home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава тридцать вторая


Хороша коммуна!

И сад здоров .

Пройти бы туда, да мешает ров.

Владимир Маяковский

За длинным столом, заставленным всевозможными печеными, мочеными, тушеными, вареными разносолами царило веселье. Чай оказался лишь поводом сесть за стол. Невинное занятие: попить чаю. Для того и испекли пряники. Главное началось потом. Может, кто медвежатинки поест? Или сохатины вяленой? Лещей жареных. Белужки вареной. Гуся с яблоками. А к такой закуске уже нужна медовуха...

Молодую пару встретили шутками.

– Думали, сВежи, ан все те же. Быбл бы друн - найдется и досуг И строг наш приказ, да не слушают нас.

Стапанида было заворчала.

– Самовар уж остыл.

Остальные вступились.

– Дело молодое. Пусть похороводятся, пока время есть. Дети пойдут, е до гулянок будет.

"Дети пойдут! - возмутилась про себя Катя. - Ни Степанида, ни Аксинья детей не принесли, а я за всех отдувайся?"

Но тут она вспомнила, что вовсе не собирается здесь оставаться, а значит, и рожать детей от Егора...

Когда она проходила к столу мимо Полактии, та шепнула не разжимая губ:

– Сегодня!

У Кати в мозгу вдруг всплыл вопрос, которого она сеебе прежде не задавала: а что все-таки делала Полактия Фортунатовна в тринадцатом веке, для чего она там появилась, не только же из-за чувства мести: какая-то девчонка едва не лишила жизни любимого мужа! П если пережитое вместе не заставило её смягчиться, пересмотреть свое отношение к посланнице белых историков?

– Что, КАтя, нашла свою потерю? - услышала она льстивый голос Степаниды.

– Нашла, - кивнула Катя, делая вид, что не замечает невольного движения похитительницы, касающейся своего лифа. В надеэном месте спрятала она украденную вещь, а теперь, небось, недоумевает: почему вдруг их стало две? И как Егор доставал ладанку из-за её лифа?

Что за глупые мысли лезут ей в голову в ответственный момент. Разве не сегодня они покинут эти суровые места, чтобы никогда больше сюда не вернуться?

Надо решить и кое-какие хозяйственные вопросы. Например, что делать с Кешей? Поблизости нигде его не видно. Куда задевался этот многословный пернатый?

Когда наконец все поднялись из-за стола, Катя помогла женщинам прибраться и пошла искать попугая. Кажется, но нашел общий язык, если это можно сказать о птице, с Егором. Тем более, что тот раньше всех вышел из-за стола, чем вызвал немало острот насчет того, что девка совсем парня замучила!

Катя постучала в дверь Егора.

– Заходи, невеста! - пригласил её знакомый голос.

Глазам её предстала идиллическая картина. Егор сидел в плетеном кресле, а на плече его удобно расположился Кеша, который ему увлеченно что-то говорил. "Все самцы по природе - предатели!" - ревниво подумала она.

– Кеша, ты сменил хозяина? - все же поинтересовалась девушка.

– Женщины - коварны, капризны, злы, завистливы, скандальны! - со смаком выговаривал попугай, а у Кати, что называется, глаза на лоб полезли.

– Уж если говорить о коварстве, - насмешливо заметила она, - то нам с попугаями трудно сравниться. Ты рассказывал Егору о некоторых событиях нашей совместной жизни...

– Я не обещал молчать! - гордо отпарировал попугай.

– И правда, Инокентий, ты переборщил! - примиряюще сказал Егор.

– Она меня бросила! - попугай взлетел в воздух. - Бросила! Ходит где-то, не вспоминает! Аксинья кормит! Плохая хозяйка!

– Смотри, Егорка, скандалиста приобретаешь. Ведь ты решил его у себя оставить?

– Я сам решил! Сам решил!

– Помолчи! - Егор щелкнул пальцами и Кеша тут же умолк, тяжело плюхнувшись на застеленную домотканным покрывалом кровать.

– Значит, приготовилась таки бежать?

– Приготовилась.

Несколько мгновений они смотрели друг другу в глаза, а потом Егор отвел взгляд.

– Не бойся, препятствовать не стану... Попутчицу свою решила здесь оставить?

– Еще чего! - огрызнулась девушка.

– Тогда придется жребий метать.

– Это у вас, колдунов, чуть что, так жребий, а мы, люди, по-другому дела решаем.

– Мы - тоже люди, - обиделся тот. - Рещайте, как хотите, только мост все равно одного примет, не больше.

– Егор, а ты не можешь подробнее рассказать? Про мост и все такое.

– Могу, - он движением руки придвинул к ней... её любимое кресло-качалку. - Садись, в ногах правды нет, а разговор предстоит долгий.

Он совсем по-мальчишески поерзал в своем кресле и начал рассказ.

– Наши предки - Дементьевы - жили здесь всегда...

– Дементий Дементьев! - усиехнулась Катя. - Не слишком старались подобрать сыну подходящее имя.

– Так уж повелось, что в нашем роду непременно случается Дементий. Кажется, и предки любили пошутить.

– Но тогда здесь должен был бы существовать огромный поселок, а не всего одна семья.

– Так и было, пока один из моих любознательных дядьев не решился посмотреть, что там, за концом света? Узнать, что за существа живут в Хаосе?

– Узнал?

– Если бы только узнал! Увиденное привело дядьку в такой ужас, что он побкжал обратно, а дыру в стене - не каменной, колдовской - закрыть не успел.

– И из того мира за ним кто-то прошел? - догадалась Катя.

– Прошли. Словно ураган. Сметали все на своем пути.... Не застань они моих родичей врасплох, может, все и обошлось бы... Чужвки в первую очеред уничтожили детей, потом стариков и женщин, мужчин они оставили на"звкуску". Те отомстили страшно - уничтожили всех, но и сами полегли. Все кроем двух прадедов и моего отца, которые ловили рыбу на дальнем озере. представь себе, они ушли ненадолго от многолюдного поселка, а вернулись к пепелищу. Один из прадедов первым сообразил, что надо заделать дыру. Он кинулс к ней и чуть не опоздал: одно из чудищ уже выползало наружу. Старику пришлось закрыть дыру собой, превратив наполовину вылезшего чудища и себя в каменную затычку, намертво закрывшую дыру.

– А какие они, выходцы из другого мира? - робко поинтересовалась Катя.

– Страшные, - коротко сказал он. - Если бы ты так не торопилась уйти, я бы показал тебе морду каменного зверя, застрявшего в дыре, и каменную фигуру деда, невольно сделавшего себе вечный памятник.

У Кати с языка рвалась тысяча вопросов. Что значит - страшные? Похожие на людей или совсем непохожие? Но Егор продолжал рассказ.

– Оставшемуся в живых прадеду пришлось обратиться к самому могущественному колдуну, какого только знал. Тот и объяснил, что мой дядька нарушил древнее соглашение между мирами, которое гласило о незыблемости границ. Закон был создан так давно, что о нем забыли, иначе мой любопытный дядька туда ни за что бы не сунулся. По совету Всемогущего моему отцу пришлось вызубрить Закон наизусть и передавать его вместе с Знанием, чтобы и наши потомки никогда об этом не забывали.

– Ты хочешь сказать, что из вашего мира бежать невозможно, кроме как нарушить эту самую границу?

– Мы, владеющие Знанием, можем строить мост над соседним с нами миром, так, чтобы не тревожить его обитателей. И пройти по этому мосту может только один человек.

– Ты так и не объяснил, почему?

– Но и мне этого никто не объяснял. Так сказано в Законе. Я лишь знаю, если вступить на мост вдвоем, не уйдет никто.

Катя пригорюнилась. Вначале казалось все так просто. В нужное время войти в Черную Дыру, оказаться в нужном месте, изъять заветный трактат, вернуться тем же путем и передать его белым историкам, а потом на честно заработанные деньги спокойно дожить до окончания института.

– Кажется, тот, кто тебя послал, не дурак. Большие деньги тебе пообещали?

В голосе его звучала насмешка.

– Тебе-то что, - в том же тоне ответила она, - ведь это я рисковала, а не кто-то другой. И не подвергала опасности никого из близких. Как и неблизких. Что здесь зазорного - получить плату за проделанную работу?

– Не сердись, Катря, - уже мягче сказал Егор, - но я никак не могу ч этим смириться, потому что в моем роду женщины не зарабатывают себе на хлеб. Это забота мужчин.

– Мои родители тоже свое согласие не дали бы, - призналась она. - Но я думала, что сумею провернуть все быстро. Белые историки обещали, что это не займет больше трех дней.

– Твои белые историки не очень хорошие люди.

– Что ты! - замахала на него руками Катя. - Если бы в мои дела не вмешалась Полактия, я была бы уже дома...

– Я думал, вы с Полактией вместе.

– Она присоединилась ко мне... позже.

– Она тоже ьелый историк?

Что-то Егор стал тыкать в самые уязвимые места Катиной легенды.

– Долго рассказывать, - уклончиво ответила она.

– Постой, значит, все, что бормотал Кеша, правда? - неожиданно развесеоиося Егор. - Надо же, подруги!

Он задумался, глядя перед собой. Будто всматривался во что-то, прежде неведомое.

– Да и Полактия вовсе не девочка. А Сема вокруг неё увивался. Да она ж ему в матери годится!

– Положим, его никто об этом не просил.

– Но тогда зачем несвой облик принимать?

– Ее это облик. Только несколько моложе.

– Странная вы парочка. Подорительная.

– По-моему, это вы нас поймали в сети, а не мы вас!

– Прости, я увлекся, - согласился он. - Однако, твоя... подруга тебя ждет. Интересно, что вы решите?

Полактия Фортунатовна ждала Катю в горнице, сидя у стола, с которого была убрана посуда. Все, кроме Аксиньи, оставшейся с нею, все уже разошлись, а обе женщины сидели и молчали так, как могут молчать лишь близкие люди, когда почти все слова сказаны и в них уже нет нужды.

– Я готова, - сказала Катя, и обе женщины посмотрели на нее; одна с надеждой, другая с грустью.

Егор нарисовал перед нею мрачную картину, но отнюдь не безнадежную, а в запасе у самой Катерины имелась некая идейка, которая могла дать и вовсе хороший результат. И вообще, почему магиня выбрала для побега именно сегодняшний день?

– Дальше тянуть с побегом нельзя, - ответила та на последний вопрос. Аксинья тоже считает, что нынче самое благоприятное время. Чувствуем мы так. Можешь считать это магической интуицией.

– По мне, чем скорее, тем лучше, - сказала Катя.

– Боюсь,скорее не получится, - вздохнула Полактия. - Для возвращения во временной коридор, по которому мы шли, нам придется пересечь границы некоего мира, с нашей точки зрения, ирреального. Я называю его Страной Чудовищ. Каким-то таинственным образом здесь, на небольшом отрезке земли собрались и стали существовать самые жуткие монстры, каких только может создать человеческая фантазия. Маги соревновались в умении преобразовывать материю с помощью магии, а когда соревнующимся надоело пугать друг друга, они решили оставить свои создания в живых и телепортировали их в местность, удаленную от человеческого жилья и оживленных путей-дорог. Не повезло лишь Дементьевым, чьими соседями они оказались.

– Неужели их никак нельзя обойти?

– Мы с тобой нечаянно обошли, но повторить свой путь, только в обратном направлении, увы, не сможем. Но есть очень короткий путь по землям монстров. Анисья начертила карту, осмотрев их с высоты птичьего полета. как раз недалеко отсюда есть в некотором роде перешеек. Если постараться, можно миновать его в течение полудня.

– И как вы собираетесь пройти это узкое, но опасное место?

– Стать на время тем, кто там живет.

– Чудовищем?!

– А иначе как стать неотличимым от живущих там?

Катя подумала, говорить им об идее Егора насчет моста или нет?

– К сожалению, даже в этой опасной затее есть ещё большее "но". Вера я имею в виду Аксинью - говорит, что пройти сможет только один. Ссылается на какой-то ветхий Закон, типа магической теории вероятности.

– Странно, через земли монстров сможет пройти один и по мосту один.., - задумчиво проговорила Катя.

– Про мост Егор тебе сказал? - догадалась Анисья.

– Ну а кто, кроме него, мог сказать? Тем более, что он и предлагает для нас этот мост соорудить.

– Я вижу, ты времени не теряла, - заметила Полактия.

– А вы подумали, что я здесь останусь?

Никто ейц не ответил, каждый думал о своем.

– Кажется, есть план! - Полактия Фортунатовна подняла руку. - Я в образе монстра пройду по Стране Чудовищ, а Катя минует это пространство по мосту. И заклинанием откроет для меня проход в стене со стороны временного разлома.

– И в твоем плане есть "но", - вклинилась в разговор Анисья. - В том месте, куда Катя придет по мосту, тоже действуют свои законы: время сделаетточередной виток и её отнесет далеко от Страны Чудовищ...

– Дела-а, - только и смогли выговорить беглянки.



Глава тридцать первая | Маленький дракон с актерского факультета | Глава тридцать третья