home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

Ничего не получалось.

Люсьен загасил сигарету и вытянулся на постели. Он лежал, уставившись в потолок, приминая собой исписанные листы бумаги – заметки к новому плану.

В раздражении он скинул листы на пол. Ему так и не удалось придумать хоть что-либо, что внушало бы оптимизм. Нужно было восстановить потери и как следует прижать Мэтти Бойла, но пока все это выглядело как-то безнадежно. У никчемного Мэтти не было ни мозгов, ни куража, чтобы выполнять такую работу. Кроме того, у полиции достаточно ума, и они быстро сообразят, что к чему. А тут еще досадная неприятность с Элани, после чего Бойл совсем съехал с катушек и вот-вот готов выйти из-под контроля.

Зазвенели колокольчики, оповещая, что по телефону звонит кто-то из своих, и Люсьен нажал на кнопку.

– Что у тебя, Руис?

– Босс, я сейчас на хвосте у слесаря. Тебе, наверно, будет интересно узнать, что он поехал в музей и забрал оттуда высокую тарелку с длинными волосами и сиськами торчком – ту, которая работала с Элани.

– Эбби Мейтленд? – Люсьен сел на постели.

– Точно. Я ехал за ними до ее дома. Они сейчас наверху. По-моему, ей требуется утешение. – Руис коротко рассмеялся. – Я бы сам ее утешил, но, понимаешь…

– Оставайся там, – приказал Люсьен. – Я сейчас пришлю Хенли. Установи маячок слежения на его вэн: мы должны каждую минуту знать, где они находятся.

– Может, я вставлю мисс Сиськи и дам Хенли…

– Заткнись и делай, что сказано. – Люсьен отключил телефон.

Внутри забродили незнакомые эмоции. Надо же, слесарь «утешает» Эбби Мейтленд, она хнычет и стонет в разных замысловатых сексуальных позах, пока слесарь наяривает, куроча ее восхитительное тело… Грязная потаскуха! Всего несколько дней прошло после смерти ее лучшей подруги, а она… Люсьен был возмущен и возбужден одновременно.

Проанализировав свое состояние, он пришел к выводу, что это ревность, и сопровождалась она интенсивной эрекцией. Ему нужно будет почаще вызывать в себе ревность.

Расстегнув брюки, Люсьен стал массировать член, а заодно разрабатывать новый сценарий. Убийца лучшей подруги соблазняет и порочит Эбби, а потом эта жадная, безнравственная проститутка предает и убивает слесаря.

Сейчас слесарь трахает женщину, про которую Люсьен решил, что хочет ее сам; благодаря этому вся ситуация становилась более личной, сочной и сексуальной, а это значило, что для него начинается новая жизнь.

Эбби со своим слесарем станет ключом к новой схеме, и, значит, к ней немедленно нужно искать подходы. Если то, что рассказывала Элани, правда, тогда деньги и положение будут той приманкой, на которую клюнет Эбби.

Люсьен набрал номер мобильного телефона Людовика Хауэра, с которым он встречался несколько месяцев назад в Бостоне. Хауэр занимался сбором пожертвований от компаний и очень надеялся договориться о сделке. Это, собственно, и было работой Люсьена – раздавать деньги в жадные руки, отовсюду протянутые к нему.

Его сердце гулко колотилось, пока в телефоне звучали гудки, ведь никогда раньше он не пользовался своим настоящим именем.

– Алло? – раздался в трубке голос Людовика Хауэра. – Кто это?

– Мистер Хауэр? Это Люсьен Хавертон из фонда «Хавертон Уайт»: мы встречались в офисе фонда в Бостоне несколько месяцев назад. Ваш менеджер по развитию Эбби Мейтленд запросила грант для финансирования образовательных и общественных программ, сопровождающих выставку «Сокровища пиратов»…

– О да, конечно! – Хауэр, похоже, был озадачен. – Чем могу быть полезен?

– Прошу прощения, что беспокою вас в воскресный вечер, но я случайно оказался в вашем регионе и подумал, что вам, наверное, будет это приятно услышать. Наш фонд выделил вам грант – сто двадцать пять тысяч долларов.

– О! – Хауэр не знал, что сказать. – Наверное, кто-то из моих друзей решил подшутить надо мной, да?

Люсьен дружески рассмеялся.

– Нет, уверяю вас; я говорю совершенно искренне. Могли бы мы встретиться с вами в понедельник?

– Господи, конечно! Это фантастика! Когда угодно! Вы предпочитаете пораньше или попозже? Девять? Десять? Что вас больше устраивает?

– Чем раньше, тем лучше. Тем более что мне не хочется доставлять неудобства вашим сотрудникам, – добродушно произнес Люсьен. – Знаю, что для всех вас это насыщенная неделя. Вечер сбора пожертвований на следующей неделе совпадает с открытием новой выставки; не уверен, что у вас еще остались билеты…

– О, что вы! Мы будем в восторге, если вы сможете присутствовать! Вы обеспечили мне такую счастливую ночь! Спасибо вам!

– Отлично. Когда мы встретимся в понедельник, выберите на свой вкус и познакомьте меня с какой-нибудь очаровательной партнершей для танцев, мистер Хауэр.

Хауэр разразился довольным смехом.

– Называйте меня просто Дови! У меня как раз на примете есть прекрасная девушка – интеллигентная, блестящая, элегантная!

– Тогда до понедельника. – Люсьен повесил трубку. Конечно, это было рискованно – пользоваться своим настоящим именем, но он должен сам расставить ловушку.

Люсьен снова нажал на кнопку вызова и набрал номер.

– Алло, Люси? Это Марк. Я по поводу заказа, который отменил.

Люси помолчала, а потом недовольно произнесла:

– Лучше бы ты не менял решения, Марк. Эта девушка уже занимается другой работой.

– Нет, я о другом. Мне нужна новая девушка: высокая, с прямыми каштановыми волосами, под метр восемьдесят, весом примерно килограммов на шестьдесят, грудь шестого размера, с карими глазами. Экспресс-почтой завтра вышлю фотографии. Найдешь за три дня.

– Не уверена, что у меня в конюшне найдется такая, которая хоть наполовину устроит тебя. Ничего не могу обещать, пока не увижу фотографии.

Люсьен вздохнул.

– Сколько ты хочешь, Люси?

– Не в этом дело! – отрезала Люси. – Есть определенные требования, которых я придерживаюсь. Я не могу делать дела на коленке: это опасно и для меня, и для тебя.

В конце концов Люсьен назвал сумму, в три раза превышающую изначально уплаченную им за девушку, которая должна была занять место Элани в самолете, летевшем в Испанию.

Люси раздраженно вздохнула.

– Присылай эти чертовы фото, – наконец сказала она. – Как получу, скажу, что можно будет сделать.

Люсьен хмыкнул и дал отбой. Он не сомневался, что Люси разобьется ради него в лепешку – вряд ли она захочет потерять самого щедрого своего клиента. Он довольно потер руки: для такого спектакля Эбби подходила куда больше, чем Элани. Она уже скомпрометирована своим неординарным прошлым: арестом, бывшим бойфрендом – продавцом наркотиков, и много чем еще. Эбби была плохой, очень плохой девочкой, и эта мысль его возбуждала.

Люсьен продолжил поглаживать себя, а потом хватка и темп увеличились. В голове крутились знакомые образы. Элани. Эбби. Мерцающее золото. Кровь, текущая ручьем.

Он попользовал себя сам, содрогаясь и задыхаясь от продолжительного, грубого и изумительного оргазма.

Превосходно. Берем золото. И поимеем их всех скопом.


Глава 11 | Жаркая ночь | Глава 12