home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ЭПИЛОГ

Все было бессмысленно…

Бетси отбросила в сторону очередную газету, принесенную заботливым дворецким. Старик был почему-то уверен, что девушке будет интересно читать такое.

«Одесская трагедия…» «Последний Юсупов…» «Русская мафия в бою…» О чем еще могут писать газеты? Да, об открытии на Змеином там тоже было — на шестнадцатой странице внизу. Грозная миссис Пастухова давала интервью, объясняя бестолковому корреспонденту все научное значение крипты Святого острова. Корреспондент явно не понимал…

Бетси МакДугал с ненавистью покосилась на телефон. Отключить она его не решилась. Нужно позвонить Джун-коффски. Так сказать, отчитаться. А о чем?

…Кажется, гибель почти незнакомого девушке мистера Феликса Юсупова изрядно расстроила ее нанимателя. А ведь Бетси всегда казалось, что Джункоффски его недолюбливает. Вот и пойми этих загадочных русских! Ее наниматель даже отложил встречу из-за похорон. И даже о щите не спросил. А когда она попыталась рассказать, попросил позвонить через дару дней. Бетси невольно усмехнулась. Так только русский может сказать — «парадней». Ее папа-барон непременно выдал бы нечто вроде: «Ровно через двое суток и три часа. Ферштейен зи?»

И вот «пара суток» позади. Звонить?

…Несколько фотографий на столе. Цветных, очень качественных. Веселеньких таких…

— …Так почему вы сразу не обратились к нам, мисс МакДугал?

Знакомые залы Одесского музея. Только рядом с нею не загадочный Балафре, а немолодой бородатый археолог, кажется, заместитель директора. Его фамилию Бетси, конечно же, записала — и, конечно же, не запомнила. И теперь ей стыдно. Ведь коллега!

— Нам сюда…

Обычная дверь, за которой стеллажи, забитые коробками, горлышками амфор, какими-то пакетиками… Фонды — незаметное чрево любого музея. Над стеллажами надписи: «Березань», «Ольвия»… А вот и «Змеиный»!

Бородатый археолог быстро оглядывает стеллаж, достает какую-то картонную коробку. Не очень большую, хотя и не маленькую. Как раз на пару ботинок.

— Случайная находка 1904 года. Странно, мисс МакДугал, вы первая, кто заинтересовался… Вот смотрите!

Большие крепкие руки быстро освобождают соседний стол от какой-то ерунды, открывают коробку.

— Ну, что скажете?

И вправду, что сказать? Пластины… Бронзовые, довольно хорошей сохранности, бронза очень похожа на ту, из загадочной крипты. Узор, кажется, что-то морское. А все вместе…

— Это верх, — негромко подсказывает бородач. — Верхняя часть. А это…

Бетси кивает — она уже увидела. Бронзовые пластины — остатки щита. От деревянной основы, понятно, ничего не уцелело…

— Но почему это не опубликовано? — удивляется девушка.

— Опубликовано, конечно, — улыбается археолог. — Тогда же, в 1904-м, профессором Кулаковским. Только он принял это за детали колесницы. Он, очевидно, и подумать не мог о таком, ведь наиболее ранние находки на Левке — это седьмой век до нашей эры, а тут…

— «Башенный» щит, — еле слышно шепчет Бетси, — XIII век до Рождества Христова, микенский тип…

— И тогда еще не умели читать линейное письмо «В», — добавляет бородач. — Считали, что это — просто орнамент…

—Да…

Три маленьких значка по верхнему краю — все, что сохранилось. Но их вполне достаточно, не нужно даже словаря, она помнит. «Ахиллэ Пе…» — «Ахилла Пелида». Имя того, кому все это когда-то принадлежало…

— Вот-с, — удовлетворенно замечает археолог. — За подлинность ручаться, конечно, нельзя, но если и имитация, то очень ранняя. Уже через век-полтора письмо «В» оказалось забыто…

— И щиты стали совсем другими, — вновь соглашается мисс МагДугал. — Даже Гомер был уверен, что у Ахилла был круглый — «гоплитский» щит… А все-таки, как думаете, подлинный? Это действительно щит Ахилла?

Археолог разводит крепкими руками, вновь улыбается. И на миг, на какой-то миг Бетси кажется, что на щеке ее коллеги проступает грубый неровный шрам…

Она с силой проводит рукой по глазам. Почудилось, конечно! Балафре здесь нет. Просто музей, просто старая находка.

— Можно… Можно сфотографировать?

Бетси уже пришла в себя. В любом случае — это щит из святилища Понтарха. Щит — Его ровесник, подписанный Его именем.

— Увы! — Бородач виновато оглядывается. — Запрещено! Впрочем… Я заметил у вас очень любопытный разговорник.

Мисс МагДугал в первый миг ничего не понимает, а затем быстро раскрывает сумочку. Подарок дядюшки Арчи! Кажется, она уже успела им похвастаться…

— Да, конечно, берите!

Археолог удовлетворенно кладет на книжечку большую ладонь:

— Взял! Причем с чистой совестью — пойдет в нашу экспозицию по Гражданской войне. Ну, желаете фотографировать? Вам света хватит — или у вас вспышка? Если надо — посодействуем. Как там у вас сказано?

Он быстро листает разговорник, находит нужную страницу:

«…Predstawiteli tuzemnogo naseleniya obyazany okazywat’ pomosch’ occupacionnym vlastyam…»

Странное дело, ей совсем не смешно. Абсолютно. Ни капельки…

И вот — фотографии. Цветные, очень качественные. Веселенькие такие… Теперь Джункоффски ничего не стоит тряхнуть мошной — и заполучить пыльную коробку из-под ботинок. Ведь у музея действительно нет денег, поэтому представители туземного населения обязаны…

Бетси поморщилась. Какая гадость! А ее еще называют «черным» археологом!..

…Мережко звонил уже дважды. И оба раза верный Седрик сообщал, что хозяйки нет дома.

Бетси чувствовала, что спешить нельзя, даже с этим симпатичным парнем. Надо разобраться — и не только в себе самой. Что-то не так, что-то совсем не так. Почему веселая прогулка за артефактами превратилась в кровавое побоище? Не по ее вине? По чьей же тогда? А если бы пуля досталась профессору Енски? А если Гору? А если…

Так стоит ли это все ТАКОГО? Ну да они были на Великом Выходе, они с кем-то сражались, что-то защищали…

…Странное дело, но ночь Великого Выхода как-то слишком быстро уходила из ее памяти. Может, и не было ничего этого? А как же славный парень Мягков? Он-то за что погиб? За эти несколько часов экзотики? А юсуповские ребята? Им-то за что досталось на орехи?


…Гору повезло все-таки больше — парень нашел свою Яну. Если, конечно, девушка выживет. Три дня назад она пришла в себя, оба Енски сейчас около нее, в Одессе.

Нет, не думать! И о Горе — тоже. Не сейчас!

Рука скользнула по ночному столику. Письмо… Бетси получила его сегодня утром — тоже успела забыть. Почти. Да и что помнить? Все тот же мистер Персиваль Лоуренс с вежливостью провинциального судьи предлагает встретиться, дабы обсудить «некоторые небезынтересные находки с известного Вам, баронесса, острова». Еще один коллега нашелся! «Речь идет о сумме, которая Вас более чем удивит». Ну конечно! Не иначе, успел что-то перехватить афроамериканец. Вот и обратного адреса нет, лишь обещает перезвонить. А при чем тут эта вырезка из русской газеты? 1918 год? Ого! А впрочем, не ее это дело. И читать не хочется, это скорее для дядюшки Арчи. Правда, мистер Перси весьма настырен, того и гляди перезвонит.

…Ведь и вправду звонят и звонят!.. Этот, как его, Сипьягин, что ли? Этому-то чего было нужно? Все о здоровье спрашивал, будто бы в семейные врачи наняться решил. А голос такой скрипучий, противный…

Ну нет! Бетси резко встала, тряхнула волосами. Первое — отключить телефон! Второе — сказать Седрику, чтобы не подходил к почтовому ящику до послезавтра. Нет, до конца месяца!

…А Джунковскому она напишет. Завтра. Или послезавтра. Или не напишет вообще…

А сейчас — отдыхать. Нет, не отдыхать! Лучше заполнить налоговую декларацию. Точно! Клин вышибается клином!

Девушка потянулась и решительно шагнула к столу. Держись, министерство финансов вкупе с Королевским казначейством. «Черный» археолог Бетси МагДугал вызывает вас на бой! На смертный бой!

И — никаких приключений!..

Знакомые шаги за спиной заставили обернуться.

— Что случилось, Седрик?

Ответ не требовался. Серебряный поднос, на нем письмо. Единственное.

…Почерк на конверте почему-то показался знакомым.

Сердце дрогнуло, неистово заколотилось. Нет, нет, только не это! Хватит! Только не он, не Ветер Странствий!

— Ваша почта, миледи.


Харьков — Брянск — Таллинн, 2002


предыдущая глава | Святой остров | Глава семнадцатая ВЕЛИКИЙ ВЫХОД