home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава четвертая

ЖЕМЧУЖИНА У МОРЯ

Шумный приморский город навалился как-то вдруг, внезапно, сразу — всей своей тяжелой, пестрой, остро пахнущей массой. Да так, что Элизабет, давно не покидавшая свою пертскую глушь, поначалу опешила. Впрочем, скоро наступила адаптация. Ей ли привыкать после шумных восточных городов типа Багдада или Каира!

…Почему пришли на ум именно эти города? А кто его знает. Каир Бетси однозначно не переносила. «Ненавижу Египет!» — передернула плечами девушка. А вот Багдад… Не оттого ли вспомнилась столица Ирака, что в последние несколько недель мисс МакДугал не расставалась с мыслями о красивом молодом англичанине с грустными глазами — Дэмпси Мeлоуне, столь прославившемся своими иракскими находками и так нелепо погибшем в Германии?

— Как прошел перелет? — ворвался в ее размышления посторонний голос.

— Что? — переспросила девушка. — Ах да, перелет. Спасибо, все было нормально.

В одесском аэропорту ее встречал один из будущих коллег по экспедиции, руководитель гидроархеологического клуба «Наутилус». Взглянув на него, Бетси просто обомлела. Прямо перед ней стоял оживший «Асtion Man» — игрушка для мальчиков, выпускаемая фирмой «Hasbro». Этакий аналог мат-телевского Кена, только покрепче — высокий, под два метра ростом, парень лет двадцати восьми, с широкими плечами и мощным атлетическим торсом, так и норовящим разорвать обтягивающую его футболку. Волевой квадратный подбородок, жестко сжатые губы, стального цвета глаза под насупленными бровями, бобрик черных волос… Довершал портрет небольшой косой шрам на правой щеке. Точь-в-точь как у Экшен Мэна!

— Александр Мягков, — представился великан. «Надо же! — восхитилась девушка. — И инициалы подходят — А.М.».

Вслух она, разумеется, ничего подобного не сказала, про себя отметив, что у русских (и у украинцев тоже) стало явно лучше с понятием об этикете. Бравый мастер подводной археологии не полез с рукопожатием, ограничившись вежливым кивком.

Говорили по-английски. Мягков, пусть и с заметным акцентом, в котором особенно резало ухо фрикативное «г», но довольно ловко строил фразы.

— Может быть, перейдем на русский? — внезапно предложила Бетси. — Я бы с удовольствием попрактиковалась. Давно не приходилось говорить на вашем родном языке.

— Охотно, — сказал уже по-русски «Экшен Мэн» и обаятельно улыбнулся, блеснув великолепными зубами. — Но русский мне не родной. Я украинец.

— А разница есть очьень-очьень большая? — удивилась мисс МакДугал, тоже переходя на сложный славянский язык.

— Есть, — твердо произнес парень. — Советую не забывать, что вы находитесь на территории независимой и суверенной Украины. Так будет лучше.

— Хорошьо, — покладисто согласилась Элизабет.

«Ох и странные эти русские, вечно у них какие-то жуки в голове! А украинцы — еще более странные!»

Мягков довез ее до гостиницы «Большая Московская», что на Дерибасовской-стрит, и помог разместиться в двухкомнатном люксе. Он проверил, есть ли горячая вода, с которой, по его словам, в городе иногда случаются перебои — особенно в такое вот жаркое время года, когда тепловики любят заниматься профилактическими работами, а заодно экономят топливо. Бетси снова удивилась, но как истинная подданная Британии сумела сдержать эмоции.

— Ваше оборудование уже прибыло, — сообщил Александр. — Ну, я вам скажу, умеют же делать у вас, на Западе!

На лице парня отразилось какое-то особое, прямо детское восхищение.

— Нам бы такое. Давно бы уже все загадки Змеиного разгадали!

— А что, — живо отреагировала девушка, — так много загадок там быть?

— Есть чуток, — пожал плечами «Экшен Мэн».

Однако дальше на эту тему распространяться не стал, сообщил только, что отъезд на остров намечен на послезавтра, пока же он, Мягков, в ее полном распоряжении. Можно познакомиться с городом, осмотреть местные достопримечательности.

— Ведь это же Одесса, как поется в нашей песне: «Жемчужина у моря».

И — новое выражение лица, на этот раз нежно-мечтательное. Так говорят или о матери, или о любимой девушке. Бетси даже немного удивилась, настолько не вязалась с внешностью этого большого и крепкого парня сентиментальность.

— Спасьибо, Алекзандр. Я хотеть… хочу сама освоить себя на новом месте. Вам же, наверное, нужно готовиться к поездка… к поездке?

— Как хотите. — «Экшен Мэн», кажется, обиделся. — Ну вот, — добавил он уже не своим обычным голосом, а явно имитируя чужую речь. — Хотел как лучше, а получилось как всегда!

— Не сердитесь, Алекзандр. — Девушка постаралась улыбнуться как можно обаятельнее. — Я и правда немного устать. Да и нужно с мыслями собрать себья.

— Да понял я, понял. Конечно! Побродите по окрестностям. Место у вас здесь хорошее, более или менее тихое. Ну, понятно, после полуночи лучше не выходить. Как и везде, у нас тоже есть свои выродки. А так… Рядом находятся почти все наши достопримечательности: Оперный театр, Дерибасовская, Приморский бульвар, Потемкинская лестница и памятник Дюку.

— Дюку? Дкж — это есть принц? То есть герцог? — удивилась Бетси.

— Ну да, основатель нашего города Дюк Ришелье. Я вот тут вам пару проспектов захватил, на русском и английском. Еще советую пройтись в Городской сад и на Привоз.

— Привьо-оз?.. — протянула мисс МакДугал.

— Один из городских рынков. Очень известное место.

Бетси кивнула. Начинать знакомство с городом, побывав на рынке, — мысль дельная.

— Хорошо, Алекзандр, спасибо. Но я бы хотела осмотреть еще и ваш Археологический музей. Там быть экзпона-тас со Змеиный-айленд.

— Нет проблем. Он тоже рядом, на улице Ласточкина. Можно пешком минут за десять дойти. Ну, отдыхайте, развлекайтесь. А я пошел. Да, и пожалуйста, не зовите меня Александром и на «вы». Можно просто: Саша. А то чувствую себя прямо-таки стариком!

— Хорошьо, — охотно согласилась девушка. — Договорились.

— Ну, вот и чудно! — «Экшен Мэн» расплылся в довольной улыбке и удалился, громко мурлыча себе под нос: — «Ах, Одесса, жемчужина у моря».

Бетси решила начать свое знакомство с городом с загадочного «Привьоза». Ей часто приходилось бывать в самых экзотических городах Земли, и по опыту она знала, что истинное лицо населенного пункта можно узнать не в деловой его части или в культурно-историческом центре, а именно на рынке. Кроме того, судя по плану Одессы, оставленному ей Мягковым, Привоз был самой отдаленной от гостиницы точкой из всего того, что советовал ей посмотреть руководитель «Наутилуса». Если начать с ближних окрестностей, то на посещение рынка времени может не остаться.

Она заказала такси по телефону, автоматически набрав номер «056». К ее удивлению, трубка ответила приятным девичьим голосом, сообщив, что радиотакси всегда к услугам, и осведомившись о конечном пункте маршрута.

— Вы знаете наши расценки?

— Уез, — механически подтвердила Бетси, не думая, что расценки одесских такси сильно отличаются от эдинбургских или даже лондонских.

Деньги она поменяла внизу, у рецепции. Джунковский еще в Лондоне предупредил, что с собой лучше брать не фунты, а американские доллары, которые в Украине более распространены, чем британская валюта, с обменом которой могут возникнуть заминки.

За три зеленые бумажки с обрюзгшим полуанфасом Франклина девушка получила целую кучу экзотических банкнот, называющихся «гривна». По внешнему виду они напоминали немецкие марки, только размер имели все одинаковый, независимо от номинала. На одной стороне помещался портрет какого-либо исторического лица, а другую украшало архитектурное сооружение.

«Ничего, — полюбовалась ими Бетси, интересовавшаяся бонистикой и собравшая дома довольно внушительную коллекцию бумажных денег, привезенных ею из многочисленных путешествий. — Достаточно яркие и хорошего полиграфического исполнения».

Такси уже дожидалось ее у подъезда. Оно оказалось такого же желтого, как и на Западе, цвета со светящейся табличкой «056» на крыше.

— Куда едем, мадам? — лихо поинтересовался водитель и заговорщицки подмигнул мисс.

— На Привьоз, — храбро ответила Бетси, садясь в машину.

— Ша! — закатил глаза таксист. — Мадам, вы не пожалеете, шо решили проехаться до Привоза. Это ж форменная сказка, наш Привоз. Закачаешься! Пальчики оближешь и спасибо скажешь. А как вам наша Дерибабушка?

«Что он за ерунду несет?» — удивилась Бетси, не вполне понимая местные идиомы. Мягков говорил на идеально правильном русском языке, понимать его было гораздо легче.

— И шо ви скажите за нашу Одессу, мадам? — не унимался разговорчивый водитель. — Или не сильнейший, или не красивейший город, мадам?

— Да, да, — вежливо согласилась Бетси.

— Мадам откуда? — поинтересовался таксист. — Та шо ви говорите?! Из самой Англии?! О, мадам. Вам крупно повезло, шо ви уехали от этого тумана! Там же ж, говорят, нельзя жить, в этом вашем Лондоне, мадам. Ах, ви не из Лондона. Из Перта? Это ж шо? Это ж где такое место с таким неприличным названием?

— Почьему неприличным? — поразилась девушка.

— Ну, шо ви, мадам. Да боже ж мой, я разве могу сказать женщине за такой срам?

Бетси поняла, что пора принимать меры, и открыла сумочку. Там в левом отделении лежал подарок дядюшки Арчи. «Шалтай-Болтай», узнав, что его любимая племянница собралась в Одессу («Там живут русские. Да. Русские — каннибалы. Да! Кошмар! К ним надо ехать на танке. Танк — это боевая машина! Украинцы еще хуже русских. Да! Они делают из людей сало!»), прислал ей специальный разговорник, изданный, как убедилась леди МакДугал, еще в 1919 году для английских войск, оккупировавших в те давние дни Одессу. Бетси быстро пролистала страницы и нашла нужное: «Общение с аборигенами».

— «При разговорье с представителем оккупационных войск, — бодро прочла она, — вы обьязаны соблюдать почтительность под угрозой расстрела на мьесте!»

Таксист вздрогнул.

— Да так бы и сказали, мадам! А шо, уже началось?

Вскоре машина затормозила у обочины, и шофер, выскочивший из машины, галантно распахнул перед ней дверцу.

— Прошу, мадам! Привоз перед вами.

— Сколько я вам должна? — поинтересовалась девушка, предусмотрительно открывая разговорник.

— Ой, да сущие пустяки, мадам! Каких-то пятьдесят гривень.

— «За обман представителья оккупационных войск…»

— Пардон, мадам, пардон! — поспешно откликнулся водитель. — Десять гривень, мадам!

Бетси подала ему синюю бумажку с портретом хмурого усатого старика, чем-то похожего на короля Генриха VIII, прикинув в уме, что поездка обошлась ей и впрямь очень дешево, всего два доллара. Подсчитав сумму чаевых, она дала таксисту еще пять гривен. Тот расплылся в счастливой улыбке.

— Та шо ви, мадам, не надо. Оккупационные войска, или я не понимаю! Так мы не против, вы же не румыны, в конце концов! Так пусть мадам купит себе на эти пять гривен красивый букет цветов. Или бутылку шампанского.

«Бутылку шампанского за доллар? Бред какой-то! — поразилась девушка. — Или это только для оккупантов?»

После непродолжительного знакомства с ассортиментом местных и импортных товаров, предлагавшихся на Привозе, Бетси поняла, что слегка поспешила с выводами о невозможности покупки шампанского за доллар. Винные полки магазинов и магазинчиков были действительно уставлены батареями больших зеленоватых бутылок, на этикетках которых в различных вариантах гордо красовалось название знаменитых вин из французской провинции Шампань: «Украинское Шампанское», «Шампанское Французский Бульвар», «Шампанское Золотой Дюк», «Шампанское Шустов». Самым дорогим, около четырех долларов за бутылку, было «Артемовское Шампанское» и «Шампанское Новый Свет». Однако больше всего потрясло Бетси обилие самого дешевого, как раз в доллар ценой, «Советского Шампанского».

«Как это? Страны уже нет, а вино все еще продается. Сколько же у него лет выдержки? Удивительный народ эти украинцы!»

Девушку не особенно заинтересовало обилие разнообразных фруктов, овощей, мясомолочной и рыбной продукции. В ответ на призывные крики торговцев она только улыбалась и вежливо качала головой. Одна слишком настойчивая старушка таки заставила молодую баронессу отведать ее «ну просто исключительного» творога. Творог и впрямь был замечательный, но уж очень жирный. И еще эти отвратительные мухи и осы, роящиеся над продуктами.

«Бр-р-р!» — передернуло девушку от отвращения. В Британии санитарный надзор просто моментально закрыл бы торговлю, если бы в пяти метрах от прилавка замечены были хоть две осы или мухи. А здесь…

Гораздо больше оживилась мисс МакДугал у промтоварных рядов. Здесь торговали всевозможным ширпотребом, преимущественно китайского производства. Были и национальные товары, но какие-то тусклые и явно слепленные с тех же китайских или турецких образцов.

Бетси зашла в один приличный на вид небольшой магазинчик игрушек, заметив в витрине знакомые торговые знаки фирм «Маttel» и «Наsbro». Игрушки она тоже любила с детства. Отец баловал ее, порой скупая в подарок для своей любимицы Эльзы целые полки с игрушками — на радость малышке и магазинным менеджерам.

Да, все верно. Манекенно улыбающиеся американцы Барби и Кен, пупсы Шелли, коробки с мозаикой и наборы для детского творчества. А вот и старый знакомец. Привет, земляк!

Девушка приблизилась к стенду, заставленному коробками с хасбровским Экшен Мэном. Крепыши мужчины, целеустремленно уставив вперед взор, сжимали в руках кто автомат «Узи», кто морской палаш, а кто и вовсе небывалое на этом свете оружие. Стоили они, как ни удивительно, в половину против тех сумм, которые значились на ценниках лондонских магазинов.

Бетси взяла в руки одну из фигурок.

«А, понятно! Никакой ты не земляк, а изделие все тех же китайских умельцев. Что поделаешь, интеграция и глобализация! Производство игрушек в Китае дешевле, вот фирма и выдала лицензию… А что, если?..»

Бетси озорно улыбнулась. Прихватив с собой игрушку, она решительно направилась к кассе и попросила красиво упаковать подарок.

Довольная покупкой, девушка рассеянно посматривала по сторонам, пока ее взгляд не зацепился за одно знакомое для археолога название.

«Сувениры из Ольвии».

«Ольвия? — вспомнила она. — Древний город! Интересно, интересно. Ну-ка взглянем, что тут у них».

Она вошла в магазин. У самого порога ее встретил пиратского вида мужчина средних лет. Пиратского — потому, что правый глаз торговца прикрывала черная резиновая повязка.

— Слушаю вас, мадам! — Здоровый глаз мужчины пронзительно взглянул на мисс МакДугал.

«Да что они все заладили: „мадам“, „мадам“? — поразилась девушка. — Тогда уже мадемуазель».

— Я погляжу, что вы тут имьеть…

Она быстро огляделась. Так, археологический хлам, то, что ученые за ненадобностью выбрасывают на развалы. Битые черепки, пара каменных жерновов… Впрочем, есть и весьма любопытные экземпляры, например, тот чернофигурный лекиф со сценками из мифа о Персее. Век этак четвертый до нашей эры, если не подделка… И эта амфора неплоха. Да и кратер чудный! Но это все ей не нужно. У нее в замке есть вещи намного лучше.

А это что за монстр? Бетси недоуменно поглядела на какой-то возок, переделанный под боевую древнегреческую колесницу. И кто же, интересно, на такое клюнет?

— И это есть все, что вы можете предложьить? — разочарованно спросила девушка.

— А что вас конкретно интересует, мисс МакДугал? — вдруг перешел на английский язык торговец. От неожиданности Бетси вздрогнула.

— Вы меня знаете? Откуда?

Одноглазый заговорщицки подмигнул:

— Ну, если мы живем на окраине Европы, то это еще не значит, что у нас нет ни телевидения, ни Интернета. Я давно в этом бизнесе, леди. И просто восхищен вашими открытиями и приключениями.

— Ну уж, — фыркнула девушка. — Прямо-таки приключениями!

— И ваши монографии читал. Разумеется, скачанные из Сети.

«Ох уж мне эти пираты!» — вздохнула Бетси.

— Так чем могу быть полезен? Разумеется, сокровищ Шлимана или Картера у меня нет, но кое-что…

Он нажал какую-то невидимую кнопку под прилавком, и в стене за «колесницей» открылась замаскированная дверь, откуда потянуло сыростью.

— Прошу, — гостеприимно кивнул «пират» и сам проследовал первым.

Они спустились в полуподвальное помещение, где в отличие от верхнего «торгового зала» было и просторнее, и светлее. Освещение давали несколько плафонов, имитирующих древнегреческие или древнеримские факелы. Вдоль стен тянулись массивные деревянные со стеклянными крышками витрины, напоминающие музейные.

— Здесь представлено все античное Причерноморье, — широко развел руки хозяин. — Вот Ольвия, здесь Пантикапей, вон там — Херсонес. Есть кое-что и заграничное. Например, Древний Египет.

— Ненавижу Египет! — в сердцах воскликнула Бетси.

— Ладно, ладно! — улыбнулся «пират». — Тогда что вам показать?

Девушка на мгновение задумалась.

— А нет ли что-то со Змеиный-айленд? То есть с острова Змеиный?

Единственный глаз торговца на миг закрылся, затем вновь уставился на гостью, причем с явным интересом.

— Змеиный? Так-так. Понятненько. Чудненько!

«Пират» потер руки и засеменил к одному из стендов.

— Пожалуйте сюда, леди. Здесь есть кое-что любопытное.

Баронесса послушно подошла. Взглянула… У нее перехватило дыхание.

«Ничего себе! — мысленно воскликнула она. — Да ведь это же…»

— Откуда? — только и смогла выдавить из себя мисс МакДугал.

— От верблюда, как говорят у нас, — хитро прищурился «пират». — Вернее, сорока в клюве принесла. Вы ведь знаете этих падких на все блестящее пташек! Где что увидит красивое, так и норовит домой, в гнездо, приволочь. Вот и у меня под крышей магазина свила гнездышко такая себе сорока-белобока, любительница археологических древностей.

Он противно захихикал, и Бетси поняла, что большего не добьется.

— Можно взглянуть поближе?

— Какой разговор?

Хозяин лавки достал из-за пазухи связку маленьких ключиков и, подобрав один, открыл им крышку стеллажа.

Девушка наклонилась к разложенным на алом бархате предметам. Алый цвет благородно оттенял покрытую патиной бронзу, потемневшее серебро и тускло поблескивающее золото. Баронесса отдала должное вкусу «пирата» или его дизайнера. В том, что хозяин работает не в одиночку, она была убеждена. Одному человеку просто не под силу было бы ни соорудить такой вот салон, ни собрать для него экспонаты. И еще… «Пират» был как-то жидковат, чтобы быть подлинным владельцем таких серьезных вещей.

А они точно «серьезные».

…Хотя бы вот эта гемма с изображением женского божества, то ли Деметры, то ли Цереры или Фортуны. Богиня была в длинном хитоне без рукавов. Голова увенчана венком либо диадемой, в левой руке — пук колосьев, а правая поднята вверх. У левой ноги Деметры-Фортуны-Цереры лежал рог изобилия, а справа — длинный, вытянутый предмет. Возможно, это произведение вышло из-под резца александрийского мастера.

А вон тот чудо-браслет из золота скорее всего был привезен из Кизика. Начало третьего века после рождения Спасителя.

— Вы позволите?

— А как же! Все к вашим услугам, баронесса.

«Надо же. Даже мой титул знает!»

Бетси осторожно, двумя пальцами, взяла великолепный золотой перстень-печатку. На плоской поверхности был вырезан любопытный рисунок — храм с двумя боковыми колоннами, а внутри него извивающийся змей. Ободок перстня также представлял собой волнистую змейку.

— Хорошая копия, — похвалила перстень мисс МакДу-гал. — А оригинал у вас тоже имеется?

— Побойтесь Бога, леди! — обиженно воскликнул одноглазый. — Это и есть самый настоящий подлинник!

— Ага! — хмыкнула девушка. — И вы станете меня уверять, что у печатки пятого века до Рождества Христова может быть такой ободок?! Надувайте кого-нибудь другого!

«Пират» поднял руки вверх и снова противно хихикнул:

— Все, все, леди. Сдаюсь. Повержен на обе лопатки! Это шутка моего ювелира. Так, по его мнению, красивее смотрится. На самом деле там обычная гладкая полоска.

— Так все-таки оригинал у вас имеется?

— Скажем так, я знаю, у кого он хранится, — уточнил одноглазый. — И…

— И вы можете меня свести с этим человеком? — перебила девушка.

— Попробую, — согласился «пират». — Если он, конечно, захочет с вами встретиться.

— Ваш босс?

— Что-то в этом роде.

Хозяин лавки достал из-за пазухи же мобильный телефон и, отойдя подальше от Бетси, начал что-то объяснять в трубку, энергично при этом жестикулируя и то и дело посматривая своим единственным оком в сторону покупательницы.

— Все в порядке, — сказал он чуть погодя, не нажав при этом кнопку отбоя. — С вами хотят поговорить.

И он протянул ей свой «Сименс». Девушка приложила еще теплую трубку к своему уху:

—Да?

— Это мисс Элизабет МакДугал? — отчетливо донесся до нее хрипловатый голос. — Я правильно понял?

Говорили по-английски.

— С кем имею честь?

— Представлюсь при личной встрече, — резко ответила трубка. — Итак, сейчас два часа дня. Погуляйте пока по центру, а где-нибудь так в восемь вечера ждите у памятника Дюку. Вы знаете, где это?

— Найду! — заспешила Бетси.

— Найдите! — отрезал невидимый собеседник. — Мои люди вас отвезут ко мне. Там и переговорим.

— А как я их узнаю? — поинтересовалась девушка.

— Они узнают вас. Этого достаточно. Так вы, я понял, согласны?

— Гарантии моей безопасности? — спохватилась мисс МакДугал, вовремя вспомнив, что она не дома.

— Оставьте, леди! — раздраженно буркнули на том конце. — Вы же, я правильно понял, в Одессе совершенно официально?

— Правильно поняли! — Словосочетание-паразит вызвало у баронессы легкое раздражение.

— Вот видите. Мы друг друга прекрасно поняли. Ладно. Отбой!

В трубке раздались короткие гудки.

— Что это за тип? — поинтересовалась Бетси у одноглазого, возвращая ему мобильник.

— О-о-о! — закатил глаза «пират». — Большой человек. Очень большой!

В ожидании встречи с «большим человеком» баронесса таки прошлась по историческому центру города. Одесса ей понравилась. Особенно пришелся по сердцу Приморский бульвар, шумный, полный веселых и жизнерадостных прохожих. Они были гораздо приветливее суровых и вечно чем-то озабоченных лондонцев, да и на медлительных эдинбурж-цев одесситы походили мало. И это при том, что одеты украинцы были значительно скромнее соотечественников Элизабет.

Хотя встречались разные типы. Пару раз рядом с красивой девушкой притормаживал «мерседес», непременно шестисотый и черного цвета, и из него вываливалась квадратная туша с бритой головой. Направление мыслей у этих молодых людей разнообразием не отличалось.

— Эй, герла, — призывно скалились они. — Прокатиться до ресторана не желаешь? Шампусиком освежиться, шашлычка поесть?

Бетси каждый раз вежливо, но твердо выдавала очередную фразу из дядюшкиного разговорника (раздел «Допрос пленного большевика»), отчего с лиц парней моментально слетала улыбка и начинала проступать тяжелая задумчивость.

— Так я того, не въехал. Ты че, типа того, на службе? Или прикалываешься?

Девушка снова отвечала — на этот раз на родном английском. Тогда парни, заметно поскучнев, садились в свои роскошные средства передвижения и испарялись.

Потемкинская лестница и памятник Ришелье ей тоже приглянулись. Бетси даже несколько раз спустилась и вновь поднялась по бесконечным ступенькам, пытаясь сосчитать их количество и каждый раз сбиваясь. То ли триста, то ли двести пятьдесят. Одним словом, много.

Без десяти восемь она наконец присела на лавочку неподалеку от Дкжа. Тот, печально улыбаясь, протягивал ей лавровый венок, кутаясь в бронзовую римскую тогу.

Бетси подмигнула бронзовому джентльмену.

Вечерело. Повеяло морской прохладой и остро запахло соленой водой и портом. Вокруг толпились туристы, щелкая статую из фотоаппаратов. Какой-то усатый молодой человек уселся верхом на бронзовую пушку. Неподалеку остановились две дамы. Одна почтенная полная матрона, другая — женщина лет тридцати, но тоже в теле. По всей видимости, дочка.

— Мама, ты только посмотри на него! — ткнула она зонтиком в сторону парня на чугунном орудии. — Он же сидит на пушке!

— Ну и что? — удивилась мать.

— Нет, но он же сидит. На ПУШКЕ! Сыро ведь!

— Ой, да ты сама посмотри на него! Сколько ему лет? Что этот мальчик может знать о простате?!

В это время кто-то деликатно тронул Бетси за плечо. Она резко обернулась.

Перед ней стоял парень — явно из той же борцовско-бульдожьей породы, что ездят на «мерседесах». Снова «шампусик» и «шашлычки»? Увольте. Где там наш разговорник?..

— Леди, наш босс договаривался о встрече с вами? — поинтересовался молодой человек на безукоризненном английском.

— Уеs! — выдохнула мисс Элизабет МакДугал.


предыдущая глава | Святой остров | Глава четвертая ЖЕМЧУЖИНА У МОРЯ