home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 28

Убей в себе государство.

Егор Летов

Магазин «Спорттовары» Хейти обнаружил сразу. Наволочка с продуктами и взрывоопасной кастрюлей больно била по бедру при каждом шаге. В голове был сплошной туман, и, кажется, кто-то подвывал, тело болело. Каждая мышца зло мстила за перенесенное напряжение. «Глок» Хейти держал в руке, вытащив его при выходе из дома, плевать на осторожность, неизвестно кто сейчас может встретиться. Пальцы мелко тряслись, и предохранитель то утапливался, то выскакивал назад.

«Как бы ногу не прострелить», – беспокойно подумал Хейти и засунул пистолет снова за пояс.

Обещанный шестиэтажный дом появился на должном месте, за ним действительно маячил следующий, но Хейти тормознул.

«А капитана ведь в переработку пустят. – Он поднял голову и посмотрел на редкие освещенные окна. – Так пустят, что и могилки официальной не будет».

Вдалеке загудели сирены. Хейти завернул за угол дома.

– Слышь, мужик, – раздалось над ухом, густо обдав перегаром. – Чего там за буза?

Хейти повернулся, рядом в полутьме маячила небритая морда с всклокоченными волосами.

– Ты кто? – спросил Хейти. Петя, – ответил мужичок. – Мусорщик. Бутылку хочешь?

– Ну…

– Ну?

– Ну, хочу.

– Молодец, – подытожил Хейти, стараясь говорить как можно меньше, чтобы не было слышно характерного эстонского акцента. – Машина есть?

– Ну… Завтра только… А чего, мусор вывозить?

– Нет, не мусор… Но вроде того. – Хейти помолчал. – Мне сейчас нужно.

– Сейчас, – присвистнул Петя, – Сейчас не получится, парк уже закрыли. – Он помолчал, а потом добавил: – Три бутылки.

– Годится. Сейчас есть только одна, остальные потом купим. Годится?

– Спрашиваешь!

Петя развернулся и направился куда-то в темноту. Хейти пошел за ним.

Они не успели пройти и десяти шагов до угла, как едва видимая в ночи тень метнулась из темного парадного. Взмахнула рукой.

Шедший позади Хейти увидел, как бесшумным мешком осел на землю мусорщик.

Ствол «глока» уперся в живот темной тени. Хейти быстро выбрал свободный ход курка и почувствовал, что еще полмиллиметра и – все. Темная тень, видимо, тоже это поняла. Послышалось покашливание:

– Господин Карутар? Не могли бы вы опустить пистолет… Это в ваших интересах. У меня, конечно, нет вашей реакции и снайперов под боком нет… Но это в ваших интересах, поверьте мне.

– Кто вы? Вы из ФСБ?

– В некотором роде. – Человек засмеялся, у него был мягкий и приятный голос. Про себя Хейти отметил, что не каждый может смеяться, когда девятимиллиметровая смерть направлена ему в живот. – Я работаю на ФСБ тоже. У нас с вами довольно сходные интересы.

– Откуда вам знать мои интересы?!

– В самом деле, неоткуда… – согласился человек. – Меня зовут Александр Борисович Корнелюк. Я сейчас зажгу спичку, чтобы вы могли меня разглядеть… Не стреляйте.

Спичка стремительно рассыпала в темноту искры своей быстротечной жизни. Хейти чуть-чуть ослабил давление на курке, действительно, долбанешь человеку в мягкое с перепугу…

Свет вырвал из темноты расстегнутую черную кожанку, под ней совершенно некстати обнаружились костюм и рубашка с галстуком. Похоже, человека сорвали с какого-то светского раута… Или с работы. С ответственной такой работы. У человека была темная шевелюра, длинный нос и небольшая бородавка над верхней губой. Располагающее лицо, даже не верилось, что этот человек только что лихо, в одно движение лишил сознания мусорщика.

– Удовлетворены? – спросил Александр.

– Нет, – ответил Хейти.

– Это честно! – засмеялся Александр Борисович. На вид ему было не более тридцати пяти. – Можно сказать, что я к вам от Эвальда Тоома. Должны же вы выпутаться из этой истории…

– Точно, – согласился Хейти. – Должен. Только вы тут при чем?

– При всем, – ответил Александр. Спичка наконец обожгла ему руку, и свет погас. – Дело в том, что операция, как вы могли заметить, пошла наперекосяк… По плану вы должны были контактировать со мной…

– Какая операция?

Александр помолчал, словно раздумывая, а потом сказал:

– Мы можем пойти в одно место поговорить. Здесь совсем недалеко есть бар…

– Хорошо, – сказал Хейти, – но пойдете вы впереди. И если что-то будет не так, я вас пристрелю. Корнелюк ему совершенно не нравился.

– Договорились, – легко согласился Александр. Он развернулся и пошел куда-то.

– Стоять, – приказал Хейти.

Тот остановился.

Хейти нагнулся, не спуская с Корнелюка глаз, обшарил брюки мусорщика. Нашел увесистую связку ключей.

– Теперь вперед.

Корнелюк ничего не ответил, просто пошел дальше.

Минут через пять они зашли в небольшое подвальное помещение, которое было на удивление удачно задрапировано флагами американских конфедератов времен войны Севера и Юга. Около стены стоял макет «Харлея», стены были расписаны разнообразными надписями в байкерском стиле, а на столах стояли в качестве подсвечников мотоциклетные шлемы.

Хейти подумал, что такие заведения, наверное, есть везде. В Таллине тоже было похожее местечко, там подавали кофе не такой противный, как в большинстве остальных мест.

Корнелюк сел и демонстративно положил руки на стол ладонями вниз.

– Итак, – дружелюбно сказал он. – Объяснения? Хейти осторожно сел на скамью и под столом направил оружие Александру в живот.

– Давай, – разрешил Хейти, быстро сделав отрицательный жест официанту.

– Прежде всего, я хочу, чтобы вы знали, что я бы мог вас заставить… – начал Корнелюк, но Хейти его перебил:

– Так за чем же дело стало?! – А затем, глядя на добрую улыбку Александра, спросил резко: – Звание?!

– Допрос? – удивленно обрадовался Корнем люк. – Давно я в таком качестве не был. Ну да ладно. Звание? Майор вас устроит?

– Контора?!

– О… – протянул Александр. – Контора у нас с вами почти что одинаковая. Впрочем, это как посмотреть. Вас, собственно, какая интересует? Которая? Кстати говоря, некоторые вообще названий не имеют.

– Не нужно пудрить мне мозги. На кого вы конкретно сейчас работаете?

– Да на того же, на кого и вы, на ЦРУ… вероятнее всего. Давайте перестанем играть в эти странноватые игры. Мы с вами почти на одной доске. Вы приезжий, я местный. Какая разница? У нас с вами одна операция.

– Так вы майор в Центральном разведывательном? – спросил Хейти.

– Вы что, обалдели? Какое там на фиг… Я майор в ФСБ. Да и то не совсем, что ли, в нем непосредственно. Сложно это, да и не так важно, как вам кажется. Важно другое: как вы собираетесь выбираться из всего этого?! Не знаете? Можете даже не отвечать. Заварить такую кашу и выбраться из нее целым и невредимым… Это, боюсь, вам не по силам. Сомнительно, чтобы вы представляли собой какого-то глубоко замаскированного Джеймса Бонда, впрочем, и ему бы такое мероприятие показалось чрезмерным.

– И что вы предлагаете?

– Убрать пистолет и поговорить, как нормальные люди.

– А разве он вам мешает? Корнелюк пожал плечами и ответил:

– Имеется определенное чувство дискомфорта.

– Интересно, а почему его у вас быть не должно? – поинтересовался Хейти.

– Ну, как вам сказать, господин Карутар. – Брови Корнелюка удивленно поднялись. – Я ваша единственная ниточка и надежда на спасение.

– Вот как? – с деланным удивлением вытаращил глаза Хейти. – Вы предлагаете отвести вас в ближайшее отделение ФСБ как иностранного агента?

– Ну, не смешите меня. Кто вам поверит? Картина будет, мягко говоря, мутная… Но для вас все происшедшее ничем хорошим не закончится. Я же сказал, что работаю не совсем на ФСБ. Охрана Объекта не находится в ведении службы безопасности. Знаете, что означает «вневедомственная организация»? Не каждый президент знает о существовании Объекта. Вы, я и те, кто стоит за нашими спинами, вне такого понятия, как государство. Вне! Осознали масштабы? Как только вы заикнетесь обо мне, я буду вынужден, повторяю, вынужден привести в действие такие социальные механизмы, о существовании которых вы и не догадываетесь… Конечно, снаружи все это не производит такого впечатления. Обшарпанное здание, дрянная система охраны, бардак. Но кто же совершенен? – Корнелюк осторожно развел руками. – Просто поверьте мне на слово – вы не выпутаетесь из этого без меня.

– Замечательно, – кивнул головой Хейти и демонстративно громко щелкнул вторым предохранителем «глока». – Но вы же могли бы меня заставить?

– Да… Вполне вероятно, что и мог бы, – Корнелюк задумался. – Конечно, операции с сознанием, эмоционально-психическое воздействие, зомбирование и прочие такие штуки… Но… Я изначально был против подобной практики. Можете считать, что по морально-этическим соображениям. Метод надежный, но уж очень…

Он сморщился и посмотрел на Хейти.

– Понятно, – ответил Хейти. А про себя подумал: «Если бы они могли меня заставить, то все, что нужно, было бы уже сделано. Значит, что-то не работает. Программа. Или программист далековато…» – Так что вы предлагаете?

– Очень просто, – тут же отозвался Корнелюк. – Я – это ваше необходимое звено. Без меня вы не выполните задание и не сможете безболезненно покинуть страну. Я вам помогу.

– Бред, зачем мне покидать страну? Вы меня шлепнете по исполнении заказа и концы в воду. Будет на кого спихнуть. – Хейти осторожно, чтобы не щелкнуло, снова вдавил предохранитель.

– Ну-ну, зачем так, – примирительно произнес Александр. – Во-первых, мы не душегубы какие-нибудь, во-вторых, это ж государственный скандал, в-третьих, я тоже отсюда мотать собираюсь.

– А в-четвертых?

– В-четвертых… В-четвертых, все слишком хорошо продумано, чтобы рисковать всем. Я отлично понимаю, что вы не идиот и на одной идее насолить государству российскому на мины не броситесь.

– А с чего вы взяли, что я желаю ему насолить?

– Ой, да ладно, бросьте! Бросьте эту комедию! Неужели вы считаете, что никому не известно ваше отношение к так называемым «русскоязычным»? Нет, не Эстонской Республики, а лично ваше! Вы же шовинист, господин Карутар. Убежденный. Вы, конечно, можете считать, что это только бытовые проявления.

Что на самом деле вы далеки от таких примитивных идей и комплексов… Но факты, милый вы мой, говорят против вас. А досье на вас собрано ой какое объемное. Все, что расположено по ту сторону нарвской границы, для вас недотягивает до звания «человечество». А? Скажете, что все это не так?

Хейти молчал, стараясь понять, что же такое застряло в горле? И откуда взялось? И почему?

В его голове кто-то кашлянул и напряженным шепотком произнес:

– Ну, kutsu (маленькая собачка, щеночек (эст.)), приятно, когда мордашкой в лужу? А? В свою же…

Голос был хриплый. И Хейти вдруг с нереальной четкостью понял, кто говорил с ним все это время. Вспомнил этот голос. Тогда, за занавесками на печке, где он лежал в детстве…

В комнате сидели его отец и дед. И дед вот таким вот шепотком, чтобы не будить мальчонку, говорил с отцом:

– Не ищи сор в чужой избе… Не ищи, сам замараешься…

Александр понял молчание Хейти по-своему.

– Может быть, вы предпочитаете слово «патриот»? Я согласен. И поверьте, меня не коробит ваше отношение. Оглянитесь вокруг, и вы поймете, что я имею в виду! – Он обвел рукой зал. Потом спохватился и добавил с кривой усмешкой: – Ну, не тут конкретно, но вы меня понимаете…

– Конечно, ты его понимаешь, – саркастически сказали в голове. – Интересно, что бы ты делал, если бы капитан Слесарев просто прошел мимо в парке?

Или фээсбэшник Мельников не прикрыл тебя своей спиной… Или сейчас ты их целовать готов, а потом, когда вернешься, опять начнешь нос воротить? Или, может быть, мне лучше помолчать? Это для тебя слишком? Конечно, момент не подходящий… Вот перед тобой сидит спасение твое. Вы с ним замечательно споетесь.

– Господин Карутар?! – Корнелюк наклонился к столу. – Простите, что-то случилось?

– Ничего не случилось… – Хейти тяжело выдохнул. – Что нам с капитаном делать?

– С капитаном?

– Ну да, со Слесаревым? Он и меня видел, и Объект… И Диму вашего… Кстати, Дима тоже в нашей команде был?

– Дима? Хм… Дима нет… Дима в нашей команде не был. А что, Слесарев еще жив? – Корнелюк выглядел несколько удивленно.

– Да вот… Знаешь ли, жив и даже здоров. Твои ребята, однако, плохо работают в команде. Где хоть взял?

– Кого? Какие ребята?

В воздухе повисла пауза. Затем Корнелюк усмехнулся.

– Ладно, – сказал он, отводя глаза. – Не мои ребята это. Их сверху спустили… Мясо. Значит, жив капитан? Плохо это…

– Понятно, что плохо, – согласился Хейти, а про себя подумал: «Слишком ты со мной откровенен, дружок. Это наводит на совершенно определенные размышления». – Куда его теперь?

– Куда?.. Туда… – Корнелюк решительно встал. – Пошли… Ты ключики из тела вытащил?

– Из тела?

Корнелюк ничего не ответил, только пожал плечами и направился к выходу. Хейти поспешил за ним, неловко пряча «глок» под одеждой.

Приблизительно через полчаса они сидели в угнанном мусоровозе.

Александр был за рулем:

– Дима-то хоть того?

Хейти посмотрел на его профиль на фоне освещенного окна. Черные волосы как-то неудачно падали на лоб, бородавка выделялась под носом, как щеточка усов. В профиль Корнелюк напоминал Гитлера, но не того, мистически жуткого, а карикатурного, мелкого фюрера районного масштаба.

– Того… – подтвердил Хейти.

– И это хорошо… Всегда меня бесил, паскуда. Знаешь, парень с комплексами был… невероятными. Как только на такую работу попал?! Комплекс власти, знаешь такой?

«Ну, ты тоже непонятно как сюда попал», – подумал Хейти.

Корнелюк продолжал:

– Если ты думаешь, что я плох, то ты бы на Диму в действии посмотрел… Зверюга.

– Странно… – пробормотал Хейти.

– Что странно?

– Как будто тридцать восьмой год…

Корнелюк внимательно посмотрел на Хейти, а потом рассмеялся. Хейти уловил нотку обиды в этом смехе.

– Нет, ну ты даешь… Я же тебе говорю… Ты не путай нас с ФСБ. Или ты думаешь, что в Штатах лучше в их этом… «Ангаре 18»? Тебе сказано, вневедомственная структура! Понял?

– Понял, понял… – ответил Хейти, вспоминая Мельникова, пляшущего вместе с толкиенистами.

Понял.

– Вот они… – удовлетворенно пробормотал Корнелюк. – Поехали.

На освешенной улице показался микроавтобус.

Корнелюк тронулся с места с потушенными фарами и, не откладывая дело в долгий ящик, начал стремительно догонять автомобиль.

– Пристегнись… – порекомендовал Александр.

В следующий миг машину тряхнуло. Грузовик протаранил микроавтобус сзади. Водитель атакованной машины прибавил газу, но на такой короткой дистанции это не имело значения. Распахнулась задняя дверка, и по кабине защелкали пули. Хейти пригнулся и прозевал момент следующего удара.

– И еще раз! – азартно заорал Корнелюк, лобовое стекло посыпалось Хейти на голову.

Машину занесло и едва не перевернуло.

Когда Хейти поднял голову, он увидел перевернутый микроавтобус, стекла выбиты, колеса беспомощно вращаются в воздухе.

– Вперед, вперед… – суетился Корнелюк, выбираясь из побитого мусоровоза. – Мне нужен капитан. Живой или мертвый. Давай…

Откуда ни возьмись у него в руках объявился короткоствольный автомат. Корнелюк держал на прицеле микроавтобус.

Капитан был жив. Когда Хейти вытаскивал его через боковое стекло, тот жалобно стонал, кажется, что-то случилось с рукой.

– Жив! – удивленно воскликнул Корнелюк. – Нельзя сказать, что кстати. Но ничего. Давай его в машину…

– Зачем? – спросил Хейти, на всякий случай придерживая свободной рукой «глок».

– План простой, – пояснил Александр, залезая в кабину. – Убиты сотрудники ФСБ. С места преступления пропал подозреваемый. Уехал, по всей вероятности, с сообщниками. Понимаешь, на кого все свалят? Чрезвычайно удачно капитан подвернулся…

– И не говори, – пробормотал Хейти, поглядывая на Слесарева, который валялся на сиденье без сознания.

«Одна беда, кто были его сообщники? – пронеслось в голове. – Вероятно, эстонский националист Хейти Карутар. Найденный мертвым, скончавшийся от полученных ранений в ходе проведенной операции. Или как-нибудь так».

Мусоровоз несся по дороге.

– Бомба с собой? – спросил Корнелюк.

– С собой… – успокоил его Хейти. – Кстати, почему нельзя было использовать готовый материал?

– Ну, ты даешь! Легко получить, легко выследить. Легко спрятать, легко найти. Просто, как сапоги.

– Понятно…


ГЛАВА 27 | Охота на НЛО | ГЛАВА 29