home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



45

И великая жажда с ним.

Апокриф. Книга Пяти Зеркал. 17

– Господин капитан, у нас проблема, – Обст как будто вырос из песка рядом с Фрисснером.

– Вы не слишком меня удивили, унтер-офицер, – скривился Артур. – Докладывайте.

– Наши запасы воды сильно пострадали.

– Пострадали?

– Так точно, господин капитан!

– Пойдемте посмотрим…

Поднимая сапогами облачка пыли, они прошли к ближайшему грузовику и заглянули внутрь. Фрисснер негромко выругался.

Судя по всему, напавшие ночью арабы успели изрядно поработать, прежде чем их обнаружили. Большая часть водных запасов была уничтожена. Цистерны были вспороты, и драгоценная жидкость, беспрепятственно просочившись сквозь швы корпуса, ушла в песок.

Целыми были только канистры, которые лежали внутри кабин.

– Да, впечатляет, – сказал из-за спины Фриссне-ра Ягер.

– Не нужно паники, – неприязненно отрезал Артур.

– Конечно не нужно, – невозмутимо отозвался Ягер. – Нужна вода, а не паника. Тут вы правы.

Фрисснер сделал вид, что не заметил подтекста в словах штурмбаннфюрера.

– Возможно, придется менять маршрут, давайте посоветуемся с профессором.

Юлиус Замке воспринял неприятную новость довольно легко.

– Знаете, нам даже не придется сильно отклоняться от маршрута.

– То есть?

– Очень просто, на карте в этом регионе отмечены только два оазиса, лежащие на нашем пути. Сдвоенный оазис Тмесса и Завила и второй, Эль-Катрун. Эль-Катрун находится довольно далеко от нашего курса, но Тмесса и Завила – это как раз то, что нам надо.

– Что это означет – сдвоенный оазис?

– Ну, когда-то это были два отдельных оазиса, находящиеся рядом, но потом воды стали подниматься и оазисы слились. В этих селениях проходят ежегодные празднования в честь духа воды.

– Разве это не противоречит Корану? – спросил Ягер.

– Не совсем. – Профессор покачал головой. – Местные говорят, что Ангел – Покровитель Воды, всесильный Ибрахим, был послан самим Аллахом с миссией на эту землю. И теперь Ибрахим охраняет воду, не давая пропасть ей в огромной пустыне. Что-то я не слышал о таком…– Об этом вообще мало кто слышал. Эта информация хранится в архивах, с которыми я работал как раз в то время, когда мой отец ушел в экспедицию по этим пескам. Обрывочные данные сохранились то в той, то в иной точке пустыни. Некоторые ученые мужи утверждают, что некогда существовала так называемая Книга Пяти Зеркал. И что в этом писании были указаны истинные события, начиная от Сотворения мира.

– Что значит истинные? – спросил Ягер, но, видя, что Фрисснер уже теряет терпение, свернул разговор: – Мы можем поговорить об этом в машине?

– Да, конечно, это довольно интересная тема.

– Ну вот и замечательно, – сказал Артур, несколько удивленный столь внимательным отношением штурмбаннфюрера к обыкновенно третируемому им профессору. – А теперь давайте решим, куда мы отправляемся.

– Я бы рекомендовал Тмессу. Это селение имеет для меня еще и научную ценность… Мы должны будем прибыть как раз к тому празднику, о котором я говорил.

– Я рад, – сухо отозвался Фрисснер и направился к Богеру с Каунитцем, которые, отчаянно ругаясь, возились с колесом

Ягер постоял некоторое время возле профессора, но разговор не клеился, Юлиус Замке почему-то вдруг вспомнил о тех несчастных арабах, которых штурмбаннфюрер собственноручно забивал монтировкой до смерти. Видимо, Ягер заметил страх, мелькнувший в глазах профессора. Он покачался на носках сапог и, не сказав ни слова, отошел. А Замке вдруг обнаружил, что от испуга задержал в груди воздух. Он даже разозлился на себя за такую слабость. Пугаться неизвестно чего…

Раньше он думал, что навсегда изжил в себе эту детскую привычку. Даже в лагере Замке всегда знал, чего можно бояться, а чего бояться не следует, от чего нужно прятаться, а от чего нет… Умный, начитанный, знающий человеческую психологию, он чувствовал, что и как нужно сделать, чтобы унизиться, но выжить. А сейчас профессор вдруг ощутил себя маленьким мальчиком, который испугался неведомо чего. Шуршания мыши ночью в платяном шкафу, небрежно брошенной на стул одежды, безобидного сумасшедшего, который сидел на ступенях церкви в Берлине и клянчил милостыню. Маленький Замке особенно боялся именно его. Совершенно без оснований, потому что сумасшедший был тихим, никому не нужным стариком. Но в его голове крылось нечто, пугавшее Юлиуса до дрожи. Нечто необъяснимое, словно это был уже и не человек вовсе, а какое-то другое существо, которое искусно маскируется под взрослого, несчастного мужчину.

Всегда, проходя в церковь вместе со своим отцом и матерью, будущий профессор задерживал дыхание от страха. Как и сейчас…

– Ну, что тут у вас? – спросил Фрисснер, подходя к Богеру.

– Да, собственно, уже ничего. Шланги мы нашли среди тех частей, которые взяли с аварийного грузовика…

– Это я настоял, чтобы их сняли, – поднял голову Каунитц.

– Ты, ты… – примирительно отозвался Богер. Артур понял, что подошел к концу какого-то спора.

– Вот так-то! – улыбаясь перемазанным лицом, заявил Каунитц.

При этом он не переставая работал, практически вслепую закручивая какие-то винтики.

– Когда мы сможем поехать?

– Да как только прокачаем тормоза, – сказал Богер. – Конечно, этот горе-механик утверждает, что готов ехать по пустыне и без тормозов, мол, тут не во что врезаться…

– Это ты горе-механик, – сказал Каунитц. – А без тормозов я бы прокатился…

– И закатился бы в первую попавшуюся мину. Умник, – не поддержал его служебного рвения Фрисснер. – Не забывай, что это все та же война.

– Я не забываю… Но мин тут уже нет.

– А что тут есть?

– Песок, ящерицы и отвратительные пауки. Вот как тот, что вползает Каунитцу на башмак.

Каунитц презрительно сощурился и на уловку не поддался.

– Так когда мы тронемся?

– Приблизительно через час.

– Хорошо, вам что-нибудь нужно?

– Так точно, – отозвался Богер. – Ваше разрешение отлить немного тормозной жидкости из головной машины.

Фрисснер коротко кивнул головой:

– Разрешаю.

Когда он отошел проверять посты, Богер вопросительно посмотрел на Каунитца.

– Чего это с командиром?

– Не знаю, но его явно укусила какая-то муха.

– Муха по фамилии Ягер? – шепотом спросил Богер.

Каунитц рассмеялся.


предыдущая глава | Зеркало Иблиса | cледующая глава