home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ЭПИЛОГ

Посередине дороги стоял грязный и оборванный немецкий офицер. На голове его была кое-как намотанная окровавленная повязка. Чуть поодаль подполковник Альтобелли увидел еще одного немца, то ли солдата, то ли офицера, с автоматом в руке.

– Остановите машину, – сказал майор Тольдо.

Альтобелли снизил скорость и затормозил. Не доехав до немецкого офицера несколько метров, машина резко остановилась, так что ее даже немного развернуло на песке.

– Уйдите с дороги, лейтенант! – крикнул Тольдо, поднимаясь. Практически одновременно с ним закричали Чекиньи и Нето:

– Что вы себе позволяете?

– Вы не смеете нас задерживать!

– Я желаю разговаривать со старшим из офицеров, – бесстрастно сказал немецкий лейтенант. Он стоял, неестественно выпрямившись, словно в позвоночник ему вогнали стальной штырь. Это была не идеальная выправка, это было что-то иное, связанное с жуткой болью, которую лейтенант стойко терпел.

– Кто будет говорить с этим сумасшедшим? – спросил майор Тольдо, явно подразумевая Альтобелли. Подполковник молчал, он лишь пристально взглянул на майора. Тот смутился и повернулся к; остальным.

– Вам карты в руки, господин майор, – сказал, пожав плечами, Нето. Недовольно хмурясь, толстый Тольдо повернулся к гостю из пустыни и произнес на очень плохом немецком:

– Я старший. Если хотите что-нибудь сказать, подойдите сюда и говорите.

– Будьте любезны сойти сюда, – с достоинством сказал лейтенант, не двигаясь с места. Альтобелли посмотрел на второго немца, который оказался унтер-офицером, тот как раз сделал пару коротких шагов по направлению к автомашине.

– Идите, идите, господин майор, – торопливо выпалил Нето, – он может выстрелить. Они сумасшедшие!

– Да, не злите его зря, господин майор, – добавил Чекиньи. Подполковник все так же молчал, сгорбившись за рулем. Он примерно представлял, что сейчас последует, но продолжал играть свою роль.

Тольдо с негодованием выбрался из машины через заднюю дверцу, спрыгнул на песок. Подойдя к немцу, он был явно шокирован тем, что лейтенант отдал честь – коротко и изящно, словно на плацу, на парадном построении… Толстый майор ответил тем же и сказал, понимая, что нужно действовать:

– Лейтенант, мы очень торопимся, что вам нужно?

– Я имею приказание реквизировать транспорт для генерала Айгнера.

Альтобелли не удивился: вполне возможно, где-то в пустыне, за барханами, действительно находится генерал Айгнер. Такой же грязный и оборванный, но генерал, он видел их много, отступая вместе с потрепанными итальянскими и германскими подразделениями. Лейтенант по-своему прав, он исполняет приказ командира, но и Тольдо прав, ведь они совсем не обязаны уступать машину генералу. В этой сутолоке никто не будет искать виноватых, да и найти их невозможно…

Очевидно, это понимал и Тольдо, возмущенно заявивший:

– Глупости! По этой дороге идет новозеландский патруль, и мы не можем задерживаться…

– Я имею особое распоряжение, – стоял на своем немец, тоже тертый калач, – и о новозеландском патруле ничего не знаю.

– Где генерал Айгнер? – неуверенно спросил майор. Кажется, он шел на попятную. Это сообразили и Чикиньи с Нето, тут же принявшиеся шушукаться.

– В пяти километрах отсюда. С его бронемашины слетела гусеница, и я имею особое распоряжение…

– Я уже слышал об этом! – перебил его майор, тревожно озиравший пустыню. Видимо, он представил себя в окружении этого неприглядного пейзажа, в одиночестве, перед лицом наступающих новозеландцев… – Я уже слышал об этом распоряжении!

– Будьте настолько любезны, прикажите другим господам выйти из машины. Водитель может остаться, – немец, казалось, не услышал гневного окрика.

– Уйдите с дороги! – продолжал шуметь Тольдо. – Я достаточно наслушался этой чепухи.

Он повернулся и пошел к машине, но лейтенант остановил его.

– Майор, – спокойно сказал он. В этих словах была скрытая сила, которой не имелось, просто не могло быть у толстого вспотевшего Тольдо, и потому майор остановился.

– Что там происходит? – шепотом спросил Чикиньи. Подполковник вспомнил, что оба офицера ни черта не понимают по-немецки и происходящее на дороге для них всего лишь театр жестов.

– Об этом не может быть и речи, – упавшим голосом сказал майор. – Это совершенно исключено, машина принадлежит итальянской армии, и мы выполняем задание…

– Я очень сожалею, господин майор, но генерал Айгнер старше вас чином, и это территория немецкой армии. Будьте любезны сдать машину.

– Что за нелепость! – вновь выкрикнул майор, хотя игра уже была проиграна.

– Имейте в виду, что впереди заградительный пункт, который имеет распоряжение конфисковывать весь итальянский транспорт и, если нужно, силой. Вам придется там объяснить, что делают три строевых офицера в такой момент так далеко от своих частей. Вам также придется объяснить, почему вы взяли на себя смелость игнорировать особое распоряжение генерала Айгнера, командующего всеми войсками в этом районе.

Оставив словно громом пораженного майора на месте, лейтенант подошел к автомобилю и приказал, открывая дверцу:

– Быстрее!

Он сказал это по-итальянски, и Альтобелли обернулся к офицерам. Те покорно поднялись с сидений.

– Быстрее, – повторил лейтенант и похлопал сидящего рядом с подполковником солдата по руке.

Тот не стал сопротивляться и встал возле майора. Из всех троих только майор мог выкинуть какую-нибудь штуку. К примеру, схватиться за пистолет и получить автоматную очередь в живот от измученного унтера.

– Теперь вы, господа, – распоряжался лейтенант. Офицеры озабоченно уставились на майора, и Нето спросил:

– Мы отдаем ему машину, господин майор? «Чертов идиот, – подумал Альтобелли. – Он еще будет устраивать дебаты!»

– Выйдите, – покорно произнес Тольдо. Офицеры вышли из «фиата» и стали рядом с ним.

– Унтер-офицер, – скомандовал немецкий лейтенант. Унтер приблизился. – Освободите багажник машины. Отдайте этим господам все их личное имущество.

Итальянцы беспомощно смотрели, как унтер вынимает из багажника и ставит на песок бутыли с вином и продукты. Приподняв одну из емкостей с водой, он замешкался и спросил:

– Воду тоже, лейтенант? : – Воду тоже, – кивнул тот.

Когда машину освободили от лишнего груза, Нето что-то начал говорить, но майор остановил его движением руки и обратился к лейтенанту с разумным в любой другой ситуации, но абсолютно нелепым в нынешней требованием:

– Расписку на машину.

– Вполне законно, – согласился лейтенант. На обрывке извлеченной из подсумка карты он что-то написал, потом спросил:

– Вас так устроит? «Получена от майора такого-то – тут я оставляю пустое место, майор, вы его заполните на досуге – одна штабная машина «фиат» с водителем. Реквизирована по приказу генерала Айгнера. Подпись: лейтенант Зигфрид Гарденбург».

Майор схватил расписку и перечитал, после чего заявил:

– Я предъявлю ее в должном месте и в должное время.

– Пожалуйста, – согласился лейтенант Гарденбург, залезая в машину и садясь сзади. – Унтер-офицер, садитесь сюда.

Унтер тоже сел на заднее сиденье, лейтенант захлопнул дверцу и бросил Альтобелли по-итальянски:

– Вперед.

На прощание он отдал итальянцам честь, и офицеры ответили на приветствие. Из-под колес взметнулась пыль.

– Не смотри! – велел Гарденбург унтер-офицеру, и в этот момент Альтобелли понял, что никакого генерала Айгнера не существовало в природе. Вернее, генерал существовал, но находился в данный момент совсем не здесь, а вся история с потерявшей гусеницу бронемашиной и особым поручением была фикцией. Лейтенант и унтер-офицер просто спасали свою жизнь, спасали доступным им способом, притом весьма гуманным способом – они могли попросту перестрелять экипаж автомобиля в упор, никто не успел бы даже выстрелить в ответ.

А может быть, они боялись повредить автомобиль?

– А что, если бы они отказались отдать машину? – спросил унтер-офицер, когда они оставили итальянских офицеров далеко позади.

– Они убили бы меня, вот и все, – сказал Гарденбург. Подполковник Альтобелли не видел его лица, но был уверен, что немец улыбается.

– А воду? Зачем вы оставили им воду?

– О! Это было бы слишком, – ответил лейтенант.

– Как вы думаете, что с ними будет?

– Они сдадутся в плен и пойдут в английскую тюрьму. Итальянцы любят сидеть в тюрьме. Ну а теперь помолчи, я хочу спать.

Они расстались в Мерса-Матрухе. Немцы сдали замаскированного под шофера подполковника какому-то капитану, то ли ведавшему прохождением отступающих войск через город, то ли просто пытавшемуся навести видимость порядка в царившей кругом неразберихе.

– Оставьте его здесь, со мной, мы используем его для обороны города. Я дам вам водителя-немца, – сказал капитан.

Лейтенант Гарденбург любезно перевел эти слова Альтобелли, который торопливо прикидывал, что же делать дальше. Ничего не оставалось. Взяв винтовку за ствол, он расслабленно потащил ее по песку, выдавив из пересохших глаз капли слез. Плачущий, жалкий итальянский солдат, обреченный если не на смерть, то на плен в этом забытом богом египетском городишке.

Удачный образ.

Лучше не придумать.

Дождавшись, пока «фиат» с немцами отъедет, а капитан займется серым от пыли «круппом», из кузова которого, забитого ранеными, бессильно торчал ввысь ствол зенитного пулемета, Альтобелли смешался с идущими солдатами и под прикрытием нескольких стоявших на обочине танков осторожно пробрался к линии домов, перепрыгнул через низенький забор и был таков.

Отступающие части Африканского корпуса двигались на запад.


предыдущая глава | Зеркало Иблиса | Примечания