home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 25

Лишь когда человечек мрет, лишь тогда он не врет.

Егор Летов

Напоили эстонского рыцаря прилично. Вернее сказать, даже не напоили, а наполнили: пока он был в полуотключке, Сергей попросту вставил ему в рот горлышко бутылки и опорожнил, не забывая встряхивать Хейти за шиворот, чтоб не захлебнулся.

Дмитрий-Кактус наблюдал за процедурой с плохо скрываемым ехидством:

– Переводишь водку куда зря…

– Пусть отдыхает, не видишь, с приветом человек… – беззлобно буркнул Сергей, прислонил Хейти к холодильнику и сел.

– Развязал бы ты меня, а, – негромко попросил Кактус. – Видишь, что творится?

– Вижу. Еще и ты начнешь тут руками махать… Сиди уж так. Сожрать что захочешь, попроси, я дам.

– Тогда дай оливку одну… Или две. Сергей метко закинул чекисту в рот две оливки. Тот прожевал, вздохнул и заметил:

– Двадцать три рубля банка. Ну не суки?

Сергей не стал уточнять, кого так припечатал Кактус. Ситуация была абсурдной, и из нее нужно было выкачивать все возможное, потому он сказал напрямик:

– У тебя, наверное, много ко мне вопросов накопилось.

– Многовато, – кивнул Кактус, – Хотя поначалу ты под тупого закосил так, что не придерешься.

– Вы там тоже умом не блистали, – парировал Сергей. – Так что квиты. И ты прекрасно понимаешь, что наши конторы просто так не помирятся, столько лет друг к другу задницей поворачивались… Посему предлагаю перемирие. Дело-то общее делаем.

– Великое дело, – патетически сказал Кактус и засмеялся: – Хорош мозги пудрить, капитан. Если общее и всенародное, так руки мне развяжи.

– Давай пока не будем настолько доверять друг другу. Ты бы мне развязал?

– Нет, – признался Кактус. – Ну ладно, что ты хотел?

– Вопрос на вопрос. Ответ на ответ. Только так.

– Господь с тобой.

– Ты кто по званию-то?

– Майор.

– Слушай, майор, прежде всего скажи мне: кто вот этот милый парень? – Сергей кивнул в сторону Хейти, что-то хрюкнувшего в беспамятстве.

– Тот, кто и есть. Другое дело, что в башке у него непорядок. Мы с таким сталкивались, но не у нас в области и вообще по другому поводу.

– А если понятнее?

– Если понятнее? – Кактус помолчал. – Если понятнее, то твой толстый приятель – зомби.

– Иди ты, – устало сказал Сергей. Он угостил собеседника еще парочкой оливок, терпеливо дождался, пока тот прожует и продолжит.

– Не, не мертвец дохлый, а просто человек с программой в голове. Ну, как робот. Ходит, делает все, что ему хочется, но в определенный момент его клинит и он начинает работать на хозяина. Кто в данном случае хозяин, остается только гадать, благо выбор велик. Но стоп: пора и мне вопрос задавать. Ты до института добрался?

– Добрался. Сегодня.

– И как там? Спрашиваю честно, потому что сам ни разу не был. Не мой уровень допуска и вообще не мои дела.

– Ничего особенного. Железяки, – почти честно сказал Сергей, – Ни человечков зеленых, никого.

– А попал как туда?

– В окно влез. А потом по вентиляции, или что у них там за труба проведена… Охраны, что характерно, никакой.

– Да есть у них там охрана. Только не так и не то охраняют. Они больше следят, чтобы изнутри ничего не просочилось, чтобы ученые мужи не сдали штатникам или япошатам, – поморщился Кактус, досадуя на неразумных коллег.

– Ты ж теперь им объяснишь…

– Объясню, если выживу. Мы с тобой, капитан, зарылись глубоковато. После таких погружений – или орден с повышением, или неопознанный труп в карьере.

– Чур, мне орден, – улыбнулся Сергей. – Ладно, давай мириться окончательно. А то сидим, как уроды.

Он решительно освободил Кактуса. Тот помассировал руки, потрогал нос и обматерил валявшегося возле холодильника эстонца. После чего попросил:

– Водки налей.

Закусили ветчиной и огурчиками. Сергей отхлебнул рассола, выплюнул попавшийся кусочек листика и поинтересовался:

– А что за история с этим вашим… Мыльниковым?

– Мельниковым, – поправил Кактус. – Я его сам не знал, но вроде дельный был сотрудник… Конечно, убил его не этот увалень. Хотя мог, с его-то моторчиком в башке. Мне вот нос своротил…

– Хватит тебе с носом. Починят.

– Ты лучше скажи, как на институт вышел?

– Через деда. Интересовался дед институтом. Истории любопытные рассказывал… Только человека, который мне их передал, я тебе не укажу, не обессудь.

– Чертеним, сами узнаем. А вместо дедовой цапки что нам подсунул?

– Деталь. От приемника.

– От приемника… – укоризненно покачал головой Кактус. – А подлинник куда дел?

– Спрятал.

– На хрена? Что ты с ним сделать собирался? Ты ж не ученый, ни хрена в этом не рубишь, – удивился Кактус.

– Надоело, – мрачно сказал Сергей. – Все надоело. Ройся в говне, ищи трактора, лодки, банки из подвалов… А как что другое – тебя норовят за поводок, чтоб не лез, чтоб сидел на своем месте и бумажки перекладывал. Я в этом городе тридцать лет живу, и в первый раз про эту тарелку сраную слышу! Ни легенд, ни страшных историй – ничего! Я в этом НИИ люпина на практике был в школе, чего-то там копал и полол! В ста метрах от этого дерьма!

– Не ори, – осадил его Кактус. – Я тоже узнал неделю назад. Деда, кстати, к этой истории никак поначалу не привязывали. Сидел он в Эстонии перед войной, осуществлял некий общий надзор, и все тут. Потом уже стали сомневаться, а тут еще ты встрял. А на самом-то деле деда порешили вовсе националисты. Есть у них группировка, «Хелле Хунт» называется. Волк какой-то там. Молодые пацаны, но руководят ими люди со стажем, еще из лесных братьев… Впрочем, сами лесные братья не совсем себе хозяева, командиров там найдется… Вот дед и попал под замес как палач эстонского народа. Отсюда и «собака» твоя, что рядом написали. Цирк, да и только! Еще бы черную метку в руку сунули… Самое забавное, что в целом для нации это не характерно, а вот встречаются отдельные индивидуумы. Собранные в команду.

– И что, они тут, у нас?

– Исполнитель приехал да и уехал. Они и не догадывались, что тут каша начнется… А ты как на этого толстуна напоролся?

– В буквальном смысле и напоролся. Я так понял, он к нам на автопилоте прибыл, да и попал бомжам на забаву. Еле отбил.

– А это что за рогоза? – Кактус кивнул на самодельную бомбу, изготовленную Хейти.

– Черт… Про нее-то я и забыл. Вроде бомба.

– Бомба? – недоверчиво скривился Кактус. – Кастрюля с калом…

– Ты еще спроси, что он хочет ею рвануть.

– А что? – Кактус понял, осекся. Помолчал. – Да, – сказал он, наливая водки. – И что мы будем делать дальше?

– А что грозит вот этому хулигану?

– Ма-аленький международный скандал. Практически незаметный. Ну не скажем же мы, что гражданин суверенной Эстонии прибыл к нам с тайной миссией взорвать летающую тарелку? Мог бы сам догадаться.

– Знаю я ваши методы. Сам сказал: труп в карьере…

– Слишком заметная фигура, – с сожалением посматривая на Хейти, сказал Кактус. – Хотя это было бы лучше всего. А так – попробуем прочистить мозги да и выдадим его начальству. Спецслужбы между собой всегда договорятся.

– Допустим. А со мной что будет? Труп в карьере?

– Дался тебе этот труп… Перейдешь к нам работать. Я похлопочу.

– Тебя как бы самого не поперли после этой истории. Похлопочу… – презрительно сказал Сергей. – А ведь договаривались честно. И на пистолет не смотри, все равно не допрыгнешь. А ситуацию я вижу так: жили вы не тужили аж с послевоенных времен.

Есть там польза от этого НИИ с его тарелкой – и не тарелка, кстати, а сигара – или нету пользы, это не мне судить. Но положение вещей всех устраивало. И потому, я думаю, господину эстонцу вы устроите какую-нибудь аккуратную аварию, соболезнования, скорбь на лицах… Я – сошка мелкая, меня можно как Зотова.

– Зотова мы не трогали, – поспешно вставил Кактус.

– А мне один хрен, вы или не вы. Так что меня уберут тихо и спокойно. Ваш генерал ведь не захочет, чтобы во вверенном ему регионе бродил мент, который знает больше, чем положено не только менту, а и самому генералу? Что будет с тобой, я сказать не берусь. Скорее всего, это зависит от меня и вот от господина Хейти. Если ты сумеешь нас красиво угробить, может, и останешься дальше барахтаться. Если нет – сам понимаешь… Иначе чего бы ты ко мне с отмычкой поперся? Рвение служебное так и брызжет из товарища майора…

Кактус ненавидяще смотрел на Сергея. Пистолет Хейти лежал на холодильнике, слишком высоко и далеко, чтобы достать его со стопроцентной уверенностью. Сергей знал, что майор попробует это сделать, обязательно попробует, только дождется более подходящего момента.

На полу заворочался Хейти, что-то буркнул, лязгнул браслетом часов о батарею. Плохо ему, наверное… Что с человеком сделали, падлы.

– Капитан, давай по душам… – начал Кактус, но Сергей его пресек:

– По душам уже было.

– Ты ж понимаешь. У меня работа не чета твоей.

– Ага. Ты родину бережешь, а я слежу, чтобы в подъездах не ссали, – равнодушно сказал Сергей.

– Не ерничай. Я честно говорю: сделаю все возможное. Я в этой истории задействован больше всех, так что рычаги кой-какие держу в руках. Поэтому советую мне доверять.

– Хорошо. Что дальше?

– Дальше мы грузим этого типа в машину, она у меня во дворе стоит, и везем к нам. Ты пишешь все честь по чести, ставишь автограф. Отпустить я тебя сразу не смогу, помариную немного, сам понимаешь…

– Гарантии?

– Гарантии? – переспросил Кактус, потянувшись за оливками. – Э-э… Эстонца держи!

Сергей всей массой обрушился в сторону Хейти, уже в движении сообразив, что попал, попал глупо, как последний дебил…

– Действие второе: те же и я! – Кактус, у которого из носа снова пошла кровь, держал в руке «глок». – Будешь еще торговаться, капитан?


ГЛАВА 24 | Охота на НЛО | ГЛАВА 26