home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава тридцать третья


Потом я почувствовал печаль - она была похожа на физическое неу добство, что-то вроде зарождающего - ся флюса, только ныла не десна, а та загадочная часть организма, каковую принято называть душой.

Максим Фрай

– Я думаю, без Егора нам не обойтись, - сказала Катя и улыбнулась про себя выражению недовольства на лицах обеих магинь. - Он - порядочный человек, и на него вполне можно положиться.

Женщины молчали.

– Двум опытным магиням не хочется обращаться к деревенскому колдуну?

– Егор - способный юноша, - наконец выдавила из себя Анисья.

– Я уж думал, верного решения вы так и не примете, - сказал появившийся в дверях Егор. - Катря права: я могу сделать для вас то, что получится не у всякого деревенского колдуна.

– А не хвастаешься? - подзадорила его Катя.

Он снисходительно глянул га гее.

– Пока Полактия будет идти по опасной земле, я остановлю время и Катря сможет выпустить её точно в том месте, до которого та дойдет... Ежели дойдет.

– Шуточки у вас, боцман! - пробормотала Катя.

– К делу! - на лице Полактии Фортунатовны появилось решительное выражение. - Пора идти!

– Ну кто отправляется в путь ночью? - удивился Егор.

– У женщин интуиция, - хмыкнула Катя.

– Народ не зря говорит: утро вечера мудренее. Перед трудной дорогой принято отдыхать и идти в путь со свежими силами. Среди монстров, говорят, ест такие, которые свою добычу ищут именно по ночам...

– Моя интуиция вовсе не утверждает, что идти нужно ночью, согласилась Аксинья.

– Я бы тоже, пожалуй, отдохнула, - кивнула Полактия.

Заговорщики разошлись по комнатам, пожелав друг другу спокойной ночи. Комнаты Кати и Егора были в конце коридора, потому некоторое время они шли рядом, но юноша не делал попытки задержаьб её подольше.

А Катерине неспалось. Она никогда не была ни расчетливой, ни коварной, и Егора ей было откровенно жаль. Наконец она встала и, как была в ночной сорочке, поплеласт к комнате Егора.

Стучать она не стала. Обратилась облачком тумана и просочилась через щель в двери. Она была уверена, что юноша не спит.

Так и оказалось.

– Зачем пришла? - глухо спросил он. - Думаешь, я тебя опять пожалею? Или посмеяться задумала?

– Хорошего же ты обо мне мнения! - возмутилась она. - Разве ты не можешь просто... нравиться мне?

– А что значит - нравиться? Мне Анисья нравится, и твоя Полактия, и Антип.

– Хочешь непременно признания в любви?

– А ты пришла пожалеть убогого? Деревенского колдуна?

– Нехорошо подслушивать, - Катя покраснела.

– А я и не подслушивал. Я не виноват, что слышу... Так почему ьы пришла?

– Поблагодарить тебя.

– Заплатить своим телом? Знала бы ты, как мне хочется схватить тебя в охапку и больше ни о чем не думать. Но я не хочу, чтобы ты запомнила меня насильником.

– Но ведь я сама пришла...

– Будем считать, что тебе это приснилась.

Он плавно повел в воздухе рукой и Катины ноги вдруг оторвались от пола. Она услышала, как от дуновения ветерка бесшумно открылась дверь комнаты Егора, а потом и её комнаты и Катя плавно опустилась на свою кровать.

– Тебе не сптся от беспокойства за завтрашний день, - услышала она голос Егора. - Сейчас тебе станет тепло и уютно, как на весеннем солнышке, когда можно сидеть на крыльце, полставляя лицо теплым лучам и слышать, как журчит капель...

Непреодолимая сонливость навалилась на Катю, и она не заметила, как заснула.

На рассвете её разбудил петух. Он яростно кукарекал прямо ей в ухо.

– Откуда в моей комнате взяться петуху? - пробормотала она.

– Это я стараюсь, - сказал Егор, который стоял у её кровати полностью одетый. - Сегодня мне приснился странный сон. Одна красивая девушка пришла ко мне...

– А ты? - лукаво спросила она.

– Сон и есть сон. Я отправил её обратно.

– И не пожалел потом?

– Локти кусал, да поздно было... Знаешь, какой мост я для тебя выстрою? Хрустальный. И устелю его цветами.

– А ты, оказывается, рыцарь!

– Не ожидала такого от деревенского колдуна?

– Егорка, не будь злопамятным, а то я поскользнусь, идя по твоему усыпанному цветами мосту!.. Бедная Полактия в это время будет идти среди чудовищ, сама в жутком обличье...

– Что поделаешь, - философски заметил он. - В жизни твою похоронную музыку часто заглушает шум чужого праздника... Мост для других будет невидим. И ты на нем - тоже.

– А есть среди монстров летающие? Они же могут меня просто учуять?

– Могут. Но мой мост разрежег пространство, как нож масло и любая тварь, вознамерившаяся до тебя добраться, упадет замертво, получив хороший удар дубинкой из спресованного времени.эОказывается, Егор вполне мог говорить циыильным языком. Видно, он просто "косил" под деревенского. То ли для нее, то ли вообще для всех лкружающих.

Они вышли во вдор, а некоторое время спустя вслед за ними вышли Аксинья с Полактией.

– Доброе утро.

Это Полактия. Аксиньй шла не с пустыми руками. С глиняным кувшином в руке и тарелкой, накрытой кружевной салфеткой.

– Подкрепитесь. Молоко с пряниками.

Некоторое время все четверо жевали, сидя на крыльце. Картина эта со стороны выглядела настолько мирной и пасторальной, что Страна Чудовищ никак сюда не вписывалась. Катя даже глаза прикрыла от удовольсвия.

– Не выспалась, что ли? - толкнул её в бок Егор и шепнул прямо в ухо. - Обо мне тосковала?

Катя возмущенно вскочила, а он расхохотался.

– Время идти, - проговорил он серьезно. - А то наши проснутся, вопросов не оберешься. А то и мешать станут. Где Полактия переходить решила?

– Я считаю, надо идти сквозь скалу сразу за озером, - пояснила Анисья, - тая их земля сужается...

– Неужели чудовища так близко от нас? - поежилась Катя.

– Иной раз сюда долетает их рев. Ветер доносил, - сказал Егор.

– Недаром эти места показались мне такими мрачными.

– А мне нравится! - Егор быстро пошел вперед, увлекая женщин за собой.

– Мне тоже здесь нравится, - сказала ему в спину Анисья.

– Понятное дело, - кивнул он, - не то бы ты легкой горлицей вслед за подругой полетела.

– Ты догадался? Дементию расскажешь? Пообещай, что будешь молчать.

– Чем я больше узнаю женщин, тем больше дивлюсь. На каждое слово им клятва нужна. Что ж мне теперь землю есть? А то, что я с вами пошел, не считается?

Они остановились перед скалой, на много метров отвесно уходящей ввысь.

– Это здесь, - проговорила Анисья.

– А как вы собираетесь эту стену преодолеть? - поинтересовался Егор.

– Хочу попробовать расколоть, раздвинуть куски, чтобы я могла пройти, и тут же за собой их сдвинуть.

– А если у стены случайно окажется кто-то из обитателей этого мира? настаивал молодой колдун. - И тоже захочет пройти в эту самую щель?

– Риск всегда есть, - пожала плечами Анисья.

– Но его можно избежать. Если Полактия сделает стену в том месте, которого коснется, такой же упругой, как живица...

– Как резина, - подхватила Катя. - Полактия Фортунатовна будет ил=дти и продавливать стену перед собой, а за её спиной стена будет обретать прежнюю твердость. Не появится ни трещины, ни дыры.

– То есть, назад она повернуть не сможет?

– Не сможет.

– А в месте её выхода на мгновение возникнет небольшой нарост, который тотчас исчезнет, как наша путешественница ступит на сужую землю.

– Да, в выдумке молодым не откажешь, - медленно проговорила Аксинья, обдумывая услышанное, и удивленно добавила. - неплохо, черт побери!

Сказала и покосилась на Егора. Тот посмеялся.

– Ты иди к своему мосту, - сказала Полактия Фортунатовна Кате, нечего тебе на всякие ужасы смотреть.

– А как же я вас узхнаю на той стороне.

– На ту сторону я выйду в своем обычном облике, - усмехнулась та. Надеюсь, я ещё не похожа на чудовище?

Мост, созданный Егором, проходил над глубоким ущельем.

– Чудовища там, внизу, в пропасти? - слегка дрогнувшим голосом спросила Катерина, тщетно пытаясь разглядеть дно разверзшейся под мостом бездны.

Егор насмешливо посмотрел на девушку.

– Это не пропасть, а картина такая... Ну, как Полактия. У неё образ юной девы, а внутри она - пожилая женщина.

– Какая же она пожилая?

– Но и не молоденькая, - отрезал он. - Боишься?

Еще бы не бояться! Что это за мост? Какие-то редкие перекладины. Она могла бы сделать его попрочнее, но боялась испортить чужое заклинание. Вот тебе, и первый каскадерский трюк! Устроил ей Егорушка напоследок испытание. Ждет паники, испуга? Не дождется! Уж лучше она с этого проклятого моста упадет, но выдержит фасон!

– Спасибо, Егорка, если обидела чем, прости, не со зла. не поминай лихом!

Он сжал её в объятиях и так поцеловал, что у Кати захватило дух, а потом пришло даже некоторое сожаление? научила на свою голову. Теперь любая девка от такого поцелуя расстает...

"Еще как! - ехидно промурлыкал внутренний голос. - Будут таять, чего уж там, вон какой красавец!"

– Прощай, - сказал он. - Может, когда и в гости надумаю. Примешь?

– Как же ты меня найдешь?

– По указателю.

Он смотрел на неё такими честными глазами, что Катя почуяла подвох. Заметив на её лице сомнение, Егор стал её "забалтывать", сбивать с мысли, но такое она и сама умела.

– Ты забыла, что мой старший брат их мастерит? Он этим даже деньги зарабатывает. К примеру, один странствующий рыцарь дал ему золотой...

– Про рыцаря я уже слышала, - сухо проговорила она. - Ну-ка, друг сердешный, покайся, что ты такое на меня прилепил?

Она уже было поставила ногу на мост, но теперь убрала и выжидающе уставилась на него.

– Прилепил, твоя взяла! Делов-то. Маленькая родинка на плече. Красиво даже.

– Красиво! - передразнила Катя. - А мне не мог сказать?

– Зачем говорить, если может и не понадобиться? - он махнул рукой. Замуж выйдешь - чего тогда видеться? А родинка через год сама отпадет. Так что тебе никаких беспокойств.

Она пожала плечами и опять сделала шаг. И опять Егор её остановил.

– Погоди.

Он вынул из воздуха бутон какого-то цветка на длинном стебле, похожий на тюльпан, и протянул ей.

– Возьми на память.

Она взяла и пошла по мосту, не оглядываясь. Долгие проводы - лишние слезы.

Но куда делись те жалкие перекладины, что она видела с земли? И мост на самом деле был хрустальным. Он тоненько звенел, как звенят хрустальные бокалы, когда касаются друг друга. Правда, цветов не было. Забыл, должно быть.

Только она об этом подумала, как откуда-то сверху начали падать цветы. Кружиться и опускаться у её ног. Катя повернулась, чтобы поблагодарить Егора, но позади расстилались лишь клубы густого тумана, за которыми ничего не было видно.

Куда вел её мост? На ту сторону ущелья. А там - временной разлом. Хотелось бы, хоть ненадолго ступить на твердую землю. Хорошо бы, Полактия Фортунатовна прошла без помех. А если нет? Указатель-то остался у нее, а у Кати? Только какой-то цветок, женихом подаренный. Обыкновенный или... Стал бы он его вручать так торжественно просто из желания покрасоваться. Цветов и на мосту хватает...

А мосту не было конца и крач. Становилось прохладно, как если бы она поднималась все выше в горы, а из одежды на Кате - один сарафан. не станешь же создавать себе одежду прямо на мосту, колдовством же созданному? Как оно на него подействует? Рассыплется под нею и рухнет бедная Катя прямо на головы монстров Страны Чудовищ... Она содрогнулась от собственной фантазии.

Она прислушалась - ни звука. Словно девушка плыла в ьезвоздушном пространствеЮ лишенном звуков, красок и запахов. Она обострила слух. Это можно было делать без боязни изменить рядом ещё что-то.

И на неё тотчас нахлынули звуки. Со всех сторон выло, скулило, скрежетало и чавкало.

– Не бойся, Катря, ничего плохого с тобой не случится! - услышала она голос Егора. Неужели он слышит даже её страх?

Эта родинка на её плече! - вспомнила Катя. Превым движением было содрать налепеленного колдуном "жучка". Прямо шпионские страсти!. Но потом подумала, что до Черной Дыры так далеко, а если что случится, она сможет получить от Егора если не действенную помощь, то хотя бы моральную поддержку.



Глава тридцать вторая | Маленький дракон с актерского факультета | Глава тридцать четвертая