home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Наряды

– Ба, какие люди, – ротный, стоя на входе в расположение роты, улыбался в пышные усы – Чего вернулся-то?

– Не хочу дома говорить, что всю службу прятался. Хочу служить.

– Хм, – не зная, как на это реагировать, удивился ротный. – А мы уже всех распределили… кого куда. Чего я с тобой делать буду?

Я молчал.

– Рота, смирно! Товарищ гвардии майор… – загорланил дневальный.

– Вольно, – обводя взглядом казарму, процедил неизвестный мне офицер с майорскими погонами.

– Товарищ, майор… – повернулся к нему ротный, поднимая руку в установленном армейском приветствии.

– А это что за солдат? – тыкнул в меня пальцем майор.

– Был у нас, – уклончивая ответил капитан. – В санчасти лежал…

– Тот самый?

– Да…

– Ну-ка пошли, поговорим, – махнул рукой ротному майор. И офицеры отправились по "взлетке" в направлении канцелярии ротного.

– Кто это? – спросил я дневального.

– Новый начальник штаба батальона.

– Давно он тут?

– Месяц-полтора. А ты совсем вернулся?

– Ага.

– Ясно, – ответил мне курсант с лычками младшего сержанта на плечах, хотя мне самому еще не было ясно абсолютно ничего.

Учебная рота закончила период обучения, и солдаты, распределенные по будущим частям, ждали "покупателей" или документов на отправку. У всех на плечах были пришиты новенькие полоски младших сержантов.

Несколько человек гордо носили три полоски. Это означало, что они с отличием закончили учебку.

– А ты мне тут нах не нужен, – заявил мне Салюткин, как только увидел меня в расположении взвода. Его физиономия расплывалась в дурацкой улыбке, своим видом показывал он всем, что не уважает меня ни как человека, ни как солдата. – Я за тебя в БМП стрелял, экзамен сдавал. За тебя. Понял?

Моим желанием было спросить, как он отстрелялся, не промахнулся ли, но я промолчал.

– Что смотришь? – не ожидая ответа спросил лейтенант. – Мы тебе тоже младшего сержанта присвоили, ведь не становиться же взводу неполноценным из-за тебя. Так, что ты мой должник, – обрадовался он.

Становиться должником, тем более Салюткину, мне не хотелось:

– И что я с ним делать буду?

– А что хочешь, – пожал плечами взводный и повернулся ко мне спиной потеряв всякий интерес к нашему разговору.

– Ханин, ко мне! – крикнул ротный из дверей канцелярии.

Я побежал по линолеуму по направлению к его каморке. Я чувствовал себя очень неудобно среди ребят, провожающих меня взглядами. Может быть, им было плевать на то, чем я занимался последние месяцы, но…

Мне хотелось скорее научиться чему-то более ценному с моей мальчишеской точки зрения.

– Тварщ, каптан… – скороговоркой выпалил я.

– Ты, говорят, и писать там научился? – прервал меня ротный.

– Так точно, но только в журнале писал…

– В общем, так, – снова прервал меня капитан. – Тебя переводят в третью роту. Пусть дальше они тобой занимаются. Переходить можешь прямо сейчас. Старшина, – прокричал командир первой роты в коридор.

– Оформи его переход в третью роту. Вещей у него почти нет. Много времени не займет.

Старшина отвел меня двумя этажами выше. Представил командиру роты, которого я несколько раз видел мельком на построениях и в санчасти, и, забрав мои документы, ушел. Минут через тридцать он возвратился и вернул мне военный билет.

– Можешь идти лычки пришивать, – сказал мне перед уходом прапорщик, – все остальное я сам вашему старшине передам.

Я открыл военный билет. На положенном месте стоял приказ о присвоении мне звания младшего сержанта. Смешанные чувства радости и стыда охватили меня. Ну как же так, ведь я не приложил никаких усилий для того, чтобы получить это звание. Это не правильно, но это приятно – я же не обязан рассказывать дома, что был в санчасти. Я всегда смогу сказать, что прослужил как все, ведь никто никогда не сможет это проверить. Из этих мыслей о будущем после увольнения в запас меня вывел командир третьей роты:

– О чем задумался, казак? Нечем заняться? Сегодня заступаешь в караул. Иди, готовься.

Третья рота оказалась ротой будущих наводчиков-операторов БМП – боевых машин пехоты. Рота закончила на неделю раньше курс подготовки молодых специалистов, и почти все они к моменту моего появления уже разъехались по частям. Солдат в роте было мало, и заступающих в наряды катастрофически не хватало. Чтобы как-то справиться с ситуацией, роты объединяли вместе, составляли сержантские наряды.

Ситуация усугублялась еще тем, что окончившие срок службы выполняли

"дембельские" аккордные работы, стараясь получить пораньше разрешение на увольнение в запас, и с утра до вечера находились на объектах.

– Как пользоваться автоматом знаешь? – спросил меня молодой лейтенант, когда узнал, что я заступаю в его караул.

– Так точно, – заверил его я.

– Лучше не пользуйся, – задумчиво произнес взводный. – А то потом патроны искать.

– Зачем? – не понял я.

– На всех патронах караула есть номер. Единый для всех патронов.

Когда принимаем ящик – проверяем. Если не совпадает, то пишем в опись. Если случайно пальнешь, то, чтобы по голове не получить, нужно найти патрон с таким же номером. Понял?

– Понял, но я не собираюсь стрелять…

– Это хорошо. А раз понял, пошли, будем патроны принимать.

Получив указания и проверив все патроны на предмет идентичности номера, как указал лейтенант, я притащил закрытый ящик с патронами в роту.

Лейтенанту было лень лишний раз заниматься с караулом, и никто не проводил больше ни инструктажа, ни записи в получении боеприпасов.

Все было так, как будто люди опытные, в наряд заступают практически ежедневно и лишние инструкции им не только не нужны, но даже вредны.

В 18:00 наряд в полном составе стоял на дивизионном плацу, где проходил развод дежурным по дивизии офицером. Начало ноября было морозным. Ушанка и шинель, которые мне выдали в этот же день, не спасали от холода, и единственным желанием, возникавшим у меня, было ожидание окончания процесса развода, чтобы поскорее добежать до теплой караулки. Дежурному по дивизии, наверное, тоже было не сладко, и минут через пятнадцать нас отпустили, проинструктировав, что службу надо нести стойко и выносливо, преодолевая все тяготы и лишения, как прописано в уставах.

Караульное помещение мотострелкового полка представляло собой одноэтажное здание, выкрашенное в белый цвет. В помещении было всего четыре комнаты: дежурная часть, где находился начальник караула с помощником, место, где стояла пара столов для обеда, спальная комната с расставленными наподобие приемного покоя в больнице жесткими койками с такими же жесткими подголовниками. Там же вдоль стены стояли шкафы для автоматов и прихожая с прилегающим к ней туалетом. Двор около караулки был окружен высоким железным забором.

Около одной из стен стояла прикручена к бетону стойка для разряжения автоматов с подробной инструкцией об установленном порядке действий, красиво написанной на большом железном щите.

– Поставить автоматы в стойки, – приказал лейтенант, – принимаем наряд.

В процедуру приема наряда входила проверка соответствия того, что находилось в помещении с тем, что было написано на листке, закрепленном под прозрачным пластиком около двери. О том, чего не хватало, знали все и переписывали нехватку ежедневно из протокола в протокол.

– Не пиши, – пытался уговорить старый начальник караула. – Все же знают, что не хватает стульев.

– И потом скажут, что при мне пропало? – понимая бессмысленность записи, но и не желая оставаться крайним, спокойно отвечал заступающий, ровным почерком переписывая предыдущий листок.

Наверное, их можно было написать с десяток под копирку или еще лучше отпечатать, и менять только название роты и фамилию расписывающегося, но все придерживались установленных правил "игры в войнушку".

– Пошли, – толкнул меня в плечо, один из сержантов.

Я взял автомат, вышел на улицу, ожидая сержанта и еще двух солдат, которые должны были поменять старый наряд на своих постах.

– Зарядил? – спросил меня сержант.

– Нет, – удивленно ответил я и двинулся к стойке для того, чтобы положить не нее автомат.

– Ерундой не майся, – спокойно сказал сержант. – Воткни магазин, присоедини штык-нож и пошли быстрее. И так холодно.

"Учебка похоже закончилась, не начинаясь" – подумал я, вставляя рожок автомата в паз и хлопая ладонью по тыловой части в ожидании характерного щелчка. Сержант уже повернулся и пошел по асфальтированной дороже, за ним потянулась смена, и я пристроился в конец.

Мы шли в колонну по одному за сержантом по хорошо известному ему маршруту. Он трепался с разводящим предыдущей смены, который шел с ним рядом.

Пост, на котором мне предстояло провести ближайшие часы, был недалеко.

– Стой, кто идет, – раздалось с поста, как только мы приблизились.

– Разводящий со сменой, – раздался уставной ответ.

– Разводящий ко мне, остальные на месте, – не рискуя оказаться втянутым в случайную проверку, ответил часовой.

Разводящий пошел вперед и через несколько секунд подозвал нас.

– Снимай автомат, – сказал мне сержант.- Одевай тулуп, а то замерзнешь.

Я радостно натянул длинный теплый тулуп с высоким воротником, отданный мне уже мечтающим убежать в казарму часовым, надел рукавицы с двумя пальцами, закинул автомат за спину.

– Пост сдал, – заулыбался солдат.

– Пост принял, – не менее радостно ответил я и посмотрел на затягивающиеся тонким льдом лужи.

– Движение по часовой стрелке, на вышке не садиться, естественные надобности оправлять запрещено, через два часа приду, сменю, – дал мне последние инструкции сержант, и я остался один на огражденной колючей проволокой и не очень высоким забором охраняемой площади.

Я брел по дорожке и мечтал о том, чтобы кто-то полез на мою территорию или чтобы заблудший колхозник из соседней деревни попытался бы сократить свой путь через мой пост. Я представлял себе, как, задержав злостного нарушителя, сразу стал бы героем и был бы награжден краткосрочным отпуском "с выездом на родину", а проще говоря, домой. Мечтам моим не суждено было сбыться. Я шагал по периметру, иногда отдыхая на вышке, прислонившись спиной к стойке.

Ночь вступила в свои права, и мелкий, редкий снег падал с неба.

Далеко за забором слышался рокот машин, там был город, он жил своей, гражданской жизнью, не имеющей ко мне никакого отношения.

Через два часа меня сменили. И я вернулся в комнату ожидания. В караулке стоял уже холодный ужин, который принесли за время моего дежурства. Лейтенант играл в шашки с помощником, и я ушел спать в комнату для отдыхающей смены, хотя был в составе бодрствующей. Никто на это не обратил внимания. Каждый занимался своими делами, как чтение книг или газет, игрой в морской бой или просто спал. Все понимали, что никому не интересно нападать на караульное помещение ничего по сути не охраняющего караула посредине огромной дивизии стоящей в 310 км от Москвы. Учебные распорядки давно закончились, и ни у кого не было желания коротать время, раздавая и выполняя ненужные приказы. Сутки пролетели скучно и безынтересно. Нас сменил новый наряд. От сбитого режима я был уставший, но довольный – свой первый караул, хоть и почти через пять месяцев с начала срочной службы, я простоял.

– Сегодня отдыхай, – сказал мне взводный, когда мы вернулись в казарму. – Завтра заступаешь в наряд по штабу. Будешь посыльным, все равно у тебя еще лычек нету.

В наряд по штабу мне выдали парадную форму. Она сидела на мне ладно. Я добавил утюгом пару стрелок и форма стала выглядеть почти как у дембелей.

"Надо бы сфотографироваться", – подумал я. – "Своим фотку отправить".

Дежурным по штабу был старший сержант из дедов соседней роты.

– Ты посыльный? – кивнул он мне, когда я пришел на развод.

– Угу, – буркнул я уставший голосом, начиная понимать, что нарядов, участие в которых мне предопределено, будет не мало.

– Сегодня почти нечего делать, а завтра утром, после завтрака, понадобишься, – спокойно проинструктировал он меня. – Главное на начштаба не нарывайся. Зверь.

Утром, после завтрака, хорошо отоспавшись ночью, я вернулся в штаб.

– Пришел? Хорошо, – приветствовал меня старший сержант, протягивая мне красную повязку с надписью "Посыльный". – Надо забрать в штабе дивизии пакет. Знаешь, где это?

Я вспомнил свои похождения в штаб дивизии во время своей бытности в артиллерийском полку и кивнул.

– Вперед, воин, – потягиваясь, дал команду сержант, и я спокойно и не торопясь отправился в штаб через офицерский городок.

На КПП в городок меня без проблем пропустил наряд, и, решив, что ничего страшного не произойдет, если только заглянуть в двухэтажный магазин в городке, я направился к уже известной мне "стекляшке".

– Товарищ солдат, – услышал я голос сбоку и увидел стоящего старшего прапорщика с двумя солдатами. Повязка "Патруль" говорила сама за себя. – Куда направляетесь?

– В штаб дивизии, – ответил я. – Я посыльный, – приподнял я руку с повязкой.

– Вижу, что посыльный, – ответил прапорщик. – А чего ж ты сюда прешься, да еще со штык-ножом? Хочешь нарваться на комдива?

– Нет, не хочу, – признался я, понимая всю перспективу такой встречи. Комдива я мог и не узнать, а вот встреча с начальником штаба дивизии мне точно не нужна была.

– Так и вали в свой штаб, – посоветовал мне старший патруля.

– Есть, – козырнул я с серьезным видом, понимая, что на этот раз

"пронесло", и быстрым шагом, чтобы быстрее исчезнуть из поля зрения патруля, направился в штаб дивизии.

– Принес? – встретил меня на лестнице дежурный по штабу, когда я вернулся.

– Вот, – протянул я ему пакет.

– А мне он нахрена? – удивился сержант. – Отдай дежурному по полку.

За стеклом с надписью "Дежурный по полку" перед пультом с тумблерами, телефонами и часами, показывающими время и стоящими в ожидании "времени Ч", сидел капитан.

– Чего тебе? – посмотрел он на меня красными, сонными глазами.

– Пакет из штаба дивизии.

– В строевую часть отнеси, отдай там Манукевичу.

Я прошел по выкрашенному в желтый цвет коридору до железной двери с надписью "Строевая часть". Из-за приоткрытой двери слышались голоса.

– Кто такой Манукевич? – спросил я, войдя в комнату.

– Я! – повернулся ко мне печатающий на большой электрической машинке парень с новенькими нашивками младшего сержанта. Его лицо было мне очень знакомо. Я старался вспомнить, где я видел этого черноволосого, кучерявого паренька с большим носом и выпученными глазами, в которых была выражена скорбь всего еврейского народа.

– Ты из Питера? – спросил он меня.

– Да.

– Из Дзержинского района?

– Точно.

– Нас в один день призывали, помнишь? С тобой еще какие-то придурки были с рациями, над прапором прикалывались.

– Ребята из оперотряда, – обрадовался я тому, что парень меня не забыл. – Тебя как зовут?

– Макс, а тебя?

– Александром кличут, – протянул я ему пакет.

– Да черт с ним, с пакетом, – кинул он пакет с надписью

"Командиру в ч. Секретно" на стол. – Пошли, покурим.

Мы вышли из здания штаба на свежий воздух. Макс достал пачку сигарет, привычным движением выбил одну и закурил. Мы вспоминали

Питер, проводы, зал пересылки в авиагородке. По приезду в Ковров

Макс сразу попал в мотострелковый полк. Командир второй роты, выяснив, что Макс умеет быстро и качественно печатать на машинке, старался скрыть его от высшего руководства полка, но кто-то услужливый сообщил об этом начальнику штаба полка, и к концу курса

Макс стал полноценной полковой "машинисткой". По его словам, начальник штаба его очень уважал, дал ему практически свободный режим, но у него все равно много работы. Особенно туго ему приходилось по ночам, так как многие документы требовали быть размноженными или отпечатанными к утренним совещаниям. Я поведал ему свою историю и то, чем я занимался в санчасти полка.

– Так это же здорово, – воскликнул Макс. – Давай я с начштаба поговорю?

– Нет, – отказался я. – Из огня, да в полымя? Не стоит.

Макс промолчал, щелчком отбросив окурок подальше от места, где мы стояли. Урчание машины заставило нас обернуться. Выныривая из-за угла казармы к штабу полка подъезжал командирский УАЗик.

– Смирно, – раздалось у меня за спиной. Дежурный по полку, поправляя портупею с брякающим по бедру пистолетом в кобуре, выбегал к УАЗику.

– Товарищ, гвардии майор, за время моего дежурства в полку никаких происшествий не произошло. Дежурный по полку капитан

Казанцев, – четко отрапортовал капитан, держа ровную ладонь около козырька фуражки.

– Вольно, – козырнул майор. – Дежурный по штабу!!

Сержант тут же выскочил из штаба:

– Товарищ…

– Ты почему за порядком не следишь? Почему бардак? Окурки кругом валяются!! У тебя нет дежурных? Сам бери и убирай!! – рявкал майор.

– Да я…

– Головка, сам знаешь от чего! – выпалил майор известную шутку солдатского юмора.- Пять суток ареста!!

– За что?

– Хочешь десять?

– Никак нет. Есть пять суток ареста, – уныло, опустив голову, ответил дежурный по штабу.

– Доложишь командиру роты. На губу пойдешь, когда сдашь дежурство, – бросил майор и направился мимо нас в штаб.

– Манукевич, – кинул он Максу. – Ты все сделал?

– Так точно, товарищ майор, – бодро ответил Максим, вытягивая вперед пеликаний нос и еще сильнее выпячивая глаза.

– Пойдем, глянем, – майор чеканил каждое слово, как шаг, проходя в двери здания штаба. Манукевич, подмигнув мне, засеменил за ним.

– Это, что за зверь? – повернулся я к обескураженному сержанту.

– Начштаба, майор Егерин. Действительно зверь. Через одного дежурного по штабу на "губу" сажает. Все к окуркам придирается, а их как не убирай, ничего не поможет, офицеры тут же новые накидывают.

Тяжело им что ли в урну кидать?

Я посочувствовал сержанту, и пошел в штаб.

– Слышь, Санек, – за выражением лица Макса скрывалась какая-то явная хитрость – Тебя, начштаба зовет.

– Ну, вместе сидеть будем, – усмехнулся сержант.

– Чего ему от меня нужно? – удивился я.

– Пошли, пошли, – подгонял меня Манукевич, пряча глаза. – Откуда я знаю. Он ждать не любит.

Мы поднялись на второй этаж и подошли к двери, на которой висела табличка с ровной надписью: Начальник штаба. Майор И.О. Егерин.

– Разрешите, товарищ майор? – толкнул дверь Манукевич.

– Входи, входи, – не отрываясь от бумаг разрешил начштаба. – Это ты печатал в медчасти? – глянул он на меня исподлобья.

– Так точно, – понимая, что вопрос задан не просто так, а

Манукевич скорее всего меня откровенно сдал, ответил я.

– А где теперь?

– Вернулся в роту. Хожу в наряды. Меня еще не определили…

– Уже определили. Надо помочь Манукевичу. Вы ведь земляки. Хочешь помочь земляку?

Я замялся. Ответить отрицательно я не имел права, а положительно отвечать мне не хотелось.

– В общем, надо помочь. Это приказ. Макс покажет тебе, что к чему. Сделать надо к утру. Потом можешь отоспаться.

– А у меня даже машинки нету.

– Воспользуешься машинкой начальника штаба вашего батальона, – решил мгновенно все проблемы майор.

– Товарищ майор, а как я ему скажу? – начал я мямлить.

– Я сам скажу. Манукевич, дай ему бумагу, ленту, копирки, материал. Все, что понадобиться. Свободны.

Мы вышли из комнаты.

– Сволочь ты, Макс, – сказал я, как только дверь за нами закрылась.

– Радуйся, – хлопнул меня по спине земляк. Макс действительно был рад от чистого сердца. На него даже нельзя было сердиться. – Сможешь спокойно всю службу прожить, без потерь. Неужели тебе хочется остаток дней провести в нарядах?

– Да пошел ты, – огрызнулся я. – Я же специально из санчасти от этого свалил.

– Не огорчайся, выручи разок, – пошел на примирение Макс. – Мне тут даже обратиться не к кому, одни писаря, "стучать" совсем не умеют. Выручай.

Делать было нечего, тем более, что у меня был приказ начальника штаба полка. Макс выдал мне все, что было указано. Объяснил, что к чему, и после обеда, когда выяснилось, что и посыльный уже не нужен, я пошел в роту.

Штаб батальона располагался как раз на третьем этаже, в расположении третьей роты, к которой я теперь относился.

– Разрешите войти, товарищ майор, – обратился я к быстро пишущему что-то в тетради майору, которого несколько дней назад видел с командиром первой роты.

– Входи, входи. Это тебе начштаба полка приказал выдать машинку?

– подозрительно спросил начальник штаба батальона.

– Так точно.

– Вот она, – кивнул майор головой в сторону печатной машинки, стоящей на высоком железном шкафу. – Можешь прямо тут печатать.

– Я после ужина… можно? – спросил я, не имея ни малейшего желания сидеть лишнее время рядом со старшим офицером.

– Да, когда хочешь, – пожал плечами майор. – Родионов, – позвал он вошедшего широкощекого сержанта, выглядевшего куда старше двадцати лет. – Открой ему штаб вечером, у него приказ Егерина.

– Есть, – спокойно, ответил Родионов. – Ты из какой роты? – посмотрел он на меня очень спокойным, добрым взглядом.

– Из третьей.

– Так ты с этого этажа? Разберемся. Найди меня после ужина. Я буду или здесь, или в Ленинской комнате.

– Ты чего так рано вернулся? Наряд сдал? – поймал меня в коридоре капитан Коблень.

– Начштаба полка дал приказ помочь им…

– Попался-таки? – сочувственно сказал ротный. – Когда ты должен закончить?

– К утру.

– Чудесно. Значит завтра вечером заступишь дежурным по роте, – обрадовался ротный.

Поздно вечером в штабе батальона сидели трое: уже известный мне

Роман Родионов – секретарь комсомольской организации батальона, я и

Виталий Сенеда, которого нашел начштаба батальона среди солдат второй роты моего призыва. Виталий оказался учителем черчения и рисования, и это был, конечно, прямой путь в писари.

– Не тушуйся, – сказал мне Родионов, открывая банку с растворимым кофе. – Тебе сколько?

– Ложку, – ответил я. – И два сахара.

– Сахарок кончается, Виталь, – скривился "комсомолец". – Надо на кухне взять.

– Возьмем, – уверенно и спокойно ответил чуть косящий глазом писарь.

Мы попили горячего кофе и чая, и каждый занялся своим делом.

Машинка была здоровая, но стучала исправно, перескакивая кареткой в начало листа, как только он заканчивался. В час ночи я поставил последнюю точку, выдернул последний лист, сложил все в аккуратную стопочку и, подождав еще полчаса, отнес бумаги Максу в штаб.

– Давай, я тебе еще дам. Выручай, – предложил мне Манукевич, курящий прямо в строевой части.

– Нет, – остановил его я, – хорошего понемножку. Мне еще в наряд заступать.

– А, ну-ну, – неопределенно протянул Макс.

Дожидаться новых заданий я не стал и быстро отправился спать в казарму.


– Рота, подъем!! – горланил дежурный.- Алло! К тебе это не относиться, воин? – толкал он меня.

– Я всю ночь печатал, у меня разрешение начштаба полка встать только к завтраку. Я могу спать, – неуверенно отталкивал я его руку.

– Начштаба? – недоверчиво спросил дежурный.

– Ага.

– Есть у него, есть, – подтвердил проходивший мимо Родионов, хотя сам о приказе не слышал. – Не трогай его до завтрака.

На завтраке Родионов сел рядом со мной за стол.

– Ром, ты сколько уже прослужил? – спросил я.

– Скоро домой, – нехотя ответил Родионов.

– Тебе лет сколько? – не отставал я.

– Двадцать шесть.

– Как ты загремел-то?

– Не загремел, а призвался выполнять священный долг Родине, как того требует и позволяет Конституция страны, – подковано ответил

"комсомолец".

– Так ты с высшим? – не унимался я, намекая на образование.

– Да. Учитель истории, – подтвердил Роман.

– Значит через полгода домой? – позавидовал я.

– Да. Еще офицерские курсы весной пройти надо. Ты ешь, ешь.

Вечером я заступил в наряд по роте. Сержантских лычек я так и не нашел, и старшина выдал мне чужую форму с тремя полосками. Форма была стирана много раз и уже успела потерять свой первоначальный цвет, но мне это не мешало. Каждый раз проходя мимо зеркала, я гордо смотрел в отражение, красуясь тремя полосками сержанта. Два узбека наводили порядок в роте, а третий дневальный стоял напротив входа.

– Рота, смирно! – услышал я крик дневального и поспешил к входной двери.

– Товарищ, майор, за время моего дежурства никаких происшествий не произошло, – отрапортовал я начштабу батальона.

– Вольно. Ты уже дежурный? Хорошо, – разговаривая как бы сам с собой, не смотря на меня произнес майор.- Где "секретчик".

"Секретчик" – сержант секретной части ночевал в нашей роте. Весь день допоздна он проводил в штабе полка и только к вечеру приходил в роту.

– Не знаю, – пожал я плечами.

– Найти! – приказал майор.

– Костин, – в распахнутую дверь вошел быстрым шагом майор

Коновалов, командир батальона.

– Рота, смирно! – голос дневального звенел в пустой казарме.

– Товарищ, майор! – повернулся я к комбату.

– Вольно, вольно, – остановил меня Коновалов. – Костин, твою дивизию, где "секретчик"? Где он шляется? У кого есть право подписи?

Кто может карты получить? Завтра учения офицерского состава, а карты не готовы! Кто из офицеров тут останется с картами?

– Не знаю, – пожал плечами Костин. – Мне домой надо, жена себя чувствует плохо, а завтра еще эти сборы…

– Товарищ майор, – прервал я причитания начштаба, повернувшись к

Коновалову. – Я когда в артиллерийском полку служил, был во взводе птурсистов.

– И что? – не понял майор

– Я подписывал бумаги для "секретки". У меня есть допуск. Мне все равно дежурить, я буду с ребятами. Могу помочь.

– Вот. Пожалуйста, – показал на меня рукой начштаба.

– Тогда дуй с майором Костиным в "секретку", получите секретные карты. Одна нога тут, вторая… тоже тут.

Это был мой первый наряд, когда я не спал всю ночь.

Между питьем кофе в штабе батальона, трепом с Сенедой и Романом, помощью им в склеивании карт и складывании их "гармошкой", я должен был следить, чтобы все оставались в роте, бегать на доклад к дежурному по полку и смотреть за чистотой в казарме. Сенеда и

Родионов, разложив карты на большом ящике с оргстеклом, подсвеченном снизу двумя лампами дневного света, перерисовывали схемы. На картах появлялись пути, стрелки движения, наименования и названия населенных пунктов и мест остановок.

– А что такое "Э.Е."? – спросил я.

– Экземпляр единственный, – ответил Роман слюнявя красный карандаш.

– Но ведь их тут пять штук. Какой же "единственный"? – не понял я.

– Зато у каждого только по одной, – терпеливо, как ученику школы, ответил Родионов.

– Армейская логика, – попытался я продолжить тему.

– Отстань. Если ошибусь, придется переделывать. А ошибаться нам не стоит.

– Дежурный по роте на выход, – услышал я крик дневального и выскочил к дверям. На часах было 5:30 утра. Занятый реальным делом я не заметил, как из-за горы стало подниматься солнце.

– Товарищ майор, – отдал я честь вошедшему комбату. – За время моего дежурства происшествий не случилось. Дежурный по роте младший сержант Ханин.

Комбат выслушал доклад, держа руку у козырька полевой фуражки.

Темно зеленая форма комбата, портупея с кобурой и полевая сумка давали понять, что он пришел не протирать штаны весь день в канцелярии штаба, а собирается учиться тактике на местности.

– Карты готовы? – спросил меня комбат.

– Так точно, – гордо ответил я, как будто только от меня зависел исход учений.

– Молодцы. Все карты?

– Ага. В канцелярии.

– Дежурный по роте на выход, – послышалось у меня за спиной. В проеме стоял майор Костин.

– Чего ты орешь? Рота еще спит, – остановил он пальцем, прижатым к губам, крик дневального и повернулся ко мне. – Карты готовы?

– Готовы, готовы, – ответил за меня Коновалов.

Втроем мы отправились к канцелярии штаба батальона. Сенеда, вставая с кровати, в трусах и майке, растирая шею, не одеваясь, пошел, зевая за нами.

– Молодцы, – удовлетворенно хвалил комбат. – Молодцы.

– Он нам помогал, – кивнул на меня вошедший в штаб одетый, как будто не раздевался, Родионов.

– Помогал? Так ты и карты могЁшь? – сделав ударение на "ё" спросил комбат.

– Немного, – уклончиво ответил я.

– Костин, ты слышал?

– Слышал, СерЁж, слышал, – ответил начштаба. – Давай, давай, опаздываем.

Они вышли из казармы.

– Не спи, замерзнешь, – потянулся, стоя перед окном, Родионов. -

Иди роту поднимай.

Стрелки на часах показывали шесть утра. Я вышел в расположение роты, встал, широко расставив ноги, и заложил руки за ремень, на котором болтался штык-нож, и громко, что было силы, прокричал:

– Рота, подъем!!

– Чего орешь? – послышалось с койки стоящей у стены.

– Рота, подъем!! – повторил я, не снижая тона.

– Воин, отвали к той стороне, – был настойчивый совет кого-то из

"дембелей".

Солдаты начинали вылезать из-под нагретых за ночь телами одеял, одеваться. Кто-то начинал застилать постель, кто-то брел в направлении туалета, сержанты начинали толкать ногами соседние кровати, поднимая крепко спящих.

Начинался новый армейский день.


Санчасть | Рота, подъем! | По семейным обстоятельствам.