home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Топало-метеоролог

Топало

Штурман Карпов ничего не мог понять: система управления работала как часы. Что же произошло с кораблем в районе пристани Ключи?

Никакого вразумительного ответа не мог дать на этот вопрос и механик.

Только радист Семечкин кое-что подозревал: уж не те ли самые внеземные сигналы сбили корабль с курса? Он не выдержал и решил идти к капитану, поделиться своими догадками.

— Что у тебя за срочные дела? — недовольно спросил штурман. — Капитан пошел спать, и вообще, он неважно выглядит.

— А может, я его вылечу! — таинственно произнес Семечкин.

Капитан был в своей каюте и пил чай.

— Ну, входи, Семечкин, — сказал он. — Что у тебя стряслось? О какой-нибудь неприятности пришел сообщить?

— Да как сказать, — помялся Семечкин. — Будущее покажет…

— Какое еще будущее?

— Ближайшее… Я, товарищ капитан, предполагаю причину происшедшего ЧП.

«Неужели и он знает о домовом?» — подумал капитан.

— О чем ты говоришь, Семечкин?

— Сегодня ночью в эфир были переданы сигналы неизвестного происхождения. Скорее внеземные…

— А какие же? — капитан совсем забыл о других цивилизациях.

— Инопланетяне ищут контакт! — произнес Семечкин.

— Еще и инопланетяне! Иди поспи, ты ведь тоже ночь не спал.

Радиста обидело такое несерьезное отношение к его сообщению.

— Галилею тоже никто не верил, что Земля вертится!

— Я тебе верю, Семечкин, — устало сказал капитан. — Я сейчас всему верю. Потом разберемся, а сейчас я спать хочу.

Обидевшись, Семечкин ушел. Петрову действительно необходимо было поспать, но он не мог. Мысль о домовом не давала ему покоя. Он не мог поверить в его существование и в то же время не мог отвергать, поскольку полчаса назад сам лично с ним разговаривал.

Скрипучий голос сказал ему:

— Простите, товарищ капитан, за беспокойство, уж сейчас-то я буду сидеть в каюте тише мыши.

Капитан понимал, что обязан принять какое-то решение. Но какое? Возможно, в истории пароходства это первый случай. И произошел он именно у капитана Петрова.

«Уж не гипноз ли это? — подумал он. — Тогда кто же гипнотизер? Валентина Ивановна Капелькина?» — капитан даже улыбнулся; у нее такие искренние синие глаза. К тому же гипноз — дело кропотливое, так вот — раз-два — не загипнотизируешь. Капитан встал. Значит, домовой все-таки существует?

В каюту тихонько постучали.

— Кто там? Входите!

Дверь приоткрылась. На пороге робко появилась Зойка, из-за нее выглядывал Родька.

— Вот вас-то мне и надо! — обрадовался капитан.

Он усадил их на диван, сам сел напротив.

— Где ваш домовой?

— Здесь я! — раздался голос.

Капитану трудно было скрыть свое замешательство. Он покашлял.

Пружины дивана заскрипели. Топало уселся рядом с Зойкой.

— Товарищ капитан, у нас есть предложение, — сказал Родька.

— Предлагайте!

— Возьмите меня на работу! — проскрипел Топало.

— На работу? — опешил капитан. — Но… у нас команда в полном составе.

— Он бесплатно, — сказала Зойка.

— На общественных началах, — пояснил Родька.

— Что же он будет делать?

— Погоду предсказывать!

— С погодой у нас вроде все в порядке. Сводка имеется. Погода нас ждет отличная.

— Ничего не отличная, — пробурчал Топало. — В четверг опять гроза будет. Посильнее, чем сегодня.

Капитан посмотрел в иллюминатор. Небо все еще было темное. Еще изредка сверкали молнии, и гром погромыхивал, но уже неохотно, издалека.

— А как он знает? — спросил Петров. Ему было трудно обращаться лично к домовому.

— Знаю, — ответил домовой. — Ветер приносит…

— Что ж, если вы каждый день будете сообщать о погоде, — сказал капитан, — я буду благодарен.

Топало был доволен: капитан взял его на работу. Метеорологом! Сейчас никто не скажет: «От тебя на теплоходе одни неприятности!»

— Но у меня есть условие! — Капитан наклонился поближе к ребятам. — Наш разговор останется в тайне. Никто не должен знать, что на теплоходе едет домовой. Идет?


Прощай, Думало! | Топало | Где сон, где явь?