home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 21

Припарковав машину, Зан какое-то время сидел молча и лишь потом сказал:

– Послушай, Эбби, я восхищаюсь тем, как ты пытаешься сделать все возможное, чтобы отомстить за подругу…

– Ты хочешь сказать, найти того, кто убил Элани?

Зан упрямо нагнул голову.

– Я бы желал, чтобы кто-нибудь сделал для меня столько же, если что случится. – Он сдержанно вздохнул. – Но тут требуется работа копов, а не твоя…

– Я делаю то, что должна. – Голос Эбби звучал на удивление жестко. – И не надо твердить, что у меня нет подготовки, что я некомпетентна и смешна: поверь, я это и так знаю. Давай поговорим о чем-нибудь другом, пожалуйста.

– О чем? О сексе?

Эбби энергично замотала головой.

– Тогда, может, о еде?

– Вот тут ты совершенно прав. – Эбби сдвинула пакеты и пошарила в сумке в поисках ключей. – Пора нам сесть за стол и налить по стакану вина, а то я голодна, как зверь.

Трудно сказать, в какой момент Зан почувствовал, что что-то идет не так; какую глупость Эбби сказать, чтобы она засмеялась, тогда как глаза его равнодушно смотрели на ключ в ее руке – блестящий, новенький, который она как раз вставляла в…

Лицевая накладка! Замок совсем новый, и накладка не могла быть так сильно исцарапана.

Щелк. Ключ повернулся, и Эбби толкнула дверь, прежде чем Зан удержал ее. Все же он успел дернуть ее назад и отшвырнуть в сторону, прежде чем черная масса вывалилась из двери.

– Беги! – На этот приказ ушла та доля секунды, которая позволила бы ему парировать удар громадного кулака в солнечное сплетение.

Удар был такой силы, что он, отлетев назад, стукнулся спиной о металлические перила, а затем, судорожно ловя ртом воздух, сцепился со своим обидчиком. Противник Зана был мускулист и силен. Нейлоновый чулок, закрывающий его лицо, напоминал презерватив, и он явно не собирался покончить дело миром. Но Зан не сразу отметил это, потому что сначала получил профессиональный удар по голове, погрузивший его в радужную темноту…

Открыв глаза, Зан увидел, что затянутый в черную перчатку кулак снова начал ужасающее, нереально медленное движение, и тут где-то в его подсознании сработали остатки многолетних тренировок. Выбросив колено вперед, Зан ударил противника между ног, и тот, пронзительно завизжав, повалился на спину. В тот же миг над ним нависла Эбби: ее руки с трудом удерживали огромный деревянный чурбан. Потом чурбан опустился прямо на затылок громилы…

Тут же из-за двери появился еще один негодяй, но Зан уже был готов встретить его.

Противник рванулся вперед, нацелив нож Зану в грудь и, видимо, рассчитывая на легкую победу, но не тут-то было. Тренировки Зана не прошли даром. Блок и поворот. Захват и выкручивание.

Нож, выпав, сверкнул при ударе об пол и закрутился словно волчок; и тут же Зан упал на одно колено, пользуясь инерцией, перекинул нападавшего через перила головой вперед, после чего тот вмиг с пронзительным воплем скрылся внизу, в темноте.

Утробный вой прервали звуки падения, затем раздалось странное шуршание.

Перегнувшись через перила, Зан убедился, что негодяй, как это ни обидно, жив: вот он перевернулся, вскочил и, прихрамывая, кинулся через кусты.

Несколько секунд спустя взревел двигатель; темноту прорезал свет фар, и машина бандитов рванулась прочь, истошно визжа шинами.

Зан опустился на колени и прижался лбом к перилам, пытаясь утихомирить пульсирующую боль в голове.

Эбби тут же кинулась к нему.

– А ты? Ты не ранена?

Эбби пожала плечами.

– Поцарапалась об этот дурацкий чурбан, только и всего. Может, нам стоит позвонить в полицию? – неуверенно протянула она.

– Тебе решать, квартира твоя. Вряд ли это совпадение, скорее послание от Марка. Надеюсь, это тебя хоть немного охладит…

Внезапно лицо Эбби окаменело, и она кинулась к двери.

– Шеба!

Зан едва успел удержать ее:

– Подожди, сначала я.

– Эти уроды могли покалечить мою кошку! – Вырвавшись, Эбби быстро вошла внутрь.

Зан вошел вслед за ней. Когда Эбби включила свет, они сразу увидели кошку: злобно шипя, Шеба сидела наверху холодильника.

– Все в порядке, киска, – успокоила ее Эбби. – Давай спускайся.

Зан протянул руку и, ухватив Шебу за загривок, передал ее Эбби.

– Побудь здесь, – приказал он, – а я пойду и все хорошенько осмотрю.

Зан вернулся меньше чем через минуту.

– Все чисто, – констатировал он. – Слава Богу, квартиру не разнесли на куски.

Прижимая к себе кошку, Эбби в сопровождении Зана прошлась по комнатам. Точно так же она осматривала дом Элани, а потом дом на Отис-стрит.

Она долго и придирчиво разглядывала содержимое комода, потом, посадив кошку на кровать, удивленно огляделась.

– Как странно: они не взяли ни телевизор, ни стерео, ни украшения, а вот обиходные вещи пропали.

– Например? – заинтересовался он.

– Например, щетка для волос, та, круглая – я ей часто пользуюсь, когда сушу волосы феном. Еще они утащили губную помаду с туалетного столика и серебряную ручку – она лежала рядом с бумагой для записей. Ничего особенно дорогого не пропало.

– Может, ты сама куда-нибудь засунула эти вещи? – предположил Зан.

Эбби была в затруднении.

– Может быть. – Она распахнула дверцы гардероба и вскрикнула: – Мои платья! Вот сволочи! Они уволокли мои самые лучшие платья!

Зан через ее плечо заглянул в шкаф и убедился, что тот действительно почти пуст.

– Да, – протянул он. – Загадка.

– Они забрали мои сумки! – Эбби была в ярости. – Мои шарфы! Извращенцы! Как они собираются использовать мои платья?

– Поверь, эти ребятки не кажутся мне трансвеститами.

– Но мне совсем не смешно!

– А я и не смеюсь. – Покопавшись на полке, Зан вытянул небольшую спортивную сумку. – Собери все необходимое, и поехали отсюда.

Взяв кошку на руки, Эбби вошла в ванную комнату и щелкнула выключателем, затем последовала долгая пауза.

– Они забрали мою зубную щетку, – раздался из-за двери ее голос, дрожащий и какой-то безжизненный.

– Что?

– Зубную щетку, – повторила Эбби. – Зачем? Зачем кому-то потребовалась… – Голос ее упал окончательно. – Похоже, кто-то хочет навести на меня проклятие. И самое ужасное, я не могу сказать полицейским, что плохие парни украли у меня губную помаду, моего «Диора», мои дорожные сумки и мою зубную щетку, потому что они тут же пришлют ребят в белых халатах, чтобы меня забрали. Я и так уже какой-то анекдот для полицейского участка…

– Ладно, – хмыкнул Зан. – Я, так уж и быть, позволю тебе пользоваться моей зубной щеткой. – Он снова попытался подтолкнуть Эбби к выходу, но это оказалось совсем не просто. Им пришлось собрать кошачьи игрушки, сухую еду, просто еду, кошачий контейнер. Даже после того, как они наконец подошли к двери, со всем этим кошачьим приданым в руках, Эбби все еще не решалась покинуть дом.

– Зан, подожди секунду. – Она стала быстро сортировать пакеты из кафе «Жирасоль».

– Наш ужин! Салат размазали по площадке, бутылку просессо разбили, а вот каберне уцелело и все остальное выглядит неплохо.

– Понял. Надеюсь, теперь все? – Засунув Эбби в машину, Зан отдал ей кошку. – Давай-ка поскорее переберемся в безопасное место.

Эбби стала успокаивать мяукающую Шебу.

– И где оно, это безопасное место? – спросила она, пока Зан устраивался на водительском сиденье.

– Там, где я живу. У меня электронные замки высокой надежности и, кроме того, охранная система, какую устанавливают в музеях. Плюс к тому там двое моих братьев.

– Твои братья так же хорошо дерутся?

– О, много, много лучше. – Зан довольно ухмыльнулся. – Джейми – вундеркинд в кунг-фу, он выиграл все мыслимые местные чемпионаты, а еще у меня есть младшая сестра Фиона, так у нее черный пояс в трех разных видах. Просто дьявольская машина уничтожения, да и только!

– Ничего себе! – позавидовала Эбби.

На это Зан ничего не сказал, и остаток пути они проехали в молчании.

Когда машина остановилась около его дома, Зан повернулся к Эбби:

– Только не шуми, пока мы не поднимемся ко мне, ладно?

Она занервничала:

– Это еще почему?

– Дед, – коротко пояснил Зан. – На нижнем этаже. Он никогда не спит. Потрясающий старикан и до ужаса хочет познакомиться с тобой, но тогда нам придется пить с ним пиво и выполнять сопутствующие церемонии. Боюсь, сегодня я этого не выдержу. Поэтому давай проскользнем тихонько, как мышки.

Открывая дверь в свои апартаменты, Зан вошел первым. Опустив на пол контейнер для кошки, спортивную сумку и пакеты с едой, он выпрямился и огляделся:

– Ну вот, это и есть моя халупа.

Эбби тоже огляделась. Пушистая мордочка кошки выглядывала у нее из-под подбородка.

Сквозь ряд арочных окон в огромную комнату струился лунный свет: он заливал все пространство, заставляя странно, призрачно мерцать белоснежную шкурку Шебы. Окна с одной стороны выходили на океанский простор, с другой виднелась длинная вереница городских огней, следующих за изгибом песчаной косы, и пляж.

– Господи, Зан, – пробормотала Эбби, – это просто потрясающее место! А теперь пора включить свет.

– Нет. – Он обнял ее за плечи.

– Но мне нужно посмотреть, вдруг они…

– Нет. – Ее губы поглотил его жадный поцелуй. Сейчас для него существовал только инстинкт, и он не мог больше ждать.

Эбби ахнула, и Зан застыл, дрожа всем телом от усилия взять себя в руки.

– В чем дело? – спросил он, задыхаясь.

– Просто… просто я испугалась.

Его руки скользнули вверх по ее бедрам и легли на ягодицы. Потом пальцами он оттянул клочок теплой ткани, которая скрывала лобок.

– Если есть какие-то пожелания, быстро говори сейчас, потому что мое сердце стучит все громче с каждой секундой, а в ушах шум, как от океанского прибоя.

Эбби сомкнула руки у него на шее.

– Пожелания те же, что и у тебя. Все, что хочешь, – сказала она.

Его пальцы сжали ей бедра.

– Ты в самом деле имеешь в виду это?

Эбби кивнула.

– Делай что хочешь, – твердо сказала она. – Я хочу тебя. Я доверяю тебе. Я люблю все, что ты делаешь со мной. Это прекрасно.

– Ловлю тебя на слове!

Сунув руку в карман куртки, Зан поискал презерватив, но неожиданно его рука ухватила бархатную коробочку, в которой лежало ожерелье.

Может быть… Но нет, не сейчас.

Зан схватился за концы ее воротника.

– Первый пункт в моей программе, – заявил он, – эта блузка. Она показывает твои прелести любому пускающему слюни идиоту, которому захочется их увидеть, и когда они начинают пялиться, я готов передушить их всех.

Эбби погладила его напрягшиеся руки.

– Но, Зан…

– Все, хватит! – Коротким движением кистей рук он распахнул блузку до конца. Ткань разъехалась, затрещали швы, посыпались пуговицы.

– Эй! Ты уже и так порвал мне все… – завопила Эбби.

– Завтра поедем и купим новую блузку, еще лучше этой. И с застежками.

Эбби хихикнула:

– Что-то, я смотрю, повелитель разбушевался…

Зан резко сдернул рубашку, и она полетела по воздуху. Затем он скинул обувь и двинулся на нее.

– Тебя могли убить, Эбби. Ты была рядом со смертью. Ты хоть представляешь, как я испугался?

– О, Зан. – Эбби, в лунном свете такая загадочная, положила прохладную ладонь ему на грудь. – Мне так жаль… И… я так благодарна тебе.

– Ну так докажи это! – Зан расстегнул ее юбку и стал смотреть, как она медленно сползает вниз. Эбби попыталась освободиться от нее, сделав шаг назад, но он удержал ее, схватив за руку.

Потом он подтолкнул ее спиной к кровати королевских размеров, и она, испуганно вскрикнув, с размаху села на нее.

– Зан, я…

– Ты слишком копаешься – и слишком много говоришь.

Два быстрых движения, и в сторону полетели обрывки ее одежды. Никаких сексуальных прелюдий или игр – сегодня она была нужна ему обнаженной.

Упав на колени, Зан раздвинул бедра Эбби и прижался лицом к ее лону. Завитки волос уже влажно блестели, и он был готов лизать и ласкать ее всю оставшуюся жизнь.

Его палец скользнул внутрь.

– О Боже. – Голос Эбби задрожал. – Я думала, что ты… что мы…

– Нужно, чтобы ты стала по-настоящему влажной, а потом я трахну тебя так, как я хочу трахнуть. – Зан говорил и ласкал, ласкал и говорил.

Опрокинувшись на спину, Эбби застонала. Когда волны оргазма стихли, Зан вытянул из нее лоснящийся палец и, подняв на ноги, развернул к себе спиной. Положив руки ей на ягодицы, он подтолкнул Эбби, и она встала коленями на кровать, а затем опустилась, упираясь в кровать локтями и коленями.

Обернувшись, чтобы посмотреть на него, она прогнула спину, высоко задрав зад.

– Так тебе нравится?

– Да, – выдохнул он хрипло. – Ты мне нравишься в любом виде.

Натянув презерватив, Зан устремился к скрытому тенями лону и сразу же вошел в нее. Он не собирался торопиться, чтобы дать Эбби время приспособиться, до того как все начнется. Затем, согнувшись над ней, с налитыми мышцами, он стал покрывать ее как дикое животное.

Эбби билась об него ягодицами, с восторгом встречая каждое его движение, и кровать скрипела в такт их стонам. Долго так продолжаться не могло, и Зан перестал сдерживаться. Лавина накрыла его.

Через какое-то время Зан поднял голову, сообразив, что придавил ее всем телом и Эбби, лежа на животе, ерзает и извивается под ним как угорь.

– Сейчас я сдвинусь, – пообещал он.

– Попробуй только! Я еще не… О Боже! – Она дернулась, задрожала, и ее небольшие крепкие мышцы запульсировали, сжимая его возбужденный член.

– Ух ты! – только и произнес он, уткнувшись ей в шею.

– Именно, что «ух ты!» – сразу откликнулась Эбби. – Я шла к этому все время, пока ты варварски мародерствовал во мне, сводя с ума. Если бы ты не дал мне кончить, я бы тебя убила.

Зан поцеловал ее в затылок, потом слизнул пятно остывающего пота. Пот был чуть-чуть соленым.

– Я же говорил тебе, – напомнил он, легонько покусывая ей шею, – это не просто совокупление.

– Да-да, конечно. Ты у нас большой, плохой и не поддающийся дрессуре. Я в этом уже убедилась.

– Теперь я могу двинуться? – осторожно спросил Зан.

– Можешь, но только скорей, пока опасность не вернулась.

– Боюсь, она уже вернулась. Если по-настоящему хочешь, чтобы мне полегчало, залезай на меня. – Он был ласков. – И садись мне на член. Сделай мне примочку из твоего роскошного оздоровляющего бальзама.

– Без презерватива? Продолжай фантазировать, приятель. Ты же только что получил свое. Разве этого не достаточно хоть на время?

– Нет.

Они смотрели друг на друга, и Зан, коснувшись ее лица кончиками пальцев, засмеялся.

– Э…

– Мы с тобой уже проводили беседу о безопасном сексе. – Зан вдруг стал серьезным. – Ты знаешь, что я контролирую себя и могу кончить, когда захочу, и всегда за это ты обзываешь меня извращенцем. Воспользуйся преимуществом, дорогая, давай устроим мне экзамен.

– Надо быть ненормальной, чтобы пойти на это.

– Ты только взгляни на мои чудовищные синяки. – Он поднял руки и жалобно захлопал глазами. – Они ноют, Эбби. Успокой меня, отвлеки. Пожалуйста.

Эбби, не удержавшись, расхохоталась:

– Клоун!

– Вовсе нет. Теперь моя очередь довести тебя до падения, чтобы ты сходила с ума и занималась вещами, которые идут вразрез с твоим здравым смыслом.

Она была заинтригована: Зан видел это по ее вспыхнувшему лицу, по горячему блеску в глазах.

– А ты? – спросила Эбби задумчиво. – Как ты будешь…

– Я кончу тебе в рот, но потом.

– О! – Она закусила губу.

– Пожалуйста, – упрашивал он. – Больше чем это, мне в жизни ничего не хотелось. – Это была самая настоящая правда. Ему хотелось соблазнить, уговорить, чего бы это ни стоило. Высокие ставки, глубокое доверие, большой риск.

Сжав ее бедра, Зан потянул Эбби на себя, и она, прерывисто всхлипнув, медленно и нерешительно приподнялась над ним, потом направила его член, чтобы тот удобнее смог войти в нее. Затем она опустилась, принимая его внутрь себя.

О да! Зан со свистом втянул в себя воздух.

Эбби замерла.

– Что-то не так? Тебе больно?

– Мне хорошо. Пожалуйста, не останавливайся, – попросил он.

Ее влагалище было таким тугим и скользким, удерживая в себе всю его длину. Они оба содрогнулись, когда Эбби поерзала на нем, заставляя его проникнуть глубже. Потом она остановилась и снова задумчиво посмотрела на него.

– Ты уверен, что удержишься и не кончишь? У тебя такой вид, словно ты уже на грани.

– Удержусь, – не слишком твердо произнес он. – Уверен.

Сначала Зан попытался не двигаться, предоставив Эбби роль ведущей, но ему не хватило силы воли, чтобы противостоять неумолимому позыву страсти. Он ухватился за ее бедра и со всей силой ворвался снизу в ее сочное лоно.

Вцепившись ему в плечи, Эбби повисла над ним, глубоко вонзив ногти в кожу, встречая каждое его движение покачиванием бедер. Сначала ей казалось, что после такого оргазма, от которого Зан отключился несколько минут назад, он вот-вот отключится снова, но потом она начала покачиваться медленными вращающими движениями и вдруг затряслась, не в силах дольше сдерживаться. Кончив, она упала на него и зарыдала; ее вытянутая шея, очертания груди – такой красоты Зан еще никогда не видел.

Когда рыдания перестали сотрясать ее, Эбби попыталась оценить ситуацию. Губы красные, глаза ничего не видят – лучше не придумаешь.

– Ты, кажется, тоже…

– Нет, – ответил Зан с напряжением в голосе. – Но уже вот-вот. Лучше бы ты с меня слезла, медленно и осторожно…

Когда ее гладкая женская плоть соскользнула с него, Эбби посмотрела вниз на лоснящийся член, вдыхая влажный запах их любви.

Взяв ее руку, Зан поднес ладонь Эбби к своим губам и поцеловал ее.

– Полагаю, теперь я могу рассчитывать на вознаграждение?

– О да! – Она соскользнула вниз между его бедер. Несколько искусных чувственных движений ее рук и губ, и Зан задохнулся в водовороте восхитительных ощущений.

Но самым восхитительным было то, что при этом он чувствовал себя с ней единым целым.


Глава 20 | Жаркая ночь | Глава 22