home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава пятнадцатая


Возможно, что если бы не этот последний взгляд, она оставила бы все на произвол судьбы, так, как оно есть.

Стивен Кинг

"Куда это ты отправляешься, Екатерина? - будто наяву услышала она голос Венусты Худионовны. - Может, ты забыла, зачем тебя послали?"

"Не забыла! - огрызнулась девушка. - За трактатом Ибн Сины."

"А сейчас что у тебя за дело?"

"Так, пустяки, хочу посмотреть, жив ли ещё один мой знакомый, раненый дружинник."

"Ты не имеегь права вмешиваться!"

Голос историка затих. Скорее всего, его и не было, просто Катя так отчетливо его представила, что как бы и услышала.

Она поправила сидящего на плече Антипа, который почему-то стал сползать вниз. Видимо, заснул, но и во сне продолжал цепляться за её одежду.

От монгольского стана Катя переместилась поближе к полю, на котором разыгралось сражение, но теперь шла все замедляя шаги, потому что отчетливо услышала странный хруст и чавканье, от которых у неё мурашки пошли по коже.

– Что это? - тихо спросила она вслух.

– Кто-то жует, - так же тихо ответил проснувшийся Антип.

– Может, мне тебя в медведя превратить? - дрожащим голосом предложила Катя. - Потому, что это, кажется, шакалы, а я их боюсь...

– И эту девчонку обучали маги! - снисходительно заметил домовой, но Катя сразу засовестилась.

– Правда, и что это я!

Она подобрала небольшой сук и соорудила из него факел. Насколько она поняла из зоологии, шакалы боятся огня.

Катя вздохнула поглубже и шагнула на поле. Какие-то тени разбегались от неё в разные стороны, но девушка старалась смотреть лишь под ноги. Наверное, в первый раз ей просто повезло, потому что теперь она никак не могла отыскать Мирошку.

– Антип, - потормошила она домового. - Ищи парня!

– Небось, не собака, по следу бегать! - буркнул он и ещё крепче ухватился за её одежду.

– Да ты никак боишься? - подивилась она.

– А кто их, мертвяков-то, не боится?

– Чего ты бормочешь? Прислушайся лучше, не чуешь ли среди мертвых живого?

– Чую, - нехотя проговорил Антип, - но показывать не пойду.

– Люди боятся мертвецов - понятное дело, но чтобы домовые...

– Домовые пуще других боятся. А ну, как в доме все вымрут? Человек может и без дома прожить. А то и другой себе построить. А для домового гибель дома - погибель ему самому.

– Понятно, - вздохнула Катя. Если на то пошло, она и сама из последних дел крепится, зубы стискивает, чтобы не стучали, так ей хочется подальше убежать от страшного места. - Только разговоры разговорами, а Мирошку искать нужно.

И добавила как бы про себя.

– Если он уже не умер... Ладно, сиди на плече, только объясняй, в какую сторону идти.

Согласись Антип спуститься на землю, дело пошло куда бы быстрее, но он, обрадованный Катиным разрешением, с удовольствием сидел на плече и командовал:

– Вперед! Левее! Вон за тем мертвецом, подле которого копье из земли торчит.

Копье торчало из тела, оно и было пригвождено к земле этим самым копьем и потому Катя невольно обошла его подальше. Антип же на неё зашипел:

– Куда ты? Я же сказал: подле копья!

К счастью, это действительно был Мирошка и потому Кате больше не пришлось блуждать среди мертвых тел.

Перенести его туда, где виднелся столь нелюбимый монголами лес, не составило для неё особого труда - она теперь вполне сносно владела приемами перемешения в пространстве любых предметов.

На опушке леса, куда она переместилась с Мирошкой, вдруг возник светящийся силуэт, удивительно похожий на кк зевуомого Эраста. Фигура, таящая на глазах, будто предупреждала: берегись! Чего беречься? Кого?

Впрочем, когда силуэт истаял, Катя склонилась над Мирошкой и о призраке забыла. Может, он ей показался? Нагляделась на свет факела.

Антип-белка, спустившийся с плеча, зашебуршил возле распростертого тела юноши.

– Тебя что-то беспокоит?

– Жизнь из него уходит. Живой воды бы...

– Живой воды! - передразнила Катя. - Где я тебе её возьму?

– Сотвори.

– Не научили. Да и не знаю, может ли кто-нибудь из новичков такое сделать? Живую воду надо приносить издалека. Да и просто так она в руки не дается...

– Так и будешь сидеть подле него, руки ломать? - затеребил её Антип.

– А что я могу сделать?

– Думай.

Катя принялась думать. Сама она в медицине не слишком разбиралась... И тут её осенило: Тахаветдин! Вот кто сможет оказать Мирошке помощь, и не подозревая об этом. А этого добиться она как раз могла.

Катя сосредоточилась. Здесь ошибиться было нельзя. Хорошо, если молодой врач спит. А если бродит где-нибудь, весь во власти сладких грез?

Но Тахаветдин спокойно спал, и Катя ощутила некоторое разочарование. Что же это за любовь, о которой он прожужжал ей все уши? Спит как младенец. Даже бормочет что-то во сне. О чем это?

– Гюзель!

А, это другое дело. На всякий случай Екатерина погрузила его в сон поглубже, а дальше магии уже почти не требоавлось: в ход пошел старый добрый гипноз.

Между тем, сквозь сон врач услышал далекий женский голос:

– Тахаветдин! Тахаветдин! Встань и иди ко мне.

Он и пошел. Дремавшие у входа полководца тургауды было встрепенулись, но, увидев знакомую фигуру врача, успокоились. Пошел проведывать кого-то из раненых. А разве не распорядился их господин - великий Джэбэ - в любое время дня и ночи врач Тахаветдин имеет право ходить куда захочет.

Незамеченный более никем Тахаветдин направился к лесу, куда продолжал звать его чарующий женский голос.

При его приближении Катя сделала себя невидимой на случай, если в состоянии гипноза она почему-либо не сумеет его удержать и врач надумает проснуться. Из неё гипнотизер аховый. Научил кое-каким приемам Вяземский, вот и вся наука...

Тахаветдин пришел туда, куда звал его голос и покорно остановился.

– Осмотри раненого, - приказала невидимая Катя; наверное, её голос врач воспринимал как идущий с неба. - И сделай все, чтобы вернуть его к жизни.

Тахаветдин только кивнул в знак согласия.

По тому, как ловко действовали его руки, Катя поняла, что настоящее мастерство настолько проникают в человеческую суть, что уже кажется, живут в нем сами по себе.

– Колотая рана плеча, - проговорил врач то ли для себя, то ли для невидимого голоса. - Тупой удар в голову, вызвавший сотрясение мозга. Колотая рана бедра...

Катя поняла, что Мирошка весь изранен и помочь ему все равно не сможет. Одна надежда на врача.

Наконец Тахаветдин закончил работу. Екатерине осталось лишь доставить его обратно.

– Иди в юрту и ложись спать. Забудь обо всем, что сегодня видел и делал.

Оградив таким образом врача от сомнений и размышлений, она занялась Мирошкой. Первым делом послушала сердце: теперь оно билось не в пример ровнее.

Она переместила раненого вглубь леса, где на сухом месте устроила ему ложе из свежего душистого сена, которое надергала из стоящего на опушке стога. Все равно его растащат для своих лошадей монголо-татары.

Мирошка будет спать. Крепкий оздоровительный сон парню она устроит, но вот кто будет за ним ухаживать? Катя, увы, не может надолго отвлекаться от своей миссии. Именно сегодня захватчики осадят и подожгут Рязань.

И тут она вспомнила о своей служанке. Надо будет лишь придумать, как объяснить её отсутствие Тахаветдину.

Антип без слов взобрался ей на плечо, и Катя заскользила прочь из леса.

Как и была при Тахаветдине, Катя вернулась в стан монголов невидимой. Хорошо, что стояла глубокая ночь, и дозорным у костров не была видна странная картина: летящая по воздуху белка, в то же время сидящая неизвестно на чем.

В юрте она опять приняла прежний облик. Как будто, после её ухода ничего не изменилось. Русская полонянка Алена после перенесенных страшных испытаний спала глубоким, очищающим душу сном.

Антип привычно забрался в свой кузовок. Теперь здесь он прятался от утомительной людской суеты.

Все обошлось. И, тем не менее, Катю не оставляло чувство, что в её отсутствие все же что-то произошло.

Она легонько стукнула по лбу оставленную на "страже" статуэтку.

– Катя, ты здесь? - вдруг проговорила та голосом Эраста.

– Спасибо, господин, я уже сплю.

В этом месте Екатерина недовольно крякнула. Могла бы придумать фразу и поудачней. А то, как говорили в детстве, и не в склад, и не в лад...

– Катя, мне нужно срочно поговорить с тобой. У меня неприятные известия...

– Спасибо, господин, я уже сплю, - повторила статуэтка.

– Катя... О. господи, ты оставила вместо себя болванчика! Что же делать?

Ну, почему он не догадался, что статуэтку можно использовать как магнитофон?!

Она могла лишь предположительно восстановить картину происходящего. Эраст узнал о чем-то, что угрожало Кате, и решил её предупредить. Рассчитал, в каком месте ему надо материализоваться через Черную Дыру и появился точно перед входом в её юрту. Откуда он мог знать, что девушку призовут посторонние дела?

Почему-то он смог появиться здесь лишь на краткий миг... Он и на опушке появлялся с той же целью.

Ей представилось разочарование молодого человека, который после стольких усилий так и не добился никаких результатов... Впрочем, что она такое говорит? Она знает главное: в стане черных историков у неё теперь есть сочувствующий.



Глава четырнадцатая | Маленький дракон с актерского факультета | Глава шестнадцатая