home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



27

…тот, кто создал вас из слабости, потом после слабости дал вам силу.

Коран. Румы 53 (54)

Фюрер нервничал.

Шпеер не знал, почему. По его сведениям, Гитлер только что разговаривал по телефону с Вилли Мессершмиттом, а до этого общался с Редером и с Герингом. Кто из них испортил настроение? Вся штука в том, что это мог сделать каждый, но Шпеер все же грешил на Толстого Германа.

– Никогда, – сказал Гитлер, беспорядочно передвигая по столу чернильницу, словно играя ею в невидимые шахматы, – никогда не доверяйте людям, Шпеер. Они обещают одно, делают другое, а докладывают о третьем. Бездарные идиоты, кругом бездарные идиоты!

Шпеер слушал молча, хотя во многом разделял мнение фюрера.

– Идиоты… – еще раз повторил Гитлер, решительно захлопнул крышку чернильницы и совершенно иным, благостным и слегка усталым тоном спросил: – Не желаете пообедать со мной?

– С удовольствием, мой фюрер.

– Бросьте, – улыбнулся Гитлер, щеточка усов встопорщилась, вокруг глаз легли морщинки, – Вы же не вегетарианец, вы не любите мой стол.

– Пища может быть хорошо и плохо приготовленной вне зависимости от наличия мяса, – ответил Шпеер. – Если бы вы знали, мой фюрер, чем меня потчевали у Геринга! Я ушел голодным, не мог куска проглотить… А ведь он не вегетарианец.

– Раз уж вы пришли, давайте обсудим ваш вопрос за столом, – сказал фюрер, поднимаясь. – Я проголодался. Споры с идиотами необычайно влияют на аппетит. Пожалуй, когда все это закончится, я оставлю парочку идиотов на высоких постах исключительно для того, чтобы они приносили пользу моему пищеварению.

– Логично, мой фюрер.

В небольшой комнате был накрыт стол, очень просто, в вазе стоял букетик незнакомых Шпееру голубых цветов.

– Овощной суп, – сказал Гитлер, когда принесли фарфоровую супницу. – Рекомендую.

– Благодарю. – Шпеер учтиво поклонился.

Они обедали в молчании, фюрер, видимо, до сих пор окончательно не успокоился – стучал ложкой, морщил брови. Точно, Геринг. В последнее время Гитлер часто ссорился с военными, с учеными… Фюрер искал новое оружие.

Нет, неверно.

Фюрер требовал новое оружие. Такое, которое было бы только у Германии.

Нет, снова неверно.

Такое, какое было бы только у него.

– … Если мы создадим оружие, применение которого даст совершенно неожиданный эффект, то у нас еще есть шанс выиграть войну, – сказал Шпееру генерал-полковник Фридрих Фромм, когда они месяц назад обедали в мрачноватом, но все равно уютном отдельном кабинете ресторана «Хорхер».

– Чудо-оружие? – хмыкнул Шпеер. – Не стоит так сгущать краски, генерал. Мы можем выиграть войну и без него.

– У кого? У русских? Допустим. Но потом перед нами встанет Америка…

– Генерал, вы видели американский танк? Это боевая колесница… несколько тонн жести с игрушечным моторчиком. Не преувеличивайте мощь Америки, и я уверен, что мы обойдемся и без чудо-оружия. И потом, что это такое? Мне бы положено знать…

– Мощь Америки… «Нет более тупых людей, чем американцы. Они никогда не смогут сражаться, как герои», – процитировал Фромм. – Вы тоже в это верите? Сомневаюсь, Шпеер, вы же не такой человек.

– Да, фюрер был не во всем прав, когда сказал это. Хотя время покажет… Так что там с чудо-оружием, генерал?

– Я поддерживаю контакт с группой ученых, занятых его разработкой, – сказал генерал, без аппетита копаясь в салате. – Оно в состоянии уничтожать целые города, и с его помощью можно заставить Англию капитулировать. Вам бы нужно посетить их, рейхсминистр…

Шпеер съел очередную ложку действительно вкусного и ароматного супа и мельком взглянул на фюрера. Тот о чем-то задумался, кроша хлеб.

Точно, это был Геринг. И речь шла, скорее всего, о пресловутом «чудо-оружии». Как там заявил битый волк Феглер[22]? «В правительственных и военных кругах не уделяют должного внимания исследованиям в области ядерной физики». Результатом этого заявления стала беседа Шпеера с Гитлером, в ходе которой рейхсминистр предложил назначить Толстого Германа номинальным председателем Имперского совета по научным исследованиям, наделив его исключительно представительскими функциями. Видимо, об этом, среди прочего, и шел разговор – Геринг прекрасно понимал, что он будет куклой, а Гитлер требовал от Германа делать то, что ему советуют.

Фюрер во многом был прав.

На февральском совещании по выполнению четырехлетнего плана он сильно критиковал Геринга за то, что тот не справляется с производством вооружений. Геринг, привыкший работать с покойным Тодтом и ожидавший той же покорности от вновь назначенного рейхсминистра Шпеера, был неприятно удивлен. Что ж, так ему и надо.

– Геринг был очень недоволен, – произнес неожиданно Гитлер, словно прочитав мысли Шпеера. – Но он это заслужил. Если бы вы знали, Шпеер, как тяжело с ними работать… Как тяжело! Может быть, вы порадуете меня хоть чем-то? За обедом нужно говорить о приятных вещах.

Официант унес пустые тарелки, появились овощные – морковные и свекольные – котлетки с гарниром.

– И вина. Принесите немного вина для рейхсминистра, – велел фюрер.

Шпеер удивился, но ничего не сказал. На крупных приемах вино за столом у Гитлера было привычным, хотя сам фюрер не пил, но вот так…

Вино оказалось замечательным. Шпеер сделал маленький глоток и увидел, что фюрер не ест, а наблюдает за ним.

– Хорошее вино? – спросил он с интересом.

– Отличное, мой фюрер.

– Пейте, пейте. Так что там у нас с хорошими вестями? Меня интересуют прежде всего физика и «Тангейзер». Как вы думаете, Геринг будет упрямиться и дальше?

– Я полагаю, мой фюрер, что рейхсмаршал успокоится и все поймет. Дайте только срок. Что касается остального, то у меня запланирована встреча с Фроммом, Мильхом и рядом ученых, которые работают в этом направлении.

– Постарайтесь разобраться детально. Что им нужно, что они обещают. На этом нельзя экономить.

– Мне кажется, Фромм это прекрасно понимает. Думаю, и Мильх тоже, – добавил Шпеер.

– Вот и хорошо, Шпеер, вот и хорошо. И постарайтесь, чтобы они действовали как можно осторожнее. Вы же знаете ученых: эти люди слишком оторваны от жизни и ради раскрытия всех тайн готовы поджечь земной шар… Однако я, к счастью, до этого не доживу.

– Все будет в порядке, – заверил Шпеер. – Что касается «Тангейзера», то здесь пока ясности меньше. Во-первых, информация из Африки практически не поступает, и мы узнаем о том, удачно или нет завершилась операция, лишь спустя определенный срок. Во-вторых, бригаденфюрер фон Лоос утверждает, что отряд подобран надлежащим образом и только что-нибудь непредвиденное может отрицательно сказаться на его судьбе.

– А что этот подполковник, который наехал на мину?

Шпеер в очередной раз подивился памяти Гитлера и сказал, отложив вилку:

– Подполковник Рике умер, мой фюрер. В самолете, уже почти в Германии.

– Жаль, жаль… – Гитлер аккуратно отрезал кусочек морковной котлетки и буркнул, перед тем как засунуть ее в рот:

– Они провалят все. Попомните, Шпеер, они провалят все.

– Мой фюрер, – решился Шпеер. Он отодвинул тарелку. – Мой фюрер, я думаю, вся эта затея с «Тангейзером» – чистой воды афера. Я ознакомился с ситуацией ближе. Основываться на неоконченной работе достаточно сомнительного археолога, который к тому же повредился в рассудке… Только Зиверс может заниматься подобным.

– Не только Зиверс, – возразил фюрер. – Знаете, Шпеер, я боюсь, что мы попросту можем повторить историю с ядерными исследованиями. Древняя мудрость таит страшные секреты, которые не может объять человеческий ум, пусть это даже ум величайшего ученого. Поэтому лучше переоценить ситуацию, чем недооценить. Вы не знаете, но я вам скажу: три года назад русские едва – едва! – не заполучили в свои руки то, что сделало бы нынешнюю войну невозможной. Полноте, да нас просто уже не было бы! Они бы растоптали нас. растерли в кровавый порошок. Я иногда думаю об этом, но обычно стараюсь гнать подобные мысли прочь. Так что сегодня нужно использовать все возможности, и реальные, и самые мифические на первый взгляд. Подумайте сами: что мы теряем в худшем случае? Отряд. А что мы можем приобрести? Может быть, победу над миром, силу, равных которой нет! И тогда… – Гитлер помолчал. – Тогда… Даже я не знаю, что будет тогда, мой уважаемый Шпеер.


предыдущая глава | Зеркало Иблиса | cледующая глава