home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Галлюцинации

Топало

Утром следующего дня теплоход «Космонавт Савиных» прибыл в крупный порт.

На берегу стояли экскурсионные автобусы.

— Желающие могут ознакомиться с городом, посетить исторические места!

— Мы тоже желаем! — запрыгала Зойка.

— А Топало останется в каюте, — сказала мама.

Вначале Топало страшно возмутился, сказал, что он в иллюминатор выпрыгнет и будет жить на дне речном, рыб у него знакомых много. Зойка тоже расстроилась, что Топало нельзя взять с собой.

— Ну ты подумай, — сказала мама. — А вдруг он потеряется в большом городе? Окликнешь, а его уже и рядом нет. Где будем искать? В милицию не заявишь! Больше на эту тему никаких разговоров! Я хочу спокойно посмотреть город.

Топало запыхтел, но возражать не стал.

— Не скучай, мы быстро вернемся, — сказала Зойка.

— Чего не скучать, я привык на чердаке один жить.

— Хватит выяснять отношения, — сказала мама. — От его выходок и так у всех уже голова болит.

— У кого голова болит? — обиделся Топало. — Я и так тише мыши! У нас вон на чердаке мышь живет — вреднющая. Только все уйдут из избы — она на стол. Усядется — и лапки сложит, а глазки, как у жулика, бегают. Кота Филимона совсем не уважает, а ведь он — один из достойнейших котов.

Зойка мышь тоже знала, однажды эта нахалка даже в портфель забралась.

— Ох, бабка Дуся и ругает ее! — продолжал Топало. — «Таких мышей-то не бывает, чтоб на столах сидели!» Мышь передразнивает бабку: «А вот бывает, а вот бывает!» Бабка Дуся их язык не понимает, мышь и болтает что вздумает. Я говорю: «Вот возьму и переведу твои высказывания!» Она говорит: «Только не переводи!»

— И чего это ты про мышь принялся рассказывать? — спросила мама.

— А потому, что я тише мыши!

— На том и порешили, — сказала мама. — А то с твоими воспоминаниями на автобус опоздаем.

Когда они закрывали дверь ключом, из своей каюты появился Федулин.

— Спешите, спешите, — он посмотрел на часы, — а то опоздаете!

— А вы?

— Я уже пятый раз плаваю по этому маршруту. Сам могу экскурсию водить!

Капелькины заспешили, а Федулин шел не спеша. Теплоход уже опустел. У пристани пассажиры садились в автобусы и уезжали в город. Павел Михайлович стоял и махал уезжающим рукой.

В город он не поехал не только потому, что побывал там не раз. На то имелись еще две причины. Первая: Павел Михайлович натер мозоль на пальце правой ноги. Он долго ругал свои новые сандалии и фабрику «Скороход», которая их выпустила как будто специально для того, чтобы доставить ему неприятность. Вторая причина: Федулин хотел уединиться, чтобы написать письмо в Академию наук по поводу летающих рыб и тут же, на речном вокзале, опустить его в почтовый ящик.

Прихрамывая, Павел Михайлович направился в музыкальный салон, где было тихо, уютно, сиреневые шторы пропускали солнечный свет. Все распологало к творчеству.

Он сел за журнальный столик, достал блокнот и задумался. Лучше всего письмо начать так: «Жарким летним днем я гулял по берегу великой русской реки Волги. Настроение было отличное…» Нет, — решил он, — пожалуй, надо иначе. «Несмотря на великолепную погоду, на душе было тревожно…»

А в сто второй каюте в одиночестве скучал домовой Топало. «Лучше бы сейчас с котом Филимоном и бабкой Дусей баню топить», — мечтал он. Топало очень любил погреться в бане. Ему нравился запах дыма, березовых веников, раскаленных кирпичей. Все так же, как сто лет назад, а то и больше. Ух, жарко раньше топил баню Денис Капелькин, а после бани полведра квасу выпивал. А дочь его, Кланька, до чего певунья была! Чистая пташка. И чего, дура, не пошла замуж за Гришку-ямщика?

Как запряжет Гришка в тарантас своего рыжего Бунчука, да как прокатит по деревне, подбоченясь, так из окон все выглядывают и еще долго смотрят вслед.

И так Топало размечтался, что полез в шкап за шляпой, которую от него все время прятали. Нашел в углу.

— Всегда все изомнут, — проворчал он, расправляя шляпу.

Вытащил тапочки, которые собирались выбросить, но так еще и не выбросили. Разумеется, это не лаковые ботинки… Жаль, нет зеркала. Он всегда любил смотреться в зеркало, когда одевался или «модничал», как говорила бабушка.

Топало осторожно приоткрыл дверь каюты. Тихо. Лампочки тускло освещают коридор. «Никого нет, — подумал он. — Все уехали в город. Ничего страшного не случится, если я прогуляюсь по коридору да посмотрюсь в зеркало».

Он вышел из каюты и протопал к зеркалу, которое было расположено как раз напротив лестницы, ведущей вверх.

— Великолепный вид! — сказал Топало, рассматривая в зеркале свой невидимый облик. — Только тросточки не хватает!

А может быть, он и видел себя таким, каким хотел видеть: стройным, с черными кудрями, жгучими глазами? Красавец!

Он снял шляпу и поклонился:

— Доброго вам здоровьица!

— Чтоб не было у вас печалей!

— Привет вашей матушке!

Ему казалось, что он гуляет по ярмарке и все ему кланяются, и он всем кланяется.

В это время Павел Михайлович Федулин закончил писать письмо в Академию наук. Академики и не подозревали, какая их ждет сенсация.

Павел Михайлович направился в каюту за конвертом. Его мысли были все еще заняты летающими рыбами. «Летают, — шептал он, — летают…» И от того, что они летали, Федулину казалось, что жизнь его приобретает какой-то особый смысл.

Но прежде чем запечатать письмо в конверт, Павел Михайлович решил прочитать его буфетчику Васе.

Письмо на Васю произвело большое впечатление.

— Потрясно! — повторял он. — Потрясно!

Счастливые, они выпили по кружечке кваса.

В самом возвышенном расположении духа Павел Михайлович спустился по лестнице в трюм. Неожиданно у него подкосились ноги.

«Караул!» — хотелось закричать ему. Но слова застряли в горле он стоял с открытым ртом. Невероятное видение: по коридору самостоятельно топали тапочки, а над тапочками плыла шляпа. Он закрыл глаза. А когда открыл — ни тапочек, ни шляпы не было.

Федулин на цыпочках прошел по коридору, дрожащими руками достал ключ, вошел в свою каюту и некоторое время стоял в раздумье. «Неужели кружка кваса может вызвать галлюцинации?» Самым странным в этих галлюцинациях были знакомые тапочки, те самые, дырявые, подозрительные.

«Никогда не надо подглядывать и подслушивать! — сделал для себя открытие Федудин. — Тогда и видений никаких не произойдет». Слишком много он об этих тапочках размышлял — что да почему? — вот и явились они в отместку.


Заговорщики | Топало | «Заяц» или поважнее