home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Топало в опасности

Топало

У пирса стояло множество судов, больших и маленьких. Неторопливо, по-домашнему, подходили к причалу водные трамвайчики; подлетали, как гигантские белые птицы, «Ракеты», «Метеоры»; торжественно подплывал недосягаемый, величественный четырехпалубный теплоход.

Но Федулину некогда было любоваться. Он спешил с матросом Сопиным на речной вокзал. В кармане у него лежало письмо в Академию наук. Об этом Павел Михайлович тоже не забыл и опустил его в первый же почтовый ящик.

Речной вокзал, недавно построенный, весь сверкал стеклом, как граненый стакан. В большом зале ожидания сидели изнуренные жарой пассажиры. Коля Сопин уверенно прошел к диспетчеру и тут же возвратился обратно.

— Они уже ушли, — сказал он.

— Кто они?

— Наш капитан.

— А куда он ушел?

— Не докладывал. Вот если вы про штурмана Карпова спросите, то я могу сказать. Штурман на велосипеде катается. Представьте себе, самый пожилой, а велосипед с собой возит. Как длительная стоянка — так вдоль по берегу. У многих людей, я замечал, имеются странности…

— Я думаю, надо сообщить в милицию, — не дослушав размышления Коли Сопина, сказал Федулин. — Там разберутся с этим «зайцем» или кем там.

Коля засомневался:

— Сначала капитана надо поставить в известность. Капитан сам все решит и, если надо, сам милицию вызовет. Как положено.

— Его еще найти надо. Пока ищем, и стоянка кончится.

— Сначала надо капитану доложить, — твердил свое Коля.

— Докладывай. Ты подчиненный. А я лично беру на себя ответственность. Вам, молодой человек, я мог бы ничего и не рассказывать.

— Как хотите, — упорствовал Коля. — А я пойду капитана разыщу.

Коля побежал на теплоход. А Федулин пошел в милицию. Милиция была расположена в этом же здании, и даже стрелочка на стене указывала — «милиция».

— Жалуетесь на что? — встретил его вопросом лейтенант, который, видимо, только недавно надел форму, она была новенькой.

— Я ни на что не жалуюсь, — обиделся Федулин. — И пришел я к вам не по личным делам.

— А по каким таким?

— Я пассажир с теплохода «Космонавт Савиных». Сообщаю вам, что на теплоходе в сто второй каюте едет тайный пассажир.

И Федулин рассказал все, как было, и про песню «Во поле березынька стояла» — тоже. Это особенно поразило лейтенанта. Он сразу подтянулся и почувствовал себя на боевом посту.

— На теплоход! — приказал он, хотя приказывать было некому, только себе да Федулину, но тот не был его подчиненным.

У трапа их встретили капитан Петров и матрос Коля Сопин.

— Лейтенант Горгулько, — представился милиционер. — Что у вас за непорядки, товарищ капитан? — строго спросил он.

— Думаю, это какое-то недоразумение, — сказал Петров и не очень приветливо взглянул на Федулина. Он не верил, что в сто второй каюте, где едет симпатичный человек Валя Капелькина с дочкой, может быть какой-то третий пассажир. И ему было неприятно, что вызвали милицию, не поставив его в известность.

— Пойдемте, послушайте, и вы услышите, что в каюте кто-то есть, — предложил Федулин.

— Я у чужих дверей не подслушиваю, — холодно сказал капитан. — Через пятнадцать минут пассажиры возвратятся из города, тогда и разберемся.

— Мне нужны факты, доказательства, — сказал лейтенант Горгулько. — А хозяева — сообщники, их самих нужно будет привлекать.

— Пассажиры Капелькины — люди вполне надежные.

— Это мы посмотрим, показывайте вашу сто вторую каюту, — обратился он к Федулину.

Федулин заторопился впереди милиционера.

Топало и не подозревал, что вокруг него разворачиваются такие события. Он был занят важным разговором с чайкой. Птица покачивалась на воде прямо перед иллюминатором сто второй каюты. Волны ударялись о борт корабля монотонно, лениво. Словно и им было жарко.

— Пристань Ключи на левом или на правом берегу? — спросил Топало.

— На правом, — сказала чайка.

— А чего там пароходы не пристают? Мелко, что ли?

— Глубоко. Дна не видно, темнота. А чего не пристают — не знаю. Раньше приставали. Столько крошек с борта бросали — кыр, кыр, кыр! А сейчас там поесть нечего!

— Мне надо в Ключи, — вздохнул Топало. — У меня друг там живет, Думало. Не знаешь?

— Моя бабка с ним была знакома! А мне до него дела нет.

— Легкомысленная ты птица!

— Мы все такие. Но в затруднительном положении приходим на помощь!

— У меня как раз затруднительное. Надо встретиться с другом Думало, а пароход не пристает.

— Какой необразованный: не пароход, а теплоход!

— Больно образованная!

— Мы тебе поможем, даже очень просто. Будем кричать: «Причаливайте к берегу, шторм идет! Причаливайте к берегу, шторм идет!» Теплоход и пристанет к берегу.

— Кто твой язык понимает?

— Ну тогда я не знаю, что делать. Извини! — И чайка улетела. Расстроенный Топало даже иллюминатор закрыл.

— Причаливайте к берегу! Причаливайте к берегу! — От расстройства он так громко это произнес, что его отчетливо услышал лейтенант Горгулько (до этого ничего не мог услышать, кроме крика чаек) и, разумеется, Федулин.

— Стойте здесь и караульте! — прошептал милиционер. — Я бегу к капитану.

Лейтенант поднялся в рубку.

— Ну что, кого нашли? — спросил Петров, усмехнувшись.

— Кое-кого…

— Что значит кое-кого?

— А это мы должны выяснить вместе. Теплоход отправляется… — Он посмотрел на часы.

— Через полчаса, — сказал капитан.

— Когда же вернутся пассажиры из города?

— Думаю, с минуты на минуту.

Только капитан произнес эти слова, как на привокзальной площади появились экскурсионные автобусы.

— Пойдемте! — заторопил лейтенант, одергивая новую форму. — Мы должны задержать ваших нарушителей. Как их? Капелькиных!

— Что значит задержать?

— Для выяснения личности скрывающегося и их личностей тоже.

Капитан Петров не мог поверить, что на его теплоходе кто-то скрывается. Да еще в сто второй каюте.

Пассажиры один за другим проходили по трапу. Капелькины шли в числе последних.

— Не торопятся, — заметил милиционер.

— А чего им торопиться? Не опаздывают еще.

— Я смотрю, капитан, вы всячески скрываете недостатки в своей работе.

— Нисколько не скрываю! Пожалуйста, ходите, смотрите, ищите! У меня в тот рейс целая комиссия была!

«Нашел чем хвастаться, — подумал Горгулько. — Зря комиссии не посылают…»

— Валентина Ивановна! — окликнул Петров Капелькину.

— Товарищ капитан! — замахала ему рукой Зойка.

«Да они, видать, хорошо знакомы», — сделал вывод милиционер. В подтверждение его догадки Зойка прыгнула с трапа на палубу и — прямо к капитану.

— А мы по всему, по всему городу ездили! — с восторгом сообщила она. — Он такой большой!

— Вы Капелькина? — спросил милиционер Валентину Ивановну.

— Да, я, — удивилась она.

— Пройдемте в салон, — пригласил милиционер.

Валентина Ивановна вопросительно посмотрела на капитана. Петров смутился.

Они прошли в салон.

— Времени у нас мало, — сказал лейтенант Горгулько. — Так что давайте честно признаемся: кого вы возите в своей каюте?

— Ни-никого, — неуверенно произнесла мама-Капелькина и подумала: что же случилось? Неужели Топало вышел из каюты и что-то натворил?

— А кого нам везти? — спросила Зойка и сделала круглые глаза, как бы очень удивилась.

— Вот я и спрашиваю — кого?

Капитан стоял, сложив руки за спину, и молчал.

— Никого мы не везем! — шмыгнула Зойка острым носиком. — Идите, посмотрите.

— Здесь старшие разговаривают! — строго сказал лейтенант Горгулько. — А посмотреть мы посмотрим. Пойдемте в вашу каюту!

Мама с Зойкой пошли впереди, милиционер за ними, а капитан — замыкающим.

Павел Михайлович Федулин взад и вперед прохаживался по коридору.

— Все в порядке, — отрапортовал он милиционеру. — Из каюты никто не выходил.

Мама достала ключ, но от волнения никак не могла вставить его в замочную скважину.

— Пожалуйста, посмотрите, никого у нас нет, — нарочно громко, чтоб услышал Топало, сказала Зойка.

— Не волнуйтесь, — сказал Капелькиной милиционер и взял у нее ключ.

Он открыл дверь, и Зойка тут же прошмыгнула первая.

— Вот видите, никого нет!

Все зашли в каюту.

— А ты выйди, — сказала мама Зойке, потому что в каюте было очень тесно. К тому же прибежал Коля Сопин, чтоб посмотреть на «зайца».

Но «зайца» не было. Лейтенант Горгулько был в недоумении. Он заглянул в шкап, под стол, под кровать, осмотрел иллюминатор, который был надежно закрыт.

— Клянусь, никто не выходил! — прошептал не менее пораженный Федулин.

— Я сам слышал голос, — произнес милиционер озадаченно.

— Он и песню пел «Люли-люли стояла»! — добавил Федулин.

— Вот и «люли-люли»! — усмехнулся капитан. — Может быть, у вас был включен репродуктор? — спросил он хозяйку.

— Да, включен! — обрадовалась она догадливости капитана.

Репродуктор был действительно включен. Милиционер подергал шнур.

— Почему же он не работает?

— Право, не знаю, все время работал. — Она не могла признаться, что репродуктор неисправен.

— Я что — дурак: не разбираюсь, репродуктор работал или что-то другое говорило? — подал голос Коля Сопин.

— А что другое? — повернулся к нему капитан.

— А черт его знает! — Коля почесал затылок.

— Если не знаете, надо поменьше болтать! — вдруг рассердился капитан. — Идите и выполняйте свои обязанности! Много без дела шляетесь, да еще у чужих дверей!

— Слушаюсь! — опешил Коля. — Я бегу!

И действительно побежал.

— А чьи это тапочки? — заинтересовался лейтенант Горгулько. И вытащил из-под подушки тапочки. Топало почему-то их решил туда упрятать, чтоб не выбросили.

Мама-Капелькина растерялась, не знала, что и ответить.

— Мы их в каюте нашли, — высунулась из коридора Зойка. — Кто-то их оставил. Кому они нужны, дырявые?

— Почему под подушкой лежат? — подозрительно спросил лейтенант. — Почему прячете?

— Не прячем, — сказала мама. — Это Зоя играла, вот и засунула под подушку, я даже не заметила.

— Странные игры у вашей Зои, — проворчал Горгулько.

— Сегодня же мы их выбросим…

Федулин смотрел на тапочки и готов был поклясться, что именно они самостоятельно двигались по коридору. Но об этом он не мог сказать. Не поверят. Да и сам себе он поверить не мог, иначе посчитал бы себя явно нездоровым.

Лейтенант бросил тапочки, обтер пыль — рука об руку. Тапочки еще не доказательство, если никого в каюте не обнаружили. Странно все…

— Осмотр закончен? — спросил капитан.

— Так точно. Прошу прощения за беспокойство. — Лейтенант Горгулько отдал честь, но вид у него при этом был растерянный. — Рад, что сигнал не подтвердился. Желаю вам приятного путешествия!

Лейтенант пошел. Ему очень хотелось оглянуться, как будто за его спиной что-то в этот миг могло произойти, но он стерпел, не оглянулся. Горгулько чувствовал: что-то он упустил, до чего-то не додумался. Но до чего?

Федулин поплелся в свою каюту совершенно разбитый.

В голове у него не осталось ни одной мысли.

Капитан Петров чувствовал себя перед Капелькиными виноватым.

— Я очень огорчен этим недоразумением, — сказал он и осекся: ему послышалось, что верхняя полка заскрипела, как будто на ней кто-то заворочался. Петров поднял голову, но, разумеется, никого не увидел. Зойка, видимо, перехватила его настороженный взгляд и тут же залезла на полку и улеглась. Капитан почувствовал себя совсем неловко.

— Вы простите нас, столько хлопот вам доставили, — сказала мама-Капелькина.

— Это вы нас простите! — улыбнулся капитан. А улыбка его, как известно, вызывала доверие. Мама тоже улыбнулась.


«Заяц» или поважнее | Топало | Сон Федулина