home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Финальная сцена у Пилата

Несмотря на неудачу всех попыток отпустить Иисуса, Пилат не сдается. Теперь он пробует достигнуть своей цели, взывая к чувству жалости. Он приказывает своим солдатам бичевать Иисуса (Иоан. 19, 1)[602] в надежде, что это успокоит вопиющее сборище. И снова он просчитался. Образ окровавленного Иисуса, увенчанного терновым венцом,[603] слова Пилата «се, Человек!», якобы проникнутые состраданием, разжигают в людях еще большую ярость: «распни, распни Его!» (Иоан. 19, 6). После этого Пилат якобы советует евреям, если уж они так настроены убить Иисуса, самим забрать его и предать смерти при помощи римского метода казни: «...возьмите Его вы и распните...» (Иоан. 19, 6). С этого момента евреи буквально портят все дело своим упрямством и глупостью. Они снова отказываются от политического обвинения и возвращаются к обвинению религиозному, лишь для того, чтобы через короткое время вновь ухватиться за обвинение политическое: «Иудеи отвечали ему: мы имеем Закон, и по Закону нашему Он должен умереть, потому что сделал Себя Сыном Божиим... Иудеи же кричали: если отпустишь Его, ты не друг кесарю; всякий делающий себя царем, противник кесарю» (Иоан. 19, 7; 19, 12).

Трудно себе представить более опасный аргумент для самих же людей из толпы. Этим грандиозным по масштабу отказом от всех национальных и этических ценностей они отрекаются от своего собственного кредо; они отвергают свой святейший принцип, гласящий, что один только Бог – царь над их народом;[604] они заявляют, что император Тиберий – их единственный правитель.[605] Они пускают в ход «свой последний и важнейший козырь», как сказал Блинцлер:[606] «...нет у нас царя, кроме кесаря» (Иоан. 19, 15).

Пилат, со своей стороны, не уступает евреям в умственном помешательстве; он тоже отрекается от своих мировоззренческих принципов. Говорится, что, когда он неожиданно узнал о религиозном обвинении в том, что Иисус, якобы, выдавал себя за Сына Божьего, он еще «больше убоялся» (Иоан. 19, 8). Евангелист Иоанн рассматривает здесь данное именование не в мессианском смысле, т. е. не как иудейский мессианский титул, потому что в этом нет ничего нового для Пилата. Здесь мы должны понимать, что Иисус объявлял себя сверхсуществом, которое – и тут наступает полнейшая путаница! – непостижимо для евреев, поскольку противоречит их религиозным воззрениям. Блинцлер пишет: «Новость о том, что Иисус выдавал себя за Сына Божьего, производит на Пилата глубокое впечатление. А не мог ли этот осужденный человек в самом деле быть сверхсуществом?»[607]

Только что на Пилата пытались давить, грозя подмочить его репутацию в Риме, ибо он чрезмерно потворствует такому еврейскому бунтарю, как Иисус из Назарета: «Иудеи же кричали: если отпустишь Его, ты не друг кесарю...» (Иоан. 19, 12). А ведь именно этот человек будет обвинен в нетерпимости, станет печально известен всему Риму своей чрезмерной жестокостью и негибкостью по отношению к евреям, и несколькими годами позже будет снят с должности в ответ на ходатайство евреев![608]

Евангелисты же следующим образом описывают нам эту ситуацию: Пилат не мог справиться с постоянным давлением, раздражающими криками и ревом толпы. Наконец он уступает – неохотно – требованиям евреев.[609] Но прежде чем отдать Иисуса своим солдатам для казни, этот представитель Римской империи чудесным образом вспоминает и имитирует ритуал, описанный в 25-м Псалме Давида из еврейской Библии: он омывает руки, символически демонстрируя свою невиновность:[610] «Пилат, видя, что ничто не помогает, но смятение увеличивается, взял воды, и умыл руки перед народом, и сказал: невиновен я в крови Праведника Сего...» (Матф. 27, 24).

Ввиду такого добродетельного милосердия и благости прокуратора Понтия Пилата неудивительно, что этот римлянин занял достойное место в более поздних христианских традициях.[611] Он причислен к святым Коптской церковью (его жена Прокула заслужила эту честь в церкви Православной[612] ). Ежегодно 25-го июня коптские христиане празднуют день Святого Пилата. Один из отцов Церкви, Тертуллиан, предположил, что прокуратор был «тайным христианином».[613]

Симпатию к Пилату можно обнаружить всюду. Даже современные теологи хвалят его «праведный суд и защиту невиновного». Многие романисты[614] изображали его в своих книгах в привлекательном свете. И когда современный путешественник созерцает с вершины 2000-метровой горы Пилат потрясающий вид города Люцерна и Фирвальдштетского озера, тогда к атмосфере величия, охватывающей его душу, может оказаться причастен и сам римский прокуратор...

XML error: Mismatched tag at line 1632