home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



44. Артем Яковлев. Кличка Аякс.

Программист.

Без места работы

Количество времени, которое я провел в отключке, мне неизвестно. Может быть, полчаса, а может быть, половину суток. Понятным было только то, что не несколько дней.

Помещения, где я лежал, заботливо укутанный жестким, военного образца одеялом, я совершенно не узнавал. По крайней мере, этой комнаты, когда мы «вселялись» в эту квартиру, я не видел.

Было темно, но откуда-то справа пробивался свет неоновых ламп и слышались голоса через бормотание телевизора.

Я мотнул головой… Стены, которые смутно виднелись в темноте, вяло качнулись и словно бы нехотя вернулись в исходное положение. Слабость была потрясающая, однако неприятных ощущений не вызывала. Сквозь легкую хмарь припоминалось, что вчера (или это было не вчера, а просто некоторое время назад)

Тройка мне подсунул некое зелье, которое подавило мое сознание до крайней степени. Так что я просто отключился, сопровождаемый слуховыми галлюцинациями. Сейчас все «слюки» прошли.

Странное слово… «Слюки».

"Комбинация слов «слуховые глюки», – услужливо подсказало что-то в моей голове. – Обозначает «слуховые галлюцинации».

Славно… Вот тебе и слюки. По полной программе. Я, наверное, первый псих в истории человечества, который заимел справочное бюро в своей голове.

Мысль о том, что я псих, не вызвала, по правде говоря, никаких особенных эмоций. Наверное, потому, что я с самого начала этой истории смирился с тем, что однажды я просто очнусь привязанным к койке, а надо мной склонится врач в белом халате, со шприцем в руке.

Упершись руками в края кровати, я попытался придать себе сидячее положение. Голова снова закружилась, в позвоночнике вспыхнула искра боли, и тот же услужливый голос произнес:

– Чтобы, привести себя в лучшее физическое состояние, постарайтесь выпить чего-нибудь теплого и желательно сладкого. Из доступных вам материалов мы бы рекомендовали чай. Химические стимуляторы лучше не принимать, они могут дать не совсем благоприятный эффект. В вашем организме имеются определенные нарушения.

– Неужели? – пробормотал я, тихо радуясь, что никто на меня в этот момент не смотрит.

– Да. Химическое воздействие, которое вы произвели, сильно изменило многие параметры в вашем сознании и в организме в целом.

– Что?

– Наркотик, который вы приняли – точное описание произведенных им изменений вряд ли будет интересным – позволил нам вступить с вами в более тесный контакт.

Интонации показались мне знакомыми… Такими знакомыми…

– Матрица.

– Да, можно обращаться ко мне и так.

– Я не понял… – зло сказал я и, кажется, слишком громко. – Вы…

– Мы получили возможность общаться с вами напрямую. И вы… тоже… Вы ни в коем случае не должны воспринимать меня как нечто постороннее, вторгшееся в ваш разум. Вам надо помнить, что я часть Виртуальности. Отвлеченная от человеческих понятий, мер и комплексов. Именно поэтому меня можно считать просто аспектом вашей личности… Каким я и была до сего момента. Но только теперь я не пассивна, я активная часть вашей личности. Я не могу влиять на ваши решения и тем более не могу влиять на ваше тело. Я не могу выносить о вас какие-то суждения, я не могу быть против вас по причине того, что вы теперь тоже являетесь частью Виртуального мира. То есть частью меня и частью…

Она продолжала говорить, а я молчал. Темнота вокруг начала давить.

Либо я псих, причем полный, либо то дерьмо, которое мне подсунул Тройка, сработало не совсем так, как планировалось. Хорошенькое «расширение сознания», ничего не скажешь.

Стало душно, захотелось вылезти из собственного тела. Получается, я нахожусь в западне. Свое собственное сознание поймало меня в ловушку, и теперь я делю свое тело с «голосами». Чудесно! Лучше не бывает! Когда я узнал, что Виртуальность может получать данные практически напрямую с вживленных в меня НЕРвов, я испытал настоящий шок. Но был к чему-то подобному готов… НЕРвы, технология взаимодействия с нервной системой напрямую обязательно должны были привести к таким мыслям и таким последствиям, особенно удивляться тут нечему.

Расширить свое восприятие реальности, конечно, заманчиво. Но настолько…

Я задумался. Постулат о том, что я просто сумасшедший с раздвоением личности, я откинул как неинтересный. Поэтому надо примириться с тем, что некоторое время придется делить свою голову с ожившей Виртуальностью. Это давало некоторые преимущества.

Из задумчивости меня вывел настойчивый голос Матрицы:

– Артем, вам необходимо установить идентификатор, по которому я могла бы судить о том, что вы обращаетесь ко мне. Мне бы совсем не хотелось…

– А чего тут думать. Реагируй на обращение «Матрица». И все…

– Установлено, – ответила она.

Я встал. С трудом переставляя ноги, я доплелся до кухни, удивляясь, как это я раньше не заметил комнатенки, в которой лежал.

Приготовил чай и, вливая в себя приторно-сладкую и обжигающую жидкость, прислушался к собственным ощущениям. Матрица не ошиблась.

Действительно становилось лучше…

Как только мое состояние позволило мне добраться до двери, я сразу же этим воспользовался, попав на военный совет.

Оба Кости сидели за столом, пододвинутым под одну из ламп. На столе лежали распечатки плана штаб-квартиры якудза и карта прилегающих районов. Рядом сидел Тройка, под правым глазом которого надувался синяк. Мартин, устроившись на краю стола, смотрел на карту. Остальная часть боевиков занималась своими делами и находилась как будто в тени.

Говорил журналист.

– Матрица… – тихо пробормотал я.

И снова началось. Меня что-то толкнуло, и зрение на миг как будто раздвоилось, вдоль позвоночника резанула короткая боль…

Но все прошло.

– Привет! – сказал Таманский.

Мартин пододвинул стул.

Я посмотрел на всех и понял, что все они мне симпатичны, но им совершенно не обязательно знать, что творится у меня в голове.


43. Я из Зеленограда. Матрица | Алмазные нервы | 45. Константин Таманский. Независимый журналист. 34 года