home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8

Жадный, сексуально озабоченный крысеныш. И ничто его не берет.

Мэтти так привык злиться на Зана, что, казалось, в его голове образовался накатанный желобок, по которому постоянно циркулировала эта мысль.

Ему тоже хотелось заполучить Эбби, но Зан его опередил. Просто протянул руку и отобрал.

Это началось еще в школе, когда Мэтти из кожи лез, чтобы какая-нибудь малолетняя шлюшка обратила на него внимание, и вдруг появлялся Зан. В тот же миг о Мэтти забывали напрочь. Правда, Эбби – отнюдь не тринадцатилетняя сеголетка – это женщина-приз. Какое тело, какое лицо! А улыбка!

После того как агентство «Бойл секьюрити» стало работать с музеем, Мэтти не один раз мастурбировал, фантазируя насчет Эбби, но вряд ли был смысл приглашать ее куда-нибудь до тех пор, пока у него не появится фора – пять миллионов баксов. Все было заранее расписано: он получит свою долю, и вперед. Неторопливо, солидно, со вкусом, без лишних разговоров. Такого у него еще никогда не было.

И вот появляется Зан с видом кота, который только что стянул что-то вкусное, и глупая сучка начинает заикаться и краснеть – точно так же, как и все остальные.

Возможно, Зан поступит как всегда: потрахается с ней какое-то время, потом ему надоест, и он бросит ее. С некоторыми такими отставленными Мэтти удавалось подружиться накоротке. Все, что им требовалось, это поныть на его плече и пожаловаться на Зана. С кем он теперь, почему он их бросил, что ему на самом деле было нужно и прочее. Зато с пятью миллионами баксов он легко сможет поиметь женщину, которую еще не трахал Зан Дункан.

Толкнув дверь мотеля «Джоди», расположенного на побережье через два городка от Силвер-Форка, Мэтти прижал руку к животу, чтобы утихомирить боль. Когда он был трезв, боль всегда сопровождала его. Иногда она становилась острой, например, когда он думал о Зане, об отце или о Люсьене, который всегда смотрел на Мэтти как на идиота.

От боли было только одно лекарство – виски: с ним боль уходила, и оставалось звонкое, покалывающее жжение.

Люсьен уже был здесь, и Мэтти съежился внутри своего пиджака, пытаясь сделаться как можно незаметнее.

Стараясь ни за что не зацепиться, он прошел между столиками и опустился рядом с Люсьеном.

– Очень глупо настаивать на встрече в этом месте, – заговорил Люсьен после малоприятной паузы. – Тем более что обсуждать нечего. Ты делаешь свою работу, я – свою. Все просто, так ведь?

– Ну да… – Мэтти с трудом проглотил комок в горле. – Просто это…

– У тебя появились какие-то проблемы? – Люсьен задумчиво глотнул виски. – Мне бы не хотелось слышать об этом, Бойл.

Мэтти сделал знак бармену, кивнув головой на стакан Люсьена. Не стоит нервничать. Это не Господь Бог, а всего лишь партнер.

– Все дело во времени, – сказал он. – Зан начал работать в музее сегодня, но мне все же нужно убедить его окончательно…

– Найди кого-нибудь еще, если этот не согласится.

Ха, как будто это так просто! Мэтти подождал, пока бармен, плеснувший виски в его стакан, отойдет, и только тогда ответил:

– Зан лучше всех подходит: он замкнут, работает по ночам, имеет оружие. Именно у тихих одиночек часто едет крыша, и они становятся маньяками, разве не так? Если он сделает эту работу, то своими руками создаст свидетельства против себя. Это выгодно с любой стороны…

– Рано поздравлять себя с тем, что еще не заработало, – усмехнулся Люсьен. – Предложи ему еще денег.

Мэтти заколебался:

– Деньги его не интересуют…

Люсьен озадаченно посмотрел на собеседника.

– Предложи столько, чтобы ему стало интересно.

– Да, конечно. Только я не могу увеличить его оплату ни с того ни с сего: он умный и не клюнет на это.

Люсьен холодно посмотрел поверх его головы.

– Будь умнее, – отрезал он.

Волна ярости чуть не погубила Мэтти, но он все же сдержался. Как он ненавидел этого типа! Высокий, мать его, не лысый и не принимает наркотики. Повезло мерзавцу!

Люсьен сделал еще глоток из своего стакана.

– Пять миллионов долларов, – напомнил он. – Ты гарантировал, что справишься со всем.

– Ну да, помню. – Мэтти кивнул. – Просто мне интересно, сможем ли мы уложиться, ведь надо еще уломать Зана.

Улыбка Люсьена была такой же дружелюбной, как у акулы.

– Поздно что-либо менять.

– Я этого не говорил, – заторопился Мэтти. – Просто поинтересовался, можем ли мы быть немного более гибкими…

– Нет. – Глаза Люсьена сверкнули ледяным блеском. – Больше не будет такого же удобного случая. Так что делай свое дело, и закончим на этом. – Люсьен со стуком опустошил стакан. – Пять миллионов долларов, не забывай об этом.

Мэтти кивнул, потом соскользнул с табурета и быстро вышел. Пять миллионов баксов слепили его. Он качался на волнах мести Зану.

И тут Мэтти вспомнил, как Эбби смотрела на Зана. Ярость, охватившая его, подействовала словно лекарство, и он внутренне собрался. Конечно, насчет отношений Люсьена и Элани, о которых ему хотелось бы вообще не знать, – это все ужасно, но, в конце концов, он же ничего не делает ей собственноручно. Это не его вина, если…

Ладно, не стоит переживать. Ему нужно найти другой бар, с другим виски, и все снова будет отлично.

Пяти миллионам осталось пройти не такой уж большой путь, чтобы наконец облегчить боль его испорченного желудка.

Угрюмые сумерки не торопясь перетекли в ночь с моросящим дождем. Зан ждал около боковой двери на выходе из нового крыла музея и, как брошенный пес, горел желанием лизнуть туфлю, которая пнула его. Сначала ему пришло в голову развлечься, и он стал мысленно составлять список полезных дел, которые ему удалось совершить за последнее время.

Когда список подошел к концу, он принялся вспоминать все глупости, сделанные им за всю жизнь и продолженные сегодняшним ожиданием под дождем.

Раньше он никогда не поступал так осознанно, саморазрушительно… и так ошибочно.

Его разум крутился вокруг нескольких противоречивых фактов. Первое – он не соответствует ее стандартам. Второе – это унижает его. Третье – каждый раз, дотрагиваясь до Эбби, он словно становился ее сексуальным партнером. Четвертое – если в самом скором времени они не займутся любовью, его просто разорвет на части.

Потому-то он и был сейчас здесь, словно ему не терпелось вновь получить порцию оскорблений. Это было чувство дикое, жаркое и совершенно неподконтрольное его всегда трезвому рассудку. Именно таким и должен быть секс. Дверь открылась, и Зан напрягся в тревожном ожидании. Потом вышла Эбби и протянула руку навстречу дождю.

Увидев Зана, она вся сжалась, как газель, готовая мгновенно улизнуть.

Зан сделал глубокий вдох, завел мотор и опустил стекло. Неплохо бы ему выглядеть не так устрашающе.

– Как ты добираешься до дома?

– Автобусом. – Эбби зябко повела плечами. – Двенадцатым до Эджмонт-роуд. Извини, Зан, мне нужно бежать, а то последний скоро отходит…

– Ладно, залезай, я тебя довезу. И не волнуйся, приставать не буду.

Ее тонкая блузка намокла под дождем и прилипла к телу.

– То, что произошло сегодня, ничего не меняет, и ты должен знать.

Зан улыбнулся.

– А я и так знаю. И вообще, ты обладаешь поразительной способностью заставлять парней думать о себе лучше, чем они есть.

– Просто, чтобы все было ясно.

– Пока мне ясно, что ты дрожишь и вот-вот промокнешь окончательно. Залезай в машину, тут тепло, и мы можем спокойно поговорить.

Эбби бросила на него подозрительный взгляд:

– О чем поговорить?

– Будто ты не знаешь. Мне нужно перестать надоедать тебе, так как твой ум безвозвратно изменился. Помнишь?

Эбби уже готова была рассмеяться, но все же сдержалась.

– Ну ты и умник.

– Или ты предпочитаешь увильнуть? – предположил Зан. – Тогда мы можем отложить это на потом.

Эбби фыркнула и забралась в машину.

– Ты что, все это время ждал меня тут? – подозрительно спросила она.

– Вовсе нет. – Рот Зана растянулся в улыбку. – Просто ездил под дождем и завернул сюда. А ты? Интересно, какого черта ты делала здесь так поздно?

– Я здесь на работе, – строго напомнила Эбби. – А ты, отвлекал меня, ласкал и говорил гадости.

– Правда? Я был бы рад, если бы ты мне кое-что позволила…

Эбби снова фыркнула.

– Давай не будем.

– Ладно, не будем.

Припарковавшись рядом с домом, Зан протянул руку и обнял Эбби.

– А может, ты все же позволишь хотя бы вот что: чтобы за тобой присматривали… иногда?

Отвернувшись, Эбби шмыгнула носом.

– Спасибо, Зан, за ценное предложение. Не скрою, мне понравилась эта мысль.

– Так, значит, согласна?

Вытащив из сумки бумажную салфетку, Эбби высморкалась.

– Не знаю. Может быть…

– Ну, тогда в эти выходные, – тут же предложил он. – В субботу. Надеюсь, ты не работаешь в субботу?

В ее смехе звучали слезы.

– Господи, ты вцепляешься, как питбуль!

– Не пускать же такое важное дело на самотек. – Речь Зана становилась все напористее. – К примеру, я хочу, чтобы у тебя в дверях были новые замки – так что же в этом плохого? Как насчет воскресенья? Ты точно будешь дома?

Эбби посмотрела на свои сплетенные пальцы и вздохнула. Разумеется, Зан не виноват в том, что именно около ее дома с ней недавно случилась досадная неприятность, из которой он же ее и вызволил.

– Ты, кажется, собираешься пригласить меня на кофе, Эбби? – словно прочитав ее мысли, спокойно спросил Зан.

Она откинула волосы за спину.

– Да, именно так. Собираюсь, если ты не против.

– Передай мне вон те фотографии, – попросил Нил. Люсьен протянул ему фото Элани, про себя удивившись, как по-свойски ведет себя этот человек. Как правило, Люсьена окружали только красивые люди, не важно – мужчины или женщины. Хенли и Руис полностью отвечали его требованиям и были по-настоящему хороши. Хенли – массивный, настоящий тевтонский тип. Руиса отличали гибкое мускулистое тело, черные волосы и темные блестящие глаза.

Тем не менее Хенли и Руис были всего лишь грубой мускульной силой: они хорошо управлялись с огнестрельным и холодным оружием, но им обоим не хватало искусства владения техникой и компьютером, чем был одарен Нил. Это была та цена, которую он платил за жирное тело и жабье лицо.

С профессиональным пренебрежением Нил скосил глаза на фотографии:

– Девушка получилась не слишком удачно…

– Разумеется, – легко согласился Люсьен. – На удостоверениях и паспортах всегда так.

Нил стал обрезать фотографии.

– И что сказал тебе Бойл – эта прореха на теле человечества?

Глубоко затянувшись, Люсьен вспомнил еще один недостаток Нила – этот тип любил поболтать.

– Ничего нового; просто в очередной раз расписался в своей некомпетентности. Поведал душераздирающую историю о том, что никак не может быстро уговорить своего падшего приятеля.

Нил быстро взглянул на него.

– Это не превратится в проблему?

Люсьен покачал головой.

– Бойл – сам жертва. Он единственный, кто об этом не догадывается. Чем больше он обвинит людей вокруг себя, тем лучше для меня. Ты же не думаешь, что я оставлю в живых такого идиота, чтобы он свидетельствовал против нас?

Нил заморгал.

– Пожалуй, это было бы достаточно опрометчиво. Люсьен выдохнул длинную струю дыма и только тут заметил, что Нил просто сидит и разглядывает его.

– В чем дело?

– Просто думаю, вдруг ты и меня пустишь в расход.

– Нет. – Люсьен поморщился. – Твоя смерть будет бессмысленна, если, конечно, ты не собираешься кинуть меня. Ты же не хочешь сделать это, не так ли?

– Нет, конечно, нет. – Нил невольно поежился. – Ни в коем случае. Да и зачем мне это?

– Действительно, зачем? – вкрадчиво осведомился Люсьен. – Ладно, успокойся и займись лучше делом.

– Ага. – Нил покусал толстую нижнюю губу. – Но есть ведь еще Элани. Я про нее вот что думаю…

– Да? – Люсьен с досадой вздохнул.

– Так как ты в любом случае пустишь ее в расход, я подумал, что мы с Хенли и Руисом могли бы… э… Ну, ты понимаешь. Жалко ведь выбросить товар и не попробовать. Не испортишь – не пожалеешь, как говорила моя экономная бабка Берген – редкостная сука, надо сказать.

Люсьен задумался; кольца дыма, поднимаясь от сигареты, тлевшей в его пальцах, окутывали его мрачным колышущимся облаком.

– Я имею в виду, чтобы ты не беспокоился, если возникнут проблемы, – быстро добавил Нил. – То есть это что-то вроде премиальных, надбавки за риск, понимаешь ли…

– Извини, Нил. – Голос Люсьена был исключительно вежлив. – Не уверен, будет ли это возможно. Посмотрим, как пойдут дела.

Нил разочарованно помотал головой, и тут же зазвонил мобильный телефон Люсьена. Черт, Элани собственной персоной! Значит, карта легла так, что сегодня вечером у него не будет ни минуты на отдых.

Люсьен тяжело вздохнул и нажал кнопку.

– Да, моя любовь, – проникновенно произнес он.

– Марк? – Голос Элани дрожал, как всегда, но теперь это стало его раздражать. – Я должна тебе кое-что сказать…

Люсьен насторожился:

– Что случилось?

– Я пришла к решению, – прошептала Элани.

– Вот как? – У него и в мыслях не было, что она может что-либо решать. – Ты говоришь так, словно речь идет о жизни и смерти…

– Так оно и есть. Боюсь, мне… О Господи, это так трудно! Эти недели были незабываемы. Но мне нужно… Я должна это все прекратить.

Мозг Люсьена немедленно заработал на полную катушку. Он молниеносно придумал, как поменять все, включая программу на сегодняшний вечер.

– Марк? – Ее голос снова задрожал. – С тобой все в порядке?

– Нет, – хрипло ответил он. Теперь в его голосе звучала боль, мука и… гнев. Он прекрасно знал, как разыгрывают такую сцену.

– Мне очень жаль…

– Ты говорила, что любишь меня. Выходит, ты лгала мне?

– Господи, конечно, нет! Просто… Просто мы не подходим друг другу. То, чего ты ждешь от меня, слишком…

– Да, конечно, ты права. Если ты хочешь, чтобы я изменился, я изменюсь. – Страсть зарокотала в его голосе. – Ты не можешь так поступить со мной. Дай мне хотя бы еще один шанс.

До него донеслись прерывистые всхлипывания.

– Мне так жаль, Марк.

Кажется, она не понимает, что делает.

– Ладно. Скажи по крайней мере, ты дома?

– Да, но я не хочу…

– Я сейчас приеду, и мы вместе все обсудим. Это глупо, решать такие вопросы по телефону. После всего, что мы значили друг для друга…

– Марк, я… я все знаю. Люсьен на мгновение застыл.

– Что? – прохрипел он. – Что ты знаешь? О чем, черт побери, ты говоришь?

– О подделке. О твоей несуществующей личности. – Слова Элани чередовались со всхлипами. – Я провела расследование и все знаю.

Люсьен резко выдохнул воздух. На этот раз он испытал состояние тревоги, которого он еще ни разу не ощущал.

– Я сейчас буду.

Отключив телефон, он уставился на свое отражение в окне. Вьющиеся волосы, бородка – слишком заметно, от них придется избавиться.

– Планы меняются, – сообщил он как можно спокойнее. – Выметаемся из этого дома немедленно. Хенли?

– Да? – Хенли поднялся с кушетки.

– Постриги меня, а потом убери тут. Весь дом должен блестеть. Вымоешь ванну, после того как я приму душ.

– Я не парикмахер и не уборщица, – заворчал Хенли, но, заметив улыбку Люсьена, мгновенно засуетился.

Нил протянул Люсьену удостоверения:

– Проверишь, как вышло?

– Уничтожь оба. – Люсьен расстегнул рубашку. – И поживее.

Нил от удивления открыл рот.

– Но что за спешка? – Он взглянул на удостоверения. – Хотя, может, оно и к лучшему. Не нравятся мне эти фотографии. Бедняжка Элани выглядит на них совсем как труп…

Люсьен вскинул голову и чуть не подавился слюной.

– А ты, оказывается, догадлив, мой друг…


Глава 7 | Жаркая ночь | Глава 9