home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Алена

Алекс вернулся двадцать шестого. Уже сидел на своем месте и изучал что-то на дисплее компьютера, когда я вошла в кредитный отдел.

— Привет! — Он вскочил и улыбнулся.

— Привет, — ответила, не зная, куда девать глаза.

Хотелось опустить их и проверить, на месте ли кольцо, но Алекс держал руки за спиной.

— Ой! — кто-то ткнулся в мою спину.

Я обернулась. Светлана Юрьевна, замначальника кредитного.

—! Здравствуйте, — сказала я и посторонилась.

— Доброе утро, — кивнула она и, увидев Алекса, воскликнула: — О, Леша! Ты уже вернулся? Надо же, как быстро летит время!

— Здравствуйте, Светлана Юрьевна. — Алекс сделал легкий полупоклон. — Как вы тут без меня?

— Плохо, — кокетливо вздохнула Светлана. — Можно сказать, никак.

О, черт! Алекс тут всех обаял. Я сделала несколько шагов по направлению к своей каморке. Алекс опустился на стул. И все. «А что он еще должен был сделать?» — тут же одернула себя я. Мы же так успешно скрывали от всех, что между нами что-то происходит. Он и продолжает придерживаться избранной тактики. И женитьба его тут абсолютно ни при чем.

Я вошла в свой закуток, разделась, повесила шубу на вешалку, подошла к окну и подняла жалюзи. На улице было еще темно. Как и на душе.

— Как дела? — услышала за своей спиной.

Обернулась. Алекс стоял в дверях. Правая рука в кармане пиджака. «Ненавижу», — подумала я. Ненавижу мужиков, лавирующих, выкручивающихся, стремящихся любым, даже самым нечистоплотным, способом урвать от жизни лакомые кусочки. «Не-на-ви-жу», — мысленно произнесла по слогам. Но никакой ненависти не ощутила. Алекс никакого отношения к тем мужикам не имел. Потому что он — Алекс.

— Все нормально? — Он смотрел на меня уже чуть более озабоченно.

Я сообразила, что пауза затягивается, и поспешно проговорила:

— Все нормально. Спасибо.

— Что-то ты задумчива сегодня, — усмехнулся он.

— Не выспалась, — пробормотала я.

— Сочувствую. Выпей кофе, может, полегчает.

— Так и сделаю.

— Тогда удачного дня, — сказал Алекс и вернулся на свое место.

Менее удачного дня я не могла вспомнить со времен моей стажировки в банке. Время тянулось медленно, как будто нарочно задерживаясь на каждой минуте. Я ковырялась в своих бумагах, пытаясь сделать хоть что-то полезное, но безуспешно. Голова была как в вате. И приходилось контролировать себя — чтобы не смотреть все время на Алекса, норовя углядеть, что там с его правой рукой.

К обеду я так и не сподобилась лицезреть свидетельство его перехода в иной статус.

— Идешь обедать? — Анька без десяти час возникла на пороге моей кельи.

— Э-э... — замялась я.

— Что? — спросила она.

— У меня сегодня нечего обедать, — сказала я.

Я как в тумане собиралась на работу. Забыла взять сандвичи, которые заготовила с вечера.

— Может, тогда проветримся и дойдем до «Шурочки? — предложила Анька.

«Шурочкой» мы называли кафе «Александра» в соседнем с банком здании.

— Да, — встрепенулась я, — идея отличная.

Вместо того чтобы тусоваться со всеми на кухне...

— Ты почему сегодня такая бледная? — спросила Анька, когда мы уселись за столик.

Я оторвалась от меню и взглянула на нее. Она сидела напротив и озабоченно разглядывала меня.

— Да так, — пожала плечами и вновь уткнулась в меню.

— Вы же не поругались с Алексом? Нет? — продолжала хмурить брови Анька.

— Нет, — буркнула я.

— Да, действительно, когда вам было успеть? — Анька пошелестела страницами меню. — Я буду борщ и салатик, с фасолью. А ты?

— А я... Оливье и гороховый суп.

— Девушка, девушка, — Анька ухватила проходившую официантку за рукав, — мы готовы сделать заказ.

Официантка записала наши пожелания и удалилась. А Анька продолжала:

— Выглядит он шикарно. Загар и все такое. Интересно, куда он ездил?

— Да, интересно, — пробормотала я.

— Ты не знаешь? — удивилась Анька.

— Нет.

— Почему?

— Не спросила.

— Почему?

Сказать ей? Язык не повернется. Пусть как-нибудь сама узнает. Ну, там кольцо увидит. Или притащит кто-нибудь новость на хвосте.

Стоп.

А почему никто не притащил до сих пор? Алекс пробыл на рабочем месте целых четыре часа, а в банке — тишина. Так не бывает. Новости у нас со скоростью звука разносятся. Он же не мог просидеть все время, держа правую руку в кармане. Я сама видела — он печатал. Значит...

— Почему? — повторила Анька.

— Что «почему»? — непонимающе уставилась я на нее.

— Господи, Воробьева, о чем ты думаешь? — вздохнула Анька. — Витаешь где-то... Я спрашиваю: почему ты не спросила тогда, куда он едет?

— А... это... — нужно было что-то быстро придумать, чтобы сдвинуть Аньку с этой скользкой темы, — ну... мы же... еще только...

— Ага, — перебила мое бормотание Анька, — вы еще не муж и жена, чтобы отчитываться друг другу, да?

Я пожала плечами:

— Ну да.

— Воробьева, ты как обычно... — Анька закатила глаза.

Да, я, как обычно, веду себя по-идиотски. И, как обычно, я — самый невезучий человек на этой планете.

— Ваш заказ, — возвестила появившаяся у стола официантка.

Слава богу!

А в банке было все так же тихо. Никакой беготни по коридору, толчеи в курилке и загадочных глаз — ничего такого, чем обычно сопровождается у нас появление сенсации. Странно, ей-богу. Неужели он не надел кольцо специально, чтобы не провоцировать беспорядки?

Алекс работал в поте лица. Почти не поднимался со своего места. Зачем ему это, если тесть-управляющий скоро обеспечит его светлое будущее? К примеру, назначит своим замом. Может ведь. Хозяин — барин. А кого еще назначать замом, как не родного зятя? Впрочем, есть ведь совет директоров, но, я думаю, дедушка Верников с ними договорится.

А пока Алекс работал. Разгребал завалы, образовавшиеся за время его отсутствия. Иногда поглядывал в мою сторону. Улыбался, когда мы встречались глазами. Незаметно так для окружающих. Но заметно для меня. Любопытно, что он думает? Как видит наше будущее? Надеется, что все останется по-прежнему? Или соображает, как преподнести мне известие о том, что теперь мы — чужие друг другу? В любом случае он будет разочарован. Он даже не представляет, что ждет его в действительности. Риелторша уже бьет копытом от нетерпения.

Этот жуткий, длинный день наконец-то вяло подполз к концу. Шесть. Алекс выключил компьютер, встал, вынул из гардероба пальто — он носит очень элегантный черный кашемировый редингот, — попрощался со всеми и направился к двери. Не дойдя нескольких шагов, остановился, повернулся, как будто вспомнил о чем-то, что забыл сделать, повернулся и пошел... ко мне. Я замерла.

— Забыл попрощаться, — сказал Алекс, открыв дверь в мою каморку.

— Пока, — отозвалась я, перебирая лежащие передо мной бумаги.

— Задерживаешься? — спросил он.

— Нужно кое-что доделать.

— А, — сказал он, помолчал и добавил: — Тогда до завтра.

— Да, — я наконец-то подняла глаза, — до завтра.

И он ушел. На это и был расчет. Алекс никогда не задерживался на работе. Уходил всегда ровно в шесть. Сейчас выжду с полчасика и можно собираться. Отключу телефон. Оба. А завтра, завтра будет видно. Может, завтра мне будет уже не так паршиво и я смогу более бесстрашно смотреть в лицо неприятностям.

Дождалась, когда настенные часы показали 18.25, выключила компьютер, оделась, заперла свой кабинет, потом кредитный и вышла в коридор. В банке было тихо. Только в кабинете, где сидели программисты, горел свет. Ночные люди, подумала я, подходя к охране.

— До свидания, — сказала, кладя ключи от кабинетов, своего и кредитного, на стойку.

— До свидания, — ответил мне Гришаня, толстый чернявый охранник, принимая ключи.

— Спокойного дежурства.

— Спасибо.

Я прошла через холл, толкнула входную дверь. В лицо ударил порыв ветра.

— Ох! — вскрикнула я и вышла на улицу.

Начиналась метель. Мороз немного ослабел, но зато ужасно дуло и сыпал мелкий колючий снег. Черт, знала бы, вызвала б такси. До остановки, где проходили маршрутки в сторону дома, было не близко. Замерзну. Приду домой и сразу нырну в ванну. Но сначала отключу все телефоны. Мобильный — прямо сейчас. Я сняла перчатку и полезла в сумочку. Достала телефон и нажала кнопку отключения. Дисплей моргнул и погас. Отлично. Я сунула телефон обратно в сумку, надела перчатку...

— Эй, девушка, можно с вами познакомиться?

Я вздрогнула и обернулась.

Алекс стоял позади меня, рука на открытой дверце машины. Я и не услышала, что кто-то едет за мной. Немудрено, при таком-то ветре.

— Что ты тут делаешь? — спросила я.

— Подумал, как же ты, бедная трудяга, поедешь домой в такую погоду, — сказал он. — Вернулся.

— Добрый мальчик.

— Да, я такой, — усмехнулся он. — Садись. —Обошел машину, распахнул дверцу пассажира.

— Спасибо. — Я нырнула в салон.

Он захлопнул за мной дверцу.

Тепло. Музыка. Пахнет елкой. Черт!

— А вообще, — сказал Алекс, усаживаясь на свое место, — я хотел еще спросить у тебя: что случилось-то?

— В смысле? — пробормотала я.

Алекс повернулся ко мне:

— В смысле, что ты даже не поинтересовалась, как я съездил, где был...

— Я не хотела, чтобы... — начала я.

— Чтобы кто-нибудь что-нибудь... — прервал меня Алекс. — Понятно, конечно, но могла прислать е-мейл или эсэмэску. Комплимент хотя бы отвесить по поводу моего загара.

Шутит? Я мельком взглянула на него. Не похоже. Скорее, недоумевает. Зачем? Зачем он так?

— А я тебе, между прочим, сувенир привез, — продолжал тем временем Алекс.

— Зачем? — вырвалось у меня.

— Что зачем? — удивился он. — Зачем сувенир? Или зачем спрашивать, как я отдохнул?

— Зачем ты делаешь вид, что ничего не происходит? — Я почувствовала, как к горлу подступил ком, еще не хватало разрыдаться прямо тут, в его машине.

— А что происходит? — Алекс, похоже, окончательно растерялся.

— Свадьба, — с трудом вымолвила я.

— Свадьба? — переспросил он. — Чья свадьба? Когда свадьба?

— Твоя, — прошептала я.

— Моя свадьба? — Алекс выглядел так, будто ему только что сообщили, что на самом деле он — инопланетянин.

— Ну да, — сказала я, сглотнув слюну, — ты ж для этого брал отпуск, верно?

— Отпуск? — Алекс потер лоб. — Я летал в Альпы, кататься на лыжах. — Помолчал и добавил: — С друзьями.

— Что? — Я уставилась на него.

— Да, — кивнул он. — С Олегом и Андрюхой. Мы вместе в универе учились. Они тоже лыжники. Давно хотели. То времени не было, то денег, то собраться в кучу не могли. Какая, к дьяволу, свадьба? С чего ты взяла?

— Но... — я ничего не понимала, — мне сказали...

— Кто?

— Не важно, — поморщилась я.

Не понимаю, не понимаю... Петя же принес...

— Сказали, что я женюсь, — задумчиво проговорил Алекс. — Круто. А кто невеста? Или тебе этого не сказали?

— Сказали, — ответила я.

— Ну и кто?

— Берникова Даша...

— Дашка? — Алекс расхохотался. Я с изумлением смотрела на него:

— Что смешного? Она беременна...

— Да, конечно, — Алекс продолжал смеяться, — конечно, беременна. Влипла с каким-то женатым. Проворонила все сроки. Теперь ей только рожать. Дядя Костя рвет и мечет.

— Дядя Костя? — Я помотала головой. — Константин Сергеевич?

— Ага. — Алекс нажал педаль газа. — Поехали?

Я кивнула.

— Дядя Костя, — продолжал он, все еще посмеиваясь, — и моя мама — двоюродные брат и сестра. Дашка, значит, мне троюродная. Дядя Костя поэтому меня в банк и устроил. Только велел молчать. Так что дай слово, что не проболтаешься.

— Да, — сказала я, — не проболтаюсь.

Происходила какая-то чертовщина. Мозги соображать отказывались. Одно лишь я понимала отчетливо — Алекс НЕ ЖЕНАТ!!! Теплая волна невыразимого блаженства захлестнула меня. Что? Что он там говорит?

— А Дашка — полная шляпа, — вещал тем временем Алекс. — Просто жалко даже ее. Втрескалась в этого кретина, а ему это все совсем не надо. Залетела. Думала, он проникнется и оставит семью. А он бросил ее, даже разговаривать не стал. Дашка в депрессняке, семейство в обмороке. Дядя Костя на валидоле. Матушка моя, правда, считает, что ничего страшного, но никто ее и слушать не хочет. В общем, «Санта-Барбара».

Фото, которые Петя приносил... Ведь в них не было ничего криминального. Ну помогает он ей выйти из машины. И еще просто ведет под руку. Ну улыбается. Так они ведь родственники. РОДСТВЕННИКИ!!! В животе задрожало, зашевелилось что-то, захотелось хохотать и прыгать на одной ноге.

Мы ехали по Красному проспекту. Снег пошел еще сильнее.

— Занесет все, — сказал Алекс. Помолчал и спросил: — Когда тебе сказали... ну, всю эту чушь?

— Мне? — Я замялась. — Ну...

Он бросил на меня мимолетный взгляд и опять уставился на дорогу.

— Давно, — пробормотала я.

— Давно? — переспросил Алекс.

— Месяца два назад. Или чуть раньше.

— Что? То есть ты все это время думала, что я женюсь? — Алекс притормозил на светофоре и, не глядя на меня, добавил: — Зачем ты тогда?..

Зачем я тогда во все это влезла? Разве объяснишь ему это? Я молчала.

— Ага, — пробормотал Алекс, — понятно.

Красный свет сменился желтым, затем зеленым, и мы тронулись с места.

— А какой урод вообще мог все это придумать? — проворчал Алекс. — Это же надо!

Но запись в книге регистрации на церемонию... Там же черным по белому было написано: «Берникова Д. К. и Лазарев А.Н.». Я прикрыла глаза. Ксерокопия. Это была ксерокопия. Конечно. Он подделал ее. Петя. Мерзавец. Скотина. Гад. Врезать бы ему за это.

Я огляделась и спросила:

— Мы где?

— Угол Крылова.

— Ага, вижу, — кивнула я. — А время?

— Пять минут восьмого.

— Заедем на Советскую? У меня там есть одно дело.

— Да, конечно, — ответил Алекс.

Мы подъехали к магазину стройтоваров в семь двенадцать.

— Покупать что-то будешь? — удивился Алекс.

— Нет. — Я открыла дверцу и вылезла из машины. — Минут десять, не больше.

— Да, — кивнул он, — хорошо.

Я хлопнула дверцей, повернулась и пошла ко входу в магазин. Я видела Петю, стоявшего у кассы. Он всегда заезжал в магазин к концу рабочего дня. На это и был расчет.


Маруся | Всему свое время | cледующая глава