home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава девятая

ЖИЗНЬ ПОЛНА НЕОЖИДАННОСТЕЙ

— Подъе-о-о-ом! — донеслась откуда-то издалека громогласная трель. — Подъе-о-о-ом!! Сколько можно спать, я спрашиваю?! Живо все за работу! Не заставляйте меня нервничать!!

Мисс МакДугал вздрогнула во сне. Ей вдруг привиделось, что она в сталинском концлагере, и огромный, слоноподобный надзиратель-vedma выгоняет всех zekov из барака с помощью внушительной дубинки и не менее внушительного кулака. Вот очередь дошла и до нее самой. Орудие пытки угрожающе просвистело у самого носа. Новый взмах. Девушка попыталась поставить блок… И проснулась.

Тем не менее ужасный ор не умолкал.

— Вы что, русского языка не понимаете?! Я с вас прямо угораю!! Нажрались с вечера, не думая о последствиях. А ну-ка все в воду! В воду, я говорю!! И начинаем делать приседания!!

«Что за бред?» Протирая заспанные глаза, Элизабет взглянула на часы. Полшестого. Однако! Кому же это не спится?

Выйдя на палубу, она столкнулась нос к носу с капитаном. Валентин скорчил самую разбойничью гримасу, по всей видимости, долженствующую сойти за улыбку. Бетси ответила почти такой же. Как себя вести со своим новым служащим, нанятым Мягковым по рекомендации Джунковского, она еще не определилась. Что связывало бывшего преподавателя русского языка с вальяжным миллионером Иваном Петровичем?

— Вы не в курсе есть, что здесь… э-э-э… происходить? — поинтересовалась она, не без труда переходя на русский.

Морской волк громко прокашлялся. При этом девушку обдало мощным перегаром, смешанным с запахом крепкого и дешевого табака. Ментолового.

— По-моему, утренняя зарядка. Или воспитательный час… И не «происходить», а «происходит», мисс. Глаголы, глаголы!..

На берегу величественно возвышалась Папа, уже в своем обычном «вицмундире» и пробковом шлеме. Уставив руки в боки, она Медузой Горгоной наблюдала за стайкой перепуганных и дрожащих от холода студентов, гуськом входящих в море. Не пощадила Арина Панкратовна даже девушек. Оля и Яна в ярких бикини затесались между четверкой полуобнаженных парней, в одном из которых Бетси не без удивления узнала Гора Енски.

«Ну, ну!» — только и вздохнула она.

— Так! — взметнула десницу вверх Пастухова. — По моей команде!.. Делай — раз!

И она предприняла неуклюжую попытку присесть. Молодежь словно завороженная последовала ее примеру. Сразу же послышался девичий визг.

— Тихо! Тихо!! — прикрикнула почтенная доцент. — Делай — два!

И стала по стойке «смирно».

Из второй палатки вышли полупроснувшиеся гидроархеологи и начали было зубоскалить по адресу горе-школяров. Мать и наставница грозно окрысилась на них, пригрозив самолично заняться воспитанием «ихтиандров засушенных», буде они не уймутся. Акванавты предусмотрительно полезли в воду сами. Вскоре зарядка превратилась в шумное утреннее купание с играми в мяч. Бетси недолго думая присоединилась к большинству, благо, она была в купальнике.

Через полчаса Папа начала сбирать свое стадо под знамена Клио.

— Немедленно выходите на берег! Кому я говорю?! Сей минут прекратить этот бардак!! Не заставляйте меня нервничать! Градовы! Вы не забыли, что вы бессменные дежурные по кухне?!

Яна и Оля в унисон обиженно пробурчали ей в ответ цитату из чернового варианта «Сказки о рыбаке и рыбке»:

Не хочу быть вольною царицей,

А хочу быть римскою папой…

— Что вы там бормочете? — в корне пресекла бунт на корабле научная руководительница. — Кто пацанов кормить будет, Пушкин? Или мне прикажете на старости лет в Карлики Носы записаться?

Делать нечего — пришлось близняшкам подчиняться. Выбравшись на берег, они тут же взяли в оборот своих сокурсников, вежливо, но твердо отказавшись от помощи, предложенной Гором.

— Так, Сеня, ставь столы! — деловито стала распоряжаться Оля, пока Яна продолжала строить глазки и любезничать с журналистом. Как видно, между сестрами уже произошел «раздел территорий», и Оля решила за нетвердым знанием языка потенциального противника отступить от крепости без боя.

— Сережа, режь хлеб и открывай консервы. А ты, Петечка, быстренько-быстренько вскипяти воду для кофе. Зачем на керосинке? Вон у дяди Валека попроси помощи. Эй, на шхуне, как у вас с электричеством, в порядке? Поделитесь с нуждающимися энергоносителями?

Элизабет, отжимая намокшие волосы, подошла к старшей коллеге, вежливо поздоровалась и спросила, чем был вызван столь ранний подъем.

— Эх, да ты местных условий не знаешь, Лиза! — вздохнула та. — Ничего, что я так, по-свойски? Тут самая работа — это часов до одиннадцати утра, максимум — до полудня. Потом начнется неимоверная жара. Бывает, что на поверхности грунта доходит до плюс шестидесяти. Это по Цельсию, разумеется. А то я в ваших Кельвинах и Фаренгейтах не разбираюсь. Да и пацанве нельзя давать расслабляться. Вот увидишь сама, после полудня и до вечера начнут дурью маяться от безделья.

Баронесса была вынуждена признать свою полную некомпетентность в вопросах руководства археологическими экспедициями.

— Я все больше в одиночку работаю.

— Ну да, «черный археолог», — понимающе кивнула Папа. Бетси обиделась.

— А еще мы людей едим, да?.. Ну и что, если «черный»? — с вызовом бросила она. — А еще нас зовут «кротами». Или «расхитителями гробниц». Зато у нас дела быстрее идут. И результаты более впечатляющие. Вот, например, сколько вам нужно было собрать бумаг, обойти разных инстанций, чтобы организовать эту экспедицию? А сколько листов и папок изведете на всевозможные официальные отчеты?

Папа всполошилась и нахохлившейся курицей-наседкой надвинулась на девушку, по-матерински обняв ее за плечи.

— Ты чего, Лиза, надулась? Не стоит. Я, может, с завистью сказала. Думаешь, мне эта тягомотина по нутру? Раскапывай, описывай, потом снова закапывай. Чтоб законсервировать культурный слой для грядущих потомков. И что это ты такая злая спросонку? Наверное, голодная. Давай перекусим, а там, глядишь, и подобреешь.

Они «перекусили». Глядя, как Папа уничтожает огромную гору бутербродов со всякой всячиной, баронесса испытала легкое головокружение. Сама она не привыкла плотно завтракать. Так, тарелка овсянки, яйцо всмятку и чашка кофе. Педантичный Седрик свято блюл традиции. Здесь же, в Украине, как заметила Бетси, еда была возведена чуть ли не в ранг культа.

— В здоровом теле здоровый дух! — назидательно поучала Пастухова. — Привыкла плотно завтракать еще со студенческих лет. Понимаешь, если утром в рот чего-нибудь не кинешь, кто знает, когда придется потом есть. Бегаешь, мечешься. А кто позаботится о твоем здоровье, кроме тебя? Кто?

Мисс МакДугал ничего не ответила. Почему-то ей вдруг вспомнился ее собственный дворецкий с его излишней заботливостью.

— Тебе чего, Сашок?

Начальница повернулась к переминавшемуся с ноги на ногу у их стола Мягкову. Гидроархеолог приветливо улыбнулся обеим ученым дамам и предложил Бетси опробовать новое снаряжение.

— Гарне дило! — поощрила Папа. — Давайте поныряйте! Все равно я сейчас буду занята. Надо ребятню к месту пристроить. Определить фронт работ, сделать замеры будущего раскопа, разбивку на участки… А после обеда займемся объектом. Лишние глаза нам там не нужны. Нечего детвору в с блазн вводить.

Вдруг она прищурилась и приставила ладонь ко лбу, прикрываясь от солнца.

— Кого там еще нелегкая несет? Ага, хозяева пожаловали. С утра пораньше. Я с них прямо угораю. Неймется же!..

По горной тропинке к лагерю спустились двое военных. Один постарше, явно начальник. Второй — молодой парень с двумя маленькими звездочками на погонах, по виду, ровесник Бетси и Мягкова.

— Здравствуйте, Арина Панкратовна! — отдал честь начальнице экспедиции старший офицер, на черных погонах которого красовались четыре звезды.

— И вам желаю здравствовать, Федор Степанович, — солидно кивнула та. — Что так спозаранку?

— Боюсь, потом некогда будет. У нас тут такая круговерть! Сплошные иностранцы.

Он цепко прошелся взглядом по фигурам Бетси и Мягкова. Последнему кивнул, как старому знакомому, и снова вернулся к баронессе. Бесцеремонно осмотрев ее с ног до головы, военный наконец решил представиться:

— Шагранов. Федор Степанович. Начальник здешнего погранпоста. А это, — он полуобернулся к своему спутнику и кивнул в его сторону, — мой замполит. Или как это сейчас называется, начальник отдела воспитательной и социально-психологической работы с личным составом. Хотя по мне один компот.

— Лейтенант Мережко, Алексей Юрьевич, — попробовал щелкнуть каблуками молодой человек, но это ему плохо удалось на галечном берегу.

— Он у меня недавно, всего второй месяц пошел, — сообщил Шагранов. — Но парень толковый.

Посчитав, что официальная церемония представления окончена, капитан-лейтенант расслабился, снял фуражку и вытер пот. Его примеру последовал и Мережко. Без фуражки он стал как-то сразу моложе и…

Бетси не поверила своим глазам — прямо перед ней стоял Дэмпси Мелоун. Собственной персоной! Не черно-белый, как на фотографии в журнале дядюшки Арчи, а «цветной» и объемный!..

Спазм перехватил горло. Рука против воли потянулась к глазам, чтобы стереть с них обманчивую пелену. Не помогло — «Дэмпси Мелоун» упорно не желал исчезать.

Неловкая пауза чересчур затянулась. Папа это почувствовала и поспешила представить военным своих коллег.

— Ага, — нахмурился Шагранов, услышав имя Элизабет, — так вы тоже иностранка?

— Да, из Великобритании.

— Что-то полюбили англичане наш остров, — скривился капитан-лейтенант. — Вот и сегодня прибывает целая команда спонсоров, чтобы передать в дар нашему посту вертолет, я, собственно, затем и пришел, Арина Панкратовна, чтобы пригласить вас на церемонию. Вы же у нас здесь как-никак «старожил». Сколько уже, по-моему, пять сезонов копаете?

— Где там пять, седьмой! — С достоинством уточнила Папа.

— Вот видите! Так как же? В два часа.

— Мы не против. А, Лизавета, ты как?

Бетси еле поняла, что Пастухова обращается к ней. Надо же, «Lizaveta»! Совсем обрусела за три дня.

Она поспешно кивнула, продолжая бесстыдно пожирать взором молчаливого лейтенанта.

…Один в один! Разве вот только глаза… У того, на портрете, они были грустные-прегрустные, очень усталые. А у этого, что напротив, веселые, с циничными чертиками…

Перехватив ее взгляд, Мягков угрюмо нахмурился.

— Ладно, Бетси, нам пора.

Девушка, недоумевая, посмотрела на гидроархеолога.

— Мы же собирались поплавать, опробовать снаряжение, — напомнил «Экшен Мэн».

Шагранов прислушался, а затем переглянулся с Мережко. На лицах обоих офицеров отразилась тревога.

— Вы что, собираетесь нырять с аквалангом? — поинтересовался Федор Степанович.

— Да, а что? — вскинулся Мягков.

— Ничего, ничего, — поспешно замахал руками командир заставы и вновь взглянул на своего помощника. — Вот что, Леша, ты бы составил молодым людям компанию. Как, третий гидрокостюм у вас найдется, на моего богатыря?

Александр было заупрямился, но тут решительно вмешалась мисс МакДугал, заявив, что гидрокостюмов хватит на всех желающих.

— Ну, тогда принимайте волонтера, — хлопнул по спине лейтенанта Шагранов. — Иди, Леша, и подстрахуй там, если что. А вы, милейшая Арина Панкратовна, как только освободитесь сегодня, загляните на пару минут в штаб утрясти формальности. Договорились?

Поднявшись на борт яхты, молодые люди и Элизабет прошли в кормовой отсек, взяли три комплекта для подводного плавания и стали переодеваться. Сначала парни помогли облачиться девушке, а потом стали разбираться с гидрокостюмами сами.

Мягков завел рассказ об истории гидроархеологических исследований у Змеиного. Начало их, как выяснилось, относится еще к XIX веку, когда первые охотники за сокровищами, прослышав о развалинах античного храма, принялись нырять в акватории острова в надежде на легкую и ценную добычу. Однако профессиональные работы начались лишь с конца шестидесятых годов. Большой вклад в науку внесла экспедиция 1968 года, возглавляемая Булатович, привлекшей к сотрудничеству николаевский клуб «Садко». Тогда ребята практически впервые обследовали подводную часть острова, в результате чего обнаружены остатки кораблекрушений и амфоры, мраморные детали храма Ахилла. С 1988 года на Змеином стали проводиться планомерные исследования, в том числе и морского дна. В частности, их клубу довелось обнаружить значительные скопления керамики античного периода, а также детали якорей…

Бетси практически не слушала занудливую лекцию Александра. Ее мысли были заняты иным. Прикусив губу, девушка разглядывала два великолепных образца натренированных мужских тел, невольно сравнивая их друг с другом. Крепкие, загорелые, с отлично прорисованным рельефом мышц, парни напоминали статуи античных мастеров…

Фигура Мягкова как будто вышла из-под резца Поликлета, любившего воплощать монументальные, внушительные формы. Мощные плечи пловца и бугристые, сильно выпуклые мышцы торса, рук и ног все вместе излучали величественное спокойствие, сдержанную мощь. «Авторство» Мережко можно было бы приписать Праксителю. Конечно, шириной плеч Алексей немного уступал гидроархсо-логу, да и ростом был чуть пониже. Но зато его тело было куда более одухотворено, что ли. В нем не ощущалось того грубого и всеподавляющего торжества плоти, которое возникало при взгляде на литую бронзу форм акванавта.

Девушка внезапно поняла, почему греческим женщинам не позволялось посещать состязания атлетов. Эллины-мужчины сами ценили физическое совершенство и отлично представляли степень воздействия, которое может оказать созерцание обилия ничем не прикрытой здоровой мужской плоти на некрепкую женскую психику. И все-таки какая несправедливость и прямо-таки сексуальный шовинизм! Сами оттягивались по полной программе, наслаждаясь в палестрах и гимнасиях красотой и гармонией мужских тел, а дома и на дружеских пирушках отдавая жар и пыл нежным и прекрасным телам подруг. А бедным женщинам было позволено любоваться только собственным мужем да еще холодно-величественными изваяниями нереально красивых олимпийцев. Странно, что только Лисистрата взбунтовалась против мужского всевластья. Или Аристофан зафиксировал только одну слабую, но удачную попытку борьбы греческих женщин за свои права? А на самом деле их было гораздо больше. Но все те же мужчины-историки по тайному уговору не написали об этом в своих высокоученых и правдивых трудах…

В общем, Бетси уже практически решила для себя проблему, кому бы она отдала пальму первенства на конкурсе «Мистер Змеиный остров», когда на подиуме (то есть на палубе яхты) появился еще один претендент.

…Гору Енски явно надоело то, что его здесь никто не воспринимает серьезно. Оттуда гонят, то не доверяют. Нет, явно нужно разрушить стереотип сложившегося о нем мнения. А что тут может быть более надежным средством, как не хорошая подводная прогулка?

Явившись перед изумленной троицей, как джинн из бутылки, журналист громко и решительно потребовал снабдить гидрокостюмом и его. Он своими ушами слышал, как было сказано, что снаряжения хватит для всех желающих.

Вот он как раз и является этим желающим. Краем глаза юноша увидел, как на берегу застыла в немом восторге Яна Градова.

Вот было бы хорошо положить к ее ногам свеженайденную в морских глубинах амфору. Эта мысль придала Гору напористости.

Не слушая робких возражений Бетси и недовольного бурчания Мягкова, англичанин тоже снял лишнюю одежду, прибавив к «античной» скульптурной группе изрядную долю эллинизма. В последнее время у Енски-младшсго редко выпадала возможность посетить тренажерный зал, где он занимался атлетической гимнастикой, и потому прежде четкие контуры его тела чуть размылись, придав фигуре парня едва заметный налет мягкой пластики и столь модной в последнее время женственности, которую буквально излучают юноши с рекламных плакатов.

Гидрокостюм пришелся журналисту и впору, и к лицу. Бетси была вынуждена признать это как объективный и непредвзято настроенный эксперт.

Она объяснила парням, что представляет собой это снаряжение, специально разработанное для экспедиции по заказу Джунковского. Вместо громоздких баллонов с воздухом на спине крепилась небольшая плоская коробочка размером с «ноутбук» — приспособление для выделения из воды кислорода. Жизнетворный газ поступал по специальным капиллярам-трубочкам прямо в маску акванавта, так что была исключена возможность повреждения воздухопроводных шлангов. Широкий пояс костюма снабжен ускорителями, помогающими пловцу развить под водой довольно приличную скорость. Не забыли разработчики и о мерах безопасности. Вот эти часы снабжены устройством, издающим отпугивающие хищников сигналы. Но в этих водах они не понадобятся.

— И все-таки я посоветовал бы вам не пренебрегать такой полезной вещью, — вмешался Мережко.

— А что такое? — поинтересовался Гор.

— В последнее время ихтиологи наблюдают в этом регионе сильную вспышку агрессивности морских обитателей. Даже самые безобидные из них начинают себя вести непред-, сказуемо.

— И каковы причины такого природного феномена? — В Горе проснулся профессиональный интерес журналиста.

— Ученые предполагают, что это как-то связано с предстоящим солнечным затмением.

— Точно! — вспомнила Бетси. — Как раз через пять дней должно произойти полное солнечное затмение, наблюдаемое во всех широтах Земли. Редкий случай.

— Тут одними часами не обойдешься, — сурово заметил Мягков. — Я больше полагаюсь на это.

Он любовно погладил небольшое ружье для подводной охоты, заряженное острозубым гарпуном. Енски-младший немедленно потребовал для себя точно такое же.

— А вам хоть раз приходилось пользоваться подобной штукой?

— Брось, Гор! — поддержала Мережко и Бетси. — Предоставь это дело профессионалам.

Журналист решил так просто не сдаваться.

— Тогда хоть тесак какой-нибудь дайте.

Успокоился он лишь после того, как раздобыл у капитана некое подобие пиратского абордажного меча с зазубринами. Откуда у Валентина взялся такой раритет, осталось тайной. Как и многое в загадочной личности морского волка.

Встав одной ногой на борт яхты, Гор выкинул вверх руку с зажатым в ней тесаком и захрипел пиратскую песенку из бессмертного романа Стивенсона: «Пятнадцать человек на сундук мертвеца…», чем вызвал бурю аплодисментов у рьяных почитательниц его таланта — близняшек Градовых.

— Нужно немного отойти от берега, — попросил капитана Александр.

— Отчаливаем!! — проорал морской волк.

Гидроархеологи на берегу попытались изобразить с помощью губ и расчесок некое подобие марша «Прощание славянки».

— Хлопцы! Только по-быстренькому! — трубно скоман-повала явившаяся на «проводы» Папа. — Не заставляйте меня нервничать! И приглядывайте за Лизаветой! Головами мне за нее отвечаете!! Да и мальчишке-англичанину воли не давайте. Какой-то он shebutnoj и krychenyj!!

Смысла последних двух слов Пастуховой девушка не разобрала, но поняла, что это что-то не совсем лестное для Гора.

Погружение прошло нормально. Бетси уже давно не приходилось плавать с аквалангом в открытом море. Испытания новых гидрокостюмов проходили в Лондоне в тренажерном бассейне, арендованном Джунковским у Ми-5.

Разведчики, конечно, постарались на славу. В сооружении чувствовались размах и полет фантазии, достойные лучших времен Британской империи. Скопления кораллов, глубокие впадины, коварные расселины, из которых того и гляди выскочит какая-нибудь жуткая подводная тварь вроде акулы или гигантского осьминога.

Девушка помимо своей воли чувствовала себя так, словно она находится на съемках очередной серии о Джеймсе Бонде. Так и казалось, что вот сейчас из-за кораллового рифа вынырнет агент 007, непременно с внешностью Шона Коннери (Роджера Мура мисс МакДугал еще терпела, но вот Тимоти Дальтон и в особенности слащавый Пирс Броснан вызывали у нее стойкую антипатию), и пробулькает свое знаменитое: «Меня зовут Бонд. Джеймс Бонд».

Пару сеансов довелось провести и в водах Канала. Но это все было не то по сравнению с чудесными ощущениями свободы и полета души, которые охватили Элизабет сейчас, когда она нырнула в теплые волны приветливого Черного моря. Понта Эвксинского эллинов.

Вода была на удивление прозрачной. Солнечные лучи на несколько футов проникали в глубь моря и, причудливо преломляясь, почти достигали дна. Оно было каменистым, покрытым валунами, переходящими в песчаный грунт с примссью битой ракушки и ила. Глубина в этом месте, находящемся на расстоянии где-то ста — ста пятидесяти ярдов от берега, составляла около пятнадцати ярдов.

Мимо прошмыгнула стайка мелких серебристых рыбешек. Медленно шевеля бледными щупальцами, куда-то двигалась большая студенистая медуза. Бетси хотела дотронуться до нее, но вальяжная обитательница морских глубин не была настроена на знакомство и устремилась вверх, подальше от нахального представителя наземных существ.

Неподалеку на дне девушка увидела очертания корпуса затонувшего судна, судя по внешнему виду, современного. Она включила радиосвязь и спросила у Мягкова, что это за корабль. Вместо гидроархеолога ответил Мережко, сообщивший, что это остатки небольшого торгового суденышка, затонувшего в прошлом году у острова после очередной антидиверсионной операции пограничников. Пострадавших не было. Все люди спаслись, а более или менее ценное оборудование снято.

— Очередная неудачно пущенная ракета? — ехидно уточнил Гор.

— Почему же неудачно? — в том же тоне ответил лейтенант.

Бетси поспешила прервать очередную пикировку молодых людей. Тем более что ясно осознавала, что основной причиной раздоров между ними была она сама. Ведь в принципе парням нечего было делить.

— А ближе подплыть нельзя? — спросила девушка.

— Да зачем? — возразил Александр. — Поверь, там нет ничего любопытного. Один развороченный остов.

— Притом может быть небезопасно, — поддержал гидроархеолога Мережко. — А вдруг там какой-нибудь хищник прячется.

Тут уж Гор решил проявить свою героическую натуру. С громким криком: «На абордаж!» он устремился к затонувшему судну. Остальные просто не успели ничего сделать, заметив только быстро удаляющиеся ласты журналиста.

Делать нечего, пришлось догонять расходившегося англичанина.

Плыть с модернизированным аквалангом было легко и удобно, а с помощью гидроускорителя еще и быстро. Бетси казалось, что она парит в небе. Сходство с небесами усиливалось и благодаря светло-ультрамариновому цвету воды. Медузы напоминали облака. Вот только водоросли чуть портили картину. Ну где это видано, чтобы в поднебесье росла трава. Разве что где-нибудь в раю.

— Ха! — победно вскричал Гор. — Вот и она, милашка!

Почти у самого борта судна он заметил вожделенную амфору. На первый взгляд, очень даже неплохо сохранившуюся. С разухабистым «Рул, Британ!» молодой человек устремился к своему призу. Схватил достаточно тяжелый сосуд в руки и победно поднял над головой.

— Молодец, Гор! — с легкой завистью похвалила приятеля Бетси. — Первое же погружение и такая находка.

— Поздравляю, — выдавил из себя и подоспевший Мягков. — Амфора в прекрасном состоянии. Такие здесь большая редкость.

Журналист был на седьмом небе от счастья. Он тут же захотел было возложить находку к прекрасным ножкам своей ветреной подруги детства, но вдруг заметил, что та вовсе не смотрит на него. Все ее внимание сосредоточилось на этом смазливом пограничнике.

…Ну и ладно! Найдутся и более достойные дамы сердца, которые сумеют должным образом оценить его подарок. Юноша вспомнил об аппетитно-кукольных формах Яны Градовой, напоминавшей розовых фарфоровых пастушек рококо, и почувствовал, что ему очень хочется немедленно оказаться на берегу. И чтобы непременно был вечер или даже ночь. И одинокий костер. И два обнаженных тела на теплой гальке, слившихся в одурманивающе сладких и нежных объятиях. А рядом — безмолвный свидетель, пришедший из глубины веков. Его… Нет, ИХ амфора…

Гор загорелся жаждой новых открытий. Охотничий азарт, знакомый каждому археологу, овладел молодым человеком. Он тут же предложил своим спутникам продолжить осмотр близлежащей местности. Возможно, еще чего удастся обнаружить. Не может быть такого, чтобы у его амфоры не нашлось подружек.

— Немедленно всплываем! — прервал его грезы тревожный окрик лейтенанта.

— Где, что? — ошалело завертел головой Енски-младший.

— Гор, осторожно! — воскликнула Бетси. — У тебя за спиной акула!

Журналист инстинктивно обернулся и увидел прямо перед собой тупую оскалившуюся морду большого черноморского катрана. Сонные, подернутые пленкой глаза акулы с жестоким интересом рассматривали человека. Плавники и хвост угрожающе шевелились.

— Но ведь катраны не нападают на людей! — попытался урезонить хищника Гор. — Я сам это читал!

Но, видно, акула была неграмотной и не владела в полной мере информацией о себе подобных. Поэтому недолго думая она широко разинула пасть, усеянную несколькими рядами острых, хоть и мелких зубов и ринулась на группку людей.

Тут уж не до ученых дискуссий на ихтиологические темы. Енски-младший включил на полную мощь гидроускоритель и помахал тете (или дяде, кто их, акул, разберет) ножкой.

Мягков на мгновение приотстал от группы акванавтов и прицелился в катрана из ружья. Гарпун попал хищнику прямо в передний плавник, не причинив акуле сильного ущерба. Гидроархеолог почувствовал резкий рывок. Ружье выскользнуло из его рук и, связанное прочным стальным шнуром с гарпуном, торчащим в плавнике морской твари, стало волочиться по дну следом за акулой.

— А как же наши отпугивающие часы?! — прохрипел запыхавшийся Мережко.

— Техника! — выругался Александр. — Ей только доверять.

— Далеко ли до нашей яхты? — Дыхание Бетси сбилось от быстрого ритма плавания.

— Что-то ее не видно! — ответил Мягков. — Вероятно, нас снесло течением к берегу. Попытайся связаться с Валентином!

— Вас слышу, — немедленно отозвался капитан «Наяды». — Что случилось?

— Атакованы бешеным катраном! — прокричала Элизабет. — Он нас преследует. Вы где?

— Попробую засечь вас пеленгом! В гидрокостюме каждого из вас имеется чип с индивидуальным окрасом. Так, электроника говорит, что вы от меня в семидесяти — восьмидесяти метрах. Вам лучше плыть к острову. До него метров пятьдесят. Я за вами. Как поняли?

— Вас понял! — четко, по-военному отрапортовал Алексей. — Курс на остров Змеиный! Элизабет впереди, за ней мистер Енски, потом ты, Саша, а я замыкающий.

Молодого англичанина задело то, что ему отвели место сразу за дамой. Он вдруг перестал интенсивно грести руками и ногами и повернулся лицом к акуле. Мягков попытался схватить его за руку, но только чиркнул по скользкому гидрокостюму. Тем временем Гор достал из-за пояса свой «абордажный» тесак и бросился на акулу. От такой наглости хищник опешил и на минуту даже остановился. Затем на его морде вновь появилась довольная «ухмылка», и катран щелкнул зубами у самого шлемофона журналиста. Тому показалось, что ему откусили голову. Юноша едва не потерял сознание. Рука, сжимавшая рукоять тесака, разжалась, и оружие затянуло в глотку катрана.

Сделав резкий пируэт в воде, Гор возобновил бегство в сторону острова. «И не подавилась же», — прошмыгнула удивленная мысль.

— Что за фокусы, парень! — угрожающе прорычал Мягков. — Тоже в «Экшен Мэна» поиграть захотелось?

— Не время для перепалок! — встрял пограничник. — Берег уже близко.

— Вижу одни скалы! — проинформировала мисс МакДу. гал. — Как выберемся?

— Нужно найти пологий берег!

Между тем обезумевший от ярости катран лязгал зубами уже за самой спиной лейтенанта. Пару раз он даже попытался цапнуть Алексея за ласту, но только распорол прочный пластик.

— Глядите-ка! — не веря своим глазам, радостно завопил Гор Енски. — Там, впереди, какая-то пещера или грот.

И верно, ярдах в пятнадцати от них в скалистом берегу темнело отверстие, в которое с трудом, но можно было протиснуться человеку. Такими разломами и подводными гротами богат подводный ландшафт берегового кольца Змеиного острова. Акванавтам повезло, что на их пути встретилось одно из этих природных углублений. Но насколько оно глубоко? Хватит ли там места для четверых?

Раздумывать было некогда. Молодые люди устремились к спасительной дыре. Гор первым заплыл в нее. Ход устремлялся далеко вперед и постепенно расширялся.

— Плывите за мной, места всем хватит!

Как-то так вышло, что Бетси чуть замешкалась, и втсн рым в подводный туннель заплыл Александр Мягков.

И тут удача изменила акванавтам. Акула прошмыгнула вперед и загородила своим телом проход. Путь к спасению оказался отрезанным для Мережко и Элизабет.

— Прячься за тем камнем! — приказал молодой человек и, выхватив из-за пояса кинжал, выставил его перед собой.

Другой рукой он решительно подтолкнул девушку к большому валуну, торчавшему за его спиной. Элизабет почувствовала, какие у лейтенанта сильные и уверенные руки. Отчего-то ей стало спокойно и совсем не страшно. Она тоже вытащила такой же кинжал и стала плечом к плечу с пограничником. Тот странно посмотрел на нее и грозно рявкнул:

— Это не игрушки! Немедленно выполняй приказ!

— Я тоже кое-что умею! — холодно возразила задетая за живое баронесса.

И первой сделала выпад в сторону хищника. Ее удар оставил глубокую царапину на боку катрана, чем привел хищника в чрезвычайное бешенство. Забившись в яростных конвульсиях, акула бросилась надевушку и мощным ударом хвоста сбила ее с ног. Бетси не удержалась на ногах. Удар ошеломил ее. В глазах поплыли круги. Инстинктивно она выставила руку вперед…

«Как глупо!» — подумалось вяло и отрешенно.

— Держись! — прозвучал в шлемофоне знакомый испуганный голос, но она не разобрала, чей именно.

Страшная боль обожгла ногу в области икры. Настолько резкая и острая, что девушка потеряла сознание…

Очнулась она в своей постели, на яхте. Над ней кудахтала и причитала безутешная Папа, проклинавшая безмозглых мужиков, не сумевших защитить бедную девочку от сумасшедшей твари.

— Паразиты! Я с вас просто угораю! И что мне теперь делать? Сворачивать экспедицию?

Нога немного побаливала. Скосив глаза, Бетси увидела, что икра правой ноги перебинтована. Голова слегка звенела. Видимо, от вколотых кем-то заботливым антибиотиков. Вон и использованные шприцы валяются. Кто же это так постарался?

— Ага, никак очнулась, красавица?! — радостно заверещала Пастухова. — Ты как?

— Все в порядке, — поспешила заверить начальницу Элизабет и попыталась встать с кровати.

Однако на плечи ей пудовыми камнями легли ладони Папы.

— И не вздумай! Врач прописал постельный режим. Хоть на несколько дней.

— Врач? — удивилась баронесса. — Откуда?

— Наш капитан на все руки мастер, — похвалила Арина Панкратовна сунувшего в щель двери нос и тут же быстро ретировавшегося Валентина. — И антибиотик с обезболивающим уколол, и рану обработал…

— Что за рана?

— Сказал, что пустяковая. Глубокая царапина, а не рана.

— Отчего же вы тогда говорили о необходимости свернуть экспедицию? — удивилась девушка.

Папа вслушалась в полузнакомую английскую речь, а затем виновато потупилась.

— Да это я так, из перестраховки. Все-таки ЧП. Ранена представительница спонсора, иностранная подданная. А тут еще и журналисты. Такой скандал раздуть могут!..

— Какие журналисты? — удивилась Бетси.

— Какие-какие, — сердито передразнила Пастухова. — Твой папа!', кто ж еще. Бегал тут, суетился, международным Гаагским трибуналом грозил.

Вспышка воспоминаний озарила мозг Бетси ярким светом. В голове восстановилось все, что произошло с ней до того, как она потеряла сознание. Она таки приподнялась и села в кровати.

— Где все? Что с Алексеем?!

— Да что им сделается, бугаям этаким? Все живы, здоровы. А лейтенант, слышь, завалил зверюгу. Как бросилась она на тебя, как сбила с ног, так он прямо берсерком заправским сделался. Налетел на акулу и чуть ли не в куски ее изрезал. Кровищи было! Это мне Санька рассказал. Потом и Валентин на яхте подоспел. Вычислил вас по своей электронной карте. Ну, парни тебя на борт и на берег доставили и передали мне с рук на руки. Дальше уж мы с капитаном сами.

Бетси посмотрела на себя. Ее взгляд остановился на ажурных кокетливых трусиках, на обнаженной груди, и щеки запылали.

— Ну я с тебя прямо угораю! — захохотала Папа. — Видно, дело идет на поправку, раз заалела, как маков цвет. Не бойся, никто тебя такой не видел. Я сама и раздела. А Валентин только ногу да попку и видел. Не прикажешь же тебя иголкой пырять через шорты!

Элизабет успокоилась. Хотя как сказать? Возможно, девушка была бы и не против того, чтобы ее в таком вот виде узрел КОЕ-КТО.

— А где?.. — протянула она и, не закончив, снова зарумянилась.

Папа лукаво прищурила правый глаз и по своей излюбленной привычке сложила руки на мощной груди.

— Спаситель твой? Да где ж ему быть? На пост отправился. Там ведь сегодня у них торжество. Вертолет дарят. Но вечером обещал непременно заглянуть. Очень беспокоился.

Немного помолчав, Пастухова вздохнула:

— Ой, Лизавета, гляди. Как бы не быть беде. Передерутся между собой твои мужики. Ох и передерутся! Ничего, есть у меня кое-какие варианты. Будем, как в шахматах, производить рокировку. Чего, не понимаешь? Ну, спскз, ро-ки-ров-ка! Я ж как-никак мастер международного класса!


предыдущая глава | Святой остров | Глава седьмая НА ПОРОГЕ