home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



40

Я не прошу у вас за это награды…

Коран. Совет. 22 (23)

Подполковник Альтобелли кривил душой, когда с улыбкой говорил о своих пустынных похождениях. Пустыню Альтобелли терпеть не мог. Больше того, он просто ненавидел ее, но у подполковника было правило – изучить и победить то, чего боишься и что ненавидишь. Поэтому он сразу согласился на работу в парашютных школах Ливии, поэтому он в свое время испытывал новые модели парашютов, поэтому он овладел летным мастерством, поэтому он вместе с Боргезе опускался в прохладные глубины Средиземного моря…

И сейчас, когда десант на Мальту в очередной раз оказался отменен, Альтобелли искренне обрадовался новому поручению. Дивизию «Фольгоре» сватали в обычную пехотную поддержку Африканскому корпусу Роммеля, а это подполковнику было неинтересно. Он и так слишком давно не прыгал с парашютом. А предложение стать проводником таинственной экспедиции, предпринимаемой немцами, тоже своего рода прыжок. Притом такой, что никто, кроме подполковника, о его истинных масштабах даже не догадывался.

– Вы должны вернуться оттуда, – сказал генерал Кавальеро. – Я не буду говорить вам громких слов о надеждах дуче и прочем пропагандистском хламе, но вы должны вернуться, подполковник. Если это действительно мирная археологическая группа, в чем я лично сильно сомневаюсь, считайте это отпуском. Хотя какой в этих краях может быть отпуск… Если же наши уважаемые союзники что-то замышляют, постарайтесь узнать как можно больше и остаться при этом живым.

Альтобелли всегда старался остаться живым – об этом Кавальеро мог не напоминать. Шагая в пустоту из двери трясущегося старого «Капрони» или «Пипистрелло», глядя вниз, на шесть километров свободного падения, подполковник старался остаться живым и оставался. Чего не скажешь о многих из тех, с кем он начинал – о тех, у кого не раскрылись парашюты, кто угодил под партизанскую пулю, кто пропал без вести в ледяных степях России…

И при этом подполковник никогда не был трусом. Он просто был осторожным человеком, привыкшим просчитывать ситуацию на несколько шагов вперед.

Работая инструктором в Таркине и Кастель-Бенито, он учил своих итальянских и ливийских подопечных, не делая никаких различий. И постоянно повторял им основы своей теории:

– Настоящий парашютист-десантник должен бояться. Он должен буквально трястись от страха. Страх спасает людей, что бы вы там ни читали в героических сказках. Бесстрашные обычно погибают в первую очередь, и погибают глупо. Я боюсь, поэтому я проверяю укладку парашюта два, три, четыре раза, но зато я знаю, что он раскроется. Я боюсь, когда прыгаю, но зато я уверен, что приземлюсь. Если десантник ничего не боится – это просто привязанный к стропам труп. Живой труп, который просто дышит и разговаривает в кредит.

Пробежавшись взглядом по белым и смуглым лицам, подполковник обычно завершал лекцию так:

– А теперь пришла пора проверить, кто из вас достойный уважения трус, а кто – храбрый мешок дерьма.

Немецкий капитан явно принадлежал к первой категории. Надо думать, двое остальных офицеров – такие же, вряд ли немцы пошлют на серьезное дело идиотов. Для них это тоже прыжок. После стреляющих скал Крита – дышащая жаром пустыня и британские танки где-то на востоке.

– Вам страшно, капитан? – дружески спросил Альтобелли.

Фон Акстхельм, наблюдавший за ссорящимися танкистами, обернулся и переспросил:

– Извините, что вы сказали, господин подполковник?

– Просто подполковник, если позволите. Я спросил, страшно ли вам?

– Что вы имеете в виду? – Капитан нахмурился.

– Пустыня. Африка. Завтра или послезавтра мы двинемся туда. – Подполковник неопределенно махнул рукой в южном направлении.

– Я получил приказ, – пожал плечами капитан. – Вы тоже получили приказ. На то мы и солдаты, подполковник. Я никогда не был в пустыне, но я думаю, что здесь, как и в любом другом месте, нужно в первую очередь думать головой. Я прав?

– Правы, – засмеявшись, сказал Альтобелли.

Подошли еще двое – почти одинаковые, белобрысые, низкорослые, у одного через все лицо безобразный шрам. Вопросительно взглянув на своего командира, отдали честь итальянскому офицеру.

– Подполковник Альтобелли – наш проводник, – сказал фон Акстхельм. – Знакомьтесь, подполковник: оберлейтенант Иоахим Кельтен, оберлейтенант Конрад Мирш.

Они обменялись рукопожатиями.

– Нам дают английские машины, – недовольным тоном сказал Мирш.

– Так нужно, – развел руками капитан. – И потом, какая разница?

– Я никогда не водил английские машины.

– Поведут солдаты. Могу вас порадовать: мы еще и переоденемся в форму «томми».

– Маскарад, – хмыкнул Кельтен.

– Разумный маскарад, – уточнил подполковник, – А британские машины очень неплохи. Я имел с ними дело и могу сесть за руль. Уверяю вас, полковник Боленберг не подсунет нам рухлядь.

– Вы знаете Боленберга? – спросил капитан.

– Более или менее. Что он предлагает? – Уродливые квадратные грузовики,

– Наверное, «бедфорд». Это в самом деле хорошие машины.

– Будем надеяться, – неопределенно сказал Кельтен и достал из кармана плитку шоколада, которую тут же развернул и принялся невозмутимо жевать.

Когда они получили транспорт, Альтобелли оставил немецких офицеров возле машин, а сам сослался на служебную надобность и отправился в порт. Он прошел мимо транспорта, с которого краном сгружали бронемашины, мимо санитарных грузовиков, пропахших карболовой кислотой и гноем, мимо пьяных моряков, которых никто не трогал и не тащил в комендатуру…

У пирса его встретил толстенький итальянский капитан с подвижной черноусой физиономией.

– Здравствуйте, – сказал Альтобелли.

– Здравствуйте, подполковник, – кивнул капитан. – У вас есть лишняя минута, или поговорим прямо здесь? Вчера пришел «Бари», старпом привез мне семь бутылок граппы.

– С этого и нужно было начинать, – улыбнулся Альтобелли. – Пойдемте к вам.

Капитан провел его мимо штабелей оливково-зеленых ящиков, отпер едва заметную дверь и пропустил вперед, в небольшое подсобное помещение. На столе лежало несколько книг, бинокль и автомат «беретта».

– Где же ваша граппа, Дзурлини?

– Не заставлю вас долго ждать. – На столе появилась пузатая бутыль, оплетенная ивовым прутом, и два глиняных стакана. Капитан разлил граппу, Альтобелли попробовал и почмокал губами:

– Огонь…

– Итак, что случилось, подполковник? – осведомился капитан, присаживаясь на грубую скамью и тоже прихлебывая из стакана. – Раз вы появились так неожиданно…

– Отряд отправляется завтра или послезавтра. Грузовики «бедфорд». Солдаты будут одеты в английскую военную форму, старший – капитан фон Акстхельм, оберлейтенанты Мирш и Кельтен. Численность отряда – около двадцати человек, все – десантники Штудента. Цель, насколько я понял, Дефа или Эль-Джауф.

Капитан наклонил голову, словно прислушивающийся пес.

– Может быть, вам не стоит ехать? – спросил он. – Мы найдем уважительную причину… Например, можно связаться с Боргезе.

– Князь, само собой, вытащит меня отсюда… – Альтобелли допил граппу, поморщился и поставил стакан. – Но я все же поеду с ними. В крайнем случае я смогу бросить их по пути… Мне чертовски любопытно, что такого можно искать в пустыне в столь важный момент. Зачем срывают с места отборных бойцов и посылают бог знает куда…

– Это опасно.

– Опасно, – согласился подполковник. – Поэтому я хочу попросить у вас одну бутылку этого замечательного напитка, чтобы мне было не так страшно. Идет?

– Идет, – капитан вежливо улыбнулся, – Вам доставят ее.

– Вот и замечательно. К сожалению, я не смогу с вами связаться, разве что передам весточку из Дефы… но я в этом далеко не уверен. Насколько я понимаю, немцы тоже будут без связи. Какое-то авантюрное предприятие, вы не находите?

– Ваша информация уже сегодня будет в Лондоне, – твердо сказал капитан.

– Не сомневаюсь.

– И еще: я предупреждаю вас, что там явно будут недовольны вашим решением следовать с отрядом. Информация получена, и мы могли бы…

– …послать вместо меня какого-нибудь молокососа, – завершил за него Альтобелли, – но я этого не хочу. Давайте договоримся так: вы получите приказ Лондона, но мне его передать не успеете. Ни при каких условиях.

– Черт с вами, – сдался капитан

– Самое забавное, что он, видимо, действительно со мной, – улыбнулся подполковник.


предыдущая глава | Зеркало Иблиса | cледующая глава