home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 20

Стукач не выдаст, свинья не съест.

Егор Летов

Оставшись один, Хейти первым делом заварил себе кофе. Сначала заварил, а потом удивился, что этот продукт обнаружился у капитана. Слесарев не производил впечатления человека, который может держать дома пакет кофе «Паулиг Президент». Причем не растворимый какой-нибудь, состряпанный в соседнем подъезде, а натуральный, молотый…

Наученный горьким опытом Хейти посмотрел на упаковку, ожидая увидеть зачириканныи черным срок годности и какую-нибудь совсем уж фантастическую марку производителя, однако все было по-честному: «Паулиг экспорт. Хельсинки. Финляндия».

Хейти заваривал традиционный напиток всех работников спецслужб так, как это делалось в его семье. Без использования кофеварки, которой, кстати, у капитана Слесарева дома не было, а в кружке. Некоторые несознательные и неискушенные в традиционном кофепитии граждане признавали этот способ противоестественным и считали молотый кофе особым придатком к кофеварке, не имеющим собственной ценности без этого агрегата.

«Чудаки, честное слово, – подумал Хейти, глубоко вдыхая густой аромат, идущий из открытого пакета. – Заваривать кофе нужно в кружке… Дать отстояться, чтобы все частички осели на дно, оставив на поверхности тонкий слой пенки».

Хейти где-то слышал, что именно эта пенка является показателем правильно заваренного кофе. А где вы видели пенку в кофеварке?

Попробовав напиток, Хейти подумал, что капитан вообще мужик со странностями. Потому что только такой человек может держать дома тефтели с просроченным сроком годности и дорогой кофе.

«Впрочем, это его проблемы, тем более что пачка почти не использована. Из чего можно сделать вывод, что „Паулиг“ попал сюда случайным образом. Как, например, я, – подумал Хейти, подойдя к окну. За окном медленно светлело весеннее небо, день обещал быть жарким. – Впрочем, насчет меня вопрос остается открытым».

Хейти тяжело вздохнул и вдруг понял, что проголодался. Видимо, организм уже достаточно оправился от коварных тефтелей и требовал подпитки слабеющих сил.

«Похудеть, что ли?» – спросил себя Хейти, поглаживая живот.

В холодильнике обнаружилось четыре яйца и пачка маргарина «Делми» с каким-то добродушным монстром на этикетке, а также некоторое количество пустых кастрюль, сковородок с остатками чего-то непонятного.

Покопавшись в этих развалах, Хейти обнаружил сковородку с остатками вчерашней картошки. Поставил сковородку на плиту, а когда масло достаточно разогрелось, вылил туда три яйца. Правда, делал он это с некоторой осторожностью, так как немного опасался, что из яиц повыскакивают цыплята. После вчерашних тефтелей тут могло быть все что угодно.

Когда яичница весело зашкворчала и наполнила квартиру запахами готовящейся еды, Хейти почувствовал себя почти счастливым. Не хватало только душа, но этим он решил заняться после завтрака.

Выложив еду в тарелку, Хейти прихватил с собой кружку кофе и направился в комнату, где увидел телевизор.

Щелкнул переключателем. Экран осветился.

– О, как ты мог?! – громко закричал кто-то. Закричал так громко, что Хейти чуть не выронил тарелку.

Оказалось, что у телевизора звук был включен. Пришлось спешно искать пульт управления под неумолчные стенания черноволосой женщины, лицо которой выражало крайнюю степень страдания. Страдание было нарисовано толстым слоем макияжа.

Показанная крупным планом, женщина смотрела с экрана, обращаясь как бы непосредственно к зрителю. Таким образом, Хейти узнал о себе много интересного, например, что он лично задушил какого-то старичка, милого человека, судя по всему, но излишне любопытного. Потом что он, Хейти, подло изменяет ей, несчастной и красивой, с этой богатой уродиной Матильдой, но она, страдающая и брошенная, найдет на него управу. И может быть, даже обратится к местным властям, к дону Карлосу, хотя это…

Женщина еще долго бы распространялась о злодеяниях неизвестного негодяя, но вовремя обнаружившийся пульт управления положил конец ее обличительным речам.

Начисто убрав звук, Хейти с удовольствием наблюдал за перипетиями сложной жизни любвеобильных мексиканцев.

«Оказывается, полезная штука сериалы…» – подумал Хейти, восторгаясь хитроумным Хулио, который умудрился выжить в такой ситуации, в которой и Шварценеггер отбросил бы копыта. А старикан ничего, только память потерял.

Всю эту латиноамериканскую муть можно было сравнить с пресловутыми глушилками, которые во времена Советского Союза давили вражеские голоса, дабы у честных граждан не возникало разнообразных неправильных мыслей. Сериалы можно было рассматривать как следующий шаг в развитии техники подавления народного недовольства. Средство превентивного плана.

Мексиканские страсти наглухо убивали всякую способность критически воспринимать окружающую действительность. И тот факт, что в России еще не случилось очередной революции и возмущенные своей жизнью пролетарии не стремились выйти на улицы, подняв свое традиционное оружие, можно было отнести только на счет того, что все проблемы частного характера, безусловно, отметались проблемами дона Хулио. Бессмертного, страдающего, но не побежденного…

Нынешние власти должны бы на главной площади страны поставить памятник Великому Герою Мексиканских Сериалов. За вклад в упрочение стабилизации общества.

Когда по экрану потекли титры, выполненные в традиционно розовых тонах, Хейти решил принять душ.

Он вошел в ванную без страха. Хейти знал: то, что привиделось ему этой ночью, является скорее особенностью его разума, нежели специфическим свойством ванной капитана Слесарева, как, например, отсутствие горячей воды.

Делать было нечего, и Хейти, морщась, принял холодный душ.

Он даже ухитрился вымыть голову, дико подвывая и поливая себя веселеньким шампунем с названием «Утенок». Шампунь пах западными жевательными резинками…

Когда Хейти закончил растираться жестким полотенцем, в дверь постучали. Звонок, видимо, не работал.

В глазок Хейти увидел женщину приятной наружности. Поколебавшись некоторое время, Хейти решил не открывать. Тем более что капитан Слесарев никаких указаний относительно гостей не давал и вообще велел сидеть тихо и смотреть телевизор.

Женщина некоторое время стучала, потом прислушивалась, приложив ухо к дверной щели. Потом постаралась что-либо рассмотреть через глазок, и Хейти некоторое время ничего не видел. Затем женщина сильно стукнула в дверь носком ботинка и удалилась…

«Вот и замечательно, – подумал Хейти про себя. – Вот и ладненько… Только не совсем ясно одно, она разве не в курсе, что капитан на работе?.. Чем дальше, тем интереснее…»

Он снова прошел в комнату с телевизором и обомлел.

На экране он сам, Хейти Карутар, следователь отдела и так далее, шествовал вместе с какими-то личностями по направлению к автомобилю…

– …дружественный обмен специалистами между спецслужбами проходит по заранее оговоренному плану. Как нам сообщила пресс-служба ФСБ России, визит эстонских коллег проходит под эгидой международной программы «Новое время». По этой программе… – девушка-диктор была мила, однако Хейти все смотрел и смотрел на застывшую за ее спиной картинку, на которой дружественный Хейти Карутар с задумчивым лицом о чем-то беседует с сопровождающими.

– Вот это номер! – произнес Хейти.

– А чего ты хотел? – тут же возник в голове собеседник. – Чтобы они тут же тебя объявили во всероссийский розыск? Это же спецслужбы, а не лавочники, которых обокрали. Им сейчас шуметь смысла нет. В Эстонии свой человек сидит, сам понимаешь, ответственность…

– Понял. Вопросов не имею. Я, стало быть, официально знакомлюсь со спецификой службы… А неофициально вся ФСБ на ушах стоит.

– Именно.

– А Мельников?

– А что Мельников? Не знаю… У мента надо бы спросить, может, он чего по своим каналам растрясет.

– Может, и растрясет… А может, в кутузку отволочет… За убийство лейтенанта ФСБ. И отмазаться будет трудно.

– Вряд ли, – ответил ворчун. – Мент сам в этом деле, кажется, заинтересован…

– Каким это боком?

– А ты сам подумай, вокруг посмотри… У него спроси, если сам не додумаешься.

– Да чего спрашивать? – Хейти всплеснул руками. – Зачем ему нужен полусумасшедший работник Полиции Безопасности? В чем он может быть заинтересован? И я тут при чем?..

– Не знаю… Если бы вопрос только в тебе был. Тут еще какой-то люпин. Какой-то цилиндр. Полуразобранный. И что-то нестабильное. Ну что может быть нестабильное, ты сам понимаешь. Понимаешь?

– Вроде бы понимаю. Взрывчатка.

– Либо нечто, способное разрушиться, детонировать или еще каким-нибудь образом ликвидироваться из-за определенных действий. – Чьих?

– Ну, знаешь! Ты сам думать умеешь или нет? У кого это все в памяти? Вот и думай, чьих действий…

В дверь снова тихо заскреблись. Теперь уже не стучали. Скреблись.

Хейти подскочил к глазку. То, что он увидел, ему совсем не понравилось.

На площадке стояли трое. Не исключено, что еще несколько человек стояли вне видимости дверного глазка. Один что-то делал с дверным замком, остальные обеспечивали прикрытие.

Ориентировка на местности или нелегальный обыск.

Ожидать скорого возвращения Слесарева не приходится. Если ведется ориентировка, то капитан домой не доедет. Его остановят, попросят помочь или еще что-нибудь в этом стиле, но домой к сроку он не дойдет.

Дверная ручка стала поворачиваться.

Хейти, совершенно неожиданно для себя, ухватил ее рукой и с силой вернул в первоначальное положение.

Ручка снова пошла вниз. Хейти воспрепятствовал этому.

Некоторое время Хейти и тот, кто стоял снаружи, боролись друг с другом, потом стоящие на лестнице вдруг встрепенулись и резво, единым порывом сбежали по лестнице вниз. Сверху послышался какой-то шум, что-то упало. Верхний сосед пошел выносить мусор.

Хейти сполз по двери вниз. Сел на пол… По лицу обильно тек пот.

«Засветил квартирку…» – словно обезумевший воробей, металась в голове мысль.


ГЛАВА 19 | Охота на НЛО | ГЛАВА 21