home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава пятнадцатая

В ЧРЕВЕ ЛЕВКЕ

Нет, археологам точно везло. Не иначе, помогал экспедиционный талисман, столь вовремя подаренный госпожой Элизабет МакДугал. Находки посыпались одна за другой словно из рога изобилия.

Не успела Папа нарадоваться открытию Гора Енски, оказавшемуся-таки круглым мраморным алтарем, изготовленным на рубеже второго и третьего веков нашей эры, как буквально на следующее же утро ученые мужи и дамы наткнулись на остатки некрополя. Вернее, были обнаружены пока всего лишь две могилы, располагавшиеся рядом с алтарем. Но кто знает, что принесут дальнейшие раскопки?

В этот раз отличились близняшки Градовы. Яне по праву первооткрывательницы алтаря было доверено произвести его полную расчистку. Вооружившись лопаточками, кисточками, суперклеем, закрепляющим раствором и прочими необходимыми аксессуарами, девушки приступили к работе.

Приглашали было и журналиста, но он до того перенервничал и устал за прошлые сутки, что буквально не мог пошевелить ни рукой, ни ногой.

«Что ж, обойдемся и без него», — решила Яна, к тому же еще не отошедшая от свежей обиды на парня. Вернувшись вчера поздно вечером в компании Бетси МакДугал, молодой человек не ответил на призывные флюиды мисс Градовой, сулившие ему небывалое, райское наслаждение, и сразу отправился спать. Вечер был окончательно испорчен.

Яна провела бессонную ночь, измучив себя изобретением всевозможных казней, почище египетских, которым она подвергнет своего вероломного возлюбленного и его противную грудастую пассию. Но наутро, едва Гор бледный и подавленный явился к завтраку, весь гнев на него у студентки мигом улетучился. Разве можно долго дуться на такого красавчика? Одна улыбка, вымученная журналистом в ответ на ее приветствие, и Яна растаяла от накатившей волны нежности.

Но нужно выдержать паузу. А то бог его знает, что он может подумать о ее нравственности. Эти англичане, они такие пуритане и ханжи. И это при том, что Гор показал себя изумительным любовником — пылким и одновременно нежным. А какая у него кожа — чистая и нежная, будто у ребенка!.. Поневоле позавидуешь.

Ладно, пусть отдохнет, восстановит силы. Сегодня вечером они ему понадобятся.

Мадам Пастухова устроилась в трех метрах от раскопа, воссев на пластиковом кресле. Рядом с ним Олег Добров водрузил большой раскладной пляжный зонт, прикрывающий руководительницу экспедиции от лучей солнца, вновь палящего немилосердно. Светило, точно предчувствуя предстоящий через пару дней катаклизм, решило «напоследок» одарить людей и природу своим теплом по полной программе.

— Так, девочки! — завела в своем амплуа Арина Панкратовна. — Что вы там делаете? Я с вас просто угораю! Чему и кто вас учил? Какой такой закрепительный раствор?! Сначала освободите весь алтарь от глины, а потом все остальное! Не заставляйте меня нервничать! А то пойдете себе искать другого научного руководителя! Сашок! Или лучше ты, Петя, у тебя сил поменьше. Санька начнет лопатой махать, как бугай, еще что-нибудь испортит. Петюнчик! Помоги девочкам отрыть находку.

Градовы ревниво запротестовали. У них самих сил не хватит, что ли? Не нужны им никакие помощники. Пусть своим делом занимаются. Папа только пожала плечами. Не хотят, и не надо. Главное — была бы честь предложена.

Близняшкам было не по себе под пристальным взглядом почтенной доцентши, язвительно комментировавшей каждое их действие, каждый неуклюжий шаг или промах. Лучше бы она снова пошла куда-нибудь далеко вместе с мисс МакДугал. Однако Папа решила, что крипта от нее никуда не денется. Все равно объект засекреченный, в отчетах этого года проходить не будет, да и в ближайшие пять лет тоже вряд ли. Так что время терпит. А вот мраморный алтарь, фрагменты которого были найдены гидроархеологами в Южной бухте пару лет назад, — дело другое. Эту находку можно будет подать в выгодном свете. Глядишь, материала и на докторскую станет. Давно пора за ум браться. Ей ведь всего сорок семь стукнуло. Еще все впереди. А то все лавры достаются молодым да ранним. Пускай Лизавета одна в крипте пока поковыряется. Один черт скоро уедет, а она, Арина Пастухова, останется. И уж своего не упустит!

— Да нет же, нежненько, — поучала девчонок Папа. — Отсюда чуток глины уберите, оттуда! Ах, ворона, что же ты наделала! Ну вот, так и знала, что напортачите!

Таким образом Арина Панкратовна прокомментировала тот факт, что из-под лопаты Оли брызнула мраморная крошка. Вскочив со своего пластикового трона, императрица от археологии подскочила к девушке и вырвала из ее рук орудие труда. Еще минута, и черенок лопаты опустился бы Оле на плечо. Но вовремя появившийся Александр Мягков решительно отобрал у Папы лопату, отшвырнул ее в сторону и повел прочь рыдающую студентку, нежно приобняв за плечи и нашептывая что-то ласковое ей на ушко.

Яна, вся сжавшись, испуганно посматривала на лютовавшую руководительницу. Краем глаза она все же успела удовлетворенно заметить, что Гор Енски отвлекся от оживленного разговора со своей соотечественницей и сделал пару решительных шагов в сторону раскопа. Значит, она все-таки ему небезразлична! Слезы радости и испуга бурно оросили ее прекрасные очи и смуглые щечки.

— Ну, че ты ревешь, как белуга? — возмущенно всплеснула руками Пастухова. — Тут мне плакать надо, а не вам. Вес, прекрати живо! Не заставляй меня нервничать! Посмотри м-ка лучше, что тут за вандализм вы устроили!

Доцент и ее студентка склонились над глиняным покровом, и через мгновение воздух прорезала сирена пронзительного вопля:

— Все в раскоп! Лопаты к бою!

Студенты и аквалангисты, ничего не понимая, подбежали к алтарю. Папа, вся дрожа от возбуждения, указывала трясущимся пальцем-сарделькой на мраморный угол, торчавший из глинистой стены раскопа.

Ребята дружно взялись за дело, стараясь не мешать друг другу. Они расширили пещеру на несколько метров по окружности. Постепенно из-под глины начали вырисовываться очертания двух прямоугольников.

— Елки-палки! — хрипела Папа. — Да это же могильник! Копайте быстрее! Лизавета, ты это видишь?! Ой, я уже просто угорела! Водички, Христа ради, принесите мне водички! Оля, Яна, «отлично» за дипломы вам уже обеспечено! Девочки, родненькие мои, дайте я вас поцелую!

Часа через два интенсивной работы из-под грунта были освобождены две мраморные надгробные стелы. Бетси с первого взгляда определила, что они намного старше, чем сам алтарь. Могилы появились на острове еще до Рождества Христова. Причем одна раньше, а другая — на пару столетий позже.

…Когда мрамор очистили от глины, обнаружилось, что на обеих стелах помещен один и тот же рельеф — храм с двумя колоннами и змеем. Такое же изображение украшало и подаренный девушке Булыгиным перстень. Кольцо Алкиния…

Под рельефом на каждом надгробии было высечено имя — по всей видимости, того, кто лежал под данной плитой. Одно из имен показалось Элизабет знакомым: «Тимострат». Да, точно. Тимострат, сын Алкиния. Именно так и значилось на мраморном подножии статуи Ахилла из Археологического музея. Как это ей прочитал таинственный «гид».

Так вот где упокоился щедрый донатор храма! Неудивительно, что ему самому впоследствии возвели заупокойный алтарь.

Второе имя ничего ей не говорило: «Паламед». Кем он был? Почему его похоронили здесь, рядом с почтенным отпрыском почтенного отца?

Внезапная догадка забрезжила в голове мисс МакДугал. А вдруг оба покойника каким-то образом принадлежали к загадочному братству Посвященных, о котором упоминала тень Патрокла, — ив свое время послужили «носителями» для душ великих героев Троянской войны? В таком случае интересно, умерли ли Тимострат и Паламед своей смертью и просто попросили, чтобы их прах был захоронен на острове Левке. Или каждый из них в свое время пал смертью храбрых во время очередной попытки чудовищного змея Тифона вырваться из тартара?

«Надо будет поинтересоваться у Патрокла, — решила Бетси. — Если, конечно, представится такая возможность».

Почему именно ей вспомнился именно Патрокл, а не Ахилл, девушка не знала. Возможно, потому, что ее слишком раздражали снисходительные ухмылочки и покровительственно-властный тон Понтарха-Балафре. С его другом Бетси понравилось общаться значительно больше. Ежели вообще уместно выражение «понравиться» в отношении контакта с духами покойников.

Между тем Папа приказала «всем лишним» немедленно удалиться с раскопа.

— Объявляю на сегодня выходной. Со мной остаются только Оля Градова, ты, Петя, а также Олег. Остальные могут резвиться где вздумается и как вздумается, а также отдыхать лежа… Я сказала «отдыхать», а не другое чего, кобылицы вы поноровленные!. Ты, Лизавета, если хочешь, конечно, тоже можешь остаться, — спохватилась Пастухова, почувствовав некую неловкость перед заморской гостьей.

— Спасибо, не стану вам мешать, — поспешила отговориться баронесса. — Продолжу осмотр объекта номер один.

Все, что можно было увидеть любопытного, мисс МакДугал уже здесь увидела. Старые могильники ее интересовали постольку поскольку. На острове таилось еще множество куда более интересного и заманчивого.

— Я так и думала, — кивнула Папа. — Да, и не одолжишь ли мне своего хваленого фотографа? Он может пригодиться. Бетси развела руками.

— Спросите у него сами. Он мне не подчиняется.

— Ну-ну, — хихикнула Пастухова и обратилась к Яне Градовой: — Яночка, сокровище мое, поинтересуйся у молодого человека, не согласится ли он нам помочь? Надо бы живенько сфотографировать все это. И наилучшим образом!

Гор, услышав просьбу, вопросительно посмотрел на подругу, и та незаметно кивнула. Сегодня она справится одна. Вряд ли призраки станут появляться два дня подряд. Они ведь дали людям время подумать.

Яна ревниво дернула парня за руку. Тот как ни в чем не бывало послал ей свою обезоруживающую улыбку, против которой девушка как всегда не смогла устоять.

В крипте и правда никого не оказалось. Бетси окинула взглядом уже хорошо знакомую обстановку и отметила, что здесь явно побывал кто-то посторонний. Он (или они) успели порыться в кострище. Окаменевшие уголья были разрыты и разбросаны вокруг по полу. Видимо, посетители пытались унести что-либо на память. Один из бронзовых штырей был расшатан, словно его хотели выдернуть. Ручка у котла наполовину оторвана. Но котел настолько врос в грунт, что сдвинуть его с места было практически невозможно. Неужели и сюда добрались любители древностей? Или это военные любопытствуют, что же такое оказалось в их ведении?

Сверху послышался шорох. Кто-то спускался по лестнице. Элизабет мигом погасила фонарь и затаилась в темноте. Скрип лестницы приближался. Еле слышный. Видно, спускавшийся старался быть очень осторожным.

Девушка крепче сжала в руке тяжелый фонарь, готовясь нанести удар.

— Лиз, ты здесь? — раздался под сводами пещеры знакомый тихий голос.

Она с облегчением перевела дух и включила свет.

— Играешь в прятки? — весело осведомился Алексей, спрыгивая на пол.

— А ты что здесь делаешь?

Лейтенант заговорщицки подмигнул.

— Соскучился. Забежал в лагерь тебя проведать, а Гор сказал, что ты пошла сюда. Вот я и направился по твоим следам. Слыхал, вас можно поздравить? Такие находки!

— Да, — подтвердила Бетси. — Экспедиция удалась на славу. Уже сейчас это можно утверждать на все сто.

— А не выпить ли нам по такому поводу? — снова подмигнул девушке пограничник и достал из полиэтиленового пакета, который до этого он сжимал в руках, бутылку местного шампанского и два пластиковых одноразовых стаканчика. — Так сказать, за успех нашего безнадежного дела!

— Ну, почему же безнадежного? — воспротивилась Элизабет.

— Это у нас есть присказка такая, — пояснил Мережко. — Фольклор.

Парень подошел к колодцу. Поставил на каменный сруб бутылку и стаканчики. Вытащил из пакета коробку конфет и пару бананов.

«Запасливый!» — восхитилась баронесса. Приключение начинало ей нравиться.

Умелым, натренированным жестом Алексей откупорил вино. Немного пенистой влаги пролилось на землю.

— Богам и героям, обитающим в этом месте, совершаем возлияние! — шутливо пропел молодой человек.

Бетси нахмурилась и поспешно запечатала его рот поцелуем.

— Не стоит призывать неведомо кого в незнакомом месте! — наставительно произнесла она, оторвавшись от жадных губ парня. — Тебя мама в детстве не предупреждала?

— Какая суеверная! — заулыбался, облизываясь, Алексей. — А не повторить ли нам? Мне очень понравилось.

— И мне, — весело призналась Элизабет. — Но для начала угости даму шампанским. Это у тебя какой сорт?

— «Новый Свет. Брют». Самое лучшее из игристых вин Украины! Берег на Новый год, но ради ваших прекрасных глаз…

— Я по достоинству оценю вашу жертву, сэр! — многообещающе проворковала Бетси.

Через полчаса бутылка была опустошена, бананы съедены. Пришел черед и для более сладкой закуски. Пристроились прямо на полу, Бетси мысленно поблагодарила себя за сообразительность. Еще в прошлый свой визит сюда с Пастуховой она предусмотрительно прихватила с собой шерстяную подстилку-плед. Мало ли для чего он сможет пригодиться. Например, подстелить на сырой камень, чтобы удобнее и мягче сиделось.

Вот и подстелили.

На этот раз их соединение было еще более бурным и полным, чем на яхте. Непередаваемую остроту и пикантность ощущениям придавало само место, где происходила их близость. Элизабет чувствовала себя в роли прекрасной Елены или еще какой-нибудь знаменитой гречанки. А рядом с ней находился ее Парис, Одиссей и все герои Троянской войны вместе взятые.

— Так-так, — донеслось из угла насмешливое цоканье. — Предаваться любовным утехам на боевом посту? Прекрасно!

Ну конечно. А как же иначе! Как она только могла подумать, что их крики и стоны останутся без внимания хозяина пещеры.

Со стороны за любовными играми молодых людей наблюдал мужчина в красном гиматии.

Ахилл! Мистер Балафре-первый.

Бетси узнала его голос и быстро прикрыла рукой обнаженную грудь.

— Подглядывать нехорошо! — съязвила она. — Или тебя это заводит? Давно не было секса? Я имею в виду — с женщиной?

Алексей никак не реагировал на ее перепалку с призраком. Должно быть, как и Папа, просто никого не видел. И не слышал.

— Не задирайся со старшими, малышка! — поморщился Понтарх. — Или тебя мама не предупреждала?!

— А чего ты подглядываешь? — парировала Элизабет. — Понравилось?

— В общем, это было… Ну, скажем, в мое время женщины не знали подобных… гм-м…

Странное дело! Балафре, кажется, смутился, и Бетси поймала себя на мысли, что ей даже стало немного жаль это существо из потустороннего мира. Старенький-старенький дедушка, который все еще хочет казаться молодым.

— Ладно, — примирительно вздохнула она. — Тебе чего? Соскучился?

— Не начинай, — в таком же примирительном тоне ответил Владыка Левке. — Во-первых, твой друг сам позвал меня, совершив возлияние. Порядок есть порядок! Так что спасибо за вино. Мне пришлось по вкусу! А во-вторых, я просто решил напомнить, что срок Великого Выхода приближается.

— Да помню я! Но… — начала было девушка. Однако призрак, явно не дослушав, начал медленно истончаться и таять.

— Да, кстати, — донеслось из темноты. — Если этот мальчик согласится, можешь взять его с собой. Имею в виду, на битву. Я бы и сам не отказался сразиться с Тифоном, находясь в его теле. И не только с Тифоном, ха-ха!


Глава двенадцатая ШЕПОТ В НОЧИ | Святой остров | cледующая глава