home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двадцать седьмая. Секрет межпространственной мембраны

Язык до Колымы доведет.

Пословица

Фома, — окликнули его, и историк вернулся в здесь и сейчас. Рядом стоял кузнец и протягивал бутылку зелья. — Хватани. Мы с Вищем надрали ютов, как хотели. И теперь они не просто дурачки, а с погонами.

— Молодцы, — похвалил Кам.

— А ты сомневался? — спросил Сим и вернулся к карточной коЛоде, а Рой к мыслям о Леснове.

Даже если миссия завершится удачно, ничего хорошего Леса не ждет. В Ю-мире, похоже, другие законы времени. Они там бездумно вмешиваются в прошлое, исправляя собственные ошибки… Каково это — жить в неустойчивом мире?..

— Ой, черные юты! — удивился кузнец, оторвавшись от увлекательного занятия. Он хлестал стопкой карт по волчьим ушам не то Томаркина, не то Носкова.

Черных ютов было много — подсотни две. Они кололи мечами прозрачный энергетический экран, пытались его пробить бревном-тараном, стреляли из громобоев, но толку было немного. Мечи и бревно отскакивали от незримой преграды, а лучи бластеров растекались по экрану, подзаряжая его.

— Не обращайте внимания, — отмахнулся Рой.

— Лезут сверху, глянь, Фома, — сказал Виш и привычно срифмовал: — Видимо, сошли с ума.

Часть одетых в черное карателей забралась под своды и прыгала с мостика, надеясь, что сверху прикрытия нет. Ютанты рушились на эластичную преграду и скользили вниз, подскакивая на задницах, когда стоящие в зале товарищи по оружию палили по экрану. Наверное, припекало.

Что за безрассудство, подумал Комаров. А не будь экрана? Ведь поубивались бы. Может, у них и впрямь головки не в порядке? Или кто-то управляет сознанием, дергает за ниточки, нажимает кнопки, сидя где-то за панелью управления? Да нет, никаких приказов извне не чувствуется. Ментальное поле хаотично. Выходит — фанатики-Игроки вернулись к колоде, Катина головка вновь нырнула за пульт. Они с Косом нашли занятие поинтересней. Ну и дай им, Батюшка, всего наилучшего.

Каратели утомились и сделали перерыв на обед. Притащили котлы с варевом, разлили по мискам, каждая — приличный такой тазик. Принялись хлебать. Ложки опускались по приказу командира-дю-жинника. Картежники тоже устали, но азарт пока не спадал. Уши старожилов и техобслуги светились, как рубиновые звезды, глаза пылали голубыми и зелеными огнями. Не стихало: «А мы — тузером!» — «А мы — козырем!» Из-за пульта доносились звуки поцелуев.

И вдруг раздался негромкий хрустальный звон, зал на миг озарился радужной вспышкой, и из туманной паутины вышли двое, Нов и ютант. Были они нагими, и от обоих несло паленым. Под глазом юта горел фонарь. Хотя ютант был на голову выше Леса, чувствовалось, что он до дрожи боится юноши.

— А вот и мы, — сказал чародей.

— Кто это? — спросил Виш, которого как раз лупили по ушам.

— Ты у Леса спрашиваешь? — захихикал Сим. — Сейчас он тебе такое расскажет! Как сейчас, мол, помню…

Историк властно глянул на языка. Тот сразу учуял начальство и вытянулся во фрунт.

— Дут Тов, — четко отрапортовал он, — представитель Центра.

Комаров бегло обследовал сознание Дутова и чуть не присвистнул. На такую удачу он даже не надеялся. Перед ним стоял не просто информированный ютант, техник по созданию межпространственных переходов, а Представитель Теремгарда. Инспектор. Похоже, его ни разу в жизни не били, и теперь он готов был рассказать все, лишь бы не получить лишней затрещины. Слаб в коленках.

— Спасибо, Лесик, — растроганно сказал Кам. — Ты совершил настолько большое дело, что вряд ли сам способен оценить его по достоинству.

Рой обнял чародея и снова ощутил запах горелого.

— Как ты себя чувствуешь, Лес?

— Нормально. Конечно, плохо, что до перехода не было бани. Иду и чувствую жжение. Пыль, грязь, пот вспыхивают на коже. А раньше думалось: и зачем так сильно драят? И… И больше — ничего. Втолкнул Болвана в левый зрак, иду, упираясь ладонью в его спину, и пытаюсь контролировать. Выхожу к вам. И только тут понимаю, что передо мною другая спина и совсем другое сознание. Чужое, я его контролировать не научился… Это нормально?

— Вполне, Лес. Информация стерлась. Болван не сможет рассказать, чем занимался в Лесном княжестве, Дутов, когда вернется, тоже позабудет. А пока нам расскажет, что же ты в Ю-мире натворил. И еще кое-чем поделится. Так что твоя миссия выполнена прекрасно. Да что там — она выше всяких похвал. Еще раз спасибо, Лес. И давай-ка я тебя немного подлечу…

Рой поднес ладони к ожогам юноши, ускоряя регенерацию кожных покровов. Других повреждений не нашел. Ни мечи, ни лучи бластеров чародея не достали. Наверное, помогли тренировки. И просто повезло.

— Одевайся, Нов. Вон твоя одежда. А я пока займусь Дутовым. Тебе бы сейчас неплохо принять душ, но негде. Ладно, из Дома выберемся, искупаемся в Большой Воде.

Комаров отвел пленного в угол, усадил на пластиковый ящик и приступил к допросу. Правдивость ответов контролировал телепатически. Ютант в пять секунд уразумел, что ложь не проходит.

Примерно через час МВ-путешественник разобрался с секретом создания переходов и устройством государства ютантов. Они создали пять мембран и беззастенчиво грабили пять параллельных миров, не разобравшись в своем. В Ю-мире проживали две расы разумных существ: ютролли — ночные и подземные, а ютанты — дневные и наземные. Казалось бы, что им делить? Тем не менее война между ними длилась уже четыре тысячи лет. Ютролли были сильны в магии, ютанты развивали технику. В их борьбу оказались втянуты разумные из трех параллельных миров, не считая Земли. А на ней оказались чародеи, способные противостоять ютроллям и даже превосходящие их в магии…

— Спасибо, Дут, за сотрудничество, — сказал Кам, — а теперь я бы хотел вернуть тебя в Ютландию. Ты не против?

— Нет-нет, князь! — горячо заверил ютант.

Комаров снял экран и усыпил всех. Потом разбудил старожилов, юношу, Катеринину и инспектора. Они прошли залы и коридоры, заполненные телами спящих ютантов, и вышли к левому зраку. Дутов юркнул в туманный проход, как паук в свое гнездо.

Рой вскрыл заваренную дверь, а Кос вызвался проводить Катю. Та клялась любить его вечно и не забывать до самой смерти. Чародей пошел проводить парочку, считая, что его магическая охрана не помешает.

Когда пятерка путешественников покинула сонное царство Дома ютов, на улице шла гулянка. Мудаки кадрили своих подруг, это называлось кадрилью. Комаров мысленно позвал Верного, биороботы явились без промедления, а с ними калюный. Конюх привязал его уздечку к седлу своего Лейтенанта, и кавалькада двинулась через село на большак.

Солнце светило сквозь золото берез и преломлялось в порыжевшей хвое лиственниц. Пели таежные птицы, дул ветерок серпеня. Старожилы, восхищенные красотой сибирской природы, принялись сочинять песни.

Сегодня стану я орлом

и заберусь повыше.

Взмахну серебряным крылом

над Косовою крышей, —

затянул Виш своим баритоном. Кузнец подхватил басом:

И я подорликом, как вихрь,

отправлюсь за тобою…

… А я достану вас двоих

каленою стрелою, —

завершил коновал. Все рассмеялись и дружно затянули новую песню:

По дорогам знакомым,

где блины выйдут комом,

мы коней вороных поведем.

Лес принялся вслух мечтать, как здорово примет его супруга, а Комаров с грустью думал, что никакой встречи не будет, потому что чародею уготована совсем иная судьба, изменить которую никто не в состоянии…



Глава-двадцать шестая. Славянская азбука | Паутина | Глава двадцать восьмая. Драчевцы против германцев