home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 6

Лэр не понял, что его разбудило. Но неожиданно проснулся. Ни звука, только странное ощущение – кто-то движется в темноте. Первая мысль – пленница снова пытается убежать. Но, всмотревшись в темноту, различил на тюфяке у окна темную фигурку. Николетт здесь и, кажется, спит.

Но то, что он увидел в следующую секунду, заставило его окончательно проснуться. В смутных полосах лунного света, пробивающегося сквозь ставни, он увидел колеблющийся силуэт – голову, плечи. Блеснуло лезвие кинжала. Человек подошел к спящей Николетт.

Лэр мгновенно вскочил с тюфяка и бросился вперед. Потом де Фонтен не мог вспомнить четко последовательности событий. Он услышал дикий визг, затем жуткий крик. Поднятая рука незнакомца словно застыла в воздухе, потом упала вниз. Тело Николетт уже на полу. Черная фигура развернулась, когда Лэр врезался в человеческое тело. Сомнений больше не было – это не привидение, а пахнущий потом и лошадьми мужчина. Лэр сбил его с ног, но не удержался и тоже упал. Тяжело дыша, противники вскочили, заняв позиции по обеим сторонам резного комода. Резкий выпад – и кинжал Лэра вошел в тело врага. Раздался стон. Лэр успел разглядеть, что на лице у мужчины была маска с отверстиями для глаз и рта. С животной яростью противник бросился на шевалье.

Сверкнуло лезвие ножа. Скользнув по железным петлям комода, нож высек искры. Несколько отточенных движений, от одного из которых Лэр не смог увернуться. Рука! Боль пронзила локоть, плечо. Де Фонтен изо всех сил нанес удар ногой – незнакомец откатился к стене. Громкий стон вырвался из груди противника.

Что-то упало на пол. Нож? Но Лэр не успел разглядеть. Человек прыгнул на него, вдавив свой локоть в живот. Резкая боль снова пронзила тело. Ребро, сломанное ребро… Перед глазами Лэра поплыли разноцветные круги, он упал на пол, скорчившись от боли. Громкие крики Николетт, топот удаляющихся шагов. Дверь распахнулась, незнакомец выбежал в коридор.

Крики и шум наконец-то разбудили остальных. Дюжина солдат собрались на лестнице. Альбер окликнул хозяина. Лэр с трудом встал на ноги, добрался до двери. Нет, незваный гость не мог далеко уйти. Вряд ли он успел спуститься по лестнице.

– Убийца, – голос Лэра был едва слышен. Боль пронизывала все тело так, будто ему опять сломали ребра. – Он еще здесь! – странный звук собственного голоса изумил де Фонтена. – Обыщите все комнаты!

Словно сумасшедший, он бросился по коридору, распахивая одну дверь за другой. Мужчины рванулись за ним.

– Вот! – закричал Лэр. – Вот здесь!

Проковыляв через всю комнату, он высунулся из окна, ставни которого были распахнуты. Прямо под окном – крыша конюшни, доходившая до самой стены, окружающей аббатство, через которую вполне можно было перелезть.

Лэр почувствовал, как что-то липкое, теплое течет по его руке. Кровь! Терпкая кровь. Он вспомнил, что кинжал противника пронзил его руку. Насколько сильно, в темноте трудно было понять. Часть солдат столпились вокруг де Фонтена, остальные бросились обыскивать двор. Бесполезно…

В коридоре глаза Лэра ослепил фонарь. Там стояли привратник и монах – те самые, которых Лэр уже видел.

– Нам сказали, что произошло убийство, – встревоженно произнес монах. – Надеюсь, вы не думаете, что наш аббат поощряет преступления?

Убийство? Лэр рванулся вперед. Ребра ныли, ноги были, как чугунные. Когда он выскочил из комнаты, Николетт была жива, он же слышал ее крики. Сержант с парой солдат переминались у двери с ноги на ногу.

– Что случилось? – резко спросил сержант. Не отвечая, Лэр вбежал в комнату. Люди расступились. Сержант последовал за де Фонтеном.

– Миледи, миледи, – говорил Альбер, пытаясь успокоить Николетт. Та прижалась к стене, замерев, словно до смерти напуганный зверек. Казалось, она ничего не слышит. Кто-то зажег свечу, пламя трепетало на сквозняке, которым потянуло из открытой двери.

Взгляд Лэра упал на сержанта. Трудно было понять, рад он или опечален тем, что пленница жива.

– Кто-то пытался убить ее? – спросил он.

– Кажется, так.

– И кто?

Лэр не ответил на его вопрос, а задал свой:

– Почему не расставлены посты?

– Я не видел необходимости. Это святое место.

– Так выставите дежурных, сержант!

– Не имеет смысла, потому что…

– Немедленно! – прорычал Лэр. Сержант хотел возразить, но передумал и пошел к двери. Лэр пристально посмотрел ему в спину. Затем повернулся к Альберу:

– Пойди посмотри, что он делает. Дверь закрой.

Парень растворился в темноте, закрыв за собой дверь.

– Вы в порядке? – спросил де Фонтен, когда они с Николетт остались одни. Ее лицо побледнело. Капюшон упал с головы, и стриженые взъерошенные волосы производили комичное впечатление. Николетт, не обращая внимания на протянутую руку Лэра, медленно встала.

В неровном свете свечи де Фонтен увидел, что у нее на шее кровь, а темное пятно расплывается на плече.

– Вы ранены.

Ее глаза казались огромными на белом как мел, лице. Губы дрожали.

– А вы думали, что будет по-другому? – в ее голосе звучал упрек. Николетт не доверяла де Фонтену. До сих пор перед ее глазами стояла темная, неясная фигура… Удар в плечо…

Николетт чуть не упала, с трудом сохраняя сознание.

Лэр взял ее за локоть.

– Позвольте, я помогу вам.

– Я не нуждаюсь в вашей помощи, – прошипела она, отстраняясь. Схватившись за плечо, удивилась, ощутив что-то липкое, теплое… Отдернула ладонь и тупо уставилась на нее. Только сейчас, кажется, Николетт начала осознавать, что же случилось. Глаза расширились, губы беззвучно шевелились.

Лэр еле успел подхватить ее и отнести к скамье. У нее больше не было сил сопротивляться. Усадив Николетт, Лэр бросился к своему мешку. Достал бритву и вырезал кусок ткани из подола ее балахона.

– Рана должна быть промыта, – он погрузил кусок шерсти в кувшин с водой. Раненая рука давала о себе знать, вода окрасилась его кровью.

– Пришлите ко мне женщину, – прошептала Николетт.

Он посмотрел на нее, как на глупого ребенка.

– Мы же в монастыре. Она вздернула подбородок.

– Я могу подождать.

– Это же глупо!

Лэр выругался про себя, выжимая воду. Если бы Николетт не была ранена, то вряд ли позволила бы ему помочь ей подойти к скамье.

Комната плыла перед глазами Николетт, становясь то больше, то меньше.

– Нет! – пролепетала она, предполагая, чего он хочет от нее. Она закрылась руками, прижалась к стене, стараясь ускользнуть из его рук. Но Лэр схватил за воротник балахона. Она извивалась, словно угорь, и неожиданно ветхая ткань лопнула.

Маленькая грудь, налитая, словно яблочки, с розовыми бутонами сосков, предстала взору Лэра.

Николетт задохнулась от гнева. Подхватив сползающую ткань, она прикрыла грудь. Лэр, видя ее борьбу за свою честь, схватил Николетт за плечо.

– Черт вас подери! Сидите спокойно! И радуйтесь, что вам не перерезали горло.

Николетт сжала зубы и уставилась в окно. Через секунду она замерла, словно мраморная статуя, позволив ему касаться раны и презирая его всем сердцем.

Лэр смыл кровь и увидел, что разрез неглубокий. По форме он походил на полумесяц. Было такое впечатление, что удар нанесли неумело, без расчета.

– Ваш человек никуда не годится, – с холодной яростью в голосе сказала Николетт.

– Какой человек? Альбер?

– Тот, кого вы послали, чтобы убить меня.

– Если бы я захотел убить вас, то смог бы справиться с этим сам.

– Значит, король приказал умертвить меня. Или это был приказ Луи?

– Я ничего не знаю об этом.

– Лжец! – она посмотрела ему в глаза.

– Посидите спокойно, – Лэр нежно коснулся кровавой полосы пальцем. Больше он ничего не может сделать. Как только он сделал шаг назад, Николетт быстро натянула балахон на плечи, судорожно вздрогнув, когда грубая ткань коснулась раны.

Лэр вновь намочил тряпку и промыл свою рану. Затем перевязал руку, зубами затянув узел. Молча посмотрел, как Николетт босиком шла к своей постели. Один ее ботинок лежал у комода, второго не было видно.

Де Фонтен вспомнил об упавшем кинжале ночного убийцы и, взяв свечу, решил найти его. Лэр четко помнил, что слышал стук оружия об пол. Он поднял ботинок Николетт и бросил его рядом с ее тюфяком.

Николетт натянула капюшон на голову и клубочком свернулась на тюфяке. Резкий звук упавшего ботинка заставил ее вздрогнуть. Она повернулась к Лэру.

– Куда вы дели нож? – в голосе де Фонтена звучал гнев. Когда она не ответила, он резко сдернул капюшон с ее головы. Глаза Николетт смотрели с холодной яростью. Он присел на корточки рядом с тюфяком, поставил свечу на пол. – Куда вы дели нож? – повторил Лэр, не отрывая от нее взгляда.

Николетт сжала губы, не желая отвечать. Он грубо схватил ее за подбородок.

– Куда вы спрятали нож? – его голос напоминал рычание.

На глаза Николетт навернулись слезы, но она продолжала упрямо молчать. Он сжал ее щеки двумя пальцами, угрожая выдавить из нее правду, словно сок из яблока. Николетт молчала.

Тогда Лэр сдернул ее с тюфяка и, ухватив одной рукой за шею, другой ощупал балахон. Она попыталась увернуться, ударить его ногой, но руки мужчины держали крепко, а босая нога не могла причинить сильной боли. Но эта атака, сопротивление разозлили его еще больше. Скрипя зубами, он тряс ее измученное тело.

– Где нож?

Его дыхание обдавало ее, словно горячий ветер. Николетт, пытаясь вырваться, замолотила кулаками по груди Лэра, потом ударила в бедро. Разозленный, де Фонтен раненой рукой схватил ее за колено, резко дернул, другой рукой отгибая легкое тело назад. Раненая рука скользнула с колена на бедро, поползла выше… Лэр уже понял, что спрятать нож под балахоном она не могла, но хотел вытрясти из нее правду. Маневр себя оправдал. Николетт была готова драться, но к тому, чтобы он…

– В соломе! – в голосе звенело рыдание. – Я спрятала нож в соломе.

Лэр потащил Николетт к постели. Продолжая одной рукой держать ее, другой отшвырнул перину и начал ощупывать солому, которой был набит тюфяк. Пальцы коснулись чего-то острого и холодного. Нащупав рукоятку, он вытащил нож из соломы. Разъяренный, швырнул Николетт на постель.

– Злобная маленькая шлюха! – прорычал Лэр. – Ты хотела вонзить его мне в спину?

Николетт натянула капюшон на лицо. Униженная, она вновь положила перину на тюфяк, легла и свернулась калачиком. Бедро продолжало ныть от грубого рывка мужской руки. На глаза непроизвольно набежали слезы. Наконец Лэр отошел от нее.

Он засунул нож за пояс и, поставив свечу на стол, решил как-нибудь запереть дверь. Лэр подтащил к двери скамейку. Наверное, это глупо, ночной убийца вряд ли вернется, но все же так спокойнее. Задув свечу, он лег на свою постель. Но сон не шел.

Может быть, в словах Николетт есть доля истины? Явно кто-то пытался убить ее. Может быть, в голове короля или его подлого сына созрело подобное намерение? Но почему тогда убийца заколебался? Увидел его? Вряд ли.

Лэр попытался вспомнить все, что случилось. Он был ведь совсем рядом с убийцей. Де Фонтен помнил его запах, силу, но человек оставался безликим. В какой-то момент ему показалось, что он слышит рыдания. Лэр почувствовал, что ему стыдно: он вел себя грубо, словно животное. Нет, он не способен думать о ней с трезвой ясностью. Впервые увидев Николетт, он был поражен ее невинной, полудетской красотой. От изгиба длинных ресниц, удивительного разреза глаз замирало сердце. Лэр не знал, какое слово подобрать, чтобы описать свои чувства. Тоска? Раздражение? Волнение? Неужели другие мужчины чувствуют то же самое?


* * * | Узник моего сердца | * * *