home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Кто больной?

Топало

Мама уже собралась искать Родьку, когда он явился бледный, измученный загадками жизни. И сразу же бухнулся на диван. Голова кругом. Даже папа переполошился.

— Нужно вызвать врача, — сказал он.

Уж если папа о враче заговорил, значит, дело плохо. Да и что может быть хорошего, если мальчик лежит и глядит в потолок, в одну точку. Ни на кого не реагирует.

Мама в отчаянии побежала за врачом. При этом чуть не сбила с ног Павла Михайловича Федулина. Он сразу понял; что-то случилось, и побежал вместе с ней: мало ли, нужна будет помощь. Павлу Михайловичу хотелось быть самым осведомленным и самым необходимым человеком на теплоходе. Всем нужен Федулин! Федулин нарасхват! И врача первым нашел, конечно, он!

Врач был молодой и веселый.

— Кто больной? — спросил он, подмигнув Родьке.

Прослушав мальчика, врач сказал, что такого здорового ребенка еще никогда в жизни не встречал. Мама обиделась, папа остался доволен.

— Хороший аппетит — залог здоровья! — произнес доктор и этим окончательно расположил к себе папу. Уходя, оставил аспирин на всякий случай: если здоровый — то не повредит, если больной — то поможет.

Родька аспирин не хотел глотать, но мама его заставила.

— Нервные пошли дети, — сказал Федулин. — Вот у меня внук во сне кричит, никакие врачи не помогают.

— Наш во сне не кричит, — сказала мама, опять немного обидевшись.

— Закричит еще! — заверил Федулин.

Раскланявшись, он удалился.

Мама присела рядом с сыном.

— Все-таки что с тобой?

Родька повернулся на живот и уткнулся лицом в подушку. «Сказать или не сказать?» Он дал слово, что будет хранить тайну… Но в то же время молчать очень трудно. А вдруг папа с мамой тоже были когда-то знакомы с домовыми, а ему просто не рассказывали?

Родька сел. Надо поговорить, это необходимо.

— Вы верите в домовых? — спросил он.

Папа с мамой переглянулись. Такого вопроса они не ожидали.

— Верите или не верите?

— При чем тут домовые? — улыбнулась мама.

— Вы не ответили на мой вопрос, — требовательно произнес Родька.

— Могу тебе совершенно определенно сказать: мы с мамой не верим!

— И вы никогда, ни разу в жизни не встречались с домовыми?

— Как-то не привелось, — сказал папа.

— Что тебе вдруг дались домовые? — спросила мама.

— Все понятно: это легенды Зойкиной деревни, — сделал вывод папа.

— Никакие не легенды! Я сам с ним познакомился.

— Ну и как он выглядит? — рассмеялся папа.

Родька стал смотреть в окно. Все, больше он ничего говорить на будет. И так разболтался, не сдержал слово. Не верите — и не верьте!

— Не думал я, что у тебя в голове такая чепуха, — уже серьезно сказал папа. — Мама изобрела робота Яшу, а ты придумываешь каких-то домовых.

При упоминании о роботе Яше мама сразу засветилась.

— Он такой сообразительный! — воскликнула она.

Мама очень гордилась своим роботом.

— Мой робот, — говорила она. — Мой Яша!

— За что ты его так любишь? — спрашивал папа, который не чувствовал к роботам душевной привязанности. — Живой он, что ли?

— Когда-нибудь я вас с ним познакомлю! — таинственно улыбалась мама.

Но папа с роботом не хотел знакомиться. А потом у Яши начались какие-то расстройства с памятью, и ему было не до знакомств. Мама так переживала, что похудела. Папа об этом Яше уже слышать не мог.

— Кто он в конце концов — член нашей семьи? Сейчас мы все из-за него начнем худеть, бледнеть, падать с ног.

Так говаривал папа. А сейчас он насчет робота выражал с мамой полное согласие и хотел, чтоб его сын думал о научно-техническом прогрессе, а не о домовых.

— Наш Яша всех домовых заткнет за пояс! — пошутил он.

Мама была довольна, что папа наконец сказал «наш Яша».

Родька ничего не имел против робота. Наоборот — всем рассказывал про него в школе и тоже гордился. У них в классе даже висел портрет Яши. Учительница сказала, что в будущем такие роботы будут и в их математической школе.

Но сейчас робот его совершенно не интересовал. И папа с мамой видели, что у Родьки на уме другое. Слушает их, а сам про свое думает. Что у него может быть «свое»?

«Явно с ним что-то происходит», — опять с беспокойством подумала мама. Она напоила его горячим чаем с клубничным вареньем, которое они захватили из дому, и уложила пораньше спать. Утро вечера мудренее.

А теплоход «Космонавт Савиных» все шел вниз по Каме. Солнце уже село за горизонт. Смеркалось. Воздух постепенно остывал, и теплоход, нагретый за день, тоже остывал, успокаивался. На реке царила вечерняя тишина, когда не всплеснет волна и птицы замолкают в предчувствии ночи, не шелохнутся деревья над водой.

В это время почти никто не сидел в каютах. Все гуляли, большие и маленькие, еще мало знакомые друг с другом и уже перезнакомившиеся. И теплоход, населенный этими разными людьми, плыл по тихой широкой реке, не тревожа ее покой.


Необычное знакомство | Топало | Родькин сон