home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



36

Так совращены и те, которые отрицают знамения Аллаха.

Коран. Верующий. 65 (63)

– Вам оказано высокое доверие, генерал.

Командир 11-го воздушно-десантного корпуса Курт Штудент угрюмо посмотрел на бригаденфюрера.

– Высокое доверие? Вы называете высоким доверием идею отдать на растерзание отличных парней, героев Крита? Бросить их в пустыню и забыть?

– Это воина, генерал. На войне свои законы, и эти парни – военные люди.

– Вам ли рассуждать о войне? – с вызовом спросил Штудент. – У СС свои понятия о военных действиях.

– Вражеская пропаганда, – с улыбкой сказал фон Лоос. Он взял со стола чашечку с кофе; еще две стояли на зеленом сукне, ни Штудент, ни сидящий чуть в стороне пожилой штандартенфюрер к напитку не притронулись.

– Поймите, генерал, – продолжал фон Лоос. – Все равно ваши люди будут задействованы. Мы могли бы действовать через вашу голову, как делали не раз. Но я счел за благо переговорить с вами. Нам нужны лучшие. Трое или четверо, остальных возьмем в Африканском корпусе, от Роммеля не убудет… Нам нужна иллюзия настоящего элитного отряда.

– А если я скажу «нет» или подсуну трех разгильдяев?

– Если скажете «нет», мы решим вопрос иначе. Если подсунете разгильдяев… – бригаденфюрер отпил кофе. – Если подсунете разгильдяев, мы тут же это узнаем. Генерал, давайте закончим. С минуты на минуту сюда прибудет рейхсминистр Шпеер, и я хотел бы сообщить ему все детали.

– Мне все это не нравится, – упрямо сказал Штудент. – Но я ничего не могу поделать. Сколько вам нужно?

– Трое, я же сказал.

– Записывайте: капитан фон Акстхельм…

– Не родственник генерал-инспектору ПВО фон Акстхельму? – осведомился фон Лоос.

– Дальний. Это что-то меняет, бригаденфюрер?

– Нет-нет, продолжайте.

– Обер-лейтенант Кельтен, обер-лейтенант Мирш.

– Отлично, генерал. Их необходимо командировать в Триполи. Сроки определятся сегодня, поэтому я прошу вас остаться. Что там с четвертым членом группы? – обратился фон Лоос к штандартенфюреру. Тот с готовностью доложил:

– Доктор Корнелиус, в свое время занимался раскопками в Египте, Абиссинии, Ливии и Марокко. Работал с Замке-старшим, известен как его единомышленник. Характеризуется как мистик и человек, склонный к авантюрным поступкам.

– Я думаю, это то, что нужно. Вы побеседовали с доктором?

– Да, он чрезвычайно заинтересован.

Штудент слушал их молча, поглаживая бронзовую статуэтку рыбака на столе. В этот момент в кабинет бодро вошел Шпеер, отряхивая на ходу капли с плаща.

– Извините, я опоздал, – сказал он, разделся, бросил плащ на диванчик и уселся в кресло рядом с генералом. – Пропустил все важное?

– Мы решали вопрос с составом, – пояснил фон Лоос. – Группа набрана. Кофе?

– Нет, спасибо. – Шпеер отрицательно махнул рукой. – Когда?

– Я полагаю, они могут вылететь сегодня вечером. Гидросамолетом из Ниццы или с Сицилии.

– Ницца. Пусть будет Ницца. У них… – Шпеер замялся. – У них нет никаких шансов?

– Почему же? Я только что пытался объяснить это генералу Штуденту. У них полно шансов. Спокойное возвращение, плен, в конце концов… Это отвлекающий маневр, а не самоубийство.

– И каков маршрут? Ничего не изменилось?

– Маршрут прежний. – Бригаденфюрер поднялся, подошел к стене и отдернул занавеску с карты Северной Африки. – Триполи – Эс-Сидер – Дефа – Эль-Джауф. Это опаснее, чем маршрут основной группы, но эта опасность как раз и привлечет противника. Если привлечет, разумеется, – добавил фон Лоос, оглянувшись на Штудента. Генерал одарил его язвительной ухмылкой.

– Господин генерал, обещаю вам, что сделаю для ваших людей – или для их семей – все возможное, – сказал Штуденту Шпеер. – Все, что может рейх.

– Группа состоит из трех офицеров, ученого и дюжины солдат Корпуса, – продолжал бригаденфюрер, не отходя от карты. – Плюс проводник – местный или из итальянцев, знающих местность. Я полагаю, итальянец даже лучше. Сейчас мы начнем заниматься их транспортировкой, параллельно предупредим Триполи. Задействовать будем ту же цепочку, что и в первом случае. Это даст возможность проследить, откуда идет утечка информации.

– Не полностью, – покачал головой Шпеер. – Звенья выпали – этот умерший подполковник, проводник, ваш человек…

– В нашем человеке мы уверены.

– Я уверен только в Роммеле. Ну, пожалуй, еще в Байерлейне[23] и в некоторых генералах. Все остальные имеют равные шансы.

Бригаденфюрер смотрел на Шпеера, удивленно подняв бровь. Рейхсминистр разительно изменился с момента их последней встречи и, похоже, взялся за дело очень серьезно Фон Лоос не знал, что Шпеер около четырех утра оторвался наконец от записок профессора Замке, а всего лишь четверть часа назад разговаривал по телефону с фюрером и теперь смотрел на операцию «Тангейзер» с принципиально иной точки зрения. Более того, Шпеер получил от фюрера неограниченные полномочия, включая воздействие на фон Лооса и Зиверса. Что, конечно же, не понравится Гиммлеру, но в этой ситуации никто не собирался спрашивать его мнения.

Само собой разумеется, Шпеер не счел нужным предавать беседу с фюрером гласности. Он хотел посмотреть вначале, как будет действовать фон Лоос.

– Кстати, что там в Эль-Джауфе? – спросил Шпеер, поудобнее устраиваясь в кресле.

– Ничего. Обычный городишко. Правда, наш ученый всерьез решил там копать.

– Пусть копает, если доберется, – пожал плечами Шпеер. – По крайней мере, не зря потратимся.

«Он рассуждает, как циник», – изумленно подумал фон Лоос.

– Когда будете разговаривать с людьми Роммеля, особо отметьте вопрос насчет техники. Трофейные британские грузовики, неплохо бы танк, но это существенно снизит скорость… Переоденьте их в британскую форму. И как можно больше секретности, бригаденфюрер, как можно больше!

– Слушаюсь, господин рейхсминистр.

– Кто работал и работает над операцией? Предоставьте мне список всех, начиная с Зиверса и заканчивая последним кладовщиком или секретаршей. Не исключено, что утечка идет отсюда. – Шпеер многозначительно постучал согнутым пальцем по мраморному подоконнику. – Я опять же уверен в Зиверсе, в вас, в генерале Штуденте, но… Кто вы, штандартенфюрер?

Вопрос был резок, и пожилой офицер не сразу понял, что рейхсминистр уже обращается к нему. Вскочив со стула, он забормотач:

– Я. Господин рейхсминистр… Штандартенфюрер Фельде!

– Фельде – специалист по археологии и истории, арабист, – заступился за подчиненного фон Лоос. Он был всерьез обеспокоен удивительной переменой в Шпеере. Если вначале бригаденфюреру это даже понравилось, то теперь он встревожился.

– Это не значит, что он обязан присутствовать при остальной беседе, когда надобности в его познаниях уже нет, – сухо сказал Шпеер. Штандартенфюрер стоял навытяжку, по его лицу пошли красные пятна. – Вы свободны, штандартенфюрер! Обождите в приемной.

– Слушаюсь, господин рейхсминистр. – Фельде вышел, осторожно прикрыв за собой дверь.

– Извините, господин рейхсминистр, но вы незаслуженно оскорбили этого человека, – заметил фон Лоос. Шпеер искоса посмотрел на него и покачал головой:

– Это ваша вина, бригаденфюрер. И потрудитесь, чтобы этот человек был изолирован, равно как и все остальные, кто знает, что отряд номер два – ложный.

– Мне тоже можно идти? – неожиданно спросил Штудент, про которого, казалось, все забыли.

– Конечно, генерал, – сказал Шпеер, не дав бригаденфюреру открыть рот. – Я нисколько не сомневаюсь в вас, но нужно торопиться – через несколько часов самолет с ядром второй группы должен вылететь из Ниццы. Вылететь и добраться до Триполи без приключений. Если нужен эскорт истребителей, я свяжусь с Люфтваффе.

Штудент щелкнул каблуками и покинул кабинет. Фон Лоосу показалось, что генерал напоследок взглянул на него с издевкой – еще бы, после фортелей-то Шпеера! И главное, что ничего нельзя было поделать – любая ссора с рейхсминистром грозила ужасными последствиями, думать о которых фон Лоос избегал. Что-то сломалось в выстроенной им системе, что-то нарушилось. Какая-то шестерня потеряла зубец, все скрежетало и крутилось вразнобой, и виной тому был Шпеер.

– Я поставил вас на место, не так ли? – осведомился тем временем рейхсминистр. – Чей это кофе?

– К нему никто не притрагивался, – учтиво ответил фон Лоос. Шпеер залпом осушил чашку и пояснил:

– Я жутко хочу спать, но пока повременю с этим. Не советую обижаться на меня, бригаденфюрер. Только что я говорил с фюрером, с этой минуты я не просто наблюдатель и передаточное звено между ним и вашей богадельней, я руковожу операцией «Тангейзер». Конечно, довольно мне головной боли и без нее, но, честно говоря, самому интересно, что за чертовщина таится там, на юге.

– Какие будут распоряжения, господин рейхсминистр? – спросил фон Лоос. Он топтался возле карты с идиотским видом, а Шпеер изучающе смотрел на него, и это длилось примерно с минуту.

За окном мерно стучали о карниз дождевые капли, просигналила машина. Тикали большие напольные часы.

– Пожалуй, распорядитесь насчет горячего кофе, – велел наконец Шпеер. – У нас будет длинный и сложный разговор, бригаденфюрер.


предыдущая глава | Зеркало Иблиса | cледующая глава