мне кажется?

– Наверное, немного выгорели. – Я провожу рукой по волосам. – Я обычно не ношу шляпы.

– А мне, представляешь, – уныло делится Вика, – только на август подписали отпуск.

– Но август – это же неплохо. Самое время. Не ноябрь же.

– Но я не дотяну до августа, – мрачно вздыхает она. – Сдохну по дороге.

Вика – катастрофистка. Ей везде мерещатся трудности и сложности, жизнь для нее полна проблем, и даже если в пределах видимости в какой-то конкретный момент проблем не наблюдается, Вика тут же созидает их сама. При этом она прекрасная секретарша: аккуратная, исполнительная, ответственная и компетентная. Вот есть только один грешок… Впрочем, один мой хороший знакомый утверждает, что это профессиональная болезнь всех секретарей. У водителей – радикулит, у преподавателей – ларингит, а у секретарей – словесное недержание. Или, точнее будет сказать, тайнонедержание. Вика страдает этим недугом в умеренной форме. То есть выбалтывает далеко не все конторские секреты и далеко не всем. Но ведь я принесла шкатулочку…

– Вика, – я приступаю к допросу, – будь добра, расскажи мне, что это вдруг случилось с нашими девушками?

– А что с ними? – Вика отрывает взгляд от подарка и недоуменно смотрит на меня.

– Встретила Лену Изотову – она в какой-то умопомрачительной юбке на два размера меньше, чем ей требуется, – фыркаю я. – Потом наткнулась в коридоре на Ксюху с вырвиглаз ежиком на голове. И Лина тоже обнажила пузо.

– Лина?! – поражается Вика. – Лину еще не видела. Говоришь, обнажила пузо?

– Надела брюки с такой заниженной талией, что… – Я качаю головой.

– Плохо ей, да? – сокрушенно спрашивает Вика.

Вика Лину любит. Они, можно сказать, подружки.

Вместе ходят на обед, вместе болтаются по магазинам, иногда даже проводят вместе выходные.

– Да нет, – честно отвечаю я, – не плохо. Наоборот даже. Но просто непривычно.

– Надо будет взглянуть. – Вика задумчиво вынимает из факса только что полученное письмо и кладет его перед собой.

– Взгляни обязательно, – киваю я и продолжаю:

– Так что с ними? Какая-то эпидемия? Вирус неизвестного свойства?

– Почему же неизвестного? – хихикает вдруг Вика.

– Все известно.

Я вопросительно смотрю на нее:

– И?..

– А твоя Галина Викторовна ничего тебе не рассказала? – прищуривается Вика.

Я досадливо щелкаю пальцами:

– Не видела ее еще. Прилетела вчера вечером, не стала ей звонить. А сегодня она торчит у зубного.

– Ну да, ну да, – смеется Вика, – поэтому ты прибежала ко мне.

– Каюсь. – Я шутливо склоняю голову. – Давай рассказывай, что тут без меня произошло.

– У нас новый сотрудник! – триумфально объявляет Вика.

– Мужик? – догадываюсь я.

– Ага, – подтверждает она.

– Молодой?

– Тридцать восемь.

– Симпатичный?

Вика молчит. На лице ее бродит легкая улыбка, она прикрывает глаза и мычит:

– Мм…

– Я не уловила, – я осторожно беру ее за локоть и трясу, – что твое «мм…» значит?

– Симпатичный, – наконец выдыхает она.

Я откидываюсь на спинку кресла и задумываюсь. Мужчина… Само по себе это не событие. У нас не чисто женский коллектив. Процентов на сорок мужской. Результат целенаправленной Галкиной деятельности. Она терпеть не может баб, поэтому роль свою как начальника отдела персонала видит в том, чтобы укомплектовать наш офис как можно большим количеством представителей сильной половины человечества. Но в последнее время дела идут туго. Хотя смотря с чьей точки зрения взглянуть. Если с позиции Ксюшки и Катюшки, то – куда уж лучше. Молодняка в нашей конторе теперь хоть отбавляй. На любой вкус. И брюнеты, и блондины, и атлеты, и интеллектуалы. И главное – почти все холостые. А в нашей возрастной группе – увы! – дела швах. Есть, конечно, отдельные экземпляры, даже не скованные брачными узами. Но все они изучены вдоль и поперек. Ловить там нечего. Скучно. Новый мужчина тридцати восьми лет от роду – это как праздник.

– Ты еще не всех видела, – продолжает веселиться Вика. – Софья тоже вздрогнула. И Ритка.

– А ты? – спрашиваю я, оглядывая ее скромный деловой костюмчик.

– Забыла? Я замужем, – фыркает Вика.

– Ну, так, для спортивного интереса, – замечаю я.

– Знаешь, в моем положении это рискованное занятие.

– Да, и каково же твое положение?.. – начинаю я.

Закончить мне не удается. Дверь приемной распахивается. Вика от неожиданности вздрагивает и роняет шкатулку. Я ныряю под стол, чтобы поднять ее, и, когда появляюсь опять на свет божий, первое, что вижу, – это красную от смущения Вику, нервно поправляющую волосы.

– Э-э.. – мямлит она. – Доброе утро. Это, – она машет рукой в мою сторону, – наш специалист по бюджетированию Ольга Николаевна. А это, – взмах рукой в сторону, – наш новый заместитель директора по производству Максим Александрович.

Я следую взглядом за ее рукой. Черт!


Ирина Быстрова Шуточки жизни | Шуточки жизни | Глава 2